Блог им. andreihohrin

Как много было дефолтов в 2008 году, в 2014-м? И чего ждать в 2020-м?

Как много было дефолтов в 2008 году, в 2014-м? И чего ждать в 2020-м?

На данных Cbonds, мой коллега Евгений Русаков построил показательную инфографику.

Можно видеть, каким был процент дефолтных выпусков среди всех обращающихся, поквартально с начала 2008 года. Интересно здесь то, что в 2008-9 году всплеск дефолтов (всего с 4 квартала 2008 по 3 квартал 2009 это 19% от числа обращающихся выпусков) оказался намного большим, нежели в 2014-15 годах. А ведь во втором случае рубль потерял не теть стоимости как в 2008-9 годах, а потерял он около 60%. Рубль – неплохой индикатор серьезности экономического потрясения. Санкции 2014 года сродни дефолту по ГКО в 1998 году. Тоже внезапно и крайне болезненно. И все-таки облигационный рынок тогда выстоял.

Почему? Кризис 2008 года – это, с одной стороны, явление очень неожиданное, сродни кризису перепроизводства, когда экономика из завидного плюса сразу падает в глубокий минус. С другой, 2008 год – это паралич банковской системы. Первое обрушает стоимость активов, второе – создает масштабный кассовый разрыв. А поскольку кризис возникает внезапно, то требуется длительное время на осознание проблемы и задействование рычагов госрегулирования.

Санкционный кризис 2014 года не был не более ожидаемым, чем кризис 2008-го. Но экономика к нему подошла уже истощенной, реакция монетарных и экономических властей была оперативной, паралича банковской системы тоже удалось избежать. Число дефолтов на облигационном рынке хоть и выросло, но осталось в допустимых рамках.

Что мы видим сегодня? Кризис-2020 пришел, откуда не ждали. Но в силу его рукотворности, и власти что-то придумывают здесь и сейчас (лишь бы придумали), и банкам сложно закрыть друг на друга лимиты, и готовность к черной полосе у бизнеса, включая эмитентов облигаций, все-таки есть. Хотя бы моральная. Несмотря на то, что воображение рисует страшную финансовую катастрофу, для рынка облигаций нынешний кризис, скорее всего, будет развиваться по логике 2014-15 годов. С очевидной поправкой: сектор высокодоходных облигаций (маленький бизнес, высокая ставка, частные инвесторы) появился лишь в 2018 году, не прошел испытаний 2008-м или 2014-м годами, несет в себе не вполне предсказуемые риски и требует максимально жесткого контроля.

Как много было дефолтов в 2008 году, в 2014-м? И чего ждать в 2020-м?

@AndreyHohrin
TELEGRAM     t.me/probonds
YOUTUBE       https://www.youtube.com/c/PRObonds 
https://ivolgacap.ru/
www.probonds.ru
★3
Слабо себе представляю механизмы контроля, кроме качественного отбора. Ну дефолтнул, а того хуже, обанкротился эмитент -и? 
Подать петицию в ООН?
avatar

Mezantrop

Mezantrop, отбор нынче тоже контроль ;) петиция в ООН — дело хоть и обреченное, но святое!
Андрей Хохрин, 
Интересно другое — есть ли у Иволги хоть какие то механизмы влияния на эмитентов, размещенных через Иволгу?
avatar

Mezantrop

Mezantrop, можно коротко сказать «нет». и это будет большим упрощением. впрочем, будущее покажет. по мне, покажет действенность нашего поведения в отношениях с эмитентами. я не могу быть уверен, что мы точно избежим дефолтов, но даже на фоне широкого облигационного рынка должны быть лучше его по дефолтным рискам

С 2016 года в связи с введением института ОСВО/ПВО статистика по дефолтам не показательная. Реструктуризация облигаций это скрытый дефолт. Возьем к примеру реструктуризировэнные облигации Финанс-Авиа (дочка Ютэйра). Формально дефолтов нет, а по факту произошло экономическое списание долга более чем на 80%. Поэтому, если провести выборку по реструктуризированным выпускам и добавить в статистику по дефолтам выпуски где грань между дефолтом и реструктуризацией фактически отсутствует, то картинка будет хуже.
avatar

Mediaholder

Mediaholder, реструктуризации учтены, мы не отделяем их от дефолтов
Андрей, скажите, на сколько анализ квартальной или годовой отчетности позволяет заранее предположить вероятность дефолта?
avatar

Arslan


теги блога Андрей Хохрин

....все тэги



2010-2020
UPDONW