rss

Профиль компании

Финансовые компании

Блог компании Tickmill | Почему ФРС нужны высокие цены на нефть?


Подогреваемая неоднозначной ситуацией в персидском заливе, проливе Хормуз и заливе Оман, благодаря атакам на танкеры и ликвидацией американского дрона Ираном, торговля нефтью показывала нервированную динамику в последние дни. В четверг WTI показал впечатляющий внутридневной рост в 6% достигнув отметки в 57 долларов за баррель. Однако всего этого было недостаточно чтобы заткнуть дыру в «бездонной бочке» для финансовых вливаний сланцевой индустрии, которая продолжает «грабить» инвесторов из-за низких цен на нефть:

 Почему ФРС нужны высокие цены на нефть?

 

Два эпизода падения цены WTI ниже 50 долларов за баррель связано с резким ростом производства нефти в США. При этом во время коллапса цены в 2014-2016 году, когда баррель WTI потерял 75% стоимости за 18 месяцев сопровождался ростом числа банкротств нефтегазовых компаний в США, изначальной стратегией которых было наращивание производства за счет долгового финансирования.

Бум производства, как предполагалось, сойдет на нет в 2016 году, когда добыча перешла в снижение, но вливания Уолл Стрит позволили пережить кризис и возобновить наступление на ОПЕК и Россию:

Почему ФРС нужны высокие цены на нефть?


Дальнейший рост производства привел к интересной ситуации: импорт и экспорт нефти практически сравнялись, делая спорным экономический эффект для страны от низких цен на топливо.

В рамках стандартной макроэкономической теории снижение потребительских расходов на топливо, должно высвободить у потребителя бюджет для дискреционных покупок что непосредственно стимулировать розничные продажи, и в небольшой степени на товары длительного пользования. А так как компонент потребления в ВВП занимает около 70%, и его шоки являются источником экономических кризисов в большинстве случаев, приоритетным считается стимулирование именно потребительских расходов. Кроме того, в ситуации, когда основная доля энергетических нужд покрывалась за счет экспорта, рост цен на нефть означал для США, что потребители «оплачивали благосостояние» стран экспортеров нефти. Резкое увеличение цен могло создать тот самый пресловутый шок потребления, за которым могла следовать рецессия. 

Сейчас, когда нефтегазовые компании США продолжают энергично «сжигать» инвестированные доллары, эти средства, тем не менее, расходуются в США — на высокие зарплаты, инфраструктуру, капитальные инвестиции, хранилища, сервисное обслуживание, инженерные услуги и т. д., то есть имеют благоприятный внутренний мультипликативный эффект. Сюда стоит добавить, что развитый внутренний энергетический сектор устойчив во время замедления экономики и рецессии, так как потребитель не может резко расходы на топливо. А вот импорт ритейл товаров может сократиться вполне.

О том что экономика США упускает возможность ощутить этот эффект, заявил на последнем заседании глава ФРС Пауэлл. Он упомянут, что темным пятном в картине капитальных инвестиций и производства являются «низкие цены на нефть». Они не только сдерживают инвестиции в производство, но также вынуждают компании генерировать слабый спрос на новое оборудование (которое, кстати, также производится в США).  

Это было заметно при коллапсе цен в 2014-2016 году, когда сектор значительно урезал инвестиции. Экономика США начала замедляться в 2015 и 2016 году, ВВП замедлился до 1.6%, самого низкого темпа со времен Великой Депрессии. Однако затем последовало возрождение сланцевой добычи и экономический росту ускорился. 

Когда США был импортером как ритейл товаров, так и нефти, очевидно, что выгодней для экономики являлось обеспечение большей «свободы потребления», путем снижения расходов на товары первой необходимости, в том числе на топливо. То есть были необходимы низкие цены на нефть. С наступлением энергетической независимости стимулирование расходов на ритейл товаров будет означать финансирование стран производящих этих товары и давление на собственный энергетический сектор. 

Другая сторона медали: повышение цен на топливо ударяет по потребительскому оптимизму и в неверно выбранный момент (замедления экономики) может перевести потребителей в режим экономии. То есть будут происходить сдвиги не внутри потребительских расходов (что не меняет сумму), а сдвиги между потреблением и сбережениями, что в условиях модели бесконечного расширения не является приемлемым. 

Любопытно, как будет ФРС формировать политику в новых реалиях, где США – крупнейший производитель нефти в мире?

Артур Идиатулин, рыночный обозреватель Tickmill UK

Наш конкурс для ленивых Угадай NFP

PRO счет условия

★3

теги блога Артур Идиатулин (Tickmill)

....все тэги



UPDONW