Блог им. Koleso

"Умирать надо на работе или на бабе". Ушел Борис Александров. Рассказ о его книге: "Сырок.История моей жизни и бизнеса"

30 ноября 2020 года умер Борис Александров. 73-летний бизнесмен скончался после заражения коронавирусом.


Электронная книга https://t.me/kudaidem/1379

«Лучше времени, чем сейчас, для развития бизнеса в России нет», — говорил Александров в 2019 году. О переменчивости климата для предпринимательства в стране бизнесмен знал не понаслышке. Выпускник Первого Меда занялся бизнесом в начале 1980-х годов, оставив торговый флот, где десять лет работал врачом на судах Сахалинского морского пароходства.

Начать Александров решил с водочного бизнеса. Это обернулось тюремным сроком. После двух лет под следствием и года в тюрьме он был оправдан в 1986 году.

Александров перебрал несколько потребительских ниш — это были продажи книг, изделий из мохера, китайских ковров и конфет. Первые большие средства на раскрутку бизнеса — миллион рублей — Александрову одолжила мать, которую он уговорил заложить квартиру.

«Империей сырков» бизнес Александрова не ограничивался. В 2001-м он открыл медицинскую клинику широкого профиля в Москве, а в 2013-м — центр похудения в Латвии. Один из главных принципов работы клиники — изоляция клиентов.

Александров так ответил на вопрос о существовании бизнеса как памяти после смерти: «Да на хрен он мне сдался на том свете? А вообще, умирать надо на работе, на бабе или на футболе».
В 2016 году вышла его книга: Сырок. История моей жизни и бизнеса. Борис решил написать книгу, чтобы поделиться с внуком опытом, который позволил добиться успеха и – самое главное – остаться при этом счастливым человеком.

Борис пять раз женился, причем на двух женщинах по два раза. У него трое детей от трех разных жен. В Советском Союзе он отсидел три года за нелегальное предпринимательство.

Его бренды «Б. Ю. Александров», «Ростагроэкспорт», «Ностальгия», «Крепыш», «Вкусный день»… Это ли не воплощение счастья для предпринимателя?

В этой книге он рассказывает, что есть правила, позволяющие человеку жить счастливым.

Уже с 2013 года у него был рак лимфатических узлов четвертой стадии. По образованию Борис врач и понимал: когда у тебя обнаруживают столь тяжелую болезнь и потом вдруг выясняется, что с ней можно бороться, это уже счастье. В книге Борис рассказал об авантюрных поступках и глупых ошибках, о правилах бизнеса и жизненных истинах.

 1. Дела японские

  В 1975 года,  Борису было 28 лет, он служил врачом на судне, возившем лес в Японию.

В особом почете там была медь и бронза, и килограмм меди стоит один доллар. У Бориса загорелись глаза. В японском порту укладывали 15–20 килограммов отпиленной бронзы в обыкновенные сумки, шли в приемный пункт и благополучно получали свои 15–20 долларов. На 15 долларов мы могли купить пять пар джинсов по три доллара, а в Ванине они уже стоили 150–200 рублей.

Наваривать до тысячи рублей за рейс. Поскольку в месяц делались примерно три рейса, получалось порядка 3000 рублей. Столько обычный советский человек зарабатывал года за два-три.

Ближе к концу службы Борис нашел второй вариант заработка, еще более выгодный, чем торговля джинсами.

В СССР один ковер стоил 1500 рублей, а в Японии – 20 долларов. А в этом магазине Борис вдруг увидел, что точно такие же продаются по 5 долларов.

Оказалось, бракованные. Обычный человек ничего не заметит: подумаешь, в каком-то малюсеньком фрагменте нет, допустим, зеленого. Но по жестким японским стандартам – не положено.

Началась ковровая эпопея: отпиливаешь бронзу, сдаешь в металлолом, покупаешь ковров и получаешь за один рейс 3000 рублей. Стали привозить по 10–20 ковров, чем и вызвали понятное подозрение у КГБ, плотно севшего на хвост Александрову.

2. Конкурент «Кристалла»

    Когда Борис вернулся в Москву, его не прописали в новой квартире, ведь он не значился в ордере. В Советском Союзе на работу принимали только с пропиской и он, дипломированный врач, вынужденно полгода разгружал вагоны на товарных станциях.

Передо ним поставили задачу – восстановить автопарк. Его бурная деятельность привела к тому, что 90 машин заработали и только десять нужно было списать.

На винзаводе мы придумали прятать в ящик с битым стеклом от трех до пяти целых бутылок, предварительно завернув их в бумагу. Баба Маня предусмотрительно протыкала бой железным стержнем. Но проткнуть груду прессованного стекла было очень трудно, и делала она это символически. Втыкала штык на 10–15 сантиметров, а ящик был глубиной в полметра. Но на пути была еще одна проходная… Я брал пять бутылок и между рельсов по льду толкал их через забор, а затем забирал снаружи. С каждой бутылки зарабатывал по два рубля. Десятка – весомая добавка к восьми рублям, получаемым официально.

Борис узнал подробности процесса очищения спирта и получения водки. Любая хорошая водка делается из хорошей воды и хорошего спирта. Для очистки эта смесь должна пройти восемь метров активированного угля, где оседают вредные сивушные масла.

Борис понял, что сам может делать водку, которая ничем не будет отличаться от промышленной.

Держатель трубки надевался на водопроводный кран, вода проходила активированный уголь и выходила очищенной через кран очистителя воды «Родничка».

В конторе механизированной уборки соорудил самогонный аппарат, купил спиртомер и стал гнать спирт из сахара, очищая его «Родничком». 

Экономика проекта была простая. Из одного килограмма сахара получался литр 80-градусного спирта, которого хватало на четыре бутылки водки. Килограмм сахара стоил 90 копеек. Пустые водочные бутылки Борис покупал по 20 копеек. В магазин Борис сдавал готовую водку по 2 рубля 87 копеек. Магазин продавал ее в розницу по государственной цене – 3 рубля 87 копеек.

В день он делал по два ящика (40 бутылок). Каждая бутылка давала прибыль в районе двух рублей, и он стал зарабатывать по 80 рублей в день, или 2400 рублей в месяц. Для сравнения: машина «Жигули» в то время стоила на черном рынке пять тысяч рублей, а обычная зарплата советского гражданина составляла рублей 100–120 в месяц.

Когда оперативники пришли в магазин, они поймали продавцов, что называется, на месте преступления: те переклеивали этикетки на вине. Они срывали этикетки с дорогого вина и приклеивали их на дешевое. Обвинение мне предъявили по статье 154 – «Частнопредпринимательская деятельность и коммерческое посредничество».

Глава 3. Два года в Бутырке

В тюрьме Борис приобрел бесценный опыт.

Первое, что он сделал, когда сел в тюрьму, – выучил Уголовный кодекс.  Первая заповедь бизнесмена при возникновении любых проблем – не паниковать. Вторая заповедь – думать.

Бутырку Борис вспоминает с позитивом, так как это время использовал для саморазвития.

Там он прочитал гигантское количество книг и изучал психологию разных типов людей. Развиваться можно везде, все зависит от желания человека. Борис получил пять лет и поехал на липецкую зону.

Сдал Бориса Феликс, которого он считал своим другом. Однажды по пьянке Борис похвастал, как зарабатывает. Когда Феликса арестовали за спекуляции кроссовками, он, рассчитывая на снисхождение, навел ОБХСС на Бориса.

Глава 4. Жизнь на зоне.

    Выжить на липецкой зоне Борису помогли два случая: оба раза он помогал людям, и добро вернулось.

На зоне болели венерической болезнью. Борис взял мазки, сверху проложил двумя спичками, накрыл вторым стеклом и завернул. Мазки отправили в Москву к его маме, врачу-дерматовенерологу. Она поставила диагноз, купила лекарства и заслала на зону.

Борис всех проколол, пролечил и оказался «в шоколаде». Его поставили на выпуск продукции – отличная работа.

Ум проявляется в том, чтобы вопрос решить, а не в том, чтобы шум поднять.

На зоне, Борис поступил в школу и окончил 10‑й класс, хотя, у него за плечами остались и школа, и медицинский институт.

В 1986 году его оправдали, сняв судимость

 Глава 5. Перестройка.

    Борис вернулся в Москву без денег, без квартиры, без машины. И без специальности.

В 1988 году вышел закон «О кооперации в СССР», и занятие бизнесом стало легальным.

Борис создал врачебный кооператив «Надежда».

Первым бизнесом, принесшим серьезные деньги, стало книгоиздание. Так, детективы Агаты Кристи пользовались бешеной популярностью.

Люди увидели, какие доходы приносят книги, ринулись в этот бизнес, и он перестал быть таким прибыльным. Ажиотаж всегда быстро проходит, кто первый – того и тапки.

По опыту с книгами Борис понял: первое, что отличает предпринимателя, – способность достать деньги и рисковать всем. Нужен рисковый характер, особенно на первом этапе.

Глава 6. Великий ковровый путь.

    Следующей темой Бориса стали ковры.

Метр шелкового ковра в Москве стоил 300 долларов (по крайней мере, по такой цене продавали мы) – относительно недорого по местным меркам. А обходились нам ковры раз в десять дешевле. Однозначно интересный бизнес, просто довольно опасный и требующий постоянного внимания.

Проблемы начинались на нашей территории, на перевалочной станции Забайкальск. Местные бандиты срослись с милицией и, по сути, с ее ведома занимались безнаказанным воровством из вагонов.

Злоумышленники специально отправили поезд пораньше, чтобы остановить его в степи и разграбить.

Действовали они так. Заранее засовывали в колесо паклю. Когда поезд начинал двигаться, из-за трения пакля через 10–15 километров возгоралась, шел дым. По правилам техники безопасности дымящиеся вагоны везти не полагалось, их отсоединяли. А потом в степи беспрепятственно грабили.

Такое же случилось с вагонами Бориса.

Он с коллегами срочно нашел машину и поехал вдогонку за поездом. Километров через двадцать в степи увидели свои вагоны, уже отцепленные от состава. Как только залезли в вагон, то заметили, что к ним приближается три грузовые машины.

Борис с охранниками стали стрелять в воздух. Машины отправились восвояси.  Так Борис сохранил ковры и остался жив.

Другой случай, в Омске проверяющие прикопались к колесам вагона (мол, их надо отладить) и загнали вагон в ангар для ремонта. Ангар ночью не охраняется, и Борис понял, что опять возникла нездоровая ситуация: убьют просто, и никто искать не станет. Тогда Борис пригрозил диспетчеру запереть и сжечь его в ангаре. Он струхнул и прицепил вагоны Бориса к ближайшему поезду.

Занимались коврами лет пять, примерно до 1995 года. За это время завезли и продали около двадцати вагонов.

Борис стал думать, чем занять команду летом и в январе-феврале, когда спрос на ковры резко падал.

Почему бы не заняться продажей молочки?

На Тульском комбинате Борис совершил небольшое преступление. Комбинат выпускал очень вкусное шоколадное масло. Естественно, производители никому не показывали, как его делают, в цеха не пускали.

Борис представился московским корреспондентом, который хотел взять интервью. Сотрудники и рассказали кое-какие секреты.

Ровно через год вся продукция Тульского молочного комбината шла в Москву через фирму Бориса.

 Глава 7. Первые шаги в производстве.

Если творог как базовый продукт подвергать дальнейшей обработке, можно зарабатывать больше.

Хорошо шла творожная масса, с нее и решили начать.

Первая сотрудница ежедневно делала в своей спальне на миксере по сто килограммов творожной массы и расфасовывала ее в обычные целлофановые пакеты.

Из творожных изделий на рынке хорошо шли глазированные сырки. Получалось, они – товары-заменители. Если на рынке продавались сырки, то люди предпочитали их творожной массе.

К концу года Борис производил 60 тысяч сырков в сутки! 

Через два года заняли производством три этажа, выпускали сметану, творог, сырки, творожную массу и другую продукцию.

В начале 2000 года привезли шесть линий сырков. Вышли на миллион сырков в день.

Борисуповезло выйти на рынок во время дефицита и ямы, образовавшейся из-за резкого падения рубля и ощутимого подорожания сырков, ввозимых из-за границы. Открывшиеся возможности он использовал первым.

Глава 8. Приобщение к маркетингу.

Удачным шагом в брендировании стал слоган «На свете лучше нет пока “Ростагроэкспорта” сырка», напоминающий клич «Спартака»: «На свете нет еще пока команды лучше “Спартака”!»

Для раскрутки я использовал и опыт дореволюционного предпринимателя Николая Шустова. Водка продавалась в основном в кабаках. Чтобы выделиться среди других, Шустов нанимал студентов, ходивших по кабакам и требовавших водки – непременно «Шустовъ».

Борис поехал на Мосфильм, набрал девчонок из массовки и научил их спрашивать в магазинах: «Почему нет сырков “Ростагроэкспорт”»? Это помогло «зайти» в некоторые магазины.

Развивались фирма молниеносно, преодолев за несколько лет расстояние до 1,2 миллиона сырков в день, что составляло 60–70 процентов тогдашнего рынка.

Включившись в гонку по расширению ассортимента, Борис совершил громадную ошибку. Ни в коем случае не следовало выпускать сырки разного типа и разного качества под одной маркой. Из-за размытия бренда «Ростагроэкспорт» продажи стали стремительно падать. К 2005 году они достигли четырехсот тысяч штук в день, что втрое меньше максимальных значений. При этом рынок сырков упал только на 30–40 процентов. Это называется кризисом компании.

Первое, что сделал Борис, – купил литературу по маркетингу и начал выкручиваться своими силами. Например, внедрил схему тестирования новых продуктов. Новый товар ставили на полки собственных магазинов, одновременно вывешивали рекламу, проводили дегустацию. За первую неделю 80–90 процентов людей ознакомятся с продуктом, попробуют его. Если во вторую-третью неделю начинаются повторные покупки, то с высокой точностью можно сказать, что товар попал в покупательские настроения и пойдет на широком рынке.

Борис заложии в бренд «Б. Ю. Александров» правильную идею: взять самые лучшие ингредиенты и соединить их. Использовали отборную мадагаскарскую ваниль, творог из свежайшего молока и сливочное масло высшего качества. В рознице сырок стоил вдвое-втрое больше, чем классические сырки «Ростагроэкспорта».

Достигнув уровня продаж в 10 тысяч сырков в день, компания несколько лет топтались на месте. Борис собрал дистрибуторов и объяснил им: «Завоевание рынка – длительный процесс, начинать надо с малых объемов, давать в магазин даже по четыре-пять сырков. Людям нужно ознакомиться с товаром. Если я приеду в магазин, где нет сырков “Б. Ю. Александров”, но мне удастся уговорить его управляющего закупить их, я заберу у вас этот магазин». После того как Борис отнял у реализаторов несколько магазинов, они поняли, что с ним шутить бесполезно.

За год производство сырков «Б. Ю. Александров» поднялось в 15 раз, до 150 тысяч штук в день. Марка стала настоящим бизнесом. Постепенно довели продажи до 400 тысяч сырков в день, что составляет примерно 30 процентов от общего числа выпускаемых компанией сырков. В премиум-классе требуется железная дисциплина сотрудников, чтобы сидеть и 25 часов в сутки контролировать качество.

Бренд создается долго, а разрушается молниеносно. Тут вспоминается самый известный персональный бренд 1990‑х годов – «Довгань». Прикрываясь узнаваемым брендом, стали выпускать всякую гадость. Это один из примеров того, что на рынке делать нельзя.

Андрей Коркунов реализовал совершенно другую стратегию: выпускал под маркой «А. Коркунов» только шоколад и конфеты, полностью уйдя от зонтичности бренда. В результате в начале 2007 года ему удалось продать компанию за 300 миллионов долларов.

Глава 19. Как мы открыли свою клинику.

Борис решил создать свою клинику. С одной стороны, это чисто медицинская область, с другой – его, бизнесменская: как сохранить людей, представляющих ценность компании, с которыми он ее создавал и поднимал?

Каждый год Борис заставлял проходить медицинское обследование всех сотрудников. По сути это привычное диспансерное наблюдение, но уже на более глубоком уровне: оно включает консультацию высококвалифицированных врачей и обследование на современной медицинской аппаратуре.

Ведущим сотрудникам компании Александрова за 50–60 лет, некоторым – за семьдесят, при этом они активны, энергичны, работают по 12 часов в сутки и получают удовольствие. 

 Борис подумал: а почему не сделать так, чтобы ведущие мировые специалисты консультировали у его клинике?

Что делают в клинике доктора Александрова.

Первое – ведение топ-менеджмента и ключевых сотрудников, на которых держится компания. Второе – платные услуги всем желающим. Третье – офтальмология.

Глава 20. Худеем в Латвии.

За два года, что Борис сидел в Бутырке, через следственный изолятор прошло 700 человек.

Примерно 10 процентов из них – обычные тунеядцы. Людей стригли, мыли в бане, избавляли от вшей и приводили в камеру. Изначально в камеру заходило побритое наголо чмо: синюшное, в язвах, опухшее, толстое. Ровно через три недели, находясь в закрытом помещении с небольшим количеством воздуха, на суровой тюремной баланде, в которой только жидкая картошка и супчик (весьма низкокалорийная диета), данные экземпляры чудесным образом превращались в красавцев. Заживали язвы, сходила отечность.

Борис осознал простую истину: чтобы превратить толстяка в нормального человека, одной физкультуры недостаточно, нужно его изолировать от искушений. Изоляция может даже из бомжа сделать человека.

Борис решил организовать центры похудения, где у людей отсутствуют всякие соблазны, а упор делается на дозированное низкокалорийное питание и физическую нагрузку.

Для обеспечения изоляции требовалось найти вдалеке от цивилизации довольно большой участок земли, желательно с водоемами. В этом случае решаются две задачи: пациенты могут много ходить – нагрузка на ноги, а также плавать – нагрузка на руки. 

Открытие состоялось летом 2014 года.

В центре Academy Vitality действительно худеют.

Центр гарантирует потерю десяти килограммов, если человек выдержит месяц пребывания в центре, в противном случае возвращаются деньги.

Разрешается сначала приехать на десять дней, убедиться, что достижение цели реально, и сбросить первые пять килограммов. А потом найти время для месячной атаки на десять, а то и пятнадцать килограммов. Почему желателен курс в 30 дней? Потому что у человека должно быть 30 повторений, чтобы выработались новые здоровые привычки.

Составляется персональная диета и фитнес-план.

Гости имеют возможность много ходить в любом направлении: в одну сторону – три с половиной километра, в другую – полтора, в третью – два.

Скандинавская ходьба с палками, напоминающими лыжные, входит в программу двигательной активности. Палки добавляют до 40 процентов расхода калорий, что существенно.

Худеющие лишены всевозможных соблазнов: здесь нет продуктовых магазинов, ресторанчиков с аппетитными вывесками, кафе с фастфудом и холодильника в постоянном доступе. Зато есть специально разработанная сбалансированная диета.

Количество получаемых калорий в сутки должно быть ниже, чем основной обмен. Человек тратит энергию, даже если ничего не делает. Он дышит, кровь циркулирует по телу, работает кишечник – все равно расход калорий. Научно установлено, что даже в состоянии покоя женщины автоматически тратят в сутки порядка 1200–1500 килокалорий, мужчины – примерно на 30 процентов больше. Соответственно, при расходе в 1300 килокалорий худеющему человеку составляют суточную диету на 500–800 килокалорий. Остальные потери зависят от физической нагрузки. Если в течение часа ходить, в зависимости от скорости уйдет от 200 до 500 килокалорий.

Например, человек весом 100 килограммов должен съедать 150 граммов белка в день. Мясо состоит из белка на 50 процентов. То есть, грубо говоря, для получения 150 граммов белка нужно употребить в день около 300 граммов мяса или рыбы. Или любого другого белка, скажем, растительного: бобов, фасоли, гороха.

Питание должно быть сбалансировано именно по белку. Для похудения нельзя вводить жиры и углеводы. 

Питаться нужно пять раз в день, маленькими порциями. Чувство голода зависит от наполненности желудка. Если желудок растянут большим количеством пищи, человек долго не испытает чувства насыщения. А если питаться маленькими порциями, объем желудка сокращается, и человек быстрее насыщается.

Похудеть – большое достижение, но нужно суметь удержать вес. Для этого человек должен выработать привычку правильно питаться и привычку к физической нагрузке. Фактически нужно сформировать потребность в упражнениях, по аналогии с чисткой зубов. 

Схема похудения проста: исключение соблазнов, прогулки, физические упражнения, бассейн. 

С помощью тредмил-теста определяются допустимые нагрузки.

После похудения люди прежде всего ощущают прилив энергии.

В клинике стали спрашивать пациентов, какие самые приятные ощущения они испытывают после ухода веса. Все отвечали: повышение энергии, тонуса. Сбросили 10–15 килограммов – перестали чувствовать усталость, переутомление, повысилась работоспособность.

Поэтому Борис и создал центр, где нет соблазнов

Какая была мотивации Александрова создать центр похудения.

В 68 лет Борис в душе ощущал лет на двадцать пять. И когда спрашивал о самочувствии коллег, все называют возраст до тридцати. У нас молодые души, отстает только тело. А первая причина отставания тела – повышенный вес.

Главная задача Бориса – сохранить здоровье людей, с которыми вместе поднимал завод. Для этого он и создал клинику в Москве и центр похудения в Латвии. Со сторонних гостей берется плата 100 евро за день пребывания в центре. Чтобы центр окупался, достаточно, чтобы в нем постоянно находились десять человек.

Глава 21. Свои коровы.

Молочное животноводство России в 90‑х годах получило смертельный удар. Нанесли его американцы через гуманитарную помощь сухим молоком.

Чиновники дешево распродавали сухое молоко. Заводы начали отдавать предпочтение именно ему, так как это выгоднее, и колхозам стало некуда девать живое молоко. За один год колхозы отправили на мясо громадное количество коров. Потом гуманитарная помощь прекратилась, а животных-то уже вырезали.

Лучшего способа убить молочную промышленность, чем провести эту операцию с гуманитарной помощью, и не придумаешь.

Второй удар по нашим колхозам – переоформление сельскохозяйственной земли под строительство. На скупке земель за бесценок делались колоссальные деньги.

Третий удар – запрет закупать скотину в Европе. Причина запрета – европейские коровы болели гриппом. Но коровы, как и люди, периодически болеют инфекциями, вызываемыми вирусами. причина для запрета импорта коров надуманная.

Кто от этого выиграл? Те, кто возит коров из США. Оттуда единственный способ доставки – пароход.  От громадного стресса возникают выкидыши, ведь коров закупают уже беременных, чтобы после доставки они отелились и стали давать молоко. Так что необходимо разрешить ввоз скота из Европы. 

Россия должна избавиться от продуктовой зависимости.

Если открыть границы для импорта скота, через пару-тройку лет мы начнем экспортировать молоко. В Голландии или Германии не хватает земли, чтобы расширять стада.

Покуда наш рынок в таком убитом состоянии, нам надо обязательно держать высокие таможенные пошлины на ввоз молочки. В мире существует подобная практика: например, японцы взимают пошлину на рис в размере нескольких сотен процентов от ввозной цены для того, чтобы сохранить свои плантации риса и дать собственным крестьянам заработать.

Эти размышления привели к тому, что Борис сам решил заняться молочным животноводством. В 2013 году он взял в аренду совхоз «Лесные поляны». 

В России почти заброшена селекционная работа: лучшие наши коровы дают 6–7 тонн молока в год, а у них нормальными считаются удои в 12–13 тонн. Почти все племенные институты дышат на ладан из-за недостаточного финансирования.

Борис считал, что лучший способ поднять сельское хозяйство – объединять его с производителем конечных молочных продуктов.

Молоко от коровы содержит антитела, позволяющие сохранять его свежим. В течение суток молоко остается свежим. Когда антитела прекращают свою деятельность, начинаются всевозможные процессы окисления, брожения. Поэтому для производства высококачественных продуктов желательно, чтобы молоко пошло в производство в течение суток, а еще лучше – через несколько часов после доения.

Ты не можешь контролировать вкус, если не знаешь, чем кормят коров. 

Для премиум-класса компания Александрова использует молоко только из своего хозяйства. Коровы доятся, молоко за 15–20 минут привозится на завод, и тут же из него начинают готовить продукт. Промежуток между дойкой и началом производства продукта – час-полтора

По всему миру, молочное дело устроено по-разному. В европейских странах считается рентабельным держать по 200 коров на ферме, а в Америке развиты гигантские хозяйства по 50 тысяч голов.

Борис просчитал, что в наших условиях для того, чтобы хозяйство работало рентабельно, необходимо в дойном стаде иметь тысячу коров.

Критически важно для государства, чтобы в нем делали базовые продукты. Чтобы не зависеть от чьих-то неадекватных решений.

Если чиновники это поймут, то отрасль поднимется.

Борис был готов целую область задействовать, например Ярославскую. Нужно всего два года, чтобы ее покрыть хозяйствами: десять хозяйств по тысяче голов как минимум.

А без государственной поддержки все убыточно. Бизнес такой может существовать только в спайке с собственным производством и дистрибуцией (наш случай), потому что нам все равно нужно качественное молоко, а прибыль мы получим на переработке. 

Рядом с каждым колхозом Борис планировал открыть магазин.

Планировал уйти от дистрибуции и продавать свежее молоко по ценам в два раза ниже, чем в обычной рознице.

Такие схемы прекрасно работают в Европе. При фермах в Италии или Франции есть маленькие магазинчики, где без наценок продают молоко и сопутствующую продукцию. Также итальянские фермеры с утра привозят и заливают молоко в молокоматы, где оно продается без участия людей. В зависимости от точки можно установить молокомат и на 300 литров, и на 100. Там же стоят холодильники с сырами, молочными продуктами и напитками.

В России есть закон, по которому в магазине нельзя продавать свежее молоко, только пастеризованное. Но в случае пастеризации весь смысл теряется. Закон идиотский: на базаре можно торговать любым молоком, а в магазине – только пастеризованным

Первыми это преодолели в Татарстане, разрешив продавать живое молоко в магазинах. Но сейчас вроде снова запретили.

Как происходит стерилизация молока? Идет поток молока, а навстречу поток пара с температурой 145 градусов, убивающий все живое. Полезные свойства уходят. Остается белок, точнее, уже ошметки белка. Вы пьете взвесь разрушенных белков

 

Если парное молоко сразу охладить, то в течение суток там все стерильно благодаря действию антител. В таком молоке сохраняются все питательные и полезные вещества.

Пастеризация проходит при температуре 60–90 градусов, а белок умирает при температуре 60 градусов. Мы стараемся делать низкотемпературную пастеризацию, но все равно идет разрушение белка – свойства уже не те, что у свежего молока. Считаю, нужно найти решение, которое позволит людям все-таки употреблять свежайшее недорогое молоко – как в Европе. 

Чтобы в нашей стране выйти из продуктового кризиса, нужно разрешить частникам один день в неделю продавать свою продукцию безо всяких разрешений, как в Германии. Каждую субботу фермеры приезжают на определенную площадь и торгуют. В Москве есть ярмарки выходного дня, но попробуйте на них попасть.

Какой механизм передачи земли? Неважно. Надо ее раздать, обеспечить людей землей, чтобы они не голодали.

Дать по хорошему куску земли всем гражданам России и желающим русским из бывшего СССР.

Глава 22. Вызовы для компании

Компания Александрова более двух десятков лет основной игрок на рынке глазированных сырков России, а значит, и мира. Им удается держать больше 80 процентов рынка, несмотря на то что вход в этот сегмент стоит относительно недорого.

Линия по производству сырков мощностью 80 тысяч в сутки стоит 150 тысяч евро. Разработать дизайн, закупить этикетку – 30–50 тысяч. Но попробуйте продать эти 2,4 миллиона сырков в месяц, доказать покупателям, что именно твой сырок следует купить, убедить сети поставлять именно твой сырок.

Компания будет стараться удерживать рынок сырков и дальше. В мире существуют фирмы, сохраняющие подавляющую долю рынка долгие годы, например на рынке баянов и аккордеонов или ловли глубоководной рыбы и даже в производстве зонтов.

Борис выбрал путь – самому производить всю продукцию, которую продает. Наверное, если смотреть с точки зрения классического маркетинга, не совсем правильно, когда люди занимаются и производством, и дистрибуцией.

Но, Coca-Cola акже делает, скупила большое количество марок напитков именно для того, чтобы полностью заполнять машины. Помимо лимонадов, это соки, минеральная, обычная вода, сопутствующие товары.

Причина, по которой компания Александрова имеетм собственную дистрибуцию: необходимость контроля над качеством. Именно для этого и занялись животноводством.

Для логического завершения этого круга нужны собственные магазины. Чтобы их продукцию продать, нужно, минимум полторы тысячи магазинов. Есть двадцать экспериментальных магазинов.

К сожалению, в Москве накладные расходы так велики, что магазин только с молочным ассортиментом рентабельно существовать не может, хотя на Западе есть, например, такие магазины от производителя «Атлет».

В Италии, объединяются в рамках одного совместного магазина несколько производителей, например, молочных продуктов, хлеба, колбас, вина. В России сразу начинается спор: кто должен платить за магазин больше, кто – меньше.

 Борис любил вникать в каждую деталь и контролировать все процессы, поэтому не умел удаленно руководить предприятием.

А есть люди другого склада. Например, директор «Юнимилка» Андрей Бесхмельницкий управлял тридцатью заводами, раскиданными по всей России. У сооснователя «Вимм-Билль-Данна» Давида Якобашвили до продажи компании корпорации Pepsico тоже была гигантская сеть. Каждый бизнесмен должен понимать свои способности.

В бизнесе есть не только то, что нужно делать. Есть и то, что делать нельзя. Гораздо больше вреда не от попыток, а от упрямства. Если вдруг видите, что бизнес не идет, заканчивайте его как можно скорее.

Почему компания Александрова не производит обычный сыр из коровьего молока?

На рынке сыров много фальсификата, то есть продукта, произведенного не из чистого молока, а с разнообразными добавками. Государство с этим борется слабо, а потребитель не всегда понимает разницу.

 

Хороший пример новаций на пищевом рынке – компания «Чистая линия». Они вовремя увидели, что достаточно большое количество выходцев с Кавказа приехало в Россию. Например, в Москве живет примерно два миллиона кавказцев, у которых с детства заложена культура питания. В частности, они любят специфические молочные напитки: тан и айран. А сейчас их пьют и другие жители столицы.

Даже на пищевом рынке, на самом консервативном, периодически происходят революции. И надо следить за ними, чтобы тебя не задавили.

 

В кризис много людей разорится, в том числе и в молочной отрасли. Те, кто не может работать без кредитов, разорятся. Но выживут, во-первых, те, кто работает на своих деньгах, а во-вторых, те, кто придумает новые способы ведения бизнеса.

Но нашим бизнесам к кризисам не привыкать.

По этому поводу Борис всегда вспоминал эпизод из фильма «Особенности национальной охоты», когда корову загрузили в самолет и открыли дно, но она не выпала. Захочешь жить – не так раскорячишься.

Светлая память Вам Борис Юрьевич.

Прочтите книгу Александрова «Сырок», ссылка на нее под видео.

Он прожил счастливую жизнь.

Надеюсь, прочитав его книгу и перенеся в свою жизнь его принципы жизни, позволит и Вам сделать свою жизнь хоть немного счастливее.
Электронная книга https://t.me/kudaidem/1379

 

 

    ★1
    6 комментариев
    это дежа вю? вчера было точно такое же
    Нэш Ван Дрейк (Кот Скрипаля), Спасибо, что меня читаете. Но вчера было видео 2-летней давности и рассказ только о начале пути Александрова в бизнесе. Сегодня я записал и собрал весь его путь в бизнесе.
    В Крыму хорошо. 
    Люблю Батик.
    avatar
    Рустам TradeInWest.ru, Спасибо за комментарии. Как Вы решили, что это Крым:? Батик?
    Андрей Колесников, знакомая локация.
    Слева кусочек Куш-каи виднеется.
    avatar

    теги блога Андрей Колесников

    ....все тэги



    UPDONW