Блог им. Koleso

Что делают для своего бизнес миллиардеры в карантин

Что делают для своего бизнес миллиардеры в карантин

Алексей Мордашов  «Северсталь» Состояние: $16,8 млрд

Место изоляции: Москва и МО

Алексей Мордашов почти два месяца постоянно находится в Москве, строго соблюдает рекомендованные карантинные меры и полноценно дистанционно работает.

За последний месяц он провел две онлайн-встречи с коллективом, призывая сотрудников соблюдать все меры безопасности.

Встречи в режиме онлайн проводятся на платформе Microsoft Teams, в них участвует руководство группы (около 200 человек), всем остальным сотрудникам рассылают расшифровку и видеозапись беседы. У всех есть возможность задавать Мордашову вопросы через специальный сервис, в том числе анонимно.

На производственных площадках введен целый комплекс мер, которые помогают сотрудникам быть в максимально безопасной среде. Это двухуровневый контроль температуры, дезинфекция помещений, разнесение времени начала смен, зонирование рабочих мест, обязательное использование средств защиты на территории предприятий и по пути на рабочее место. В то же время, все, кто может работать дистанционно, переведены на удаленную работу. По «Северстали» это более 7000 человек (из около 50 000).

Михаил Фридман  LetterOne и «Альфа-Групп»

Состояние: $13 млрд. Место изоляции: Лондон

Советы директоров компаний «Альфа-Групп» и LetterOne проводятся регулярно в дистанционном режиме. Для видеоконференций используется в основном Cisco Jabber, иногда Zoom и BlueJeans.

«Работаю в обычном режиме, даже больше, ездить никуда не надо — все быстро и рационально получается», — рассуждает бизнесмен в разговоре с Forbes.

Фридман удовлетворен качеством своих активов.

В портфеле LetterOne и «Альфа-Групп» есть предприятия из наиболее затронутых кризисом секторов — нефтегазового (Wintershall DEA) и банковского (Альфа-банк).

Будет какое-то ухудшение [кредитного] портфеля, но качество портфеля существенно выше среднего. Wintershall DEA чувствует себя нормально — цены упали, но себестоимость добычи у компании очень низкая.

Фридман считает, что к нормальной жизни мы вернемся не раньше, чем через год. И представление о ее нормальности может измениться.

Алексей Кузьмичев LetterOne и «Альфа-Групп»

Состояние: $6,5 млрд. Место изоляции: Москва и МО

У миллиардера есть пропуск от X5 Retail Group, который позволяет спокойно перемещаться по городу — супермаркеты «Перекресток», «Пятерочка» и «Карусель» не прекращали работу.

По словам Кузьмичева, X5 Retail Group кризис не коснулся: «У X5 вообще все хорошо — они оказались готовы, быстро организовали доставку продуктов по интернету, и все магазины сегодня хорошо работают. Не было у них никаких проблем с поставками, с задержками, с дефицитом».

Бизнесмен согласен с Фридманом, что Альфа-банку ничто не угрожает: «Банк сильный, хороший, капитал захеджирован. Здесь главное — быть лучше, чем другие, вот и все. Мы лучше, чем другие».

Опыт проведения советов директоров в режиме видеоконференций считает очень полезным.

Андрей Гурьев  «Фосагро»

Состояние: $4,1 млрд. Место изоляции: Москва и МО

С начала марта оперативно отслеживает ситуацию, «принимает стратегические решения по формированию системы профилактических мер и поддержанию бесперебойного производства» на предприятиях группы.

Основная задача Гурьева сегодня — «сохранить здоровыми трудовые коллективы, пройти сложный период без перебоев». Когда 25 марта в городе Апатиты, где живет большая часть сотрудников «ФосАгро», был выявлен местный житель с подозрением на коронавирус, Гурьев направил туда 100 экспресс-тестов. Это позволило обследовать ближний круг пациента, выявить инфицированных, изолировать их и не допустить цепной реакции.

Бизнесмен не боится кризиса — и «ФосАгро», и агрохолдинг «АгроГард» не планируют пересматривать инвестиционные программы. Котировки акций «ФосАгро» после сильного падения в середине марта уже отросли на 35%, практически вернувшись на прежний уровень. В марте, в период паники, компании Гурьева приобрели на фондовом рынке дополнительный пакет — 0,048% акций.

Гурьев добровольно перешел на строгую самоизоляцию — работает удаленно из дома.

Владимир Евтушенков АФК «Система»

Состояние: $1,5 млрд Место изоляции: Москва и МО

Основное предприятие его группы, оператор мобильной связи МТС, продолжает работу. В АФК «Система» входит и сеть клиник «МЕДСИ». Он утверждает, что его свобода ничем не ограничена: «Я не нахожусь на самоизоляции и имею возможность свободно перемещаться. Могу пользоваться самолетом на территории РФ».

Жизнь Евтушенкова не слишком изменилась: «Работаю столько же часов, как раньше, график остался прежним. Часть сотрудников нашей группы компаний действительно перешла на дистанционную работу».

«Мы — инвестиционная компания, и, естественно, мы рассматриваем сегодня различные объекты для инвестирования с использованием набора инструментов, которые доступны всем. Есть и новые идеи для бизнеса. Мир меняется, меняемся и мы».

Фархад Ахмедов частный инвестор

Состояние: $1,4 млрд. Место изоляции: Дубай

Бывший владелец «Нортгаза» Фархад Ахмедов спрятался от коронавируса в Дубае на своей яхте Luna. Дезинфекция яхты проводится по специально установленному графику во всех существующих помещениях яхты.

Изоляция бизнес-процессам совсем не мешает: «Управлять по Internet достаточно быстро, удобно и эффективно. Многие сотрудники моих компаний успешно работают удаленно. График изменен незначительно — мы не прекращаем работы над новыми идеями и воплощением их в реальность».

Андрей Косогов  LetterOne и «Альфа-Групп»

Состояние: $1,2 млрд. Место изоляции: Москва и МО

Он сидит с семьей на Рублевке и старается выезжать в Москву как можно реже: «Раньше я гораздо чаще мотался между городом и Подмосковьем, а теперь езжу раз в четыре дня. Никто мне передвигаться не мешает».

Заболеть Косогов не боится: «Все меры предосторожности я стараюсь соблюдать из-за семьи — у меня маленький ребенок. С другой стороны, в теорию коронавирусов я не очень-то верю — когда человек следит за своим здоровьем, занимается спортом, правильно питается, то по всем теориям он должен умирать последним. Я спокойно ко всему этому отношусь».

 «Мы перешли на удаленку давно, еще до официальных запретов. Фридман сказал: «Если можете уходить на удаленку — уходите». Это было сказано за десять дней до объявления каникул Владимиром Владимировичем».

 «Весь день расписан — с 7:15 утра до 10:30 вечера. Ребенку нравится, он видит, как я по видеосвязи работаю, и у него тоже свое видео».

Косогов считает, что после возвращения к нормальной жизни компании гораздо чаще будут использовать дистанционный режим: «Мы сейчас привыкнем, научимся, поймем, что цифровые технологии — хорошая помощь. Оказывается, и презентации можно спокойно по удаленке проводить. Мы уже два года это практиковали, но обычно от безысходности, когда кто-то совсем не успевал на какие-то важные заседания. А сейчас, даже будучи в командировке, можно будет спокойно принять участие в заседании — все отлажено, качество связи хорошее».

Никаких особых проблем в компаниях группы бизнесмен пока не видит: «Мы перестраиваем процессы, оптимизируем, улучшаем, экономим, срезаем косты, заранее готовясь к плохому».

Сергей Колесников «Технониколь»

Состояние: $1 млрд.Место изоляции: Рязань

Сейчас он живет в Рязани, где расположен крупнейший производственный комплекс компании.

«За время карантина я понял, что бизнесом и в Европе, и в Азии можно эффективно и без потерь управлять в удаленном режиме по всему миру, даже в условиях самоизоляции — наши ИТ-решения и современные средства связи это позволяют. Кроме того, мы хорошо подготовили свою компанию: у нас высокий уровень автоматизации бизнес-процессов на базе ИТ-решений. Нам удалось за один день перевести сотрудников на работу из дома. Всех, кого можно, в частности офисных сотрудников, мы перевели на удаленную работу, а для персонала, занятого на производстве, были введены меры усиленной безопасности».

Игорь Рыбаков «Технониколь»

Состояние: $1 млрд. Место изоляции: Москва и МО

«Передвигаемся на автомобиле с цифровым пропуском. Соблюдаем все распоряжения властей».

Работать в удаленном режиме ему понравилось: «Моя роль в управлении бизнесом — это архитектура, визионерство, отбор ключевых людей и оценка результатов. Все эти вещи, как оказалось, можно сделать дистанционно. Моя эффективность даже повысилась — вместо традиционных двух-трех групповых совещаний в день, я теперь провожу семь-восемь.

Зачастую онлайн-встречи становятся более живыми — здесь мы постоянно смотрим друг другу в глаза. Когда мы собираемся в офлайне, нас всегда что-то отвлекает, а здесь нет, и мы находимся в более сильном контакте».

В ежедневном графике бизнесмена прибавилось два-три часа, которые он использует для изучения аналитических отчетов, документов, материалов, просмотра новостей, самостоятельного анализа и написания текстов: «Оказалось, это гораздо более эффективно — проведение множества встреч не дает такого результата».

«Ограничения затронули несколько моих бизнесов. Один из них на 100% встал, выручка обнулилась. Но в основном мои бизнесы работают, и некоторые показывают сумасшедший результат. В некотором смысле я даже рад, что открылись возможности. Я стараюсь не фокусироваться на том, что не получается. Какие-то раунды развалились, какие-то возможности закрылись. Я намеренно смотрю на те экстраординарные возможности, которые позволяют мне поднять компании на самый высокий уровень. И я слежу за новыми трендами, которые возникли на рынке. Благодаря этому я могу создать новые компании, которые быстро станут мощными и доминирующими. Конечно, любое обстоятельство, любой узор обстоятельств я воспринимаю как поле для того, чтобы выиграть. Непредсказуемость — это повод выиграть.

Игорь Юсуфов  «Яргео»

Состояние: $900 млн. Место изоляции: Москва и МО

«Я  работаю, инвестирую и развиваю проекты. Перемещаюсь сейчас только по России, летаю регулярными рейсами в города присутствия компании — Салехард, Тюмень, Екатеринбург, Якутск и Хабаровск».

«Современные технологии удаленной работы и дистанционного общения с сотрудниками позволили минимизировать неудобства управления процессами в отсутствие возможности личных встреч и совещаний. Часть сотрудников переведена на удаленный режим работы, менеджмент работает попеременно в удаленном и офисном режимах. Рабочий день сократился до восьми-девяти часов».

В условиях кризиса «Яргео» продолжает финансирование собственных нефтегазовых (Ямал) и майнинговых (Восточная Сибирь) проектов, «объемы и темпы работ сохраняются. В этот сезон выполняется большой объем геологоразведочных работ».

ДмитрийВолков SDVentures, Dating.com Group

Состояние: $750 млн. Место изоляции: н/д

«Мой график не сильно изменился. Встаю примерно в восемь утра, завтракаю, занимаюсь полчаса на рояле. Работаю десять часов. Потом занимаюсь на турнике и иду ужинать. Вечером читаю книги по философии или художественную литературу. На выходных смотрю кино.

«Мне повезло, что вся моя работа может быть с компьютера. Сейчас, когда все перешли на удаленку, она стала еще более удобной. Наши офисы находятся в разных странах и часовых поясах: на Мальте, в США, на Кипре, в Гонконге, поэтому я всегда на удаленке, и сейчас ничего принципиально не изменилось. Я поставил еще один монитор, подключил планшет Wacom, чтобы можно было чертить на экране, как я иногда чертил на доске в офисе. Команды стали больше использовать Slack и другие мессенджеры, используем воркспейс Miro для совместной работы со схемами. В общем, просто добавились новые инструменты, стало больше Zoom-конференций».

«Некоторые отрасли, в особенности из сектора IT, затронуты несильно или, наоборот, стали быстрее развиваться. Например, стриминговые сервисы, игры, развлекательный контент. Среди портфельных инвестиций SDVentures растет краудфандинговая платформа Patreon. Фокус наших инвестиций — как раз IT-компании в растущей индустрии social discovery. Также мы сделали несколько покупок в тревел-сегменте, где кризис отразился наиболее сильно».

В конце апреля SDVentures инвестировала в компанию Props, которая дает возможность пользователям зарабатывать в приложениях. «Чем больше ты активен, тем больше получаешь токенов, которыми можно расплачиваться в приложениях, а в дальнейшем — перевести их в криптокошелек».

Давид Якобашвили частный инвестор

Состояние: $750 млн. Место изоляции: Монако

Я никогда столько времени не сидел на одном месте. Я сижу на одном месте уже больше месяца. Бизнес во многом заглох. На рынке ценных бумаг только можно работать, но не более того.

Наша строительная компания в Монако стоит, на следующей неделе, возможно, разрешат начать что-то делать. Рынок недвижимости также пока стоит.

Новые идеи для бизнеса все время появляются, но сейчас многое из того, что раньше казалось привлекательным, уже таким не кажется. Покупательная способность резко пойдет вниз, сейчас нужно искать выходы уже в других вещах, что-то для широкого потребителя».

Сергей Саркисов «РЕСО-Гарантия»

Состояние: $700 млн. Место изоляции: Монако

«Во время локдауна я впервые за долгое время начал жить по распорядку дня. Утро я посвящаю российскому бизнесу — на это у меня уходит два-три часа, потом один-два часа занимаюсь спортом, а вечером — самообразованием, много читаю и работаю над сценарием нового многосерийного фильма».

«К удаленной работе с Москвой я уже привык, эта ситуация для меня не нова. Для группы РЕСО сейчас сложное время, как и для всего российского финансового сектора».

«Мы пока принципиально не планируем сокращать сотрудников. Порядка 15% сотрудников приезжают в офис в вахтовом режиме, остальные работают дистанционно. Меньше всего просели продажи ОСАГО, но в такое время население склонно тратить деньги на еду и на лекарства».

«Лично я в настоящее время вижу очень много инвестиционных возможностей, но остаюсь в кеше в силу сказанного выше».

Дмитрий Конов «Сибур Холдинг»

Состояние: $450 млн. Место изоляции: Москва и МО

 «Я руководитель и миноритарный акционер компании [3,24% акций «Сибура]. Я осознанно нахожусь в Москве, так как в этой географии наиболее эффективно могу участвовать в работе по управлению компанией и обеспечению безопасности наших сотрудников».

По словам Конова, в компании все было готово к дистанционной работе: «Информационные системы, цифровые инструменты, с одной стороны, изменение организации управления и самоуправления работой сотрудников, с другой, позволяют сохранить работоспособность и управляемость компании».

«Сегодня около 6500 сотрудников [из 26 000] работают в дистанционном режиме, в московском офисе практически никого нет. Без системы электронного документооборота и защищенного мобильного офиса, где совершаются сделки, подписываются документы, проводятся платежи, это было бы невозможно».

«Очевидно, пандемия может дать импульс для развития новых технологий и стимулирует ускоренное развитие цифровых инструментов. Примером же организационной гибкости может быть внутренняя вахта, на которую большинство наших производств перешли одними из первых в стране. Перед заходом на вахту всех сотрудников тестируют, что позволяет минимизировать риски и обеспечить работу непрерывно действующих производств».

«С друзьями общаюсь только по телефону, зато не выпиваем, как это бывает обычно при встречах. Целенаправленно много читаю о жизни и творчестве Максима Горького. Серебряный век. Какие люди его окружали! Это просто фантастический пласт. Планирую сделать об этом сериал».

P.S. Имеете ли Вы инвестиции в компаниях миллиардеров? Что Вы думаете про перспективы их бизнесов?
Что Вы делаете в карантин?

(Анонсы деловых событий онлайн. t-do.ru/SmartEventMos Анализ происходящего t-do.ru/kudaidem )

★1
Работаю в изоляции, живем за городом, зарплату в два раза выше платят. Работа вахтовым методом.

теги блога Андрей Колесников

....все тэги



2010-2020
UPDONW