Блог им. Koleso

«Рискуя собственной шкурой» Окончание. Нассим Талеб. Ключевые идеи из книги. ВидеоКонспект. Часть 3 https://youtu.be/pNZD4K9dXGo

«Рискуя собственной шкурой» Окончание. Нассим Талеб. Часть 3 https://youtu.be/pNZD4K9dXGo 
«Рискуя собственной шкурой» Окончание. Нассим Талеб. Ключевые идеи из книги. ВидеоКонспект. Часть 3 https://youtu.be/pNZD4K9dXGo

Идея №6. Мы готовы мириться с определённым видом неравенства, но нас возмущает другой его вид

Люди интуитивно понимают принцип шкуры на кону — мы готовы мириться с одним типом неравенства, но нас возмущает второй. Неравенство первого типа связано с особыми талантами, одарённостью, когда превосходство одного человека над большинством неоспоримо. Мы не только готовы мириться с этим неравенством, но и восхищаемся выдающимися людьми — великими писателями, музыкантами, художниками, мыслителями, спортсменами, героями.

Новторой тип неравенства нас возмущает и оскорбляет — мы ненавидим богатых чиновников, банкиров, наёмных директоров корпораций — всех тех, кто купается в деньгах.

Ненависть ко второй категории людей характерна для всех стран. Так, недавно в Швейцарии выносили на голосование проект закона об ограничении зарплат менеджерам. И в то же время швейцарцы уважают богатых предпринимателей.

Что же нас возмущает во втором типе неравенства? Люди понимают, что у второй категории людей нет личной заинтересованности в деле, они ничем не рискуют, их положение надёжно застраховано. И соответственно, мы считаем, что эти люди не заслуживают своего богатства — они не ставят свою шкуру на кон.

В то же время мы знаем, что предприниматели и талантливые люди, добившиеся успеха, рисковали очень многим — они ставили на кон свою шкуру. Этим же автор объясняет популярность Дональда Трампа — его критики указывали на банкротство и потерю миллиарда долларов, но только улучшили его имидж, ведь тот, кто потерял лично заработанный миллиард, отличается от того, кто не рискует собственными деньгами.

Идея №7. Только время является мерой всех вещей

Эффекте Линди — названно в честь популярного нью-йоркского гастронома, в котором его завсегдатаи, актёры, заметили закономерность — бродвейские шоу, продержавшиеся на сцене в течение ста дней, чаще всего могли рассчитывать ещё на такой же срок. Это правило применимо к самым разным областям. Книгу, которую читают уже сто лет, будут читать ещё долго, чего не скажешь о сегодняшнем бестселлере, который, скорее всего, скоро забудут.

Эффект Линди связан с теорией антихрупкости. Хрупкость — это качество предмета, чувствительному к беспорядку и времени (которое несёт беспорядок). Антихрупкость — противоположность хрупкости, но это не устойчивость.

Антихрупкость — это качество предмета, который выигрывает и становится лучше благодаря воздействию хаоса и случайных событий. Так, жизнь одного человека хрупка — мы очень уязвимы, но наш генетический код только выигрывает от хрупкости одной жизни, он приспосабливается к среде и улучшается.

Время — источник беспорядка, и чтобы выжить, мы должны сопротивляться этому беспорядку. Соответственно, то, что дольше сопротивляется беспорядку, должно заслуживать больше доверия. Поэтому, по мнению автора, лучше наполнять свою библиотеку книгами, проверенными временем, а не последними новинками. Время — единственный судья писателя (хотя то же самое можно сказать и о любых других профессиях).

Поэтому, стоит больше прислушиваться к советам бабушек, но настороженно относиться к результатам последних научных исследований. И в этом есть смысл.

Недавние попытки воспроизвести результаты около сотни психологических исследований, опубликованных в научных журналах за 2008 год, увенчались успехом меньше, чем в 40 процентах случаев. Социальная наука и психология должны быть устойчивы к эффекту Линди, но из-за административной бюрократии многие представители этих наук озабочены только публикациями статей.

Большего доверия заслуживают те исследователи, которые придерживаются научного метода, но высказывают противоположную большинству точку зрения, ставя под угрозу свою репутацию. Заявления того, кто серьёзно чем-то рискует и кто может всё потерять, звучат гораздо убедительнее слов тех, кто ничем не рискует.

Нужно, чтобы исследованиями занимались в свободное от работы время, что станет своего рода очистительным фильтром от исследований ради исследований.

Принцип шкуры на кону помогает сделать и правильный выбор.

Допустим, вы выбираете одного из двух известных хирургов. Первый — на вид типичный успешный хирург — худой, аккуратный. Второй больше похож на мясника — он полный и плохо одет. Кого вы выберете? По мнению автора, нужно выбирать второго, так как ему потребовалось больше усилий, чтобы преодолеть стереотипы и препятствия и сделать себе имя — значит, очень вероятно, что он и лучший хирург.

Идея №8. Если ваша личная жизнь и поступки противоречат интеллектуальной позиции, то ваша позиция ничего не стоит

Если ты излагаешь какие-то взгляды, то должен и жить в соответствии с ними, следовать за своими идеями. Однажды на радиостанции Талеб встретился с известной писательницей Сьюзен Зонтаг, которая, как только узнала, что он был трейдером, заявила, что выступает против рыночной системы и отвернулась от него, пока он говорил. Талеб оправдывал писательницу тем, что она, как борец с капитализмом, наверняка живёт в сельской общине в самых спартанских условиях. Однако, как он выяснил позднее, писательница отнюдь не отвергала блага капитализма и жила в нью-йоркском особняке, который позже был продан за $28 млн.

Ещё хуже, когда человек эксплуатирует добродетель с целью получить какие-то выгоды. Человек может считать себя святым и так уверовать в свои теории, что будет относиться с пренебрежением к другим людям. Так, борец против бедности может разъезжать по конференциям, но в перерывах унижать самих бедных. Политик, ратующий за равенство, может неподобающим образом вести себя с коллегами более низкого статуса и вовсю использовать свои привилегии. Богатая писательница может заявлять, как сильно она сопереживает мигрантам, но она не предложит никому из них пожить в своём шикарном доме.

Если жизнь и поступки человека противоречат его интеллектуальной позиции, то его позиция ничего не стоит.

Это этический критерий, но он может касаться и других областей — если продавец нахваливает вам телефон одной марки, но сам пользуется другой, стоит задуматься.

Настоящая добродетель —требует смелости и принятия на себя риска. И чем выше риск вы на себя берёте за свою позицию, тем она сильнее.

Идея №9. Будьте рациональными в отношении рациональности

Учёные, которые берутся судить о вере и религии, совершают ошибку, когда подходят к ней с научными критериями ложности или истинности — это наивный подход. Нужно смотреть не на то, что такое вера, а на то, какой цели она служит.

Например, вы не можете исследовать зрение, игнорируя цель, которой оно служит. Глаза принимают электромагнитные сигналы, но они не показывают нам, какова реальность на самом деле. Цель их работы заключается в том, чтобы отобразить реальность наилучшим для выживания способом, а не наиболее точным в научном плане.

Мы поддаёмся обману зрения — греческие и римские архитекторы наклоняли колонны своих храмов внутрь, чтобы те казались прямыми, а пол Парфенона изогнут, чтобы казаться прямым издалека. У этих искажений есть цель, так же, как и у искажений, вызванных верой. Например, вера в Деда Мороза усиливает ощущение праздника. Да, с одной стороны, она кажется абсурдной. Но накануне праздника вся семья объединяется, родители радуются с детьми, всё это укрепляет отношения в семье, все члены семьи становятся счастливее и добрее, а это отражается на качестве и продолжительности их жизни.

Нельзя использовать по отношению к вере наивный научный подход. Никто не может заявить, что вера и религия иррациональны просто потому, что никто научно не установил критерии рациональности. Что значит быть рациональным? Что нужно отказаться от эмоций? Что нужно делать то, что кажется логичным каким-то людям с учёными степенями? Всё это сомнительно.

Главный критерий рациональности — рационально то, что помогает человечеству выжить. Человеку нужна своего рода избранная паранойя, преувеличенное представление о рисках, суеверия, вера, которые достались нам от тех людей, которые выжили.

Сначала выживание, потом уже истина, понимание и наука.

Уоррен Баффетт писал: «Чтобы зарабатывать деньги, сначала нужно научиться выживать». То же самое и с наукой — наука не нужна для выживания — ведь долгое время человечество обходилось без неё, но чтобы заниматься наукой, нужно выжить. Под выживанием автор понимает не жизнь одного человека, а выживание человечества как вида.

Автору близка концепция Герберта Саймона (лауреат Нобелевской премии по экономике, ввёл понятие «ограниченной рациональности»). Его теория предполагает, что люди не могут принимать совершенно рациональные решения, так как наши вычислительные ресурсы ограничены, и потому для принятия решений мы используем упрощённые эвристики.

Мы не обладаем полным знанием о мире, а реальность мы воспринимаем с искажениями. Поэтому люди выработали свои правила, которые позволяют принимать решения с учётом неполноты информации.

И не стоит судить об иррациональности людей на основании того, во что они верят. Понятие рациональности можно использовать только по отношению к поступкам, а не к вере — нельзя судить людей по их вере, можно только по действиям, поэтому пусты все разговоры о религиозных убеждениях — ошибочно говорить об иррациональных убеждениях, можно говорить только об иррациональных поступках.

А судить о том, рациональны или нет те или иные поступки, можно только с эволюционной позиции — рационально то, что способствует выживанию. Суеверия с этой точки зрения становятся аналогом риск-менеджмента — нельзя отказываться от того, что помогает нам выживать.

Оптические иллюзии в античных храмах помогали нам по достоинству оценить красоту их архитектуры, суеверия помогали нам преодолевать хаос. Рационально — это не то, что логично и описывается словами, это то, что помогает выживать и избегать разрушения.

 

Комментарии

Книги Нассима Талеба вызывают неоднозначную реакцию, но они всегда становятся событием. И хотя многие темы, которые рассматривает автор, переходят из книги в книгу, его идеи глубоки, а иллюстрирующие их примеры оригинальны.

Автор считает, что достойная жизнь должна быть связана с принятием на себя риска. Поэтому молодым людям, которые хотят изменить мир, и которые обращаются к нему с вопросом, что они должны для этого сделать, автор даёт совет начать свой бизнес — Талеб уверен, что общество будет здоровее, если в нём будет больше смелых предпринимателей — тех, кто ставит свою шкуру на кон. Смелость, по мнению автора, — это высшая добродетель.

Закон шкуры на кону помогает нам отличать истинное от ложного, обращать внимание не на слова людей, а на их поступки и на то, чем они рискуют в этой игре. Но у принципа шкуры на кону есть ещё один важный аспект — она связана с честью, решимостью, готовностью идти на риск. Автор отмечает, что у него нет иного определения успеха, кроме как жизни, прожитой достойно и честно.

P.S. Канал goo.gl/5CTbRU о том, что нам ждать от будущего и как в нем преуспеть.

Список видеоконспектов книг goo.gl/D9wQF8

t.me/SmartEventMos — Деловые события Москвы

Список всех деловых событий Москвы goo.gl/h9MiUi вкладка ЭВЕНТЫ

twitter.com/koleso_andrey 
Подпишись — будь в курсе.

★2

....все тэги
2010-2020
UPDONW