Блог им. gnom

50 000 BC. #27

Лежа на кровати я размышлял, в чем смысл моего пребывания здесь. Будучи полубогом, я мог очень многое, особенно в сравнении с тем, что имело здешнее человечество. А значит, от моих решений круто зависит развитие мировой науки, значит и цивилизации в дальнейшем. Уж если мне суждено было творить альтернативную историю, то нужно делать это максимально эффективно.

Я ломал голову, по какому пути развивать прогресс, пока в один из вечером не решил снова вспомнить старую добрую игру «цивилизация». Возможно, она подскажет если не ответ, то хотя бы направление мысли. Я вновь начал перебирать последовательность открытия наук, необходимых для максимального прогресса. Строительство, земледелие, работу с керамикой — я уже, можно сказать, открыл. Колесо, бронзу, кирпичную кладку — тоже. Из элементарных наук оставался нетронутым алфавит, позволявший затем открыть письмо, но зачем это мне? Писать то особо не на чем, бумагу я вряд ли сварю, да и чернила не сделаю. Потом как ступенька — для меня этот этап пройден, ведь я умею писать. Также в игре были «обряд погребения», который в перспективе давал религию. Может в этом ключ? Да нет, бесполезная наука — я сам тут религия.

Получалось, что все базовые науки были мною открыты. Дальше начинались нужные для сценария захвата планеты, но не нужные мне сейчас астрономия и навигация. Письмо давало литературу и математику. Это открывало в свою очередь путь к деньгам, торговле, университету и дальше начиналась эра изобретений. Порох, металлургия, мануфактуры. Дойду ли я до такого прогресса за свою жизнь? Что мне может помешать сделать это максимально быстро?

И тут меня осенило. Я вскочил и нервно заходил по темной комнате. Конечно же! Гениальный Сид Мейер, придумывая игру Цивилизация, учел то, что столько времени упускал из виду я. Алфавит, письмо, литература — вовсе не бесполезные науки. Это те вещи, которые сохранят мои достижения, ускорив дальнейшее развитие человечества. В одиночку я уже сделал почти все что мог, и поэтому уперся в стену. Дальнейший прогресс должно делать общество, а я обязан ему в этом помочь. Пусть не это поколение, а через сто, да хоть тысячу лет, но потомки прочтут об авиации, телевидении, космосе. Но без умения хранить информацию — все мои достижения, вероятнее всего, пропадут после моей смерти.

Меня переполняли идеи. Обладая элементарными знаниями я все-таки смогу нарисовать самолет, танк, подводную лодку, вертолет или велосипед. Да мало ли вещей, которые для нас кажутся обыденными, я смогу описать.

Стоп! Второй раз за вечер я остановился, словно пораженный молнией.

Вертолет, парашют, танк. Это ведь те вещи, которые нарисовал Да Винчи. Гений изображал изобретения, ставшие доступными через пятьсот лет, возможно руководствуясь теми же принципами, что и я. А может он был вовсе не гений? Ни путешествия в космос, ни телевидение, ни какие-нибудь лазерные лучи предсказаны не были, но были и танк, и парашют, и вертолет. Может быть, в прошлое попал, скажем, мальчик из 1950-х годов? Скажи мне кто-то о такой версии пару лет назад, я бы покрутил у виска. А сейчас мне казалось это практически очевидным.

А Уэллс? Как можно было написать про мощную бомбу, которая высвобождает энергию при расщеплении атомов, когда в Англии его времени дома освещались свечами? Или предсказать посудомоечную машину, травелатор или центральное отопление? Возможно ли это сделать, не будучи очевидцем? Или все они были? А скольких еще подобных предсказателей мы не знаем потому что они не удосужились задокументировать свои фантастические мысли, или попросту потому что были сожжены на кострах?

Я понял, что мне нужно было делать, и объяснения для Тыкто явились сами собой. Получив четкое описание своего предназначения я как будто открыл дверь в новую эру. Мне хотелось бежать и строить новый мир прямо сейчас, и я с большим трудом заснул только под утро.

Сидя напротив Тыкто я старался донести до его сердца то, что понял ночью сам.

— Когда я пришел, и стал кидать дерево в огонь — никто не знал зачем это. Но сейчас вы все понимаете. Когда я бил крапиву палками, и делал из нее нити — никто не понимал, что я делаю. А сейчас вы ловите веревками зверей и рыбу. Когда я клал в огонь руду — никто не думал.., — я продолжал приводить примеры моих простых действий, приводивших к прогрессу. Видно было, что Тыкто понимает о чем я говорю, но не понимает куда я клоню. Простыми словами я очень старался объяснить ему смысл своего монолога.

— Там, откуда я пришел, люди умеют очень многое. Они видят и слышат друг друга на расстоянии, они носят оружие, которое пробивает любую броню, они летают по небу как птицы. Я хочу научить твое племя удивительным вещам. И если я делаю что-то и никто не понимает — это потому, что я делаю что-то новое. Вот для чего я прошу помощи твоих людей, и буду просить в дальнейшем. Ты их вождь, они слушают тебя. И если ты веришь мне, то будешь помогать, чтобы ты тоже смог делать удивительные вещи.


Произнося эти пафосные слова я старался делать большие паузы, но когда закончил, Тыкто все-равно задумался очень надолго. Видно было, что мозг старается изо всех сил понять больше, чем то, на что был способен. Наверное, это как если бы мне кто-то рассказывал теорию струн, убеждая, что именно эта система объясняет мой мир. Я бы понял каждое слово в отдельности, но общий глубинный смысл...

Тыкто внимательно посмотрел мне в глаза преданным взглядом и наконец сказал:

— Гном, я хочу летать по небу как птица. Я верю тебе.

Я не удержался и крепко обнял его.


Предстояло разработать план для интеллектуального рывка вперед.

Очевидно, что ставку следовало делать на молодое поколение, которое и должно было построить новый мир через пару десятилетий. Сравнивая здешних обитателей с современными людьми я уже давно понял, что взрослый туземец доходит до уровня развития примерно пятилетнего ребенка. Нет, физическое развитие было на высоте. Наблюдалась даже акселерация. Но вот интеллектуальное: как и пятилетние дети туземцы учились считать до ста, обладали простыми эмоциями и скудным словарным запасом. При этом я был уверен, что возьми я шефство над младенцем, через пять лет он начал бы считать не хуже Тыкто, а вдобавок выучил бы алфавит и русский язык без акцента.

Но обучение карапузов хоть и значилось в списке моих задач, сконцентрироваться я решил на подростках. Буквально через пару лет от них можно ожидать серьезного подспорья в быту и производстве. Том был тому наглядным примером. Я решил повторить историю успеха и объявил интеллектуальную мобилизацию.

По всем трем племенам был брошен клич, что мальчики и девочки от 10 до 15 лет должны прибыть на вступительный экзамен. Через три дня около моего лагеря толпилось примерно 80 подростков, которых я расселил по вновь построенным шалашам. Во избежание конфузов, были организованы женские и мужские кампусы.

Для начала мне нужно было отделить сливки. Подросток проходил десятиминутный тест, в котором я определял его потенциал. Система баллов была простая. Знаешь сколько тебе лет — проходишь дальше. На взгляд сравниваешь кучки из пяти и шести зерен, отвечая какая из них больше — еще один балл. В куске глины я проделал отверстия, в которые надо было вставить цилиндр, кубик, треугольник и еще пару форм. Справился за пол-минуты — отличные мозги. Не понял что от тебя хотят — возвращайтесь в кампус.

Подобная методика давала примерно двадцатипроцентный фильтр. Имена тех, кто проходил тест — я записывал в свою табличку и переселял в другие шалаши. К концу второго дня я обработал почти всех абитуриентов и уже имел семнадцать или восемнадцать поступивших. Утомленный долгими упражнениями с весьма слабыми интеллектуальными визави я устало попросил зайти следующего кандидата. Это была девушка. Лет тринадцати.

-Четырнадцать, — показала она на пальцах, когда я спросил ее о возрасте. Довольно легко были пройдены и остальные тесты, порой ставившие в полнейший тупик моих собеседников. Я заинтересовался этим подростком. Девушка из племени команчей была спортивного телосложения, как большинство дикарей проводящих время в охоте за едой, но не худющая, как многие недоедающие подростки. Правильные черты лица я бы назвал даже симпатичными, особенно на контрасте с тем, что я видел последние пару лет.

Не желая отпускать ее я предложил еще несколько тестов. Зерна были разложены в на столе определенном порядке, затем я убирал одно из них, предлагая восстановить фигуру. Сначала зерен было три, затем четыре, пять, шесть… Похоже, что я имел дело с доисторическим вундеркиндом.

— как тебя зовут? — спросил я, приготовившись написать ее имя

— Лиа, — ответила она и подняла на меня глаза.

Луч заходящего солнца прошел через узкую щель моего окна и осветил ее лицо. По моему телу пробежали мурашки. На меня смотрел тот взгляд, который сложно перепутать. Это иногда встречаешь, находясь за рубежом. Ты встречаешься глазами с человеком и понимаешь, что перед тобой именно русский. И более того, ты точно знаешь, что про тебя думают точно также, нисколько не сомневаясь в наличии красного паспорта в твоем кармане. Не знаю, описал ли я этой аллегорией свои чувства в тот момент, но этот взгляд как будто заглянул в мое сознание.

— я тебя понимаю, — говорили эти глаза, — и гораздо больше чем остальные.

— Лиа, — повторил я. — Ты молодец. Тебя проводят в новый дом.

Оставшиеся собеседования я провел не выпуская из головы эту встречу. В результате экзамена я отобрал двадцать человек, которым предстояло пройти обучение многим элементарным и не очень вещам. Оставшихся шестьдесят я определил в подмастерья к своим отцам, если таковые где-то работали, или на те участки, где не помешала бы помощь. Вот так походя, было изобретено ПТУ.

Новый подход к подросткам требовал новой дисциплины. Помимо основной работы мальчики проходили двухдневную практику добывая пищу рыбалкой или охотой. Вечерние часы были посвящены спорту, а раз в месяц, по воскресеньям, все могли видеться со своей семьей на большой ярмарке. Девочки же факультативно работали со шкурами (для этого пришлось убедить Ыкату разрешить подобную практику), делали веревки, посуду, готовили еду и плели корзины.

Быт простых подростков стал более упорядочен, а двадцать умников получали, вместо трудовой практики, дозу интеллектуальных инъекций. Я не стал мудрить, по сути скопировав начальную школу. Были обязательными русский язык с алфавитом, русский язык с изучением слов, письмо, пока через рисование палочек и кружочков, математика и что-то вроде труда с природоведением. Последний урок — было что-то внеклассной прогулки с учителем. Мы ходили по различным производствам, где объяснялись основные принципы почему что-то делается именно так, а не иначе. Я объяснял принцип палки металки, вращения водяного колеса и кипения воды от костра.

Не буду скрывать, что я часто обращал внимание на Лиу. У меня были к ней скорее отеческие чувства, ведь по сути я годился ей в папы, а она была еще ребенком, но это были именно чувства. Несколько месяцев, проведенных мной в качестве учителя начальных классов невольно сблизили нас, и не редки были случаи, когда Лиа оставалась после уроков.


Начало №2 №3 №4 №5 №6 №7 №8 №9 №10 
№11 №12 №13 №14 №15 №16 №17 №18 №19 №20 
№21 №22 №23 №24 №25 №26 

★2
спасибо.
avatar

crazyFakir

А имена у аборигенов давно появились? Кто их давал? Они были до этого или это одно из нововведений Гнома?
avatar

DemSPb

14 лет и учитель? =)
Лолита=)
avatar

Twilight_reg73

«и не редки были случаи, когда Лиа оставалась после уроков.» оляля )))
Тихая Гавань, в 14 лет аборигены как правило уже женились=)
avatar

Twilight_reg73


интересно
avatar

warriormarket

Что то пропустил _ УЧИТЕЛЬ ПРОСТИ!
avatar

wolga139

Следующая глава опять не детям на ночь? :D
avatar

type568

wolga139, по мне так интересно.
Кусенков Михаил, да мне тоже интересно, Дефо знаю наизусть.Куда Гнома выведет? И как завлечь читателя — думаю. Вот ведь фигня какая…
avatar

wolga139

OченЬ хорошо.
avatar

aster

Лежа на кровати я размышлял, в чем смысл моего пребывания здесь. Будучи полубогом, я мог очень многое, особенно в сравнении с тем, что имело здешнее человечество. — я подумал это про Гнома))
подумалось, можно двигатель от сжигания дров смастерить… а на его основе — пулемет (палка металка+двигатель как мускульная сила)
Ой, ну что Вы. Тут же принцип благорасположения помноженный на отцовские чувства.
avatar

Аня Familiinebudet

можно еще карту добавить, ну как здесь goofy.narod.ru/pooh/online/maps/map-1.jpg (общеизвестная карта)
Недавно прочитал дочке Огненный Бог Марранов, серия из Волшебной страны Волкова.

Вы случайно идею не оттуда подхватили?)

Там тоже Урфин на умении добывать огонь воссел на трон)
avatar

Izi

Спасибо
avatar

Александр

Читаю с наслаждением! Кстати Вы как то медицину не жалуете, научное их травами лечиться, луком, чесноком. Ещё полезно было бы спирта нагнать и уксус сделать. Так же можно сделать айфон неисчерпаемым источником вдохновения аборигенов если его зарядить соединив медными проводками несколько груш) и ещё выслать разведки отряды на поиски лошадей и буйволов- зажили бы сразу как в 18м веке!
avatar

Виталий

Виталий, лошади архисложно приручаются… не один десяток лет уйдет. Буйволов не нашлось пока… про медицину — да, это сразу был один из слабых моментов, в финальной версии это уже поправлено, а сейчас резко вводить ее — было бы странно. Но проспойлерю. Гном скоро заболеет, да. (Не венерическим, не переживайте :))
avatar

Гном

Агрегатор, а что там? Слышал, что самый быстрый способ приручить — с рождения отнять жеребенка и к женской груди.Иначе с молоком кобылы дикость впитывает, которую уже не вывести…
avatar

Гном

Агрегатор, неукротимую планету читал, вторую часть тоже, крысу читал… но это все еще в школе
avatar

Гном

Даль-ше! Даль-ше!

А между прочим, где Седой? Когда он наконец появится?

И ещё, в природе всегда соблюдается баланс. Если наши «провалились» в прошлое, наверняка парочка туземцев перенеслась в будущее. Идея для следующего романа! Дарю)))
avatar

Vlаdimi®

Vladimi®, седой будет. но оказалось перед ним больше событий, чем планировалось вначале. Еще глав 8 наверное точно…
avatar

Гном

Агрегатор, )) около восьми.
avatar

Гном

Агрегатор, smart-lab.ru/blog/243801.php ну одна есть точно
avatar

Гном


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UPDONW