Блог им. Koleso

ПРИНЦИП СТАВОК. Как принимать решения в условиях неопределенности. Часть 2

ПРИНЦИП СТАВОК. Как принимать решения в условиях неопределенности. Часть 2

Электронная книга t.me/kudaidem/1245
Часть 1 https://smart-lab.ru/blog/647045.php

ГЛАВА 4
Возьмемся за руки, друзья

Не все ситуации подходят для поиска истины и не все люди в нем заинтересованы.

Участники группы анализа жизненных ставок должны договориться о ключевых правилах поведения. Главное — непредвзято общаться с людьми, мнение которых отличается от нашего, признавать чужие заслуги и брать на себя ответственность за негативные исходы, как бы неприятно это ни было.

Со стороны наши ошибки заметнее. Мы поможем участникам нашей группы преодолеть их предвзятость, избавиться от «слепого пятна», и они сделают для нас то же.

 

Для стабильной и продуктивной работы группе достаточно трех человек (двое с разными точками зрения, третий — рефери.

Но, истина не может быть культом. И мы продолжим отлично общаться с теми, кто не разделяет наши устремления.

 

Но, качество решений будет выше, если мы найдем соратников по поиску истины.

 

Наиболее известный пример продуктивности группового подхода — Общество анонимных алкоголиков (АА).

На примере анонимных алкоголиков видно, как ценна групповая работа для преодоления вредных привычек.

 

Аналогичный подход применяется в отношении других зависимостей: наркомании, курения, переедания, агрессии и пр. Все это выросло из идеи о том, что мы можем стать лучше с помощью других людей.

Работа в группе поддерживает тех, кто точно знает, что именно он хочет изменить. Но не только. Союз единомышленников может открыть и новые пути.

 

Исследовательское мышление поощряет открытое и объективное рассмотрение альтернатив и терпимость к инакомыслию. Таким образом оно эффективно борется с предвзятостью и помогает членам группы составить более точное представление о мире.

 

Непредвзятость предполагает, что люди не принимают решения и не формируют окончательное мнение до тех пор, пока не отчитаются перед слушателями: а) взгляды которых неизвестны; б) которые ценят точность информации; в) которые хорошо информированы и г) которые вправе требовать обоснования обсуждаемых решений (выборов)».

 

Таким образом, группа может улучшить решение индивидуума, если он отчитывается перед слушателями, которые ценят точность.

 

Важно иметь интеллектуальное и идеологическое разнообразие в группе, целью которой является поиск истины.

 

Условия, которые необходимо соблюдать при групповом поиске истины.

1. Стремление к точности (не к подтверждению!), которое включает поощрение объективности и открытости.

2. Ответственность, о которой членов группы информируют заранее.

3. Поддержка разнообразия идей и мнений.

 

Взаимодействие с единомышленниками позволяет преодолевать предвзятость и в группе, и вне ее. Со временем наши самостоятельные решения тоже становятся лучше.

 

Группа поощряет точность.

 

Стремление к одобрению — это сильный мотивирующий фактор. 

Точность и честность в объединении вознаграждаются социальным одобрением.

Мотивированная аргументация и атрибутивные искажения — две привычки ума, укоренившиеся в механизме работы мозга. Подтверждающее мышление трудно обнаружить самостоятельно, еще труднее изменить. Если же мы решимся на такую трансформацию, самоподкрепления может оказаться недостаточно. Освоение принципа ставок пойдет намного эффективнее, если эмоциональное вознаграждение мы получим от других людей.

На примере Общества анонимных алкоголиков мы видим, как группа, просто демонстрируя одобрение, поддерживает членов в трудной работе по искоренению привычного действия. Всем, кто какое-то время придерживается трезвого образа жизни, группы АА выдают жетоны или другие знаки отличия. Это — осязаемые символы признания заслуг. Многие постоянно держат эти знаки при себе. Некоторые даже обращаются к ювелирам и оформляют их как украшение. Важно отметить, что в таких группах отмечается значимость любого, даже самого скромного шага. Есть знаки, которыми удостаивают за 65 лет трезвости. Но и отказ от алкоголя на сутки тоже отмечается особым образом.

Правила могут быть такие:

— задавать вопросы только о выигранных раздачах.

— Если хотите говорить о покере, то должна определить момент, который мог содержать ошибку.

 

Обсуждение побед (даже если мы выявляем ошибки) менее болезненно, чем разговоры о проигрыше, и это позволяет легче осваивать новые привычки. Выявление ошибок в руках, которые я выиграла, подчеркнуло различие между результатами и качеством решений. Эти обсуждения заставляли меня спокойно, без эмоций, анализировать свои решения благодаря одобрению.

 

Ставка — это форма ответственности, обязательство отчитываться перед другими за наши действия или убеждения. Зацикливаясь на собственных установках, мы теряем ставки. 

Находясь среди игроков, люди становятся более бдительными, четче определяют степень своей уверенности в том или ином факте. Приходится помнить, что за неточность суждений, вполне вероятно, придется заплатить.

 

Если мы строим предположение о том, как пройдет обсуждение, мы можем самостоятельно обнаружить свои ошибки и исправить их.

Группа — идеальная среда для контактов с разными точками зрения.

 

Единственное средство сколько-нибудь приблизиться к полному знанию предмета состоит в том, чтобы выслушивать внимательно все, что может быть сказано о нем людьми всех возможных мнений, изучать его со всех возможных точек зрения. <…> Не иным каким путем, а именно этим умные люди и достигали мудрости. Другого пути нет, и он невозможен по самому свойству человеческого ума.

 

Чтобы более объективно видеть мир, нам нужна среда, в которой высказываются альтернативные гипотезы и точки зрения.  И речь не только об окружающем мире. Чтобы воспринимать самого себя более реалистично, тоже нужно знать мнения других людей.

 

Если мы думаем ставками, то, проверяя точность наших убеждений, задаемся вопросами. Некоторые из них приводятся ниже.

• Почему мои убеждения могут быть неправильными?

• Какие факты связаны с моими представлениями?

• В каких областях знания могут быть сведения, позволяющие оценить точность моих суждений?

• Какие источники информации я мог упустить или недостаточно использовать, формируя данные представления?

• На чем основываются взгляды, противоположные моим?

• Каковы аргументы оппонентов и чем они весомее моих?

 

Образно говоря, наша предвзятость держит нас на привязи, и веревка — это неопределенность. Знакомство с разными мнениями снижает неопределенность. Полученная в группе информация заполняет пробелы в знаниях. Вот почему хорошо организованное сообщество помогает нам упорядочить мышление и жизнь в целом.

 

мы не можем узнать правду, не выслушав противоположную сторону. И это необходимо использовать в наших собственных группах по принятию решений. Например, если группа работает над вопросами развития компании после слияния, нужно учесть мнение человека, который первоначально выступал против объединения. Возможно, он объяснит, почему деятельность двух отделов продаж плохо координируется. Каковы бы ни были его аргументы, в большинстве случаев они помогут продвинуться в решении проблемы.

 

Разнообразие — это основа продуктивного группового принятия решений, но поддерживать его очень трудно. Мы все тянемся к людям, которые похожи на нас.

 

Обойти эту ловушку довольно сложно. В нее попадают не только обычные люди, но и те, кто, казалось бы, абсолютно предан делу поиска истины: судьи и ученые.

 

Федеральные судьи: заносы случаются.

 

Апелляционные суды США представляют собой «экстраординарный и продолжительный естественный эксперимент» по разнообразию. Коллегии апелляционных судов состоят из трех судей, случайно выбранных из пула судебного округа. Пул каждого округа включает судей с бессрочным контрактом, выбранных действующим президентом. В итоге в группе могут оказаться три демократа, или три республиканца, или соотношение сторонников определенной партии будет два к одному.

Ученые проанализировали более шести тысяч апелляций в федеральных судах и почти 20 тысяч результатов голосований конкретных судей. Неудивительно, что принимая решение, судья так или иначе учитывает «политику партии». Тем не менее выяснилось, что политическое разнообразие в коллегиях улучшает работу.

Даже единственный оппонент значительно дисциплинирует.

судьи федеральных апелляционных судов нуждаются в точке зрения, противоположной их собственной. Судьи подчиняются коллективному мышлению, что неудивительно, ведь это общечеловеческий инстинкт. Исследователи представили убедительные доказательства того, что судьи-единомышленники не всегда придерживаются взвешенной позиции: «Судьи голосуют более предсказуемо, если работают со своими политическими соратниками.

Кажется, что интернет и медиа открывают неограниченный доступ к разным мнениям. На самом же деле есть опасность, что мы окажемся в «пузыре» информации, специально отфильтрованной с учетом наших поисковых запросов. Мы, возможно, даже не заметим, что находимся в эхокамере. Если мы влюблены в собственные идеи, то все, что с ними согласуется, кажется разумным и правильным.

 

Социальная психология особенно уязвима к давлению господствующей идеологии. Социологи часто изучают актуальные проблемы именно с учетом общественно-политических настроений. Это имеет значение при исследовании, например, таких вопросов, как расизм, сексизм, стереотипы и реакции на власть и полномочия. Таким образом, если почти все ученые придерживаются либеральных взглядов, качество исследований может пострадать.

 

Группы с различными точками зрения — лучшая защита от подтверждающего взаимодействия. 

Мнения членов группы не особенно помогают, если это группа клонов.

 

Мы интересуемся теми, кто с нами согласен. Не верите? Перечитайте твиты людей, на которых вы подписаны. Я, почти не рискуя, держу пари: большинство из них — ваши единомышленники. Если это действительно так, подпишитесь на ваших ярых оппонентов.

 

Научный тотализатор.

Очевидно, выводы ученых стали бы точнее, будь они предметом пари.

Исследования показали, насколько повышается точность экспертного мнения, если оно выражается в форме ставки.

Ученые, оценивающие потенциал опытов в форме рецензии, оказались правы в 58 % случаев. Мнение экспертов, сделавших ставки, было верно в 71 % случаев.

Пари по объективности значительно превосходит оппонирование — основу экспертизы научной работы.

Все чаще компании «организуют тотализатор», чтобы ознакомиться с многообразием мнений. Так действуют, например, Google, Microsoft, General Electric, Eli Lilly, Pfizer и Siemens. Люди охотно и честно высказываются, если цель — выиграть ставку, а не «понравиться» членам подтверждающей группы.

 

ГЛАВА 5
Не согласиться, чтобы выиграть

Магия: от коммунизма к скептицизму

 

 

Модель идеального типа самокорректирующегося сообщества, ориентированного на стандарты CUDOS:

• коммунизм (данные принадлежат группе);

• универсализм, (единые требования к утверждениям и аргументам, независимо от их источника);

• беспристрастность или бескорыстие (бдительность в отношении потенциальных конфликтов интересов, которые могут повлиять на оценки);

• организованный скептицизм (поощрение дискуссионной активности).

 

Модель CUDOS разработанная Робертом Мертона оптимальна.

Он заложил основы социологического анализа науки. В его работах впервые появились термины «ролевая модель», «самосбывающееся пророчество», «референтная группа», «непреднамеренные последствия», «фокус-группа». 

 

Каждый элемент стандарта CUDOS — коммунизм, универсализм, беспристрастность и организованный скептицизм — можно активно применять и адаптировать, продвигаясь к объективности.

Если же группа «дрейфует» от точного мышления к подтверждающему, в первую очередь нужно выяснить, какая из норм Мертона не соблюдается. При последовательной реализации стандарт CUDOS может стать отличным руководством для каждого, кто учится выигрывать в ставках или принимать работающие решения.

Мертоновский коммунизм: больше значит больше.

 

Коммунизм как один из императивов Мертона (очевидно, он не имел в виду общественный строй) предполагает всеобщую доступность данных. Для развития науки необходимо, чтобы ученые делились результатами изысканий с научным сообществом.

 

Поощряйте других находить «скелеты в шкафах», то есть атрибутивные искажения в ваших рассуждениях. Сам факт нашего беспокойства и дискомфорта, как правило, указывает, что эту информацию следует включить в «отчет» для группового обсуждения. В большинстве случаев сомнение — это сигнал: «нужно получше разобраться в ситуации».

 

Эффект Расёмона, названный в честь одноименного фильма Акиры Куросавы. Центральная идея произведения: неполная информация порождает предвзятость. В фильме четыре человека совершенно по-разному описывают ситуацию, свидетелями которой они стали: соблазнение (или изнасилование) женщины разбойником; дуэль разбойника с ее мужем (была ли дуэль?); гибель мужа (в результате дуэли, убийства или самоубийства).

Мы должны помнить об эффекте Расёмона, даже если при обсуждении не звучат противоречивые заявления. Все равно мы не можем считать одну версию истории точной или полной.

Говоря об оценке чужих решений, мы должны выяснять друг у друга всю необходимую информацию.

Обменивайтесь данными. Все эксперты делают это. В частности, поэтому они и становятся экспертами. Они понимают, что обмен данными — лучший способ придерживаться точности, так как в этом случае реакция аудитории — довольно надежный индикатор.

 

Эксперты знают: чем больше подробностей, тем точнее оценка качества решений. В таких разговорах значительная часть описаний совпадает, ведь профессиональная игра предполагает реализацию стандартных решений. Вот почему так важны мельчайшие детали: если слушатель получает объективный отчет, его уже не так просто водить за нос, подталкивая к желаемому выводу о качестве реализованных решений.

Одна из составляющих корпоративного успеха — максимально точная, объективная и подробная оценка того, что происходит. Если донести эту мысль до сотрудников, они будут добиваться побед в этом направлении и таким образом усвоят лучшие привычки ума.

Обменивайтесь данными и вознаграждайте членов вашей группы за то, что они щедро делятся информацией.

Универсализм: не казните гонца.

 

Совет не казнить посланника можно понять еще и так: нельзя игнорировать или принижать идею лишь потому, что вам не нравится тот, кто ее транслирует.

Если мы негативно относимся к человеку, передающему сообщение, мы закрыты для новой информации и упускаем возможность получить знания. Если же «посланник» нам симпатичен, мы склонны некритично воспринимать его сообщение. Оба варианта крайне неудачные.

 

В каждой группе можно разработать упражнение для развития открытости взглядов, которых требует универсализма. Например, в условиях глубокой поляризации политики мы забываем, что ни у кого из нас нет исключительно хороших или плохих идей. И либералам, и консерваторам было бы полезно следить за прессой и медиа политических оппонентов.

 

единственный способ получить знания и приблизиться к истине — это изучить все возможные варианты мнений. Мы учимся тому, чего не знаем. Мы лучше корректируем свои убеждения. Если мы открыты и объективны, то лучше понимаем и собственную позицию, независимо от того, подтверждает ее проверка или нет. Нам следует быть беспристрастными к сообщениям, из каких бы источников они ни поступали.

Беспристрастность: у каждого есть конфликт интересов, и это заразно.

 

В 1967 году трое ученых Гарвардского университета подготовили масштабный обзор актуальных на тот момент исследований: все они обвиняли жир.

Заявления о вреде жиров и безопасности сахара десятилетиями определяли питание сотен миллионов людей и в итоге привели к колоссальному росту показателей ожирения и диабета.

Влияние этого материала на пищевые привычки и здоровье американцев однозначно доказывает реальную силу мнения, которое кажется нам беспристрастным. В сентябре 2016 года вышла статья о работе тех гарвардских ученых. Выяснилось, что ее финансировали производители сахара. Неудивительно, что авторы раскритиковали исследования, связывавшие употребление сахара с сердечными заболеваниями, и поддержали выводы о безопасности глюкозы, углеводов, а также о вреде жиров.

 

Возможно, они даже не ощущали давления заказчиков. По крайней мере, они бы отстаивали свою работу и отрицали, что производители как-то влияли на их взгляды. Такова уж человеческая натура. Тем не менее, если бы об этом факте узнали своевременно, научное сообщество отнеслось бы к выводам скептически, учитывая столь явный конфликт интересов.

 

До 1984 года журнал не требовал указывать источники финансирования исследований, поэтому никто не заподозрил авторов в ангажированности, и в результате здоровье нации серьезно пострадало.

 

 Конфликты интересов «встроены» в человеческий мозг. Наша интерпретация мира подтверждает наши же о нем представления. Мы не хотим признавать собственное невежество или ошибки. Хорошие результаты мы считаем исключительно собственными заслугами.

 

Ричард Фейнман признал, что влияние результатов очень сильно в физике, которую многие считают настолько же точной, насколько 2 + 2 = 4. Вот что он выяснил. Если ученому известна гипотеза, то, анализируя относящиеся к ней данные, он, скорее всего, ее подтвердит. Цифры могут быть объективными, но подача данных — благодатная почва для предвзятости. 

 

Если группа не знает результат, она беспристрастно выскажется о качестве решения. 

 

Именно так строится дискуссия в покерной группе автора книги. И это было полной неожиданностью для участников семинаров. Когда обсуждение заканчивалось, люди смотрели на нее так, будто она бросила их на краю обрыва:

— Подождите! Чем закончилась раздача?

И она давала им красную таблетку:

— Это не имеет значения.

Любую ситуацию можно описать строго до момента анализируемого решения, не упоминая результат, чтобы избежать предвзятости слушателей.

 

Но результаты — не единственная проблема. Убеждения тоже «заразны».

Знания об истинности убеждений достаточно, чтобы возник конфликт интересов. Если же избавить группу от этой первоначальной установки, вероятность конфликта интересов будет ниже. 

 

Еще один способ снижения предвзятости группы — поощрение внимания к противоположным точкам зрения и к положительным сторонам позиции оппонента. Если члены группы решительно не согласны друг с другом, обсуждение заходит в тупик. Арбитр может заставить каждую сторону аргументировать позицию оппонентов — именно так совершенствуются навыки дискуссии. Это помогает не зацикливаться на подтверждении собственной позиции, сместить фокус на открытое восприятие противоположного мнения.

 

Чтобы совершенствоваться в точности мышления, недостаточно просто выслушать оппонента. Если два человека придерживаются диаметрально противоположных позиций, есть смысл приложить усилия, чтобы сдвинуться со своего «полюса» и обстоятельно обосновать позицию соперника. Такое упражнение учит глубже понимать и уважать другие точки зрения. В итоге мы уточняем и собственную позицию. Вспомним еще раз, открытость новому — единственный способ познания.

 

Организованный скептицизм: аргументы и дружелюбие.

 

 

Скептицизм не ищет подтверждения истины. Наоборот, он задает вопросы, почему та или иная информация может быть ложной. Признавая существование объективной истины, скептицизм утверждает, что наши знания о ней могут быть неверны. Принцип ставок — одно из воплощений скептицизма — побуждает перепроверять собственные установки, выяснять, насколько мы уверены в наших знаниях и прогнозах. Это приближает нас к объективной истине.

Группа принятия решений будет работать эффективно, если скептицизм станет главным принципом ее деятельности.

Особенно скептически мы должны относиться к информации, которая согласуется с нашей точкой зрения, потому что именно в этом случае высок риск некритически принять подтверждающие доказательства. 

Если мы не склонны видеть ситуацию с диаметрально противоположных позиций (как предлагает Ричард Фейнман), не стремимся выяснять, где могли ошибиться, не стоит рассчитывать на хорошие ставки.

Если, общаясь в группе, мы всегда будем исходить из признания неопределенности, негативный контекст противоречий исчезнет. Ведь дискуссию мы будем начинать с сообщения о собственной неуверенности (или неполной уверенности). Если мы говорим: «Я на 60 % уверен, что официант напутает с заказом», — то так или иначе соотносим свою потенциальную «правоту» с «неправотой». И корректно выраженное несогласие — это также способ признать, что наши представления о мире носят вероятностный характер. Вот почему так важно подчеркивать собственную неуверенность. 

 Мы не станем заявлять о несогласии утверждением: «Вы ошибаетесь!» Мы скажем: «Я в этом не уверен». Оппонента можно спросить: «Вы уверены в этом?» или «Могли бы вы посмотреть на проблему с другой точки зрения?» В этом случае мы соблюдаем принцип неопределенности.

Организованный скептицизм приглашает оппонентов к совместному исследованию.

 

Люди более открыты к восприятию иных точек зрения, сформулированных таким образом.

 

Важно поощрять и практиковать скептицизм. Должность «адвоката дьявола» появилась много веков назад в католической церкви. Эти люди были обязаны оспаривать заслуги христианских подвижников, которых Ватикан намеревался причислить к лику святых. В ЦРУ есть «красные команды», в Государственном департаменте работает «Канал несогласия». И мы можем внедрять инакомыслие в нашу деловую и частную жизнь.

Нам следует создать группу (из коллег, экспертов или друзей и знакомых), которая будет обоснованно указывать нам на слабые стороны наших решений, стратегий, прогнозов и выдвигать альтернативные гипотезы. 

 

Привлекайте к обсуждению «адвокатов дьявола».

Не стоит питать иллюзий. Объективно оценивать себя и мир трудно. Нам придется культивировать мысли, которых мы обычно избегаем. 

 

Выражайте неуверенность. Это стимулирует любого собеседника (не только члена группы) делиться информацией и оппонировать нам.

 

Соглашайтесь. Определите, что вы можете одобрить. Укажите собеседнику на общность ваших взглядов, а затем изложите собственное мнение, начиная с союза «и». Не пользуйтесь словом «но». Мы точно знаем: человеку важно, чтобы его идеи находили подтверждение у окружающих. открытость чужому мнению позволяет нам самим мыслить точнее.

Обнаружив сходство убеждений, собеседник спокойнее отнесется к различиям. Важно подавать новую информацию как дополнение, а не отрицание

«И» — это предложение внести свой вклад. «Но» — это отрицание и отказ от того, что было сказано раньше.

 

Сосредоточьтесь на будущем.

Если переключить внимание человека на возможное будущее, он сможет самостоятельно разобраться со своими решениями в прошлом.

 

финальной стратегии принятия решений, которую предстоит обсудить в этой книге: как «путешествия во времени» помогут совершенствовать принятие решений. Привлекая к участию свои прошлые и будущие версии, мы становимся собой.

ГЛАВА 6
Мысленные путешествия во времени

Принимая решения, мы хотим столкнуться с собой в прошлом и будущем. И для этого отлично подходит наша способность к мысленным путешествиям во времени. Это своеобразный аналог подотчетности в группе, и такие «встречи» тоже могут привести к лучшим решениям. Прежде чем отчитываться перед группой, можно ненадолго отправиться в будущее и представить себе обсуждение. Нередко такой эксперимент помогает выбрать рациональный путь.

 

Если мы принимаем сиюминутные решения (не думая о прошлом или будущем), мы с большей вероятностью склонны к иррациональности и импульсивности.

 

Чтобы описать, каким образом наше нынешнее «я» учитывает (или не учитывает) интересы нашего будущего «я», можно воспользоваться термином «временное дисконтирование»{33}. Мы хотим получить вознаграждение прямо сейчас и готовы пойти на иррационально большие уступки, не дожидаясь более крупной награды.

Пример временного дисконтирования у взрослых есть в исследованиях сокращений в армии. В 1990-е годы десятки тысяч сокращенных военнослужащих согласились получить единовременно 2,5 миллиарда долларов. Это на 40 % меньше, чем они получили бы, согласившись на регулярные выплаты в течение некоторого времени.

 

Если же мы выйдем за пределы настоящего и «пообщаемся» с прошлыми и будущими версиями нас самих, то с большей вероятностью сделаем выбор в пользу долгосрочных целей. 

 

 Сожаление полезно до, а не после принятия решения. 

 

Цель наших «путешествий во времени» — остановить сиюминутное решение и проанализировать его с точки зрения прошлого и будущего. Со временем это войдет в привычку. Прежде чем действовать, мы будем анализировать ситуацию, задавая себе простые вопросы и обсуждая их с нашими прошлыми и будущими «я». Достаточно представить, как мы в будущем оценим это решение или каким бы оно виделось нам сегодня, если бы его в свое время приняла наша прошлая версия.

 

Метод 10–10–10, который помогает привлекать нас-в-будущем к принятию текущих решений. Для этого нужно задать себе вопросы: «Каковы будут последствия решения через десять минут? Через десять месяцев? Через десять лет?» Такой подход стимулирует личную ответственность.

 Отвечая на подобные вопросы, мы привлекаем к выбору менее реактивные нейронные пути, которые контролируют выполнение решений.

В покере решения принимаются мгновенно, а последствия серьезны и наступают незамедлительно. Вот почему в игре опыт применения инструментов, аналогичных 10–10–10, сродни навыкам выживания в дикой природе.

Умение сожалеть о еще не принятых решениях дает преимущества. Во-первых, очевидно, оно помогает принимать более правильные решения. Во-вторых, мы более сочувственно относимся к себе, даже если что-то идет не так. Мы можем готовиться к негативным результатам и предвидеть их. То есть при негативном исходе мы будем действовать по плану, а не просто реагировать на факт. Лучше заблаговременно примириться с плохим результатом, чем отказываться признавать реальность проблемы.

 

Некоторым несущественным моментам жизни мы придаем слишком большое значение. Это как наблюдать за тикером на бирже. Вообще-то мы знаем, что акции — это долгосрочные инвестиции, и надеемся, что они будут дорожать в течение нескольких лет или даже десятилетий. Тем не менее мы чувствуем нечто вроде паралича, если в течение нескольких минут на тикерный монитор выводится информация о падении «наших» котировок. В эти мгновения мы видим только худший вариант развития событий.

Если мы принимаем финансовые решения с учетом отдаленной перспективы, наблюдать за тикером бессмысленно.

Рис 6. Диаграмма котировок акций Berkshire Hathaway с 1964 года.

Рис 7. колебания котировок в случайно выбранный день (где-то в конце января 2017 года). Падение цены до минимальных значений кажется пугающим. Представьте, что почувствовал наблюдатель — владелец акций около 11:30.)

Мы пристально вглядываемся в тикерный монитор нашей жизни, и это проблема. Счастье (как бы мы его ни определяли) едва ли стоит оценивать глядя на тикеры, специально увеличивая изображение текущих проблем. Лучше «путешествовать во времени» и, думая о долгосрочных перспективах.

Если мы оказываемся под дождем с проколотой шиной, то склонны признать несчастной всю жизнь. Это благодатная почва для атрибутивных искажений: мы припишем неудовлетворительный исход невезению (чтобы блокировать отрицательные эмоции) и поддержим высокую самооценку, приписывая заслуги себе. Решения, обусловленные эмоциями текущего момента, могут стать самоисполняющимся пророчеством, снижая качество ставок, увеличивая шансы плохих исходов.

Мыслим перспективно

 

Наше восприятие результата зависит от пути к нему. Не так важно, чем дело закончилось, важно, как мы к этому пришли. Случай из недавнего прошлого вызывает значительно более сильный эмоциональный отклик, чем жизненная ситуация в целом. 

Если, путешествуя во времени, мы отдалимся от текущего момента, то увидим истинный масштаб явления. И текущие движения тикера не исказят общую картину.

В покере эта проблема возникает постоянно. Табло напоминает игрокам, что все их решения имеют последствия, но у него есть и недостаток. Оно, как биржевой тикер, отражает самые последние изменения. А значит, есть риск, что игроков эмоционально парализует наблюдение за тикером и они чрезмерно активно отреагируют на сиюминутные колебания. Мастера покера уделяют этой проблеме особое внимание.

Тильт

Описывая виды волн, серферы используют более двадцати терминов. Они указывают на то, как волна ломается, в каком направлении движется, какова при этом глубина, какие проблемы она создает спортсменам и пр. Так, клоуз-ауты, закрытые волны, ломаются сразу по всей длине. Дабл-апы, двойные волны, образуются при встрече и объединении двух волн в одну. Реформы — это волны, которые ломаются, угасают и снова ломаются. 

Игроки в покер постоянно борются за контроль над сиюминутными колебаниями. Поэтому в их жаргоне есть немало терминов, описывающих эмоциональный настрой, при котором «плохие результаты воздействуют на эмоции и провоцируют неадекватные оценки и иррациональные решения, ведущие, в свою очередь, к новым ошибкам и зацикленности игрока». Чаще всего такое состояние называют тильтом. Это злейший враг игрока в покер, и это слово мгновенно сообщает другим игрокам, что вы не в себе. Если вы чрезмерно эмоционально реагируете на некоторое недавнее событие, у вас тильт.

Если эмоциональный центр мозга подает тревожные сигналы, лимбическая система (в частности, миндалевидное тело) отключает префронтальную кору. Мы загораемся… и затем отключаем центр когнитивного контроля.

Существуют эмоциональные и физиологические признаки тильта.

Физиологические признаки тильта: покрасневшее лицо, учащенное сердцебиение и дыхание.

 

У каждого из нас был подобный опыт в личной и профессиональной жизни: преувеличение значимости события, вызванное сиюминутной эмоциональной реакцией.

Итак, мы знаем вербальные и физиологические признаки тильта. Мы знаем также, что такое состояние возникает при наблюдении за тикером. Значит, мы можем сформировать и ввести в привычку адекватную линию поведения на этот случай. Почувствовав признаки тильта, мы «выйдем из процесса», будь то ссора с супругом или ребенком, конфликт на работе или проигрыш за покерным столом. Можно физически выйти из ситуации и подождать, пока эмоции не улягутся и не возникнет некий рациональный взгляд на происходящее, поскольку в состоянии тильта мы не способны и ни в коем случае не должны принимать решения. В этом смысл совета «глубоко вдохните десять раз» и пословицы «утро вечера мудренее». Следует выработать привычку купировать тильт упражнением 10–10–10. Можно также задать себе вопрос: «Чем такая ситуация закончилась в прошлый раз?» Или: «Допустимо ли в таком состоянии принимать решения?» 

 

Нужно быть особенно внимательным, если случилось событие, вызвавшее у нас эмоциональную реакцию. Следует принимать «совместные решения» со своими прошлыми и будущими «я», чтобы реагировать на текущие спады и подъемы пропорционально их значимости.

Договоры Улисса

Герой Гомера Одиссей, использовал знания, полученные в прошлом, чтобы выручить себя в будущем. Его судну предстояло пройти мимо острова, населенного сиренами. Чтобы избежать смертельной опасности, Одиссей приказал команде наглухо запечатать уши воском, а его самого крепко привязать к мачте. Так Одиссей стал единственным в мире человеком, который слышал пение сирен и остался жив.

План сработал отлично. Каждый из нас может предпринять какие-то шаги в настоящем, которые «свяжут» нас и таким образом уберегут от опасных (или, например, невыгодных) поступков в будущем. Такие действия обозначаются термином «договор (или пакт) Улисса» (это латинский вариант имени Одиссей).

Это идеальное взаимодействие между вами-в-прошлом, вами-в-настоящем и вами-в-будущем. Улисс осознавал, что его будущее «я» (вместе с его спутниками) подчинится очарованию сирен и отправит корабль на скалы. Поэтому он приказал морякам заткнуть уши воском, а его самого привязать за руки к мачте, буквально привязывая его будущее «я» к лучшему поведению. В быту мы нередко заключаем такие договоры даже не задумываясь. Один из простейших примеров: мы отдаем ключи от машины непьющему приятелю, если отправляемся в бар. Наша прошлая версия предполагает, что мы примем иррациональное решение и сядем за руль. Поэтому она «связывает» наше будущее «я», оставив его без ключей.

Договор Улисса препятствует иррациональности или поддерживает рациональность

Хорошо продуманный договор Улисса поможет нам стать рациональными инвесторами. Так, если воспользоваться специальной банковской услугой, часть зарплаты будет автоматически перечисляться на накопительный счет. Это тоже один из видов договора Улисса.

Заблаговременно составленный договор «привязывает нас к мачте» в ситуации, когда наша свобода может быть опасна для нас самих. У нас, разумеется, остается шанс ослабить веревку. Мы можем реализовать эмоциональное, спонтанное, иррациональное решение, но это будет уже не так просто. Нам в любом случае придется остановиться и подумать, а это уже потенциальная возможность обсуждения решения (хотя бы даже с самим собой). Можем ли мы вообще исключить эмоциональные, иррациональные решения? Нет. Будут ли иногда наши действия бессмысленными? Конечно. Но это будет случаться реже.

 

Некоторые индикаторы, указывающие на необходимость «прервать решение»:

• Иллюзия уверенности: «Я знаю», «Я уверен», «Вы на 100 % неправы». Сюда же нужно отнести любые заявления, указывающие на то, что мы скорее предполагаем достоверность какого-то факта, чем знаем наверняка. Следует также быть внимательными к словам: «наилучший», «наихудший», «всегда», «никогда».

• Иррациональная оценка результатов: «Не может быть, что мне настолько не повезло». Или, наоборот, объяснение успеха исключительно своими способностями: «Я в идеальной форме» или «Я все отлично спланировал». Вообще в «группе риска» все умозаключения о везении, умениях, вине или заслугах — как своих, так и чужих, например: «Сами виноваты», «Этого следовало ожидать», «Почему им всегда так везет?»

• Негативные характеристики людей, призванные обесценить их мнение. Оскорбительные, уничижительные определения.

 

Если мы замечаем нечто подобное, то, скорее всего, теряем из виду истину, уступая предвзятости.

Ругательная банка — простой пример договора Улисса в действии. Мы заранее думаем о возможных будущих неприятностях (в данном случае связанных с принятием решений) и разрабатываем план действий. Как минимум мы обещаем себе сохранять бдительность и принять меры, если заметим, что уклоняемся от поисков истины.

Более высокий уровень «договоренностей» требует более корректного представления о будущем. Нужно точнее сформулировать, к каким решениям мы стремимся и каких хотим избежать. И здесь не обойтись без тщательной разведки.

Разведка: карта будущего.

 

Высадка в Нормандии все равно оказалась успешной, потому что готовившие ее эксперты отработали максимально возможное количество вариантов развития событий.

Нам тоже нужно придерживаться правила: приступать к планированию только после отработки различных сценариев реализации того или иного решения и оценки их вероятности.

Так наша собственная разведка позволит действовать более точно. Причем «разведать» можно не только настоящее, но и будущее.

Рис. 9

Мы анализируем наши воспоминания, чтобы представить вероятность того или иного сценария будущего, и принимаем соответствующие решения.

Рис. 10

Выясните возможности, затем попробуйте рассчитать вероятности. Вначале мы создаем своеобразный «набор» предполагаемых вариантов будущего, то есть занимаемся сценарным планированием

Сценарное планирование позволяет проанализировать широкий спектр возможных вариантов развития событий и, исходя из этого, построить долгосрочные планы и подготовиться к их реализации.

Определив максимально возможное число исходов, мы пытаемся точно оценить вероятность наступления каждого из них.

Поработайте над деревом принятия решений и определить потенциальную вероятность различных вариантов будущего.

 

Наша задача не в том, чтобы повысить точность прогнозов. Главное — осознать, что мы так или иначе представляем будущее каждый раз, когда принимаем решение. Вот почему этим «представлениям» нужно уделить побольше внимания. Если мы встревожены какими-то догадками, значит, мы уже о чем-то догадались. Следовательно, мы можем, например, подумать, какова вероятность благоприятного исхода реализации данного решения с учетом имеющихся вариантов.

 

Игроки в покер живут в этом вероятностном мире. Их постоянные «ориентиры» — вопросы вроде: каковы возможные сценарии будущего? каковы вероятности этих возможных сценариев? Они не видят карт соперников, но их вполне устраивает эта неопределенность.

 

Это и есть стратегическое мышление. Где бы оно ни использовалось: в продажах, бизнесе, судебных процессах, лучшее, что можно сделать, — рассмотреть максимально возможное число сценариев, представить и проанализировать потенциальную реакцию на каждый из них, постоянно дополняя и уточняя дерево принятия решений.

Сценарное планирование — это форма мысленных путешествий во времени. Мы можем работать по этой методике самостоятельно, но наилучшие результаты дает групповое взаимодействие, особенно если сообщество поддерживает разнообразие точек зрения.

 

Разведка будущего не ограничивается повышением качества решений. Она дает и другие преимущества.

Во-первых, сценарное планирование напоминает, что будущему присуща неопределенность. Фокусируясь на этом свойстве в процессе принятия решений, мы получаем более реалистичный взгляд на мир.

Во-вторых, разведка позволяет отработать реагирование на разные исходы. Разобравшись, каких позитивных или негативных событий можно ожидать, мы сконцентрируемся на стратегии. Если мы готовы к переменам — это хорошо, если удивляемся им — это плохо. Если разведка выявила вероятность нашего иррационального поведения, мы можем связать себя договором Улисса.

В-третьих, представляя диапазон результатов, мы избежим неэффективного сожаления (или незаслуженной эйфории), когда реализуется один из исходов.

 

Наилучший способ выстроить дерево принятия решений и разработать сценарный план — «начать с конца».

Ретрополяция: от позитивного будущего к настоящему.

 

Чтобы хорошо спланировать будущее, нужно о нем помнить. С точки зрения настоящего трудно увидеть «предысторию» наших будущих поступков. Мы используем для планирования опыт решения текущих проблем. У этого метода есть серьезный недостаток: поступая таким образом, мы предполагаем, что в будущем условия не изменятся; не проявятся факты, о которых нам сегодня ничего не известно; мы будем действовать в рамках привычной парадигмы. Однако мир меняется слишком быстро, и едва ли такой подход целесообразен.

 

Ретроспективный взгляд в будущее (представление о событии, как если бы оно уже произошло) увеличивает способность правильно определять причины будущих событий на 30 %.

 

Если в качестве исходной точки мы берем цель и в соответствии с ней определяем путь развития, такой подход называется ретрополяцией. Мы представляем, что уже живем в запланированном будущем. Представьте, что вы увидели в газете заголовок «Мы достигли цели!» — а затем стали думать, как именно это происходило.

 

Еще одно преимущество ретрополяции: она позволяет предусмотреть действия, которые придется предпринять в будущих ситуациях, и подготовиться к ним.

 

Образ успешного будущего и ретрополяция из этого пункта — полезное упражнение, если нужно определить шаги, необходимые для достижения целей. Обратный отсчет приносит еще больше пользы, если мы представляем неблагоприятное будущее.

Премортем: обратный отсчет от негативного будущего.

 

Премортем — это расследование ужасных обстоятельство до того, как случится непоправимое. Мы все хотели бы с оптимизмом смотреть в будущее. И, как правило, мы склонны переоценивать вероятность хороших событий.

Использовать премортем в планировании — значит изначально представить, что мы не достигли поставленных целей.

Ретрополяция и премортем дополняют друг друга. Ретрополяция — образ позитивного будущего, премортем — образ негативного будущего. Если представлять успехи и неудачи по отдельности, мы не увидим всю картину. Ретрополяция — это капитан болельщиков, премортем — это человек в аудитории, задающий слишком много вопросов. Представьте заголовок: «Мы не достигли цели». Он заставляет задуматься о причинах провала (они не представляют интереса, если точка отсчета — успешное будущее).

 Техника премортема (негативная визуализация) делает достижение наших целей более вероятным.

с большей вероятностью добьются успеха люди, которые воображают препятствия на пути достижения целей.

Эксперимент показал, что испытуемые с интенсивными положительными фантазиями о снижении массы тела потеряли на двенадцать килограммов меньше, чем те, кто видел свою будущую фигуру в негативном свете.

Мечты, по-видимому, препятствовали достижению цели. У испытуемых-мечтателей было меньше энергии, чтобы придерживаться линии поведения, способствующей снижению веса.

мы нуждаемся в позитивных целях, но с большей вероятностью реализуем их, если учитываем негативные версии будущего.

Если мы учитываем и позитивные, и негативные образы будущего, мы видим его более реалистично. При таком подходе наши планы учитывают больше потенциальных препятствий.

Премортем показывает нам «карту целиком»: мы видим все маршруты в будущее, даже те, которые не ведут к достижению целей. Премортем вынуждает нас прорисовывать все ветви дерева решений.

Позитивное пространство ретрополяции и негативное пространство премортема нужно соотнести с целым — конечным пространством. Определив реальный объем негатива, мы пропорционально сокращаем позитив — и получаем более точное представление о реальности.

Мы принимаем более правильные решения, если слышим голоса наших прошлых, настоящих и будущих «я».

Ретрополяция без премортема — это форма временного дисконтирования. Представляя позитивное будущее, мы чувствуем себя лучше сейчас. Если же мы откажемся от немедленного удовлетворения, то в будущем получим существенную компенсацию за гибкость, объективность и восприятие мира таким, каков он на самом деле.

 

Ретроспективный детерминизм, или Не пилите сгоряча

Подумайте о времени как о дереве. Ствол без ветвей — это прошлое. У дерева есть только один ствол, так же как у нас есть только одно прошлое. Ветви — сценарии будущего. Более толстые ветви — это более вероятные сценарии, более тонкие — менее вероятные. Часть ствола, из которой растут ветви, — это настоящее.

Ретроспективный детерминизм — враг вероятностного мышления.

 

Реакция на выборы 2016 года — еще одна наглядная демонстрация того, как мы отрубаем ветки от дерева.

Хиллари Клинтон лидировала в начале кампании. Опросы показали, что вероятность ее победы — 60–70 %. Когда победил Дональд Трамп, на центры изучения общественного мнения обрушилась лавина критики: «социологи продули выборы», «букмекеры проморгали успех Трампа» и пр. То есть для прессы вероятность победы 60–70 % — это и есть победа. Довольно большую и крепкую (30–40 %) ветвь Трампа они вообще не заметили.

Однако как только результаты стали известны, ветвь Клинтон спилили. Осталась только ветка Трампа и мнение о «полной слепоте» социологов.

Вот что такое ретроспективный детерминизм, и все мы бегаем вокруг дерева с бензопилой, как только получаем результат.

Нужно действовать в соответствии с качественными сценарными планами и подробно прорисованными деревьями решений. Мы будем чувствовать себя комфортнее, приняв неопределенность.

 

Жизнь, как и покер, длинная игра. На этом пути мы многое потеряем даже после идеальных ставок. Жизнь станет лучше, мы будем счастливее, если признаем: будущее неизвестно. Теперь мы знаем, что никто всерьез не требует от нас постоянной непременной правоты (это невозможно), и мы будем прокладывать себе путь через неопределенность, калибруя собственные убеждения, чтобы по возможности сделать более точной и объективной картину мира. Это вполне посильная задача.


теги блога Андрей Колесников

....все тэги



2010-2020
UPDONW