Блог им. Koleso

Дельфины капитализма 2.0. Еще 8 историй о людях, которые сделали все не так и добились успеха.

Дельфины капитализма 2.0. Еще 8 историй о людях, которые сделали все не так и добились успеха. Часть 1. Чемпионика. Mi&Ko. Дом у парка. Кодабра.
 

Электронная книга t.me/kudaidem/1079

Есть десятки тысяч тех, в ком дремлет реальный предпринимательский потенциал. И, чтобы он пробудился, человеку достаточно избавиться от некоторых навязанных средой мифов и стереотипов. Именно в этом раскрепощении и состоит цель нашей книги. Миф первый звучит так: «Бизнес – это про алчность и хищничество. А я человек скромный и порядочный, мне там делать нечего».

У всех наших героев на старте сработал инстинкт гармонизации окружающего мира – знаменатель, выведенный из череды умозаключений. Первое: если ты столкнулся с проблемой, значит, эта проблема есть не только у тебя. Второе: если эта проблема существует, значит, есть и ее решение. Третье: если есть решение, то c проблемой можно разобраться. И четвертое: если ты решишь ее и для себя, и для других, то обязательно найдется способ на этом заработать. Изменившийся к лучшему мир найдет, как тебя отблагодарить.

Именно так и рождается настоящий бизнес – не тот, который держится на административной ренте, а тот, который создает для людей реальную ценность. Наталья Перязева («Дом у парка», «Сказки у камина»), однажды представив себя в пожилом возрасте, поняла, что не хочет быть обузой для своих близких, и решила заранее подготовить «почву» для достойной жизни через десятилетия – построить комфортабельный и недорогой пансионат для престарелых. Андрей Кривенко («ВкусВилл») всего лишь попробовал купить своим детям качественное молоко и, не обнаружив такого, взялся за дело сам. У Екатерины Матанцевой (Mi&Ko) – похожая история, только речь шла не о молоке, а об экологичном детском стиральном порошке. А у Ирины Деминой («Кнопка Жизни») однажды бабушка упала в ванной и не смогла сама подняться и позвать на помощь. После этого Ирина задумалась, как избежать такой ситуации впоследствии – и для себя, и для других.

Эта книжка – о тех, кого в бизнес-культуре принято называть социальными предпринимателями.

Миф второй, мешающий пробуждению предпринимательского инстинкта – это завышенные представления о стартовом капитале. Максимальная стартовая инвестиция представленных в книге компаний – 1,5 миллиона рублей.

Миф третий: бизнес требует крутой и оригинальной идеи.

для того чтобы найти себя в бизнесе, подчас достаточно уметь видеть и слышать. Интересоваться миром вокруг. Внимательно наблюдать за людьми.

Нет никаких волшебных бизнесидей. Есть лишь чуткость к людям, трудолюбие и воля. И бесконечное количество поводов создать что-то новое и полезное.

Артем Костюковский, Дмитрий Соколов-Митрич Лаборатория «Однажды».

Оказалось, что очень многим людям в нашей стране интересно читать о предпринимателях, которые своим небольшим бизнесом решают большие проблемы.

Эта книга — восемь интересных, вдохновляющих рассказов о предпринимателях, для которых желание изменить мир к лучшему – главное топливо их бизнеса. Герои книги и сами зарабатывают, и делают наше общее жизненное пространство более комфортным и справедливым. (Наталия Зверева, Фонд «Наше будущее»).

 

История 1 Что сделали финансисты Евгений Кудрявцев и Руслан Баширов, когда поняли, почему Россия никак не может победить на чемпионате мира по футболу.

Проблема: В стране нет футбола для малышей от трех лет, где бы их научили обращаться с мячом весело и радостно, а не под палкой тренера.

Решение: Открыть футбольные студии для дошкольников во всех детских садах и спортивных залах, до которых возможно дотянуться. Создать собственную методику и школу тренеров, учить их превращать тренировки в Диснейленд.

Как заработать: Создать качественную франшизу, найти региональных партнеров-франчайзи и целиться сразу не только на российские регионы, но и на ближнее и дальнее зарубежье.

С чего начать: Одному партнеру вложить собственные деньги, а другому год проработать без зарплаты на голом энтузиазме.

 

Сейчас число точек, где «Чемпионика» проводит занятия по футболу для дошкольников, перевалило за шестьсот, на занятия ходят десятки тысяч детей. Компания раскинула свои франчайзинговые сети на сто двадцать городов. В государственных садиках базируется половина всех «Чемпионик».

Идея футбола для малышей от трех до семи лежала на поверхности.

на Западе футбол для дошкольников и специальные методики спортивного развития уже давно являлись самым обычным делом. Эта сфера была прекрасно развита даже не в самой футбольной стране, США, где например компании Soccer Shots, продавала свою довольно дорогую франшизу стоимостью 20 000 долларов.

На пробное занятие сбегался посмотреть весь детский сад: воспитатели, повара, бухгалтер, директор. Им было в диковинку видеть футбольные баталии дошколят с нашими тренерами, молодыми ребятами, притворявшимися сказочными героями и при этом учившими малышей дриблингу.

Было одно упражнение из методики Soccer Shots «Ограбление банка». Все мячи лежат в центре зала, как будто это мешки с деньгами в банковском сейфе. Каждый ребенок берет один мяч и аккуратно ногой ведет его в угол комнаты.

В России это упражнение пришлось переименовать в «Выгуляй собачку». Ребенок точно так же ведет мяч из центра зала на край, но это не мешок с деньгами, а домашнее животное.

Руслан Баширов работал в В Citigroup аналитиком по M&A и IPO. Многие убеждены, что это – самые интересные темы в инвестиционно-банковской сфере. В 2013-м Руслан едет на тренинг в Лондон. В Лондоне Руслан пообщался с опытными, вполне успешными банкирами.

Он смотрел на них и понимал: вот в такого человека, в одного из них он, скорее всего, должен превратиться лет через семь. Он прислушивался к себе самому и чувствовал, что не хочет таким становиться. У большинства из них были потухшие глаза и отсутствие интереса к тому, чем они занимаются. Руслан понял: то, что финансисты делает – это просто красиво упакованная, хорошо оплачиваемая monkey job.

После той поездки Руслан осознал, что не хочет идти этим путем.

Государственные детские сады по-прежнему их отторгали, боялись, не понимали. Почему какие-то спортивные молодые люди с американскими улыбками и заморским – язык сломаешь! – названием FutboStars вдруг хотят заниматься футболом с трехлетними малышами? Очень подозрительно!

Изначальная мечта сломать систему и открыть «Чемпионику» в каждом муниципальном саду так и не сбылась, признается он. Правда, это не помешало компании разрастись.

 

Размножение франшизой.

Изначально модель «Чемпионики» не требовала больших денег.

Договариваешься с детскими садиками, проводишь тренировки, платишь зарплату тренерам и генеришь выручку. Со временем к государственным садам «Чемпионика» добавила коммерческие, более гибкие и заинтересованные в дополнительных занятиях. Также появились точки с почасовой оплатой аренды в фитнес-центрах и спортивных залах.

Евгений говорит, что в целом за первые пару лет он вложил в проект несколько миллионов рублей. В 2014 году, когда сеть выросла до 30–40 точек, денежный поток стал довольно стабильным.

Евгений и Руслан приняли стратегическое решение – развиваться дальше через франшизу.

Они увидели, что масштабировать бизнес, развиваться в регионах можно только через локальных партнеров. Управлять точками должен заинтересованный человек, который контролирует качество и хорошо знает обстановку на конкретной территории. Их коллеги – американская Soccer Shots и английская Little Kickers – успешны именно за счет работы по схеме франчайзинга.

В конце 2014 года, компания привлекла на развитие франшизы 10 миллионов рублей. Два новых инвестора – фонд Endemic Capital и один бизнес-ангел – получили миноритарные доли в «Чемпионике». Инвестировал дополнительно свои деньги и Евгений Кудрявцев.

Вложения пошли в создание продукта франшизы. Предприниматели хотели сделать продукт качественным, продуманным, красивым, чтобы предоставить франчайзи полноценный пакет с инструкциями, проработанной методикой: как «заходить» в садик, как проводить пробное занятие, как выбирать тренера, да много, много всего!

Два года подряд (2018–2019) в рейтинге Forbes «Чемпионика» фигурирует как самая выгодная российская франшиза с инвестициями до 1 миллиона рублей. Собственных точек, где проходили бы занятия, у «Чемпионики» к этому времени уже давно не было, только партнерские.

Искали не менеджеров по продажам франшиз, а бизнес-селекционеров. Это футбольный термин, так называют людей, которые ищут будущих футбольных звезд.

Предприниматели старались найти долгосрочных партнеров, а не просто продать франшизу, получить паушальный взнос, и гори оно все огнем.

много франчайзи — успешные молодые мамы.

Придумали название «Чемпионика», которое позволяло в будущем под таким брендом развивать и другие, не связанные с футболом направления. Довольно скоро это пригодилось: в 2018 году компания запустила направление «современные танцы».

Полноценный запуск проекта задержался и первым запустил свою франшизу конкурент «Чемпионики» – компания «Юниор».

Первого франчайзи помог найти основатель компании «Бэби-Клуб» Юрий Белонощенко. По словам Руслана, Юрий просто захотел поддержать хорошую идею и разместил пост о проекте у себя на странице в Фейсбуке. В результате из Самары откликнулся первый будущий партнер «Чемпионики».

К середине 2016 года франшиза уже продавалась по полной стоимости, и летом компания вышла в плюс. К тому времени количество франшиз уже приближалось к сорока.

И вдруг, как выразился Евгений, «будто краник завернули». Ноль продаж франшиз один месяц, второй месяц, третий, четвертый… а у компании появились большие издержки и самая существенная расходная статья – зарплаты.

Предприниматели за четыре пустых месяца «проели» половину денег, заработанных в течение всего года, и закончили 2016-й в минусе.

Мертвый сезон закончился спустя четыре месяца так же неожиданно, как и начался. Продажи франшиз возобновились в бодром темпе, будто ничего и не происходило. Никакого объяснения этому «природному явлению» ни Руслан, ни Евгений так и не смогли найти до сих пор. Такие аномалии – тоже часть любого бизнеса. Предпринимательская стихия никогда до конца не подчиняется математике.

Основатели по настоящему расстроились, когда один франчайзи продал методические материалы конкурентам. Причем хвастался этим в разговоре с другими франчайзи в общем чате.

Предприниматели отключили франчайзи от системы.

«Отключения» франчайзи время от времени случаются, и обычно они происходят по гораздо более прозаичным поводам – бывает, человек не смог как следует запустить франшизу. Или решил, что сможет вести бизнес, не уходя со своей текущей работы, а так не получается – франшиза требует полной отдачи. Или убедил себя в том, что и сам сможет продолжать учить детей футболу, без «Чемпионики». – Если франчайзи отключается, то он сразу много «плюшек» теряет: материалы, участие в турнирах, тренинги для тренеров. И что еще важно – если он выходит из игры, значит, на этом месте будет новая «Чемпионика», обязательно!

В планах у компании довести число франшиз по детскому футболу до трехсот. Сейчас их сто тридцать. По современному танцу франшиз пока всего 25, но потенциал, утверждает Руслан, не меньше, чем в футболе.

 

Самое важное в работе с детьми от трех до пяти – терпение и Диснейленд. Если нет терпения, они тебя съедят в этом зале. Ты будешь нервничать, а они баловаться все больше и в результате психологически тебя заклюют. А еще здесь ты должен задвинуть подальше своего внутреннего футболиста и превратиться в Дракона, Шрека или Бабу-ягу, в зависимости от обстановки. Кключевая составляющая методики – тренер должен быть другом и примером для подражания. Дети называют его по имени, на «ты», приглашают на дни рождения, обсуждают с ним мультики.

На собеседовании один из первых вопросов, который задают потенциальному тренеру: какие современные мультфильмы он знает, каких героев оттуда может назвать?

Помимо футбольных навыков, которые обязательны для тренера, необходимо педагогическое, спортивное или психологическое образование.

. Мы хотим, чтобы ребенок понял: спорт – это весело, ярко, интересно, и сделал его частью своей жизни, независимо от того, продолжит ли он заниматься футболом профессионально. Вот наша миссия. В первую очередь – индивидуальное развитие каждого ребенка, во вторую – командная победа в турнирах. Футбол – это не цель, а метод. 

«Чемпионика» принесла в Россию подход, давно используемый на Западе, например в Германии. Там процесс воспитания футболиста начинается почти с пеленок – сначала в игровой форме – и продолжается до того момента, когда спортсмен становится взрослым. Вся система выстроена четко и поэтапно. Результат – высокий уровень немецкого футбола в целом.

Есть набор самых простых футбольных элементов, которые хорошо получаются у детей от трех лет: ведение мяча, его перекатывание, остановка мяча, удар по воротам. И мы всему этому учим в форме игры. Ребенок спасает принцессу от дракона, собирает ягоды на поляне, провожает Колобка домой из темного леса и тем самым учится навыкам обращения с мячом, координации движений, быстроте реакций, игре в команде. Методика «Чемпионики» гласит, что уже с шести лет футболисту сказочные элементы – драконы, медведи, звездолеты – практически не нужны, ему и без этого играть с мячом и выполнять упражнения интересно. Тогда начинается более серьезная работа, и тренер контролирует, как ребенок ставит ногу, какой частью стопы касается мяча. Семилетних воспитанников «Чемпионика» уже везет на просмотры в футбольные школы, а также приглашает селекционеров на турниры.

Основная затрата при покупке франшизы – это первоначальный паушальный взнос. Его размер для каждого региона свой, от трехсот пятидесяти тысяч до пятисот восьмидесяти тысяч рублей, и самый большой он для Москвы. Помимо этого франчайзи закупает у управляющей компании инвентарь: мягкие «детские» ворота, мячи, футболки и прочее – всего на сто пять тысяч рублей. Можно дополнительно за сто тысяч рублей купить пакет рекламной поддержки, который обеспечит начинающему предпринимателю сто заявок от желающих посетить пробное занятие в «Чемпионике».

Итого, чтобы начать свой бизнес с «Чемпионикой», франчайзи нужна сумма в пределах одного миллиона рублей. Роялти, ежемесячный платеж за пользование франшизой, в зависимости от региона, составляет от восьми с половиной до двадцати тысяч рублей.

Причем франчайзи покупает определенную территорию, на которой может развиваться, открывая там сколько угодно точек.

Один из самых успешных франчайзи у «Чемпионики» находится в городе Омске. Муж и жена постепенно выкупили франшизы на все районы города и развивают и футбол, и современные танцы. Выручка в удачный месяц достигает примерно 1 миллиона рублей, а рентабельность 30–35 процентов.

Кристине из подмосковной Лобни бизнес приносит от 200 до 300 тысяч рублей чистой прибыли в месяц.

Основатель «Чемпионики» супергорд и доволен, что сделал площадку, которая вдохновляет и дает возможность людям в разных городах уходить со скучной работы и заниматься важным делом, учить детей играть в футбол.

Сама «Чемпионика» стала прибыльной только в 2018 году. У них нет сверхдоходности, но этот бизнес можно масштабировать.

 

История 2 Что сделала маркетолог и экономист Екатерина Матанцева, когда поняла, что не может заставить каждого человека беречь природу

Проблема: Не все то, что пишут с приставкой «эко», по-настоящему экологично. Хотя рынок органической косметики в России уже есть, производители не совсем честны, а состав ингредиентов на этикетке не всегда точен.

Решение: Открыть в городе Кирове на сто процентов экологичное производство косметики. Вспомнить персонажа из любимой детской сказки и делать все, чтобы перед ним не было стыдно.

С чего начать: Собрать 136 тысяч рублей, оборудовать комнату под лабораторию и попробовать варить натуральное мыло и стиральные порошки дома. Проверить спрос на знакомых. Сразу нацелиться на федеральный рынок и терпеливо ждать, когда общество созреет для твоей продукции.

Как заработать: Наладить столичный сбыт, но работать из региона. Не сбавлять цену, придерживаясь своего высокого сегмента. Экономить на всем, кроме качества. В любой непонятной ситуации разговаривать с людьми. Выглядеть эффектно и пахнуть жасмином.

 

Mi&Ko одна из первых в России начала производить органическую косметику.

Во время работы в рекламном агентстве основательница быстро поняла, что положительные свойства товара часто приукрашиваются, а плохие, наоборот, скрываются. Мы говорим, что детское масло делает кожу ребенка нежной, а то, что это продукт нефтепереработки и ты прямо сейчас наносишь его на кожу малыша, мы ненароком умалчиваем.

Продукт получается ненатуральным и дешевым, а значит, покупая его, ты платишь в основном за его рекламу и обманываешься.

Мы моем волосы шампунем с таким же веществом, что используется при мытье промышленных двигателей – лаурилсульфат натрия.

Екатерина попробовала сделать натуральное мыло и натуральный стиральный порошок в домашних условиях, оборудовав одну из комнат квартиры под свою лабораторию – «царство ароматов». Екатерина научилась работать с химическими реактивами, закупала щелочь в специализированных магазинах и смешивала с эфирными маслами.

Предпринимательница верила, что новая, экологичная парфюмерия, которая не только полезна для кожи, но и не вредна для природы, станет откровением не только для Кирова, но и для России.

Первым мотивационным коучем оказался собственный годовалый сын. Когда в 2009 году он зашел в домашнюю лабораторию и пролепетал «мамино мылко», не выговаривая букву «л», в воображении Екатерины впервые появилась компания органической косметики.

Екатерина пришла к маме с папой и не побоялась предложить им стать соучредителями в пока не созданной компании Mi&Ko.

В сентябре 2009 года семья защитила бизнес-план в центре занятости и уже в ноябре зарегистрировала компанию. Маме и дочке как безработным полагалось по 58 тысяч рублей на бизнес. Эти деньги пошли на аренду помещения в 30 квадратных метров.

Своей первостепенной целью Екатерина видела безопасность: чтобы была надежная система консервации, чтобы продукт не вызывал побочные эффекты.

Екатерина сразу организовала поставки в Москву, где уже начинали говорить про ЗОЖ. Она стала кататься на столичные экомаркеты, там продукцию Mi&Ko заметили представители магазинов косметики и стали приглашать размещать свой ассортимент у них.

Первым по-настоящему крутым ноу-хау Mi&Ko стала бытовая «нехимия» Pure Water, которая совершенно не вредна ни для кожи ребенка, ни для экологии города.

Для Екатерины было важно сделать стиральный порошок не только безопасным, но и доступным по цене – для этого требовалось специальное оборудование и цех.

Проект победил в конкурсе фонда «Наше будущее», и Mi&Ko получила беспроцентный заем 5 миллионов рублей на оборудование.

Производители оборудования подвели Mi&Ko и задержали поставку на два месяца, а плата за аренду, 50 тысяч рублей в месяц, продолжала капать.

Детали оборудования оказались не новыми, а срок предъявления претензий уже прошел. – Это была ужасная неудача, потому что из 5 миллионов, что мы получили от «Нашего будущего», на эту закупку ушли 4 миллиона, – вспоминает Екатерина.

Для бытовой «не-химии» они быстро зарегистрировали новую торговую марку Pure Water, на последний миллион закупили сырье, упаковку и наладили производство в серьезных объемах, пусть и без нового оборудования. Продукцию стали хорошо раскупать в обычных, неспециализированных магазинах. Прибыли от продаж хватило, чтобы спокойно закрывать заем без новых инвестиций.

Нео, с тех пор всем девушкам, которые хотят начать свой бизнес, Екатерина дает один простой и прямолинейный совет: «Лучше не надо!».

Всего за десять лет компания вывела на рынок около 400 продуктов, в том числе, например, первой в России предложила клиентам гидрофильное масло для очищения кожи, которое сейчас по всей стране переживает маркетинговый бум.

Работа с органикой – это всегда небольшие погрешности, которые не зависят от человека. Каждый новый урожай апельсина или лаванды может отличаться по запаху – в зависимости от состава почвы или количества солнца.

учай. Именно аромат продукции Mi&Ko обычно становится главной любовью к компании и главной ненавистью.

Рынок экопродуктов и органической косметики вырос благодаря тому, что ЗОЖ и осознанное потребление в России перестали быть просто модным трендом – все это уже новая, повседневная реальность.

Mi&Ko выросли по сравнению с 2018 годом на 68 процентов, в прошлом году повысили оборот на 80 процентов – в том числе и благодаря своим социальным акциям. Один из предпринимательских уроков, который Катя вынесла за эти годы, звучит так: быть человечным – выгодно.

кожа тоже страдает от выработки гормона стресса – кортизола – и используем экстракты, которые стимулируют выработку эндорфинов. И действительно, по исследованиям, человек ощущает себя более красивым после того, как попользуется таким средством. Органическая косметика может по своей эффективности заменить инъекции ботокса, липофилинга и многие другие операции.

Есть экстракты, которые очень эффективно убирают морщины – на 44 % за 2 недели!

 

История 3 Что сделала управленец Наталья Перязева, когда представила себя старушкой.

Проблема: В России много одиноких стариков и много детей, которым не хватает родных бабушек и дедушек.

Решение: Открыть частный дом престарелых и частный детский сад. А потом свести их обитателей вместе. Хотя бы на один день в неделю.

Как заработать: Счастливые дети и старики – лучшие агенты сарафанного маркетинга. Они все расскажут своим родственникам, а те приведут тебе новых клиентов.

С чего начать: Вложить в дело 1,5 миллиона рублей личных накоплений. Но очень важно, чтобы эти деньги у тебя были не последними.

«Дом у парка» – так называется дом престарелых, который четыре года назад открыла предпринимательница Наталья Перязева. Он похож одновременно на частный детский сад, на тихий отель и на дом отдыха. Сутки пребывания в «Доме у парка» стоят от 1600 до 5000 рублей.

За границей у каждого старика в доме престарелых своя приватность и своя жизнь.

Однажды Наталья Перязева представила себя не «тут», а «там»: в восемьдесят лет. Подумала о своей старости. И не только о своей – вообще о старости.

Если думать о своих восьмидесяти, то прекрасно это сделать за сорок лет до того, как они наступят. С этого «Дом у парка» и начался. С одной стороны, иллюзорная картинка из будущего, с другой – кусочек идеального мира в миниатюре, здесь и сейчас, и этот мир уже можно подкручивать, донастраивать, сопоставляя его с будущим большим идеалом.

После рождения дочери Наталья открыла свой новый проект – детский клуб по франшизе.

Клуб был рассчитан на деток с восьми месяцев до школы, в нем предлагали много развивающих занятий. В 2010 году он стал одним из самых больших клубов в Сети. И именно благодаря этому опыту Перязева создала в своей компании дополнительное IT-подразделение – автоматизация детского бизнеса.

Сегодня BabyLogic делает программное обеспечение для разных дошкольных учреждений.

Наталья, продав детский клуб, купила детский сад.

мы решили сделать так, чтобы каждую пятницу каждый ребенок уходил из детского сада с мыслью: «Мама, давай еще тут останемся!» А в понедельник он бы туда бежал без всякого принуждения.

Перязева видит главной задачей во всех своих проектах – создавать у клиента чувство защищенности. Старики в доме престарелых и их родственники, дети в детском саду и их родители – все должны чувствовать себя защищенными.

Дети стали рассказывать родителям, как классно им в детском саду, те – другим родителям. Проблема с клиентами решилась сама собой.

Чтобы в садик приходили дети, придумывать что-то нужно постоянно. Очередной такой придумкой стала идея соединить детский сад и дом престарелых в одном проекте.

Наталья убеждена: эмоциональный контакт бабушек с внуками качественно другой, нежели у родителей с детьми. И без него дети не смогут вырасти в полноценной среде. А затем – привить правильные ценности своим собственным детям, нашим внукам.

А если родитель на восьмом десятке словил Альцгеймера, стал полностью зависимым и превратился в обузу для всей семьи? Почему нельзя найти отцу или матери хороший пансионат, где о них будут заботиться лучше, чем дома? И посещать их там всей семьей несколько раз в неделю.

Наталья поняла: надо сегодня сделать что-то такое, чтобы спустя сорок лет спокойно жить. Что это – бизнес-идея или просто ответственное отношение к собственному будущему? А может, не только к собственному?

Жизнь должна иметь смысл, а это возможно только в том случае, если ты непосредственно принимаешь участие в том, во что веришь. Стать богатой старухой среди нищеты и разрухи – для Перязевой это равносильно жизненному краху. Но если уж на что и влиять, то влиять глобально. Наталья решила: старость должна стать счастливой и комфортной не только у нее лично, но у всех. А для этого надо изменить очень многое, прежде всего в общественном сознании. Люди, способные в настоящем разглядеть будущее и повлиять на него – визионеры. Люди, способные воздействовать на общественное мнение и принятый ход вещей – социальные предприниматели. Перязева – и визионер, и социальный предприниматель. «Дом у парка» открылся в июле 2015 года. Перязева вложила в него деньги, заработанные в IT-бизнесе. Сколько конкретно нужно денег, чтобы открыть дом престарелых? – Если вы пришли на этот рынок играть вдолгую, с горизонтом развития на двадцать-тридцать лет, то заходить надо основательно, с большими деньгами, с качественным архитектурным проектом, с простроенным менеджментом, с визионерским развитием, когда ты понимаешь, что, как и где будет меняться, – считает Наталья. – И это миллионы и миллиарды рублей. Но если ты приходишь с мини-бизнесом и настроением «я хочу творить прекрасное», вложения могут быть и в районе миллиона. Снять коттедж и сделать его удобным для проживания можно с очень небольшими деньгами. Если говорить о моих стартовых инвестициях, то они были в районе полутора-двух миллионов рублей.

Первый дом был рассчитан на тридцать три постояльца.

надо просто донести до людей свои ценности. Главная из которых звучит так: «Вы не сдаете своих родственников в дом престарелых, а награждаете их возможностью жить другой жизнью». Наталья и ее команда были крайне удивлены, когда в первый месяц в доме поселилось всего четыре клиента. Динамики нет, денег на рекламу тоже нет, что делать – непонятно.

Камин, сказки, необычное общение – привлекли новых клиентов как в детский сад, так и в дом престарелых.

Родители говорили, как они рады, как это здорово, потому что у них нет бабушек и дедушек рядом или их нет совсем, но они понимают, как это важно, чтобы ребенок видел людей другого возраста. Я слышала от них, по сути, свои собственные слова, они стали принимать мои идеалы.

Два главных правила, которые соблюдают в доме престарелых: выдернуть стариков из социальной изоляции и дать почувствовать собственную значимость.

Колоссальная проблема еще и в том, что в обществе пока что нет уважения к профессии сиделки.

Общение с ребенком лучше строить, присаживаясь на корточки. Но когда человек стареет, то он и так все время в кресле. А ребенку, наоборот, не сидится на месте. Так что общение на уровне глаз получается естественным образом.

Амбициозный план на следующий год – создание франшизы «Сказки у камина». Она нужна для того, чтобы проект пошел в регионы. Пока «Сказки у камина» – единственный системный опыт взаимодействия детей и пожилых в России. Но единственный – не значит единственно возможный.

Проект «Сказки у камина» – об осознанном сопереживании старости. И старый человек уже не одинок, и молодой учится пониманию.

История 4. Что сделала менеджер по продажам Дарья Абрамова, когда во время обеденного перерыва обнаружила себя у школьной доски.

Проблема: В России IT-образование для детей – это либо скучные школьные уроки информатики, либо спецкурсы, рассчитанные на вундеркиндов. А между тем без цифрового мышления у современного ребенка нет будущего.

Решение: Доверить уроки программирования харизматичным гикам и поместить детей в атмосферу блестящих офисов компаний-гигантов, заинтересованных в том, чтобы наблюдать за талантливыми подростками.

Как заработать: За счет такого бартера свести к нулю расходы на аренду. Довести контроль качества продукта до фанатизма.

С чего начать: Провести сотню бесплатных уроков для детей так, чтобы всем захотелось продолжения.

Даша Абрамова. Основатель школ цифрового творчества «Кодабра».

В школе Даша смогла перехватить трафик ICQ  и расшифровать сообщения. Но, никакого удовлетворения не получила. Переписки одноклассников оказались скукотой.

Учясь в Московском колледже информационных технологий, Даша узнала о языке Assembler. Для того чтобы программировать на Python или на Java Script, нужно знать около 60–70 команд, а чтобы программировать на Аssembler, нужно знать буквально пять-шесть. Но придется сломать голову, чтобы понять, как сделать четырехзначный калькулятор и сорока разными способами распределить четыре команды. Тогда Даша полюбила низкоуровневое программирование.

Идея «Кодабры» – школа программирования для детей, где можно создать свою собственную компьютерную игру.

Школа программирования «Кодабра» стала использовать визуальный язык Scratch, разработанный специально для детей и подростков. Все команды, которые ребенок дает компьютеру, визуализируются и выглядят на экране как блоки Lego – процесс становится очень наглядным. Школьники выбирают из библиотеки графического персонажа (спрайта), условно кота, и переводят его действия в цикл. Кот начинает как заколдованный ходить туда-сюда. Дети в восторге: «Ааа, кот перевернулся! А можно теперь его ускорить?» Так за 45 минут получается простая компьютерная игра, где кошка бегает за мышкой.

В компании Softline Даша доросла до менеджера по продажам облачных решений, купила машину. Но во всей этой работе не было ни капли такого адреналина, какой она получала в школьном классе.

Даша поняла, что не любит свою работу, но отказаться от нее не может, потому что ей нравится все больше и больше зарабатывать. Она  устала от однообразия, устала от того, что руководитель дурак, как и все вокруг. Но все страдают. Это нормально! Никому не нравится на работе, но что ж! Такая у нас задача – мучиться.

В 2015 году «Кодабра» – все еще волонтерский проект с амбициями большого бизнеса – выиграла грант Google в тридцать тысяч долларов на некоммерческую деятельность и закупила на эти деньги первые компьютеры. Даша была единственным преподавателем – она сама вела мастер-классы и продумывала программу для летних IT-лагерей. Информация о «Кодабре» расходилась благодаря друзьям друзей и рекламе в Интернете, на которую в месяц уходило примерно десять тысяч рублей.

«Кодабра» разработала целый курс для высокофункциональных аутистов – с высокими когнитивными способностями – и до сих пор ведет его бесплатно.

На первые платные воркшопы и мастер-классы «Кодабры» раскупали все места. Никакого уникального бизнес-плана, вместо ноу-хау – кропотливая работа с учетом чужого опыта. Урок, который вынесла из этого Даша – не нужно преувеличивать значение бизнес-модели и не стоит недооценивать силу обыкновенного упорного труда, нацеленного на реализацию пусть даже банальной идеи.

На акселераторе ВШЭ Даша познакомилась с детскими образовательными проектами, у которых уже была выручка, и стала все за ними повторять.

Даша совершенно ничего не понимала, а просто спрашивала: Как делают рекламу, как публикуют события на Тайм-паде, как общаются с партнерами, как договариваются об аренде. Скоро стали поступать от родителей запросы на полноценный, долгосрочный курс по программированию. В стартапах такие клиенты называются первыми последователями. Даша арендовала комнаты в библиотеках и раздавали детям все те же ноутбуки, купленные на грант Google. Расплатиться с преподавателями и площадкой удавалось за счет предоплат от родителей.

Вскоре, Mail.ru согласился бесплатно предоставить Кодабре свой офис для занятий с детьми.

Кроме Мail.ru, школу впустили к себе OZON, Hacker U, офис «Вконтакте». Кодить начали и дети сотрудников Сбербанка, Мегафона, КПМГ и Райффайзенбанка, только эти корпорации выкупили для своих детей все места, чтобы улучшить социальный пакет сотрудников. Свой рынок «Кодабра» завоевала, войдя на него на плечах гигантов. Занятия исключительно на базе технологичных компаний стали фишкой «Кодабры», до которой не додумался никто из конкурентов.

Преподаватели «Кодабры» – не ребята на сдельной оплате труда, а часть продукта. У них пятиступенчатая система отбора и, как в крупных корпорациях, система грейдов, определяющих опыт и уровень компетенций каждого сотрудника.

За каждым занятием следит камера в углу – папа и мама могут в любой момент подключиться к стриму и убедиться, что ребенку не скучно. Даша верит, что дьявол кроется в деталях.

В месяц «Кодабру» покидают в среднем три преподавателя, которые не похожи на «кодаброида» – харизматичного и собранного гика.

Нужно, чтобы было как в микростудии, где препод – это генеральный директор, а дети – разработчики. Такая атмосфера создается благодаря тому, что уровень преподов высокий – они очень гикованные.Дети должны чувствовать и свободу, и жесткую руку.

 

Бизнес, как ребенок, – отражение личности родителя. В какой-то момент Даша поняла, что «Кодабра» развивается с той скоростью, с которой развивается она сама.

Расписание Даши.

 С утра просыпаюсь около восьми, стою в планке четыре минуты, делаю растяжку, пью воду. Завтракаю либо дома, либо на встрече. У меня всегда есть списочек задач на день, который пишу с вечера, и список больших дел – в Трелло. Есть календарь, в котором записаны все встречи, я всегда действую по нему. Бывает, что в восемь утра у меня уже спорт – занимаюсь с тренером. Среда – день моих личных задач, по «Кодабре» нет никаких встреч. Работаю я чаще всего допоздна, очень люблю сидеть на работе, когда все уже ушли, до 21–23 часов. Начинаю медитировать. Погружаясь в дело, ухожу в какое-то неосознанное состояние. По вечерам читаю книжки, слушаю подкасты на английском языке – часто про бизнес. В машине – тоже. Вышел фильм новый, а я думаю, полезно мне его смотреть или нет. Скорее нет, чем да? Значит, не смотрю. Если хочется про любовь, то ищу что-нибудь биографическое. У меня есть заскок: каждое действие должно быть полезным. Но есть еще друзья, с которыми я стараюсь встречаться хотя бы два раза в неделю, потому что так я переключаюсь. Это все нужно, чтобы расширялся мой кругозор как бизнесмена. Чем дольше ты занимаешься бизнесом, тем больше багов у себя находишь.

У меня вечный бой со временем, и все равно я не могу сказать, что все оптимизировала. Время – очень важный ресурс.

Если я не знаю, чем заниматься, я иду заниматься спортом. Люблю в восемьдевять утра пробежаться по выходным, раз в неделю хожу в открытый бассейн «Чайка». И еще: у меня стоит напоминание звонить маме и папе два-три раза в неделю. Не потому, что я заставляю себя это делать. А потому что и правда могу забыть, а связь с ними тоже важна, чтобы я чувствовала себя целостной и ценила то, что они у меня есть.

«Кодабра» – это не смысл жизни, а просто жизнь, катализатор всего, что со мной происходит.

стараюсь развивать эмпатию. Дело в том, что когда люди начинают выражать чувства, меня это загоняет в ступор – думаю, чтото здесь не то. Поскольку я не знаю, что такое ласка, и никогда не чувствовала ее от родителей, никогда не слышала «я тебя люблю», эту ласку я сама сотрудникам дать не могу. Им кажется, что я жесткая, холодная леди, потому что они редко слышат слова благодарности от меня. А я благодарна, я просто не привыкла к словам!

мой следующий уровень – полюбить себя настолько, чтобы я могла оставаться дома, наплевав на все. Если я ловлю себя на желании отдохнуть, я хвалю себя.

 

Школа «Алгоритмика» (конкурент «Кодабры») разработала собственную платформу и язык программирования, что позволяет быстрее упаковывать франшизы и продавать их. У «Алгоритмики» уже сотня франшиз, а у «Кодабры» – всего четыре.

Продукт в любом регионе должен выглядеть абсолютно одинаково. Человек может только вопросы маркетинга решать по-своему, потому что у регионов своя специфика, и брать на работу меньше персонала, например.

Почему это выгодно франчейзи?

У Кодабры высокий средний чек – выше, чем у конкурентов. Зарплата преподавателей – тоже выше среднего по рынку. У нас хороший ретеншн (процент клиентов, которые продолжают пользоваться услугой после того, как протестировали ее один раз). Наши затраты – это маркетинг, площадка, зарплаты, всякий мерч, вода для детей и другие мелочи. Мы ничего не платим площадкам, потому что договариваемся на бартер. Мы постоянно работаем над сокращением издержек и увеличением эффективности нашей маркетинговой стоимости. У нас хорошая база, которая генерит людей. Отсюда исключительно высокая маржинальность – 50 процентов!

Франшиза «Кодабры» стоит от 470 тысяч.

В Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге «Кодабра» открылась сама.

Мы хотим растить брендированных детей и подростков, которые выпускаются только из «Кодабры». С большим количеством франшиз, требующих постоянного контроля, химия бренда может пропасть. В России слишком маленький рынок для нас – я не в любом городе смогу найти нужную для детей атмосферу. А уроки в обычной библиотеке – это уже не «Кодабра».

Прибыль компании в последнее время не растет, она вся реинвестируется. Чтобы повысить лояльность к бренду и выпускать именно «брендированных» школьников, «Кодабра» стала тратить на маркетинговые эксперименты до двадцати процентов прибыли. Еще около двадцати процентов – на команду, которая занимается продажами франшиз. Еще одна большая инвестиция (до двадцати пяти процентов) работает на сверхцель «Кодабры» – развить свою цифровую платформу, чтобы дети планировали проекты на ней и выстраивали работу команды виртуально. А далее… запуститься с этой платформой на рынке в США.

Успешно запуститься в США  – это если семьдесят процентов выручки будет идти с американского рынка. Уже через три года – это вполне вероятно.

Нужно попытаться самим стать мировым проектом. «Кодабра» может на это претендовать, потому что тема программирования популярна и раскручивается сейчас во всем мире.

Выручку Кодабры — 37 миллионов рублей в 2018 году.

Каждую пятницу в «Кодабре» дети презентуют свои цифровые проекты на большом экране— все, что придумали за месяц: сайты, боты, игры, 3Dмодели. Для взрослого человека это выглядит очень эффектно и, главное, недосягаемо сложно – космос. Многие родители говорят: «После первого предложения я перестал что-либо улавливать, но понял, что мой сын умный и меня в будущем ждет неплохая старость».

Даша предлагает свою версию ITутопии ближайших 20–30 лет, что совсем скоро не ребята восемнадцати-двадцати лет будут биться за то, чтобы устроиться в Яндекс или Google, а наоборот. Их мышление и их свобода,  будет влиять на индустрию IT и на развитие мира вообще. Потому что их навыки ни в чем не будут уступать навыкам взрослых профессионалов из крупных корпораций. И компании будут заказывать молодым ребятам проекты, чтобы потом только реализовывать их с помощью своих ресурсов.

Но мы не умеем мыслить проектами. То есть мы скорее исполнители, чем создатели. Это тоже часть нашего менталитета – привыкли работать из-под палки.

Задача «Кодабры» – приучать детей к цифровому мышлению. Чтобы такое мышление в процессе веселой игры вдруг стало базовым, само собой разумеющимся.


теги блога Андрей Колесников

....все тэги



UPDONW