Блог им. Koleso

Чему учиться, что-бы не превратиться в ископаемое? ВидеоКонспект книги историка Юваля Ноя Харари “21 урок 21-го века» Часть1

Чему учиться, что-бы не превратиться в ископаемое? Конспект книги историка Юваля Ноя Харари “21 урок 21-го века» «21 Lessons for the 21st Century» https://youtu.be/4mQYAUWOZMc 
Чему учиться, что-бы не превратиться в ископаемое? ВидеоКонспект книги историка Юваля Ноя Харари “21 урок 21-го века» Часть1

В день знаний, хочется поразмышлять на тему: Чему учиться. Хороший повод для этого — новая книгв Харари. 
Пишите в комментариях, чему учитесь вы и чему учите своих детей.
Чему учиться, что-бы не превратиться в ископаемое? ВидеоКонспект книги историка Юваля Ноя Харари “21 урок 21-го века» Часть1

Часть 1. Перемены — единственная постоянная

Человечество стоит на пороге невиданных перемен.

Как подготовить себя и своих детей к жизни в мире небывалых преобразований и глубокой неопределённости?

Ребёнку, родившемуся сейчас, в 2050 году будет чуть больше 30 лет.

Итак, чему же научить это дитя, что поможет ему выжить и преуспеть в мире через 30 лет и даже в следующем столетии? Какие навыки пригодятся ему или ей, чтобы найти работу, осмыслить происходящее?

Поскольку никто не знает, насколько изменится мир к 2050 году, не говоря уже о 2100-м, ответить на эти вопросы мы, к сожалению, не можем.

сегодня, когда технологии позволяют нам заново придумать тело, мозг и сознание, мы уже ни в чём не можем быть уверены, включая и то, что прежде казалось вечным и нерушимым.

Тысячу лет назад люди были убеждены, что спустя много лет основные черты общества останутся прежними. Живя, скажем, в Китае 1018 года, было ясно: даже через 30 лет никуда не денутся крестьяне и ткачи, правители, пополняя ряды армии и чиновников, так и будут полагаться на людей, мужчины не перестанут подавлять женщин, жизнь не станет длиннее, да и тело останется прежним.

Поэтому бедные семьи передавали детям умение сеять рис или прясть шёлк, а те, что побогаче, учили сыновей чтению конфуцианских текстов, каллиграфии и верховой езде. Никто и подумать не мог, что эти навыки не понадобятся им спустя три десятка лет.

Сегодня же мы понятия не имеем, насколько за 30 лет изменится мир. Нам неведомо, чем люди будут зарабатывать на жизнь, каким образом будут функционировать армия и бюрократический аппарат, какими будут отношения между полами.

Некоторые люди, по-видимому, будут жить намного дольше. Не исключено, что и тело необычайно изменится благодаря биоинженерии и нейрокомпьютерным интерфейсам. Многое из того, чему дети учатся сегодня, в 2050 году попросту потеряет значение.

В прошлом зубрёжка имела смысл, поскольку информация текла тонким ручейком. Если вы жили, допустим, в Мексике начала 19 века, то узнать что-то новое о мире было сложно. Даже если вы владели грамотой и имели доступ к частному собранию книг, выбирать приходилось из романов и религиозных трактатов. Испанская империя жёстко цензурировала все тексты, печатаемые в Мексике, а публикации из-за границы, также прошедшие строгий отбор, можно было пересчитать по пальцам. То же применимо к любому городку в России, Индии, Турции или Китае.

В 21 веке, напротив, информация бьёт через край. Цензоры заняты распространением дезинформации, мелочами отвлекая нас от существенных проблем. Никакое правительство и надеяться не может, что ему удастся скрыть всю неугодную информацию. Однако СМИ дают так много противоречивых оценок и мнений, что не знаешь, чему и верить. Кроме того, в одном клике находится бесконечное множество других вещей, и когда политика или наука становятся слишком сложными, они так и норовят переключить наше внимание на видео с котиками, сплетни о жизни звёзд или порно.

В таком мире последнее, чем стоит заниматься учителю, — ещё больше загружать детей информацией. Люди нуждаются в умении извлекать из неё толк, различать существенное и второстепенное и, что важнее всего, соединять частички информации в целостную, широкую картину мира.

Учителя сосредоточились на выдаче материала, одновременно побуждая учеников «мыслить самостоятельно». Учителя полагали: поскольку мы даём ученикам множество фактов и чуточку свободы, они самостоятельно создадут собственную картину мира.

Но наше время вышло. Решения, которые мы примем в ближайшие десятки лет, определят будущее самой жизни, а эти решения мы способны принять, опираясь лишь на сложившееся мировоззрение. И если нынешнему поколению не достанет всестороннего понимания космоса, будущее жизни станет результатом случайности.

Часть 2. На распутье

Кроме того, большинство школ делают слишком большой упор на преподавание формальных навыков вроде решения дифференциальных уравнений, программирования на C++ или китайскому языку.

И вновь, поскольку мы понятия не имеем, каким будет рынок труда и мир в целом в 2050 году, мы не знаем, какие навыки останутся полезными. Можно положить много труда на обучение детей китайскому или C++, только чтобы в 2050 году обнаружить, что искусственный интеллект пишет код лучше любого специалиста, а обновлённый Google Translate позволяет вести безупречный диалог на десятке наречий китайского, хотя вам известно лишь слово «привет».

Итак, чему же нам учить детей? Многие специалисты в области образования разделяют мнение о том, что образовательный процесс должен переключиться на развитие четырёх умений:

критического мышления,

общения,

изобретательности

и взаимодействия.

В широком смысле школам следует меньше внимания уделять чисто техническим навыкам, повернув в сторону закрепления навыков универсальных.

Главным здесь будет умение справляться с переменами, учиться новому и сохранять душевное равновесие в непривычных ситуациях. Больше всего понадобится умение снова и снова изобретать себя.

С увеличением темпа перемен изменится не только экономика, но и, скорее всего, сама суть человека. В 1848 году Маркс и Энгельс в «Манифесте коммунистической партии» объявили, что «всё сословное и застойное исчезает...». Они, однако, принимали в расчёт по большей части общественное и экономическое устройство. К 2048 году физические и когнитивные структуры также «исчезнут», растворятся в воздухе или облаке единиц и нулей.

В 1848 году миллионы людей, потеряв работу в деревне, переселялись в большие города, чтобы устроиться на завод. Но, добравшись до города, они не меняли пол, не обретали шестое чувство. Отыскав место, скажем, на ткацкой фабрике, новоиспечённые рабочие могли надеяться, что не сменят профессию остаток трудовой жизни.

К 2048 году людям, вероятно, придётся столкнуться с миграцией в киберпространство, флюидной гендерной идентичностью, новыми чувственными ощущениями, порождёнными электронными имплантатами.

Найдя работу и призвание, например, в создании модных вещиц для какой-нибудь VR-игры, человек в течение десяти лет рискует уступить искусственному интеллекту не только эту сферу, но и любое занятие, требующее должного уровня художественного мастерства.

Поэтому в 25 лет на сайте знакомств вы представитесь как «двадцатипятилетняя гетеросексуальная женщина, живущая в Лондоне и работающая в магазине модной одежды». В 35 же описание в корне изменится: «гендерно нейтральная личность, переживающая поправку на возраст, чья неокартикальная активность в основном проходит в виртуальном мире NewCosmos и чья цель в жизни — пробраться туда, где не ступала нога ещё ни одного модельера».

В 45 лет и свидания, и описания останутся в прошлом. Вам останется просто ждать, пока алгоритм отыщет (или создаст)вам идеальную пару.И к слову, в 45 лет вас, вероятно, ожидает ещё не одна декада радикальных изменений.

Не стоит понимать этот сценарий буквально. Никто на самом деле не может в подробностях предсказать изменения, очевидцами которых мы станем.

Любой прогноз будет одинаково далёк от правды. Если кто-то описывает вам мир середины 21 века и рассказ похож на научную фантастику, это неправда. Если же кто-то описывает вам мир середины 21 века, а в рассказе нет и капли научно-фантастического, это ещё больше неправда. Мы не можем предугадать детально, но перемены несомненно наступят.

Грандиозные изменения могут  сделать дискретность главной чертой жизни. С незапамятных времён жизнь делилась на два взаимосвязанных периода — периода учёбы и работы. Сначала вы впитываете информацию, развиваете различные навыки, формируете мировоззрение, выстраиваете устойчивое самосознание, а затем применяете знания на практике.

И неважно, трудились ли вы в поле с 15 лет, собирая рис, вместо того чтобы учиться в обычной школе. Вы всё равно учились.

Остальную часть жизни вы полагаетесь на накопленный опыт, чтобы ориентироваться в мире, зарабатывать на жизнь, вносить вклад в развитие общества.

К середине 21 столетия эта модель устареет из-за набравших скорость изменений и увеличения продолжительности жизни. Жизнь разойдётся по швам, разные её стадии будут всё короче и короче.

«Кто я?» — Этот вопрос станет более насущным и сложным, чем когда-либо.

Ответ на него повлечёт за собой колоссальный стресс. Поскольку перемены сами по себе заставляют нервничать, большинство людей противятся им, достигнув определённого возраста.

В 15 лет вся жизнь — одна сплошная перемена. Тело растёт, ум развивается, отношения становятся более глубокими.

К 50 годам вы по горло сыты переменами. Стабильность в приоритете. Вы так много вложили в себя, в карьеру, идентичность и мировоззрение, что начинать заново нет никакого желания.

Чем больше сил вы потратили, работая над чем-то, тем сложнее с этим расстаться и высвободить место для чего-то нового. Никто не спорит, вы и в зрелом возрасте можете по-прежнему ценить новый опыт и мелкие изменения, но большинство в свои 50 не готовы наводить ревизию в глубине своей натуры.

Этому есть неврологическое объяснение. И хотя мозг взрослого более гибкий и живой, чем принято думать, он не такой пластичный, как мозг подростка. Перестройка синапсов и формирование цепей нейронов дело не из лёгких. Однако в 21 веке вы едва ли можете позволить себе стабильность. Ухватившись за устойчивую идентичность, постоянную работу или мировоззрение, вы рискуете оказаться на обочине, пока мир с огромной скоростью несётся мимо вас.

С учётом потенциального увеличения продолжительности жизни может случиться и так, что на десятки лет вы просто превратитесь в беспомощное ископаемое. Чтобы оставаться при делах — не только в экономическом плане, но и, главное, в социальном, — вам придётся постоянно учиться и заново изобретать себя даже в 50, что на самом деле не так и много.

Поскольку своеобразие становится новой нормой, ваш прошлый опыт, как, впрочем, и опыт всего человечества, перестанет быть надёжным ориентиром. Человеку и человечеству со временем придётся всё чаще и чаще сталкиваться с тем, с чем никто доселе не сталкивался: сверхумные устройства, технологичные тела, алгоритмы, управляющие эмоциями с поразительной точностью, искусственные природные катаклизмы, смена работы каждый десяток лет.

Что же делать, лицом к лицу столкнувшись с совершенно новым положением дел? Как вести себя, когда тебя смывают огромные потоки информации, а вместить и осмыслить их невозможно? Как выжить и развиваться в мире, где глубокая неопределённость не случайная ошибка, а свойство системы?

Для этого понадобятся изрядная гибкость ума и неплохой запас эмоциональной прочности, ведь вам придётся вновь и вновь отпускать привычное и уживаться с неизвестным.

К сожалению, обучить этому детей гораздо сложнее, чем объяснить решение уравнения или причины Первой мировой войны. Нельзя научиться эмоциональной стабильности, читая книги и слушая лекции.

Самим учителям порой не хватает гибкости мысли, которой требует 21 век, поскольку они — продукт старой образовательной системы.

Промышленная революция оставила нам в наследство теорию, в рамках которой образование стоит в одном ряду с производством. Посреди города располагается здание, разделённое на множество одинаковых комнат, каждая заставлена рядами столов и стульев. По звонку вы входите в один из классов с ещё 30 детьми, родившихся в один год с вами. Каждый час в кабинете появляется какой-то взрослый и начинает говорить. Ему за это платит государство.

Один рассказывает вам о форме Земли, другой — о прошлом человечества или человеческом теле. Высмеять эту модель очень просто, и почти все сходятся во мнении, что, несмотря на прошлые заслуги, сегодня она едва ли дееспособна. Однако пока мы не придумали надёжной альтернативы. альтернативы расширяемой, применимой глобально.

Видеоконспект предыдущей книги Харари: Homo Deus (Человек Божественный) Часть 1. Краткая история завтрашнего дня Часть1 https://youtu.be/tYD97Gh3jDs Часть2 https://youtu.be/-Jnrpv_hfdo 

P.S. Канал goo.gl/5CTbRU о том, что нам ждать от будущего и как в нем преуспеть.

Список видеоконспектов книг goo.gl/D9wQF8

t.me/SmartEventMos — Деловые события Москвы

Список всех деловых событий Москвы goo.gl/h9MiUi вкладка ЭВЕНТЫ

twitter.com/koleso_andrey

★3
Довольно давно в статейке одного нашего вполне академического и респектабельного философа мельком увидел названия стадий общественного развития — это было до бума техносингулярности в футурологии, постулирующего неопределенность уже почти ближайшего будущего как принцип — они были такими: индустриальное общество, постиндустриальное, информационное и космическое. Последняя стадия меня очень удивила. 

Насколько я понял из сообщения темы и 2-3 первых предложений видео-конспекта книги Харари Homo Deus, он технократ и трансгуманист. Если это так, то это почти автоматически означает, что религии мира — это некий отмирающий атавизм эпохи прошлых заблуждений, которому надо дать спокойно умереть.   Наверное, так оно и будет, если не удастся по существу связать происхождение человека(-цивилизованного) и последнюю из перечисленных стадий развития общества. Эта книга вселяет в меня слабую надежду на то, что технократический сценарий в «чистом виде» не сбудется
www.amazon.com/Rainbow-Body-Resurrection-Attainment-Dissolution/dp/1583947957

Это что касается самого большого из общественных масштабов — человечества. Второй характерный масштаб — это уровень сообществ, в котором уже сейчас хорошо видна сегментация. Страны первого мира, второго и т.д. Сомнительно, чтобы в ближайшем будущем миграционные процессы сделали мир более однородным. Скорее уж что-то типа стеклянной стены между США и Мексикой, чем Катар+Уругвай(бесплатные хлеб и марихуана для тех чей уровень жизни ниже чем в Швейцарии)) 

Другими словами, на уровне сообществ довольно очевидна дальнейшая поляризация, сегментация мира (золотой миллиард, платиновые сто миллионов и несколько десятков-сотен так сказать бессмертных).

Третий характерный масштаб — это собственно человек, индивид. Поскольку  человек бывает пока еще 2-х видов: М и Ж — которые иногда создают семью, базовую ячейку государства, предыдущего характерного масштаба общества, то в обозримом будущем она вряд ли будет укрепляться. В нашей Конституции записано, что основой семьи является совместное ведение хозяйства. Отсюда вывод, что дестабилизируют институт семьи вовсе не розово-голубые, а всеобщая тенденция к самодостаточности, опирающейся конечно на высокие технологии.  У каждого дома есть холодильник, стиральная машина, в шаговой доступности — кафе-ресторан, поэтому экономически второй человек не нужен для выживания одного. ) 

Гарантированная обществом самодостаточность — это основной тезис будущего человека как индивида. Отсюда самосовершенствование уже не только на уровне групп мышц, но и на клеточно-нейронном уровне. Книги Курпатова и Бройнинг как раз об этом.
avatar

Alex Kukarov

«Как подготовить себя и своих детей к жизни в мире небывалых преобразований и глубокой неопределённости?»

Ещё сильнее закрыться в собственном мире, выстроив мощные стены между семьёй и обществом, для защиты ваших детей и вас от хаотичного разрушительного влияния общества. Страны, сообщества пойдёт по пути изоляции от других сообществ. И оружие сыграет в этом немалую роль, это будет фактором сдерживания от влияния других групп, посягательства на ресурсы. Ресурсы истощаются на планете — вот главная причина усилившегося хаоса. 


в Мексике начала 19 века, то узнать что-то новое о мире было сложно. Даже если вы владели грамотой и имели доступ к частному собранию книг, выбирать приходилось из романов и религиозных трактатов. Испанская империя жёстко цензурировала все тексты, печатаемые в Мексике
Мексика получила свою независимость в 1810 году. Правда, потом еще долго за нее повоевала, но это уже другая история. Это самое начало 19 в, если кто забыл. Поэтому, испанская корона в вопросах цензурирования текстов, издаваемых в Мексике в 19 в, может смело идти в сад.
avatar

Pablo Obukhov

Профессия которая никогда и никуда не исчезнет — чиновник. Так было, есть и будет. Чиновники сами себя расплодят, сами себя поддержат и в обиду не дадут.

avatar

Alexander


....все тэги
UPDONW