Блог им. Koleso

Четвертая индустриальная революция. Клаус Шваб.

Четвертая индустриальная революция. Клаус Шваб.
Электронная книга  t.me/kudaidem/1439

Клаус Шваб, основатель и бессменный президент Всемирного экономического форума в Давосе, написал руководство, которое призвано помочь сориентироваться в происходящих изменениях и извлечь из этого максимум выгоды.

Эта книга для тех, кто интересуется нашим общим будущим и кто твердо намерен использовать возможности революционных изменений, чтобы изменить мир к лучшему.

Мы стоим у истоков революции, которая фундаментально изменит то, как мы живем, работаем и общаемся друг с другом.

По масштабу, объему и сложности четвертая промышленная революция не имеет аналогов во всем предыдущем опыте человечества.

Нам предстоит увидеть ошеломляющие технологические прорывы в самом широком спектре областей, включая, искусственный интеллект, роботизацию, автомобили-роботы, трехмерную печать, нанотехнологии, биотехнологии и многое другое. Невероятная книга о невероятных переменах в новом карманном формате.

Очень актуальны размышления про профессии будущего профессий, можно понять, насколько вероятен исход, что Ваша профессия будет заменена роботом.

Интересны рассуждения насчёт ‘экономики по требованию’, ‘репутационного капитала’, ‘стратегии платформы’, ‘концепции talentism’

Всем советую к прочтению. Каждый найдет что-то интересное для себя.

 

Мир преображается на наших глазах. Новые технологии меняют жизнь, убеждения и ценности. У любой технологии есть «темная» сторона.

 

Избежать перемен нельзя, но можно их направить в нужное русло, чтобы минимизировать возможные негативные последствия. По мнению Клауса Шваба, мир входит в четвертую индустриальную революцию (ИР).

Термин «Индустрия 4.0» был предложен в 2011 году. Существует альтернативное понятие «второй век машин». Атрибуты эпохи: интернет повсюду, маленькие и мощные сенсоры, искусственный интеллект и машинное обучение. Что отличает четвертую ИР от прошлых этапов?

 

Во-первых, темпы развития. Поскольку каждая последующая инновация создает все более эффективную технологию, революция развивается экспоненциально. Никогда ранее в истории человечества перемены не происходили так стремительно.

 

Во-вторых, размерность изменений. Реальный и виртуальный мир проникают друг в друга, рождая на стыке прорывные решения.

Между собой смешиваются совершенно разные технологии. Системы становятся еще более сложными и интегрированными. Трансформации происходят по вертикали и горизонтали. В результате затрагиваются все уровни: человек, общество, государство, мир.

 

В-третьих, меняются целые системы. Технологии воздействуют на внутренние и внешние составляющие систем. Придется пересмотреть базовые понятия: власть, деньги, партнерство, отношения, собственность, идентичность. Возникнет вопрос, что такое человек?

 

Четвертая ИР несет ряд угроз. Усиление неравенства и поляризации общества в силу глобальных перемен на рынке труда, которые отразятся на благосостоянии людей. Оружие с масштабным эффектом воздействия может быть доступно отдельным индивидам.

 

Сегодня вопрос не в том, повлияют ли инновации на нас, а в том, когда произойдет прорыв и как он отразится. Можно игнорировать перемены, бороться с ними.

Но, разумнее занять проактивную позицию — вникнуть в суть происходящего и сформировать будущее, в котором каждому найдется достойное место.

 

1. Признаки четвертой индустриальной революции

1.1. Мускулы, машины, интеллект.

Слово «революция» означает резкие и кардинальные изменения в том, как мы живем. Их вызывают новые технологии. Первые серьезные перемены произошли 10 тыс. лет назад. Наши предки одомашнили диких животных и перешли от собирательства к сельскому хозяйству.

Люди стали более эффективно добывать пропитание, перемещаться и перевозить грузы, обмениваться информацией. В результате выросла численность населения, появились города. За аграрной революцией последовала серия индустриальных.

 

Первая ИР происходила с 1760 по 1840 гг.

Ее вызвало изобретение парового двигателя, строительство железных дорог. Производство стало механическим.

Вторая ИР началась в конце XIX – начале XX веков. Изобретение электричества и конвейера сделало производство массовым.

 

Третья ИР стартовала в 1960-х годах. Ее называют компьютерной, или цифровой, поскольку катализатором стало создание полупроводников, электронных вычислительных машин (1960-е), персональных компьютеров (1970–1980-е) и Всемирной паутины (1990-е).

 

Таким образом, чтобы помочь себе что-то произвести, человек сначала использовал силу мускулов, затем механическую силу. Пришло время силы интеллекта.

На четвертом этапе «железо», программы, компьютерные сети станут еще более сложными и интегрированными.

 

Фундаментальное отличие от прошлого периода — взаимопроникновение технологий из разных областей: физический мир, цифровые технологии и биологические объекты. Физические системы производства будут глобально взаимодействовать с виртуальными.

Однако четвертая революция — это не просто умные машины, которые связаны между собой, все гораздо шире и глубже.

 

Важный показатель прогресса — масштаб изменений от внедрения инноваций. В четвертой ИР он будет максимальным. Никогда ранее трансформация общества и экономики еще не была столь значительной. Но революция — это процесс.

 

Чтобы произошли изменения, нужно время.

Что касается второй ИР, то она еще продолжается — без электричества живут 1.3 млрд человек (17% населения).

Что говорить про третий этап! У 4 млрд человек, а это более половины населения Земли, нет доступа в Интернет. Хотя,  Интернет распространился по планете менее чем за десятилетие.

 

Существует два барьера, которые могут ограничить потенциал четвертой ИР.

Во-первых, низкий уровень лидерства.

Поскольку изменения глобальные как по горизонтали, так и по вертикали, придется переосмыслить социальные, общественные и политические системы.

Для этого уровень лидерства и понимания происходящих процессов должен отвечать требованиям четвертой ИР.

Во-вторых, отсутствие паблисити. Важно, чтобы все участники процесса — правительство, общественные институты, частный сектор, рядовые граждане — увидели конечные выгоды. Для этого необходимо рассказывать о возможностях и вызовах четвертой ИР, делать это последовательно и позитивно.

 

Почему технологические прорывы сегодня воспринимаются так остро. Никогда ранее развитие и взаимное проникновение технологий не было таким стремительным. Несколько лет назад мир не знал про Airbnb, Uber, Alibaba. Вездесущий iPhone появился в 2007-м, а в конце 2015-го было выпущено 2 млрд смартфонов.

 

Изменился порядок капитализации компаний, причем доход остался прежним, а количество сотрудников уменьшилось в 10 раз.

В 1990 году капитализация трех крупнейших компаний в Детройте составила $36 млрд, доходы — $250 млрд, а численность персонала — 1.2 млн человек.

В 2014 году три крупнейшие компании «Кремниевой долины» имели капитализацию $1.09 трлн при доходе $247 млрд и количестве персонала 137 тыс. человек.

 

Предельные издержки цифрового бизнеса стремятся к нулю.

В результате единица благосостояния создается меньшим числом рабочих. Стало проще начать свое дело.

Instagram и WhatsApp не требовали относительно больших инвестиций при запуске. Произошел расцвет стартапов.

 

Четвертая ИР — это не только скорость, но гармонизация и интеграция совершенно разных дисциплин и открытий.

Разработчики работают над системами, в которых человек, продукты, жилье и микроорганизмы взаимодействуют между собой. Искусственный интеллект уже вокруг нас, от беспилотных машин и дронов до виртуальных помощников и программ для перевода.

 

Искусственный интеллект и распознавание голоса развиваются столь стремительно, что разговаривать с компьютером скоро станет нормой. Сервис Siri от Apple — пример интеллектуального помощника. Количество умных устройств в личной экосистеме человека вырастет. Роботы-помощники всегда доступны, реагируют на команды, удовлетворяют запросы, помогают, когда нужно.

 

Однако новый этап усилит неравенство. Главные выгодоприобретатели — провайдеры интеллектуального и физического капитала (инноваторы, инвесторы, держатели акций).

Выгоды и ценности окажутся в руках небольшого числа людей благодаря эффекту платформы. Чтобы предотвратить это, нужно сбалансировать выгоды и риски цифровых платформ с помощью совместных инноваций.

 

Где произойдет прорыв?

Научные открытия рождают новые технологии. Все они стали возможны благодаря дигитализации и IT-технологиям. Их число неограниченно. Но какие возглавят четвертую ИР?

Клаус Шваб объединил их в три группы: физика, IT и биология. Познакомимся с мегатрендами.

 

1. Физика.

По мере развития датчиков и искусственного интеллекта все транспортные средства станут беспилотными. Пример использования в сельском хозяйстве. Дроны, сопряженные с аналитикой данных, будут поливать растения и вносить удобрения точно и эффективно.

 

Сегодня на 3D-принтере печатают огромное количество объектов. В будущем можно будет напечатать электронные платы, а также клетки и органы человека. Ученые уже работают над 4D-печатью. Процесс позволит создавать новое поколение продуктов, которые будут самонастраиваться, адаптируясь к изменениям окружающей среды.

 

Машины станут более гибкими. Строение и функции подскажут объекты живой природы (биомимикрия). Раньше робот программировался автономно. Теперь сможет получать информацию удаленно через «облако». Взаимодействие людей и роботов станет повседневным.

 

Новые материалы. Ключевые требования к материалам — легкость, прочность, утилизация и самоадаптация — будут удовлетворены.

Пример перспективного материала — графен.

Обладая максимальной подвижностью электронов среди всех известных материалов, он может заменить кремний в микросхемах. Другой пример — утилизируемые термореактивные пластмассы.

 

Представьте: у вас есть тесто, вы его нагрели и получили батон хлеба. Аналогично ведет себя термореактивная пластмасса.

Ее используют повсеместно, начиная от мобильных телефонов и заканчивая электрическими платами для аэрокосмонавтики.

Но есть проблема: как утилизировать то, что отслужило свой срок. Разрабатывается новый класс термореактивных пластмасс, которые можно рециклировать. Перспективным является полимер, который в сильной кислоте распадается на мономеры.

 

2. Информационные технологии.

Один из главных мостиков, который свяжет реальный и цифровой мир, — интернет вещей (ИВ). Сегодня миллиарды устройств связаны между собой с помощью интернета. В течение нескольких лет их число превысит триллион.

Самое распространенное применение ИВ — удаленный мониторинг в режиме реального времени. В будущем аналогичные системы мониторинга будут применены для трекинга перемещения людей.

Возникло понятие «экономика по запросу». Такое стало возможно благодаря платформам. Они сводят вместе покупателей и продавцов. Затраты с обеих сторон минимальные. Потребители получают разнообразие товаров, а продавцы — обратную связь от покупателей.

 

Возник фундаментальный вопрос: «Что лучше — владеть платформой или активами, которые ее используют?»

 

3. Биология.

Теперь ученые выясняют связь между генами и заболеваниями. Полученные данные уже позволяет человеку корректировать образ жизни, чтобы снизить шансы наступления болезни.

 

В будущем можно будет «редактировать» гены и создавать организмы, включая человека, которые обладают определенными признаками, например, устойчивы к заболеваниям. Другой пример — животные, которые едят меньше, или сельскохозяйственные культуры, которые устойчивы к засухе и холоду.

 

Растения и животные потенциально могут быть использованы для производства лекарств. Ученые уже думают, как изменить ДНК свиньи, чтобы ее органы можно было пересадить человеку. 3D-печать, будучи объединенной с «редактированием» генов, позволит создавать ткани для восстановления поврежденных органов.

 

Наука развивается так быстро, что основные ограничения сегодня юридические, регуляторные и этические, а не технические. В области биологии произойдут самые кардинальные изменения социальных норм и регуляторной политики.

 

Что случится с экономикой?

Изменятся все макропоказатели: ВВП, инвестиции, потребление, занятость, торговля, инфляция. Автор предлагает сосредоточиться на двух направлениях: производительность и занятость.

Производительность — важный показатель долгосрочного роста и повышения уровня жизни. Существует две точки зрения относительно будущего производительности.

Пессимисты уверяют, что все существенные перемены, вызванные дигитализацией, уже произошли. Большего эффекта от них не стоит ждать.

Оптимисты полагают, что технологии сейчас в точке перегиба и скоро запустят волну роста производительности.

 

Следующая тема: Застой в экономике.

Тренды в экономике показывают замедление темпов роста. До кризиса 2008 года глобальная экономика росла на 5% в год. Но, сегодня рост мировой экономики застрял. Сторонники теории «светского застоя» пророчат сценарий: рост ВВП упадет до 2%.

 

Влияние демографических факторов.

Уровень рождаемости падает ниже уровня воспроизводства, причем это происходит во всех странах.

Старение — серьезный вызов для экономики. Увеличивается доля экономически зависимых взрослых.

Снижается доля молодых взрослых, а значит снижаются продажи дорогих вещей (дома, машины, мебель, техника). Все меньше людей готовы пойти на предпринимательский риск — открыть свое дело.

 

Четвертая ИР позволяет жить дольше, быть более здоровыми, вести активный образ жизни. Более четверти детей, рожденных сегодня, доживут до 100 лет. Очевидно, что понятия «пенсия» и «пенсионный возраст» будут пересмотрены. В целом экономика стареющего мира будет расти медленно.

 

Несмотря на экспоненциальный рост технологий и инвестиций в инновации, производительность растет медленно. Данному парадоксу нет удовлетворительного объяснения. Автор предлагает обратить внимание на методику расчета показателя.

 

Инновационные товары и услуги более функциональны и лучшего качества, а распространяются на рынках, которые фундаментально отличаются от традиционных.

Также, четвертая ИР стимулирует спрос на существующие продукты и сервисы, связывая людей по всему миру. Таким образом, 2 млрд людей получат шанс удовлетворить свои потребности. Четвертая ИР позволяет огромному числу людей потреблять больше за меньшие деньги, при этом потребление становится более устойчивым.

Автор называет себя оптимистом-прагматиком. Он считает, что мы в начале четвертой ИР. Она обладает потенциалом увеличить экономический рост и преодолеть глобальные вызовы, например, изменение климата. Однако существуют негативные последствия грядущих перемен, среди которых — неравенство и безработица.

 

Кадровый вопрос.

В 1931 году экономист Джон Кейнс предупреждал о технологической безработице. Она возникает из-за того, что «открытие средств экономного использования рабочей силы опережает создание новых способов ее применения». Простыми словами, роботы заменят человека. Что делать человеку?

 

Прогноз Кейнса не оправдался. Но отличие четвертой революции в скорости, масштабах и полной трансформации всей системы. Возможно, на этот раз социальный Армагеддон все-таки произойдет. Новые технологии кардинально изменят трудовую деятельность во всех индустриях. Неопределенность в том, как далеко это зайдет. До какой степени автоматизация заменит рабочую силу.

 

Инновации разрушают профессии, меняют рынок труда.

В 2008-м Стив Джобс разрешил сторонним разработчикам создавать приложения для iPhone. В 2015-м мировой рынок мобильных приложений показал $100 млрд в качестве дохода, обогнав индустрию кино, которая, кстати, существует 100 лет!

 

Замена старых профессий на новые происходит волнами.

Пора задуматься о смене деятельности телемаркетологам, составителям налогов, оценщикам ущерба при ДТП, арбитрам и судьям спортивных соревнований, секретарям юристов.

Следующие профессии в меньшей степени подвержены автоматизации: социальные работники в области психического здоровья и зависимостей, хореографы, врачи, психологи, аналитики компьютерных систем.

 

Занятость будет расти в высокооплачиваемых профессиях, где требуются когнитивные и креативные навыки, а также в низкооплачиваемых с ручным трудом. Занятость существенно снизится в профессиях со средним доходом, где есть рутинные, повторяющиеся операции, выполнение которых на себя возьмут роботы.

Человек обладает удивительной способностью адаптироваться.

Клаус Шваб уверен, работа в будущем найдется для каждого.

 

Экономика по запросу фундаментально меняет отношение к работе.

Работа стала серией транзакций между работником и компанией. Это новая концепция того, что называют работой.

 

Будущее за аутсорсингом и фрилансерами.

Все больше работодателей обращаются к «облаку людей». Должностные обязанности разделяются на конкретные задания и отправляются в виртуальное пространство. Оно состоит из вдохновленных исполнителей, разбросанных по всему миру. На место сотрудника в традиционном понимании приходит индивидуальный исполнитель, выполняющий конкретное задание.

 

Компании выгодно, потому что не нужно беспокоиться о минимальной зарплате, налогах, социальном пакете, рабочем месте. Исполнители получают свободу выбора: чем заниматься, когда и где. Однако права трудящихся утрачиваются.

Вызовет ли это социальное напряжение, политическую нестабильность? Безусловно, есть вызов — создать новые формы трудовых отношений, которые будут соответствовать новому пониманию рабочей силы.

 

В чем был прав Карл Маркс?

 

Обратная сторона новой парадигмы профессиональной деятельности — рост уровня фрагментации, а значит, изоляции людей. Это вопрос не только знаний и навыков, но и мотивации.

Карл Маркс предупреждал, что специализация снижает ощущение смысла труда. Человек больше не осознает себя частью чего-то большего, чем он сам.

 

Четвертая ИР влечет гиперспециализацию.

Осмысленное вовлечение людей — одна из тем, над которой стоит задуматься. Особенно она касается молодого поколения, которое чувствует, что корпорации ограничивают поиски смысла жизни.

Люди хотят не только баланса между работой и личной жизнью, но и гармонии во всем, включая самоактуализацию. Вероятно, в будущем только меньшинство сможет достичь такой полноты жизни.

 

Следующая тема: Вечная бета-версия.

Средний возраст корпораций в списке S&P 500 сократился с 60 до 18 лет. Уменьшилось время выхода компании в лидеры рынка. Facebook достигла дохода в $1 млрд в год за 6 лет, Google потребовалось 5 лет.

 

Технологии четвертой ИР повлияют на организацию, ведение и ресурсы бизнеса. Он изменится в части спроса и предложения.

Новые технологии разрушают устоявшиеся цепочки ценностей, создавая иные способы удовлетворения потребностей. 3D-печать сделает распределенное производство и обеспечение запчастями проще и дешевле. Анализ информации в реальном времени принесет инсайты о поведении покупателей и функционировании активов.

 

Чтобы выжить в конкурентной борьбе, придется непрерывно вводить инновации. Компания будет постоянно находиться в бета-версии. Автор выделяет основные эффекты четвертой ИР.

 

1. Хочу сейчас.

Пришла эпоха «сейчас».

Дигитализация несет прозрачность, усиливая позиция потребителя. Сравнить цены на товары и услуги разных производителей можно в онлайн-гипермаркете. На первое место выходит лояльность бренду, которую тяжело завоевать и легко потерять.

 

2. Данные — наше всё.

Ожидания любых клиентов, определяется как опыт пользования.

Раньше клиентов сегментировали по демографии, теперь — на основании данных, которые они согласились о себе сообщить. Получив такую информацию, компании улучшают продукт и пользовательский опыт. Цикл «сбор данных — улучшение продукта» постоянно повторяется.

Сенсоры на активах позволяют мониторить производительность 24/7 и делать бизнес максимально прибыльным. Математические методы обработки показаний датчиков предсказывают поломки устройств. Еще одно преимущество — оптимизация бизнес-процессов..

Формирование продукта, включая ценообразование, а также планирование маркетинговых мероприятий происходит на основании данных.

Пример транспортная компания. После установки сенсоров оказалось, что перевозчику и производителю шин выгоднее сотрудничать по схеме, когда оплата за шины происходит за 1 тыс. км пробега, а не разово во время замены старых шин на новые.

 

3. Инновационные схемы сотрудничества.

 

Скорость и радикальность изменений требуют новые формы сотрудничества.

Например, Siemens предоставляет данные, а партнеры помогают извлечь из них экономическую выгоду.

Чтобы выстроить партнерство на новых принципах, от участников потребуются инвестиции. Нужно разработать стратегию, найти партнеров, выстроить коммуникации, отсрочить процессы, гибко реагировать на обстоятельства внутри и вне компании.

Четвертая ИР заставляет думать, как соединить онлайн- и оффлайн-миры. В результате появляются новые бизнес-модели, например, сервисы по совместному пользованию автомобилями.

Компаниям придется пересмотреть свои операционные модели, чтобы работать быстрее и проворнее.

 

4. Операционные модели.

 

В 2013 году 14 компаний из топ-30 по рыночной капитализации были построены на платформенной стратегии. Платформа — важная операционная модель, которая дает сетевой эффект. Она появилась во время третьей ИР. На следующем этапе платформа будет тесно связана с физическим миром.

 

Фокус деятельности смещается с продаж продукта на доставку услуг. Покупатель больше не владеет объектом физически, он платит за доставку связанной услуги, которая реализуется посредством цифровой платформы.

Например, Amazon предоставляет доступ к миллиардам книг через Kindle, а Spotify позволяет проиграть практически любую музыку в мире. Обмен ценностями становится более прозрачным и устойчивым. Однако возникает вопрос, как определить собственность.

Бизнес становится максимально ориентированным на клиента. Бизнес-модели, построенные на данных, создают новые источники дохода. Возникло понятие «открытые и жидкие». Так называют компании, которые позиционируют себя как часть подвижной экосистемы создания ценностей.

 

Инновационные операционные модели требуют исполнителей с определенными навыками. Компаниям придется разрабатывать новые стратегии для привлечения и удержания сотрудников. Как вариант, перейти от иерархической структуры компании к коллаборативной модели. В этом случае бизнес возникает вокруг распределенных команд, удаленных работников, коллективов.

 

Человеческий капитал становится более важен для успеха бизнеса, чем финансовый.

Компаниям придется адаптировать концепцию «талантизм». Ее суть в том, что на первом месте талант человека, его способность создавать инновации, проявлять креативность.

Данная концепция — важное конкурентное преимущество любой компании.

Талантизм называют новым капитализмом. В эпоху индустриализации капитал заменил ручные сделки, теперь он уступает дорогу таланту.

 

Природа власти изменится.

Новые технологии надзора усиливают мощь государства как контролирующего органа. С другой стороны, технологии дают гражданам беспрецедентные возможности влиять на правительство: выражать мнение, действовать сообща, обходить государственный надзор. Параллельные структуры могут транслировать идеи, вербовать последователей, координировать действия против официальной государственной системы.

В XXI веке легко получить власть, тяжело использовать и легко потерять. Меняется природа власти.

 

Благодаря новым технологиям возможно перераспределение и децентрализация власти. Главная роль государства как структуры, которая проводит определенную политику, снижается.

Если правительство примет, что происходят прорывы, причем экспоненциально, поставит задачу сделать госструктуры прозрачными и эффективными, оно уцелеет.

Детерминанта выживаемости правительства — его способность адаптироваться.

 

При адаптации важно продумать, что делать с регуляторной функцией.

Она играет решающую роль в данном контексте. Раньше можно было долго изучать вопрос прежде, чем создать необходимые законы.

Сегодня политики, законодатели, регуляторы не способны угнаться за технологическими прорывами. Время для принятия взвешенного, продуманного, откалиброванного законодательного ответа на технологический вызов сокращено. Есть реальная угроза потери фокуса над тем, что важно, а с чем можно повременить.

 

В век технологических прорывов автор предлагает правительствам использовать концепцию эджайл. Регуляторы должны найти способы адаптироваться к новому окружению, которое быстро меняется, причем делать это постоянно.

Необязательно менять политику быстро и с размахом, важнее придумать и реализовать регуляторную и законодательную систему таким образом, чтобы созданные на ее основе структуры были устойчивыми.

Правительство должно четко понимать, что регулирует. И так каждый раз, запуская себя в новой версии.

 

Есть две концепции. «Все, что не запрещено, разрешено» и «все, что не запрещено, по умолчанию запрещено».

Автор рекомендует правительствам смешивать два подхода. Учиться взаимодействовать и адаптироваться. В центре всех решений по-прежнему остается человек. Общий подход — пусть инновации происходят, но риски будем минимизировать.

 

Поскольку цифровые технологии не знают границ, возникают вопросы.

Какое место займут в четвертой ИР города, территории и страны? Останутся ли Западная Европа и США лидерами преобразований, как было в прошлых индустриальных революциях?

Как будет развиваться сотрудничество? Оно станет более тесным и эффективным или, наоборот, усилится фрагментация как внутри стран, так и между странами?

 

Основные направления цифровой экономики: 5G-коммуникации, коммерческие дроны, интернет вещей, цифровое здоровье и другие.

Страны, которые установят международные нормы в этих областях, получат значительные экономические и финансовые выгоды. Страны, которые будут продвигать свои нормы и правила, давая преимущества национальным производителям, рискуют оказаться изолированными от международных норм и стать отстающими.

 

В 2015 году Европейский суд признал недействительным договор «Безопасная гавань». Документ регулировал передачу персональных данных из Евросоюза в США. В результате выросли издержки на ведение бизнеса в Европе.

Случай показывает, как инновационность экосистемы влияет на конкурентоспособность участников. Ключевой вопрос успеха — «Может ли экономика стать инновационной?». Однако страны, регионы и города могут гораздо больше, чем просто изменить регулятивную среду.

 

Города могут активно инвестировать, вдохновлять предпринимателей, привлекать инвесторов в инновационные стартапы. Они станут площадками для запуска новых идей цифровой трансформации.

Лучшие города для инноваций нашло способы действовать как предприниматели, а не бюрократы.

 

Примеры инноваций в городах. Пространство становится цифровым, а значит, может быть перепрограммировано в зависимости от цели.

Например, в одном помещении театр, спортивный зал и ночной клуб. Здание используется более эффективно.

Еще примеры, Воданет — интернет водопроводных труб. Сенсоры, установленные на системах водоснабжения, позволяют эффективно управлять расходом воды.

Умные уличные системы. Данные о погоде, уровне шума, загрязнении воздуха, почвы и воды, а также сейсмической активности, движении транспорта и людей обрабатываются в режиме реального времени.

Город становится более безопасным и удобным для проживания.

 

Четвертая ИР изменит природу межгосударственных отношений, отразится на национальной безопасности. Технологии сочетаются и объединяются причудливым образом. И где потенциальный предел оружия, которое можно создать, неизвестно. Правительственные силы и вооруженные неправительственные структуры учатся друг у друга. Очевидно одно — технологии меняют характер угроз.

 

Уже сегодня части оружия можно напечатать на 3D-принтере. В будущем станет возможным выращивать генетически модифицированные организмы в домашней лаборатории. То, что раньше было доступно только на государственном уровне, теперь могут сделать небольшие группы людей. Одиночки получают возможность нанести масштабный ущерб.

 

Изменения на рынке труда приводят к неравенству, что создает предпосылки для социальных беспорядков. Идеи распространяются.

Все вместе способствует массовому насильственному экстремизму. Сегодня это одна из критических угроз национальной безопасности.

 

Меняется масштаб и характер конфликтов. Размывается грань между миром и войной, между теми, кто воюет и не воюет. Локальный конфликт становится глобальным.

ИГИЛ (заприещенная в РФ организация) действует на определенной территории в Средней Азии, но вербует сторонников с помощью социальных медиа в сотне стран. Террористический акт может произойти где угодно.

 

Изменилось поле битвы. Теперь это виртуальное пространство.

Кибервойны — одна из самых серьезных угроз нашего времени. Любая сеть или связанные устройства могут быть взломаны, при этом вы не знаете, кто вас атаковал. Вы даже можете не знать, что вас атаковали. Период между проникновением и обнаружением злоумышленника в сети — ключевой параметр, который может достигать нескольких месяцев.

 

Кибервойны приобретают разнообразные формы. Расширился спектр противников: хакеры, террористы, активисты, криминал и другие возможные недруги. Сейчас трудно осознать весь список. Потенциально он ничем не ограничен.

 

Автономные войны — еще один возможный формат будущих конфликтов. В них участвуют военные роботы, а также оружие, управляемое искусственным интеллектом.

 

Сегодня военные роботы-часовые Samsung SGR-A1 несут дежурство на границе с КНДР.

 

Британский беспилотный самолет Raptor, выполненный по технологии стелс, взлетает, находит цель и поражает ее. И все это с минимальным участием человека-оператора, если требуется.

 

У каждой инновации есть позитивное применение и обратная сторона.

Нейротехнологи создают совершенные протезы, но те же самые технологии могут быть использованы в военных целях.

Компьютерные системы, сопряженные с мозгом, могут управлять руками и ногами человека с ограниченными возможностями, а могут направлять бионического солдата в атаку. Устройства для лечения Альцгеймера могут быть переориентированы на стирание воспоминаний, создание новой памяти. Следующим полем битвы станет мозг человека.

 

Необходимо создание общей платформы для сотрудничества по ключевым вопросам национальной и международной безопасности.

 

Необходимо, подумать над нормами в сфере киберпространства по аналогии с мораториями, которые были приняты в отношении ядерного, биологического и химического оружия.

 

Как адаптировать новшества, если они затрагивают глубинные ценности? Между религиозными сообществами, которые защищают ортодоксальные принципы, и теми, кто обладает гибким мышлением, возникает напряжение. Для глобальной кооперации и сотрудничества представляют опасность радикальные группы, сражающиеся с прогрессом, прибегая к насилию, которое мотивировано идеологией.

 

Главный вызов для общества — возрастающее неравенство. Сегодня работа для среднего класса не гарантирует ожидаемый уровень жизни. Четыре атрибута представителей этого социального слоя: образование, здоровье, пенсия и собственный дом. Последние 20 лет они проигрывали инфляции. В США и Англии образование стало люксовым.

 

Половину всех активов в Мире контролирует 1% населения. Средний доход 10% обеспеченных людей в 9 раз превышает средний доход 10% малообеспеченных.

Чем выше в обществе неравенство, тем больше страдают от ментальных расстройств, избыточного веса, а также выше агрессия, ниже продолжительность жизни и уровень доверия.

 

Технологии позволяют делать вещи легче, быстрее и эффективнее. Они дают беспрецедентные возможности для личностного и профессионального роста. Но могут дать еще больше. Мы на пороге радикальных системных изменений, которые требуют от человека постоянной адаптации.

Однако люди реагируют на изменения по-разному: одни принимают их, а другие сопротивляются. В результате происходит поляризация общества.

 

Изменилась принадлежность к сообществу. Сегодня она определяется личными проектами, ценностями и интересами, а не местоположением, работой или семьей.

 

Четвертая революция меняет не только то, что мы делаем, но и кем являемся по сути. Она влияет на нашу идентичность. Это осознание себя и своего места в мире.

Влияет и на связанные понятия: чувство приватности, собственности, шаблоны потребления, время на работу и отдых, выстраивание карьеры и приобретение навыков. Она влияет на то, как мы знакомимся и развиваем отношения. Она затрагивает саму природу человеческого бытия.

 

Биотехнологии и искусственный интеллект ставят вопрос: «Что значит быть человеком?» Нам придется думать и обсуждать, как реагировать на такие вызовы, как продолжительность жизни, дизайн детей, считывание памяти и другие.

 

Машины уже думают на шаг впереди нас.

Amazon и Netflix предсказывают книгу и фильм, которые могут понравиться пользователям. Если поведение можно предсказать, сколько в прогнозе личной свободы?

И не приведет ли это к тому, что человек будет действовать как робот?

 

Сайты знакомств и объявлений о работе рекомендуют партнеров и вакансии, которые могут подойти. Но будем ли мы слушать доктора с искусственным разумом и безупречной диагностикой?

 

Есть опасение, что массовое поклонение технологиям негативно отразится на социальных навыках и способности сопереживать.

 

Чем глубже мы погружаемся в цифровые воды, тем мельче становятся когнитивные способности.

Это происходит из-за потери фокуса внимания на объекте изучения.

Сеть изначально создана как система прерывания.

Частые прерывания рассеивают мысли, ослабляют память, вызывают напряжение и тревогу.

Чем сложнее цепочка мыслей, в которую мы вовлечены, тем больше негативный эффект от прерывания.

«Богатство информации порождает бедность внимания».

 

Чтобы преодолеть вызовы четвертой ИР, автор предлагает развивать четыре типа интеллекта. Он сравнивает их с разумом, сердцем, душой и телом.

 

1. Контекстный интеллект (разум). Понимать ценность разнообразных сетей. Границы между секторами и профессиями искусственные и малопродуктивные. Сети стирают барьеры, способствуя продуктивному партнерству.

Во время четвертой ИР лучше быть лисой, чем ежиком. Интеллектуальное и социальное проворство лисы лучше, чем узкий фиксированный фокус ежика. Решения лидеров относительно вызовов нового этапа должны быть гибкими и адаптивными, постоянно учитывать как можно больше разнообразных интересов и мнений.

 

2. Эмоциональный интеллект (сердце). Понятие включает осознанность, самоконтроль, мотивацию, эмпатию и социальные навыки. Он помогает лидерам стать агентами перемен.

 

3. Интеллект вдохновения (душа). Он призван вдохновлять человека на постоянный поиск смысла и значения. Он питает импульс креатива, двигает человечество к новому коллективному сознанию, основанному на чувстве предназначения, которое все разделяют. Чтобы развить такое чувство разделенного смысла, необходимо доверие.

 

В мире, где больше ничего не является постоянным, доверие становится самым значимым признаком. Доверие можно завоевать и удержать, только если люди, принимающие решения, являются частью сообщества. Они действуют в общих интересах.

 

4. Физический интеллект (тело). Он питает и поддерживает личное здоровье и благосостояние. Эпигенетика, область биологии, показывает, что окружающая среда влияет на экспрессию генов. Сон, питание и упражнения являются критическими в жизни. Регулярные физические упражнения позитивно влияют на чувства и мысли, улучшают производительность, способствуют жизненному успеху.

 

Заключение.

Четвертая ИР уникальна по темпам, размерности и системности трансформаций. Изменения происходят во всех направлениях, и скорость их постоянно возрастает. Двигателем перемен стали дигитализация и создание сетей. Они сделали возможным срастание реального и виртуального миров. В результате потенциально стало возможным все, что не противоречит законам природы.

 

Основные прорывы произойдут по трем направлениям.

Один из мегатрендов — изменения физического мира. Беспилотные транспортные средства на суше, в воздухе и воде сделают перемещение людей и грузов более эффективным.

3D-печать позволит создавать любые объекты вплоть до органов человека.

Новые материалы решат проблему утилизации.

Взаимодействие человека с роботом станет повседневным.

 

IT-технологии — еще один глобальный тренд. Интернет вещей позволит проводить удаленный мониторинг активов, использовать ресурсы более эффективно. Люди смогут обмениваться любыми ценностями с помощью блокчейн, при этом не требуется контролирующая сторона. Платформенные технологии сводят покупателей и продавцов вместе.

 

Персональная медицина, эпигенетические лекарства, трансплантация органов, модификация организмов на уровне генов с целью получения заданных признаков — только несколько примеров инноваций будущего в медицине, биотехнологии. Сегодня основные ограничения в науке скорее юридического и этического плана, чем инженерного.

 

Любая технология способна как улучшить жизнь, так и ухудшить. Благодаря эффекту платформы, ценности могут оказаться в руках небольшого числа людей. Автоматизация вынудит людей менять профессии. Четвертая ИР может усилить неравенство, что вызовет напряженность в обществе.

 

Мы находимся в начале четвертой ИР и способны влиять на ее развитие. Впервые в истории деятельность человека — первичная сила, которая преобразует жизненно важные системы на Земле. Вызовы технологического прогресса — это возможности. Мир быстро меняется, гиперсвязан, более сложен и фрагментирован. Но мы можем создать будущее таким образом, чтобы в выигрыше оказались все.

★2
2 комментария
предлагаю взглянуть на цели упомянутого шваба с точки зрения советника министра обороны www.facebook.com/caucasusrussia/videos/825391794670786/
avatar
Я текст не осилил. Много букв, мало смысла.

теги блога Андрей Колесников

....все тэги



UPDONW