Блог им. Koleso

Как коронакризис меняет мир. Мировая экономика после пандемии

Как коронакризис меняет мир. мировая экономика после пандемии

Текущий кризис ускоряет происходящие в мире социальные и экономические процессы

Пандемия приводит к ухудшению экономической ситуации.

Пол Кругман, считает, что когда первая фаза пандемии закончится, экономика сможет быстро восстановиться.

Другие,  полагают, что все будет очень плохо, и рисуют катастрофические сценарии. В их числе Кеннет Рогофф, Нуриэль Рубини. По их мнению, коронакризис разрушает экономику на базовом микроуровне и это очень опасно.

Происходящие сейчас процессы — это масштабное «разъединение» ткани общества и основ экономики.

Несложно предсказать, что при текущем развитии событий на следующем этапе нас будет ожидать финансовый кризис.

финансирование бизнеса происходит в основном через банковские кредиты, которые оказываются на балансе банков в качестве активов. В период пандемии предприятия теряют возможность погашать взятые в банках займы. Вместо процентов банки получают убытки по кредитам и другим позициям. В первую очередь шок абсорбируется имеющимся у банка капиталом, но если дыра расширяется и дальше, то под угрозой могут оказаться и вклады. Если «плохих» кредитов у банков будет очень много, то это может привести к банкротству банка.

Коронакризис сильно отличается от финансового кризиса 2007-2009 годов: он куда более масштабный, так как одновременно затронул все страны и все индустрии, а не только ипотеку и финансовый сектор.

Все кризисы похожи друг на друга. Однако коронакризис сильно отличается от прошлых кризисов.

Современные экономисты похожи на средневековых врачей: так же мало знают о том, как реально работают финансы и экономика, как врачи того времени знали о физиологии, вирусах или бактериях, но при этом все же пытаются лечить больных.

В каком состоянии страны вошли в кризис…

США. Во время финансового кризиса 2007-2009 годов в США произошла масштабная трансформация финансового сектора, но накопился целый ряд проблем, начиная с огромного долга, дефицита в системе медицинского страхования, пенсионных фондах, и заканчивая политическим кризисом. При этом реальный долг на самом деле больше, чем представляется широкой аудитории, так как в официальных числах не учитывается дефицит в системе медицинского страхования и в пенсионных фондах, который, по расчетам американских регуляторов, составляет десятки триллионов долларов

Европа. Европа подошла к коронакризису в еще худшей форме после целой череды кризисов разного характера и разных масштабов. Это и кризисы суверенного долга в Италии и Греции, и кризисы, связанные с пузырями на рынке недвижимости в Испании, и, наконец, банковские кризисы в Исландии и Великобритании. На эту ситуацию накладывается высокий уровень долга в отдельных странах и потеря конкурентоспособности.

Причем если в США сильный федеральный центр все-таки как-то смог реформировать финансовый сектор, большая часть проблем в Европе не была решена.

Россия. С одной стороны, у нас ситуация не такая плохая, а санкции и самоизоляция заставили нас еще раньше готовиться ко всевозможным негативным шокам и рассчитывать только на свои силы. С другой стороны, нам не хватило времени достроить современную экономику и современные институты. Например, Банк России провел масштабную чистку банковской системы и выстроил ее архитектуру (начало функционировать АСВ и обкатан механизм санации крупных банков). Но в то же время мы не завершили пенсионную реформу, не построив полноценную систему добровольного пенсионного страхования, не провели важнейшую судебную реформу и только начали выстраивать финансовый сектор.

Меры поддержки экономики

Некоторые считают, что правительства должны как можно быстрее потратить побольше денег на поддержку экономики. Но, во-первых, у стран очень ограниченные ресурсы, особенно у России. Во-вторых, многие из предприятий работают неэффективно, некоторые используют нелегальные схемы. Поэтому лучше аккуратно выверить решения.

Тем более, что некоторые стандартные решения могут оказаться не подходящими для данной ситуации и неэффективными. Например, уже появились исследования по коронавирусным программам поддержки МСП в США, которые показывают, что непропорционально большая часть ресурсов ушла в регионы с более благоприятной эпидемиологической ситуацией.

Над чем стоит задуматься финансовым и монетарным властям

В первую очередь — над тем, как лучше структурировать господдержку и создать правильные стимулы.

Многие из объявленных программ господдержки сейчас структурированы в виде кредитов, но в мире и так уже слишком много долгов.

Остановка экономики в первую очередь уменьшает капитал и поэтому именно капитала сейчас не хватает на всех уровнях.

Кредит — это финансирование, которое подразумевает, что его нужно будет через какое-то время погасить с процентами. Многие «хорошие» компании, возможно, откажутся от кредитов, так как в нынешних условиях кредиты не помогут им сгенерировать прибыль, а лишь увеличат объем уже существующих займов, по которым нужно будет как-то расплачиваться в будущем.

В то же время госкредиты будут не задумываясь брать убыточные фирмы и разного рода мошенники.

Государствам может пригодиться опыт венчурных инвесторов, которые среди большого числа маленьких компаний разного качества выбирают наиболее перспективные и инвестируют в них. Для уменьшения риска асимметрии информации и более эффективного использования ресурсов венчурные капиталисты обычно используют достаточно полезный инструмент поэтапного финансирования, когда каждый раз перед выдачей нового транша оцениваются результаты предыдущего этапа.

Венчурные инвесторы также часто выдают финансирование не в виде кредитов, а в виде привилегированных акций (гибридные инструменты, сочетающих в себе преимущества как кредитов, так и акций), которые позволяют создать правильные стимулы у предпринимателя. Эти идеи могут пригодиться в нынешней ситуации.

Регуляторам нужно будет при этом помнить про финансовую стабильность, которая обеспечивается в основном банковским капиталом. Именно для обеспечения стабильности во время кризисов банки должны привлекать достаточную часть финансирования в виде акций, а не облигаций.

Существующий в банках по факту капитал размером всего в 1%-2% от активов  не достаточен и делает структуру банков очень нестабильной. Сохранить буферную подушку можно, отказавшись от выплаты дивидендов и обратного выкупа акций. В некоторых странах именно это сейчас рекомендуют центральные банки.

Во время кризиса банковской системе потребуется дополнительная ликвидность, которую обычно предоставляют центральные банки.

Весной 2020 года ФРС США объявила об огромном количестве разных программ и начала принимать на свой баланс разнообразные активы сомнительного качества, включая и корпоративные облигации низких кредитных рейтингов, а даже облигации муниципалитетов и штатов. И это в ситуации, когда некоторые штаты в США сегодня находятся на грани банкротства.

ЕЦБ с 2010 года он стал брать на свои балансы во время кризиса облигации Италии, Испании, Греции и Ирландии. Сейчас эти программы еще больше расширились, а портфель ЕЦБ выглядит все более и более рискованным. К чему все это приведет, непонятно.

Что касается России, руководители нашего центробанка всегда подчеркивают, что банк не будет вовлекаться в фискальную политику. 

Кто на глобальной арене является кредитором последней инстанции?

Возможно, это будут США или Международный Валютный Фонд.

МВФ известен тем, что дает кредиты на очень жестких условиях.

Если за американским или российским ЦБ стоят национальные государства, то в Европе ситуация хуже: непонятно, кто стоит за ЕЦБ и кто будет стабилизировать его в случае проблем. Сейчас Франция и Германия пытаются создать некий фонд поддержки, но в Европе нет общего понимания, как решать стоящие перед ней проблемы.

Чего ждать

В Европе есть большая вероятность масштабного кризиса, потому что существующая система уже на конец 2019 года была очень хрупкой и не жизнеспособной.

В экономике США идет «огосударствление».

Относительно России сложно делать какие-то определенные прогнозы.

Коронакризис ускорил все процессы.

P.S. Как Вы считаете, как будет развиваться мировая экономика после пандемии?

Р.S. Анонсы деловых событий онлайн. t-do.ru/SmartEventMos Анализ происходящего t-do.ru/kudaidem 


2 комментария
Я понимаю так, что Лукашенко прав, говоря, что вирус в России — это политика.
Сперва ударными темпами завозили 100 тысяч туристов из вирусных стран и распускали их по домам заражать народ. Затем заморозили экономику и сейчас составили многолетний план по восстановлению экономики. И всё для чего? Чтобы поклониться Путину и просить его остаться на следующий срок. Он единственный спасёт Россию. 
avatar
Если коронавирус не уничтожит экономику или не сократит сильно население планеты, то на кой он был нужен? Неужели создатели вируса лоханулись?) 
avatar

теги блога Андрей Колесников

....все тэги



UPDONW