Блог им. AlexandrE

ФСК ЕЭС. Долгосрочное видение. Часть 3: цифровизация и оплата за резерв

Предыдущие части тут:
ФСК ЕЭС. Долгосрочное видение. Часть 1.ФСК ЕЭС. Долгосрочное видение. Часть 2.

В последние годы обсуждается много разных инициатив в сфере энергетики, которые вбросил глава Россетей Ливинский, плюс набирает обороты тема цифровизации в Россетях, автор он же.

Начну с более простого.

Седьмой драйвер роста бизнеса ФСК. Цифровизация.

Самая хайповая тема цифровизации – это цифровые счётчики. МРСК смогут после установки современных счётчиков поправить финансовое положение за счёт более точных показаний и точечной борьбы с ворами киловаттов. Существенный финансовый эффект: каждая МРСК (м. б. за исключением Кавказа) сможет со временем экономить миллиарды в год, и это реально повод переставить котировки. Об этом будет отдельный пост, если руки дойдут до МРСК.  

К сожалению, ФСК эта история обходит полностью. Во-первых, подстанции ФСК и так уже полностью охвачены системой учёта электроэнергии. Во-вторых, воров в ЕНЭС нет: подключиться к сетям от 220 кВ дело технически очень непростое, а незаметно это сделать и воровать думаю вообще невозможно.

За счет чего может снижать потери ФСК, если не за счёт современных счётчиков? За счёт цифровых подстанций. ФСК занималось цифровизацией, когда это ещё не было хайпом. Подробно разбирал тему цифровизации раньше: https://smart-lab.ru/blog/475033.php. Экономические эффекты от цифровизации заявлялись следующие:

Цифровые подстанции в перспективе дадут экономию на проектировании и строительстве до 20%, на эксплуатации — до 40%. Вдвое сократится срок проектирования. До 2025 года у ФСК ЕЭС будет 32 цифровые подстанции (напомню, это 3% от общего числа подстанций)

Т.е. с 2025 года затраты на эксплуатацию будут при прочих равных ниже нынешних на целых 3%*40 = на целых 1,2%. (пытливый инвестор может попытаться посчитать, сколько составит прибавка к чистой прибыли и дивиденду)

На сегодняшний день эффект совершенно незаметен. На сегодня у ФСК есть 1 (одна) цифровая подстанция из около тысячи. «Ты узнаешь её из тысячи…» В годовом отчёте за 2018 в разделе про цифровизацию читаем:

«ФСК ЕЭС применяет цифровые решения по международному стандарту МЭК 61850 более 10 лет, суммарно на 196 подстанциях. По этим объектам объем плановых работ по профилактике систем релейной защиты и автоматики снижен с 40 до 8 часов». Ну, сэкономили 4 человеко-дня, совсем немного. Что ещё? Там же:

  • До 2021 года будут переведены на телеуправление 96 подстанций ФСК ЕЭС – хорошо, можно ещё наверно сэкономить на персонале, сколько – не очень понятно
  • До 2025 года будут выполнены более 30 проектов строительства цифровых подстанций — понятно, уже слышали, эффект посчитан выше
  • протяженность волоконно-оптических линий связи ФСК ЕЭС увеличится до 105 тыс. км, цифровыми каналами связи будут обеспечены все объекты Компании – ну здорово, как бы ещё заработать на этом?

В общем, до 2025 года дополнительный доход от цифровизации пока незаметен. Она заработает, когда цифровыми станут все подстанции (дожить бы? 3% цифровать за 7 лет — это 210 лет на всю ФСК?)
А капзатраты – заметны.

Идём дальше. 

Глава Россетей предложил четыреудара по российской экономике модные законодательные инициативы:

  • сокращение льгот по техприсоединению новых мощностей,
  • выравнивание тарифов в магистральном и распределительном звене,
  • введении платы за резерв мощности
  • переходе на долгосрочное тарифное регулирование.

Начну с оплаты за резерв мощности. Этим и закончу текущий пост, ибо и так многабукв.

Седьмой драйвер роста бизнеса ФСК.  Внедрение оплаты за резерв мощности

Тема мутная и противоречивая, достоверной информации мало. Просьба добавлять в комментариях информацию, если владеете.

Два основных источника здесь – собственно сам законопроект, а вот и он: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/56643796/#review, а также  интервью представителя Минэнерго Павла Сниккарса, опубликовано на сайте Минэнерго https://minenergo.gov.ru/node/14122, советую полностью прочитать, если интересно разобраться в теме.

В чём тут смысл? Допустим, строится новый завод, подаёт ФСК (или МРСК) заявку на подключение, с указанием необходимой максимальной мощности. Как показывает практика, делает это с запасом – ну один раз переплатить за техприсоединение энергетикам, пусть поставят трансформатор помощнее, зато потом можно иметь запас – это хорошо. Но ведь энергетикам надо это оборудование, которое «в запасе», обслуживать, ремонтировать, налог платить – дополнительные расходы. Кто компенсирует эти расходы? Все остальные потребители.

Сниккарс: «Потребители всем говорят – «Мы заплатили за эту мощность». При этом они имеют ввиду оплату CAPEX или затрат на строительство необходимого участка сети. Но это компенсация капитальных затрат, связанных с подключением к системе. А компенсация операционных затрат (расходов на содержание этих сетей) включается в общекотловой тариф. Получается, что за содержание объектов электросетевого хозяйства «под резерв» для одних потребителей сегодня платят другие».

Россети хотят, как говорят, перераспределить эту порочную практику. При этом, как утверждает представитель Россетей, финансового эффекта собственно для Россетей не будет:

Сниккарс: «– Какой финансовый эффект для «Россетей» даст введение платы за резерв? В сетевом холдинге настаивают, что новации являются игрой с «нулевой суммой», когда увеличивающая финнагрузка на потребителей, сидящих на малоиспользуемых сетях, позволит снизить расходы тех, у кого нет простаивающих резервов….

– Логика постановления ровно такая, и мы как Минэнерго будем настаивать на этом: необходимо, чтобы дополнительно собранная выручка от оплаты резерва в следующем периоде в обязательном порядке вычиталась из выручки и приводила к снижению удельного тарифа на передачу. Введение оплаты резервов должно учитываться при регулировании общей котловой выручки и снижать удельный тариф для всех потребителей. Это логично и именно на это нацелен новый механизм

Ливинский: «Задача — не догрузить потребителей дополнительными платежами, задача — справедливо распределить нагрузку», — сказал руководитель «Россетей».» https://tass.ru/ekonomika/6277719

 Текст законопроекта это подтверждает:

«При определении цен (тарифов) на услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям необходимая валовая выручка уменьшается на сумму произведений тарифа на оплату объемарезерва мощности на плановый объем оплачиваемой резервируемой мощности, по всем уровням напряжения."

Т.е. если Сниккарс с Ливинским не лукавят, то на самом деле финансовой выгоды для Россетей не будет. На самом деле зачем им тогда этим заниматься?

Предположим, что выгода всё-таки будет: тарифы за резерв введут, а общие тарифы под разными хитрыми предлогами не снизят (или оттянут этот вопрос). Конкретную сумму, хотя бы прогнозную, найти не удалось (если знаете, большая просьба – пишите в комментах! ). Наиболее конкретная прикидка:

В «Россетях» пояснили, что в первый год введения новых правил общая плата за резерв для бизнеса составит не более 35,8 млрд рублей. При этом в зависимости от вида производства средние годовые затраты увеличатся на 2–10%. Черная металлургия может дополнительно заплатить максимум 4% (1 млрд рублей), цветная –– 2% (0,4 млрд рублей), РЖД –– 7% (2 млрд рублей), газопроводный транспорт –– 5% (0,6 млрд рублей).

35 ярдов – это на все сети, ФСК и МРСК. Всё вышеперечисленное (металлурги, РЖД, газопроводы) питаются в основном от ФСК, но не всё (РЖД точно, крупные металлурги, крупные газовые станции). Можно грубо оценить выручку от оплаты резерва ФСК в районе 5 млрд в первый год.

График ввода

Тариф за резерв предполагается вводить частями. Точного графика нет. Ливинский: «Механизм предполагает поэтапное введение платы за резерв мощности в 5%, 10%, 15%, 20% в год, далее 60% и в 2025 году -100%» https://tass.ru/ekonomika/6277719

Сниккарс: «– Стартовая ставка на фоне переноса сроков останется прежней – 5%?

– 5% или 10% – сейчас обсуждается. Полагаю, на старте останется 5%, просто весь график введения платы сдвинется вправо. Будем предлагать кабмину утвердить такое решение, надеемся в кабмине с нами согласятся.

– То есть ориентировочный срок выхода на 100-процентную оплату по максимальной мощности, планировавшийся на 2024 год, может сдвинуться?

– Вполне.»

Сроки. 

Первоначальный законопроект был внесён в феврале 2018 года, и предполагал введение с 1 января 2019. Не произошло.

Сниккарс: "– Учитывая, что фактически уже начинается март, мы полагаем, что механизм заработает с 1 января 2020 года".

Интервью в марте было, полгода прошло, ну собственно не видно, чтобы что-то сдвинулось.

Бизнес тем временем обоснованно сопротивляется: «Как отметили эксперты, в соответствии с предлагаемой методикой оплаты резервируемой мощности доля сетевой составляющей в конечной цене электроэнергии для потребителя может достигать 70-80%. Это приведет к увеличению цены для потребителя с текущих 4-4,5 руб./кВт·ч до 6-8 руб./кВт·ч. Если учесть, что одновременно реализуется новая программа ДПМ, то увеличение для потребителя составит еще больше. Особенно сильно такое удорожание отразится на предприятиях малого и среднего бизнеса и приведет к сокращению их доли на рынке. Именно поэтому эксперты высказались против введения платы за резервируемую электрическую мощность. https://cntd.ru/news/read/ksperty-obsudili-vvedenie-platy-za-rezerviruemuu-lektricheskuu-moschnost»

Подытожу факты.

1)      Законопроект о резерве спорный. Есть большое сопротивление крупного бизнеса и в правительстве, благодаря чему законопроект рассматривается уже полтора года и консенсуса всё ещё нет.

2)      Россети клянутся, что не планируют зарабатывать на вводе резерва на мощность, но не все в это верят.

3)      Точных данных о вводе в действие этого механизма нет, ближайшая возможная точка – с нового года.

4)      Плата за резерв с первого года в идеальном для Россетей случае может составить 35 млрд для всех ФСК и МРСК.

Мои субъективные суждения и выводы (специально отделяю от итогов):

1)      Думаю, что плату за резерв рано или поздно введут.  Идея в целом верная: тупо строить неиспользуемые сети, за обслуживание которых платят непричастные люди (в т. ч. и мы с вами). Но дьявол как обычно кроется в деталях. Благим намерением наверняка прикрываются другие планы, в т. ч. стремление ФСК получить обратно выпадающую выручку, а также возможное желание руководства Россетей тратить больше на цифровизацию, может быть и некая зависть к генераторам с их ДПМ.

2)      Не ожидаю введения законопроекта с 1 января 2020, слишком большое сопротивление и сырость самого проекта.

3)      Сомневаюсь, что Ливинскому дадут всех кинуть и заработать, позволив получить плату за резерв и не снижая другие тарифы. Тем более, что сам он не торопится делиться. Думаю, что вероятнее всего промежуточный вариант: Россети заработают, но не столько, сколько хотят.

4)      Плата за резерв может иметь и негативные последствия для самой ФСК. Их как минимум два. Во-первых, падение темпов роста выручки: ФСК не будет строить лишнюю мощность, не будет нести затраты на её содержание и соответственно компенсацию этих затрат не сможет включать в выручку. Во-вторых, дополнительный стимул крупным компаниям уходить на собственную генерацию с соответствующим падением доходов ФСК и неиспользуемым оборудованием.  

Дополнительно подчеркну, что вся тема с резервом относится также и ко всем МРСК. 
★8
Не лень столько писать про цифровизацию. Смысл цифровизации не в аскуэ, а в возможностях дистанционного оперативно- диспетчерского управления первичным и вторичным оборудованием на объектах энергетики. Соответственно можно создавать подстанции без опрративного персоонала, которые во всем мире уже есть.
avatar

Роман

Роман, для МРСК — основной эффект будет в АСКУЭ. Большинство низковольтных подстанций и так без оперативного персонала. 
avatar

Александр Е

Прошу прощения, в прошлый раз остановились на пятом драйвере
avatar

dazon

Про резерв мощности знаю вот что. (Как мне объяснял сотрудник сбытовой компании, правда много лет назад, но вроде актуально и пощас). Дело не в строительстве более мощной подстанции, а в запасе эл.энергии у поставщика. Т.е., если потребитель — физлицо и он потребляет то 300квт в месяц, то 500… это не проблема, бери и плати по тарифу. А если потребитель — крупное предприятие и потребляет он то 15Мвт, то 25МВт в мес. И потребляет ее в сутки неравномерно, ночью — мизер, а в 8.00 включают станки (тут мне показывали почасовой график потребления завода) и скачок потребления в 20 раз. А таких предприятий в городе несколько. То где брать сразу столько энергии? Она же должна быть уже произведена и готова к выдаче. Ладно, если график потребления стабильный долгое время. Можно подстроиться с графиком поддерживаемой мощности соответсно. Но заводов много, кто-то вводит вторую смену (сезон, заказов много), кто-то отменит.., то одно, то другое. Договориться на словах сложно. Потребление скачет. У сбытовика головняк — закупишь много (чтоб в любую секунду выдать) — пропадет, это убытки; начнешь минимизировать, подстраиваться под потребление, обязательно случится, что кому-то не хватило — претензии. Вот и придумали крупным потребителям — оплата за резерв. Заявляй потребляемую максимальную мощность, плати за нее и всегда будь уверен, что получишь. И так было уже у нас в начале 2000-х точно знаю! Причем было гибко, договаривались каждый месяц на следующий и позволяли расписывать посуточно, т.е. напр в выходные уменьшали по договору. А когда и почему это все отменили, я упустил..
П.С. За все три части большое вам спасибо, очень грамотно и полезно!!!
avatar

Smash


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
UPDONW