Блог им. Koleso

КАСПИЙСКОЕ ДЕРБИ Глава из книги: "В поисках энергии: Ресурсные войны, новые технологии и будущее энергетики" Дэниел Ергин

Глава 2 КАСПИЙСКОЕ ДЕРБИ

В 1991 г. в Прикаспии и Центральной Азии появились три независимые государства — Азербайджан, Казахстан и Туркмения.

Ключевым городом каспийского региона исторически был Баку.

Освоение каспийских нефтегазовых ресурсов было неразрывно связано с геополитикой и национальными амбициями.

В центре Каспийского региона находится Каспийское море, самый большой в мире внутриконтинентальный водоем с береговой линией протяженностью около 6500 км.

Азербайджан расположен на юго-западном побережье и граничит на западе с Грузией и Арменией. Эти три страны образуют Южный Кавказ. На северо-западном побережье Каспийского моря, севернее Азербайджана, находится Россия. С восточной стороны воды Каспия омывают два государства: на северо-востоке Казахстан и на юго-востоке Туркмению. На южном побережье находится Иран с его устремлениями к доминированию в регионе.

Новая большая игра

Ожесточенная борьба интересов в этом регионе получила название новой «большой игры».

 Этот термин хорошо отражает сущность — всю серьезность и тщетность — геополитической борьбы в регионе. Он был популяризован Редьярдом Киплингом в известном романе «Ким» о мальчике-шпионе, работавшем на британскую разведку, который оказался в самом центре противостояния между Британией и Российской империей в конце XIX в.

В конце XX в. начался новый раунд большой игры, в котором к двум исходным игрокам присоединилось множество других стран — США, Турция, Иран и, позже, Китай.

Еще были крупные нефтяные и газовые компании, жаждущие добавить к своим запасам углеводородов новые богатые месторождения.

некоторые предпочитали более приземленное название «политика трубопроводов».

Другие же, наблюдая за столкновением и переплетением интересов многочисленных игроков называли происходящее «каспийским дерби». Приз был нефть и газ, право добывать их и поставлять на рынок.

Игроки

Между Россией и новыми государствами существовали теснейшие связи во всем — от инфраструктуры до населения. По мнению Москвы, они попадали в сферу жизненных интересов России и должны были находиться под ее опекой. Западная активность и влияние в этих странах рассматривались русскими как дальнейшая попытка ослабить Россию и помешать восстановлению ее статуса великой державы.

КАСПИЙСКОЕ ДЕРБИ Глава из книги: "В поисках энергии: Ресурсные войны, новые технологии и будущее энергетики" Дэниел Ергин

Возвращение их в сферу эксклюзивного влияния России, по мнению США и Великобритании, было бы неблагоприятным и дестабилизирующим фактором. В то же время существующий вакуум мог заполнить Иран.

Исламская Республика Иран также была не прочь распространить свое политическое и религиозное влияние на север — на другие прикаспийские страны и на Центральную Азию — и попытаться привлечь на свою сторону мусульманские народы.

Особое значение для Ирана имел Азербайджан. Здесь проживало более 7,5 млн этнических азербайджанцев, которые теперь получили возможность свободно взаимодействовать с внешним миром, в то время как около 25 млн иранцев, т.е. четверть населения Ирана, также этнически были азербайджанцами. Многие иранские азербайджанцы имели прямые родственные связи в Азербайджане. Поэтому Тегеран видел в ныне независимом соседнем государстве с его более толерантным, светским и активно развивающимся обществом серьезный источник угрозы собственному теократическому режиму.

Для некоторых из этих стран нефть и газ имели критическое значение: это была основная статья их доходов и главный двигатель восстановления и экономического роста. Нефть могла привлечь в них компании со всего света и обеспечить не только денежные потоки, но и политическое влияние и поддержку. Как сказал советник по вопросам национальной безопасности Азербайджана, «нефть — это наша стратегия, наша безопасность и наша независимость».

Нефтяное королевство

В конце XIX и начале XX в. Российская империя, а точнее, бакинский район с его богатыми месторождениями, была крупнейшим производителем нефти в мире.

Здесь нажили свои состояния Нобели и Ротшильды. Людвиг Нобель — брат Альфреда, изобретателя динамита и учредителя знаменитых Нобелевских премий, — был известен как «русский Рокфеллер». Именно Людвиг Нобель построил первый в мире танкер для перевозки нефти по бурным водам Каспийского моря. Компания Shell Oil была создана как предприятие для транспортировки бакинской нефти по всему миру.

Сталин написал, что именно в Баку он стал «подмастерьем революции», работая агитатором и организатором рабочих кружков на бакинских нефтепромыслах. Он хорошо понимал, какими несметными богатствами обладает Баку с его нефтью — богатствами, которые следовало отнять, — и называл Баку нефтяным королевством.

в 1920 г. Азербайджан был присоединен к Советской России, а месторождения нефти были немедленно национализированы.

Когда в июне 1941 г. Гитлер вторгся в Советский Союз, одной из его главных стратегических целей был Азербайджан, Гитлеру требовались надежные поставки нефти. «Если мы не получим бакинскую нефть, война проиграна», — сказал он одному из своих генералов. Фашистская армия очень близко подошла к Баку, но была остановлена на последнем рубеже у реки Терек.

В 1970-е и 1980-е гг. Каспий превратился в нефтяное захолустье. Считалось, что запасы нефти там истощились или были трудноизвлекаемыми, поэтому советская нефтедобывающая промышленность переключила свое внимание на другие регионы, особенно на Западную Сибирь. 

Сын своего народа

В советские времена Гейдар Алиев достиг вершин власти сначала как генерал КГБ, затем как председатель КГБ Азербайджана и как первый секретарь ЦК Коммунистической партии Азербайджана. Затем он был переведен в Москву, избран членом Политбюро и считался одним из самых влиятельных политиков в Советском Союзе. Однако из-за серьезных разногласий с Горбачевым Алиев попал в опалу.

В 1993 г. стал новым президентом Азербайджана. В возрасте 70 лет Алиев снова пришел к власти. С собой он принес стабильность.

В сентябре 1994 г.было подписано соглашения, которое было торжественно названо «контрактом века». В «контракте века» были представлены 10 нефтяных компаний из шести стран, которые теперь вошли в Азербайджанскую международную операционную компанию (в английской аббревиатуре AIOC), и Государственная нефтяная компания Азербайджана (SOCAR). Среди западных компаний доминировали BP и Amoco, однако значительная доля в контракте принадлежала и российскому «Лукойлу». 

В рамках «контракта века» предусматривалась разработка блока месторождений Азери-Чираг-Гюнешли на шельфе Каспия в 100 км от берега.

Стратегия двух трубопроводов: никто не должен остаться в обиде

В феврале 1996 г. северный маршрут получил официальное одобрение.

Следующим было заключено соглашение по западному, грузинскому маршруту, который  служил противовесом Москве.

Реализация этого плана опиралась на личные отношения между Алиевым и грузинским президентом Эдуардом Шеварднадзе, чья политическая судьба была очень похожа на судьбу Алиева: первый секретарь ЦК Коммунистической партии Грузии, министр иностранных дел СССР. Теперь президент Грузии.

К 1999 г. заработали оба маршрута транспортировки ранней нефти. Западный маршрут в точности повторял тот путь, по которому был проложен старый деревянный трубопровод братьев Нобелей в XIX в. Северная российская ветка проходила через Чечню.

Теперь, когда был открыт доступ к запасам, встал вопрос строительства основного экспортного трубопровода с гораздо большей пропускной способностью. Но на этот раз вопрос стоял жестче: трубопровод мог быть только один. Учитывая масштабы строительства и затрат, два трубопровода себя не окупили бы.

Но в обоих случаях в конце трубы нефть перегружалась в танкеры и ее дальнейший путь пролегал через Черное море и узкий Босфорский пролив. А это была большая проблема

Босфор пересекал самое сердце Стамбула, город с населением 11 млн человек. Несколько аварий танкеров стали катастрофическими для Стамбула, и Турция боялась их повтора. И не без оснований. Этот узкий пролив длиной 31 км имеет 12 крутых поворотов. В самом узком месте его ширина не превышает 700 м, а угол поворота составляет 45°. Еще в одном месте пролив поворачивает на 80°, почти под прямым углом.

КАСПИЙСКОЕ ДЕРБИ Глава из книги: "В поисках энергии: Ресурсные войны, новые технологии и будущее энергетики" Дэниел Ергин

Был еще один маршрут, с точки зрения затрат самый дешевый из всех. Можно было договориться с Тегераном о том, чтобы отправлять каспийскую нефть на юг, на нефтеперерабатывающие заводы на севере Ирана. А взамен получать эквивалентное количество нефти с нефтяных промыслов на юге Ирана и далее экспортировать ее через Персидский залив. С экономической точки зрения такой обмен был оптимальным решением, но оно абсолютно не устраивало США и другие западные страны. Это не только укрепило бы позиции Ирана, но и позволило бы ему взять под контроль будущее Азербайджана. Наконец, это привело бы к увеличению количества нефти в Персидском заливе и большей зависимости от Ормузского пролива, сводя на нет все усилия по диверсификации поставок и укреплению энергетической безопасности, ради чего, собственно, и замышлялась игра.

еще один вариант — пойти на запад, в обход Армении через Грузию, затем повернуть налево у Тбилиси и направиться на юг через Турцию к турецкому порту Джейхан на Средиземном море. Основных проблем было две. Во-первых, трубопровод Баку–Тбилиси–Джейхан должен был стать самым протяженным в мире, а его прокладка через высокие пики Кавказа была сопряжена со значительными техническими трудностями. Во-вторых, это был самый дорогостоящий маршрут. Строительство требовало огромных вложений, а дальнейшая экономическая жизнеспособность оценивалась весьма сомнительно.

нужно было убедить достаточное число партнеров по AIOC в том, что трубопровод коммерчески целесообразен.

Острые дебаты разгорелись по поводу того, что прокладка нефтепровода рядом с заповедником Боржоми, где находятся знаменитые источники грузинской минеральной воды, будет угрожать экологической безопасности региона.

В итоге, консорциум обязался выплатить компании, владеющей брендом «Боржоми», $20 млн в качестве компенсации. Однако «влияние на репутацию» оказалось на удивление позитивным; как впоследствии признался глава компании, эта история была лучшей рекламой их минеральной воды в мире.

Трубопровод Баку–Тбилиси–Джейхан был назван «первым великим техническим проектом XXI в.». Нефтепровод должен был пересечь 1500 рек и водных преград, горные районы и сейсмически опасные зоны.

Четыре года спустя трубопровод стоимостью $4 млрд был построен. Летом 2006 г. первые баррели каспийской нефти достигли турецкого нефтяного терминала Джейхан на Средиземном море, где состоялась торжественная церемония открытия. Это произошло через 12 лет после того, как был подписан «контракт века».

 Одним из главных почетных гостей на церемонии был Ильхам Алиев, сын Гейдара, новый президент Азербайджана.

Сегодня шельфовый блок Азери-Чираг-Гюнешли — проект, стоимость которого сегодня составляет $32 млрд, — занимает третье место в мире среди продуктивных месторождений. 

Нефтепровод Баку–Тбилиси–Джейхан первые 15 м он идет по поверхности, а затем скрывается под землей и вновь выходит на поверхность только через 1768 км в Джейхане, миновав территории трех государств. Там нефть — свыше 600 000 баррелей в день — поступает в многочисленные резервуары-хранилища на берегу Средиземного моря, а оттуда — в танкеры, которые доставляют ее на мировые рынки.

Через несколько лет параллельно трубопроводу Баку–Тбилиси–Джейхан была проложена вторая нитка для транспортировки газа с месторождения Шах-Дениз в Турцию. Строительство Южно-Кавказского газопровода, хотя и не менее сложное в техническом отношении, с точки зрения политики было гораздо проще. Самая трудная работа уже была сделана. Сегодня ведутся работы по расширению Южно-Кавказского газопровода, чтобы по нему можно было транспортировать газ с месторождения Шах-Дениз в Турцию и далее, в страны Европейского Союза.

Электронная книга чуть позже будет здесь t-do.ru/kudaidem Подпишитесь!


теги блога Андрей Колесников

....все тэги



UPDONW