Блог им. Koleso

Венчурные инвесторы о пользе коронавируса и мире после пандемии

Венчурные инвесторы о пользе коронавируса и мире после пандемии

 Венчурные инвесторы: Леонид Богуславский (основатель компании RTP)

Венчурные инвесторы о пользе коронавируса и мире после пандемии
Игорь Рябенький (управляющий партнер AltaIR Capital)
Венчурные инвесторы о пользе коронавируса и мире после пандемии
и Дмитрий Гришин (сооснователь и председатель совета директоров Mail.ru Group)
Венчурные инвесторы о пользе коронавируса и мире после пандемии

Топики обсуждения:

Чем живет Кремниевая долина во время эпидемии,

можно ли заработать на карантине,

как изменится мир, когда кризис закончится

горячие сегменты рынка для инвесторов,

компании, чьи показатели резко взлетели в период пандемии,

временная заморозка стартапов в Кремниевой долине,

суперконсерватизм в ущерб развитию,

скорость генерации идей в критических условиях,

хладнокровные топ-менеджеры и инвесторы-психотерапевты.

 Леонид Богуславский: К этой эпидемии фонды подошли с достаточно большим капиталом. Мы сформировали фонд на $650 млн. С точки зрения стратегии мы ничего не меняем. Компании, у которых есть деньги на 24 месяца, для нас в красной зоне. С такими компаниями, идет работа —даже в еженедельном режиме. Мы закрыли по новому фонду уже где-то три сделки практически на фоне существующей эпидемии.

 
Дмитрий Гришин: Что поменялось — это фокусс VC на работу с портфельными компаниями.

Очень сильно увеличилось количество предпринимателей, которые начали к нам активно обращаться. Сейчас, наверное, понимают, что подъем денег — это очень важный вопрос. Inbound (входящие запросы) за последние три недели выросло где-то раза в три-четыре.

В Силиконовой долине люди пытаются делать какие-то предположения о том, какие отрасли находятся в привилегированном положении. Онлайн-гейминг себя чувствует хорошо, онлайн-фитнес, online education, ну и все, что касается online entertainment.

Индустрий, связанных с тяжелым офлайном, travel, они явно находятся сейчас в менее выгодной ситуации. Совсем недавно была новость, что Airbnb подняли деньги и уже совсем по другой оценке. Причем, в виде конвертируемого займа. Не свойственная для них процедура.

Многие предприниматели начали бегать намного быстрее. Многие начали внимательно считать деньги.

Все, у кого денег хватает меньше, чем на 6 месяцев, для них рекомендация — начинать очень активно думать, как они будут выживать.

 Игорь Рябенький: Мы ничего не меняли в своей стратегии глобально. Есть некое замедление. Точно так же, как и коллеги, подошли в хорошей финансовой форме. Мы объявили новый фонд на $200 млн в конце прошлого года и сделали первое закрытие на $170 млн. Сейчас мы закрываем сделки.

Из нового фонда мы уже закрыли достаточно большое количеств. Крупных сделок мы закрыли две, и сейчас, у нас идут три закрытия. У людей поменялся взгляд. Одна компания открыла новый раунд специально для нас еще раз, и это позитивно. То есть неким образом рынок сместился сейчас в пользу инвесторов. Сейчас приходит очень хороший проект, и мы можем с ними и по условиям поторговаться, и попасть в те проекты, в которые раньше было попасть проблематично.

 Productivity tools — просто взлетели. Аналогичная тема — direct-to-consumer, то есть те компании, что продают подписки или физические (товары) напрямую потребителю. Они тоже чувствует себя отлично. Мы, может, не видим гигантского роста — просто потому, что они не могут удовлетворить спрос из-за логистической цепочки.

Digital health. Понятно, сейчас медицина впереди.

В финтехе мы видим, что на уровне B2C все хорошо, а на уровне В2В — где-то сносно, где-то проблематично, потому что многие бизнесы сейчас уменьшаются. Соответственно, если финтех обслуживает бизнес, у них тоже падают обороты. По travel, конечно, очень большой удар.

Есть неожиданные бенефициары, которые сильно взлетели. Допустим, мы летом вложили в компанию, которая контролирует мытье рук. И на нее сейчас ажиотаж. В life science, и в «фарме» десятилетний цикл до выхода. Online entertainment и education очень сильно растут. Мы это видим и добавляем в портфель сейчас несколько таких компаний. Огромное количество сделок идет по робототехнике. Отрасль сейчас тоже будет сильно расти.

 Дмитрий Гришин:  Сейчас появился такой интересный термин в Силиконовой долине — это не закрытие компании, а hibernate, то есть стартап как бы временно пытаются приостановить, не уволив людей, не закрыв продукт, а просто временно заморозив до лучших времен. Некоторые просто ждут, экономят деньги, которые есть на счетах, и считают, что после карантина больше шансов на то, что бизнес будет хоть как-то функционировать. А некоторые бизнесы связаны с физическими встречами людей или оперированием, у них просто другого выхода нет. Но при этом они верят, что мир останется.

Есть теория о том, что люди останутся теми, кем они являются, и ничего не поменяется. А есть теория, что это сильно поменяет людей.

 Леонид Богуславский: Online entertainment, digital health, education —там все, действительно, неплохо, даже какой-то рост показывают эти компании. Надо, правда, учитывать, что непонятно, будет ли offset (замедление, уменьшение, когда закончится кризис). Мы уже видим, что начинается небольшое замедление, потому что люди наигрались, насмотрелись.

К красной зоне мы относим те компании, у которых денежных средств хватает на 2-4 месяца. Они могут заморозиться, не закрыться. В этих компаниях очень большие базы пользователей, которые никуда не делись, они актуальны, они просто перестали покупать тот сервис, тот продукт, который до этого покупали. 

Это связано с некоторыми консьюмерскими сервисами, это в основном offline entertainment — рестораны, кинотеатры, боулинги, фитнес-центры и так далее. У нас есть пара таких компаний, где выручка фактически упала на 90%. Это означает, что у компании закончатся деньги. Но этот бизнес нельзя закрывать. Такой бизнес надо приостановить, потому что огромное количество офлайновых партнеров и гигантская база пользователей, которая измеряется десятками миллионов, — это большая ценность для компании. Поэтому когда ситуация расслабится, все можно будет перезапустить.

В этот кризис очень сильно раскрываются сильные или, наоборот, слабые качества основателей.

Надо не просто давать умные советы, а, засучив рукава, иногда приходится включаться в какую-то операционную работу. 

У нас два раза в день проходят конференц-звонки. На них присутствуют 100% людей, включая всех ассистентов. Такое ощущение, что мы все работаем, мы в офисе, все нормально. Мы даже в эту пятницу провели онлайн-вечеринку с музыкой, танцами и выпивкой. В этой вечеринке участвовали наши сотрудники, которые находятся в шести странах. Картинка была абсолютно потрясающая. У нас получилось два экрана, потому что нас 25 человек участвовало. Народ танцевал, это была такая мозаика. Было очень здорово. Более того, в мирное время мы в таком расширенном составе не делали вечеринок. А здесь получилось. Это тоже очень важно. Особенно, если компании знают, как мы работаем —это все очень сплачивает нас

 Есть разные психотипы фаундеров, это очень интересно будет наблюдать. Наблюдать такое количество фаундеров в тяжелой кризисной ситуации, я думаю — это очень полезный опыт для инвестора, чтобы чуть лучше и больше понимать людей, команды. Опыт прохождения через кризис закаливает и создает дополнительный опыт.

Но, не получится ли, что люди станут сверхконсервативны, и все уйдут в суперконсервативный режим, фактически, в ущерб развитию? Для меня это интересный вопрос, с точки зрения инвестиций в Силиконовой долине.

Силиконовая долина — это такая космическая станция. Это место, куда люди прилетают, чтобы делать продажи, PR и фандрайзинг. А команды разработчиков лучше иметь в каких-то других местах. Сейчас я вижу, что фаундеры в большей степени будут открыты для того, чтобы делать удаленные команды. Надеюсь, таким образом появится больше интереса к русским программистам по всему миру.

Фаундеры-интроверты и топ-менеждеры-интроверты чувствуют себя очень хорошо. При этом фаундеры-экстраверты, а среди них много экстравертов, людей, которые привыкли продавать vision, идеи, им многим очень непросто. Они все пытаются понять, как в этой новой реальности продолжать использовать эту энергетику, пытаются находить новые необычные способы, приемы и так далее. Мне кажется, это интересный эксперимент, который позволит лучше понимать команды и людей. Еще одно интересное наблюдение — это скорость генерации новых идей в критических ситуациях.

 Игорь Рябенький: Природа стартапа — он нацелен на глобально взрывной рост и экспансию.

Когда я говорю с фаундерами, мы решаем вопросы. Первое — сколько у вас денег? Я специально анализировал стресс-тесты топа наших «героев». Я называю их «героями», потому что они дают более 90% портфеля. Практически у всех хорошо с кэшем, потому что последние два-три года, я им долбал по головам всем: «Ребята, у вас должно быть денег на год-полтора». Рынок откатится назад, и пока он будет приходить в себя, венчурный рынок охладеет. И вам придется пережить тяжелые времена. Все наши лидеры в деньгах.

 Следующий момент, о котором мы говорим: «Ребята, смотрите, где вы можете срезать «косты». И многие стартапы режут «косты» просто потому, что до этого руки раньше не доходили. Сейчас мы говорим: «Давайте переосмыслять бюджеты». И мы многим ручками помогаем. У меня каждый день идут разговоры: и вчера были, и сегодня вечером будут. Давайте анализировать ваши бюджеты, смотреть, что можно взять по «костам».

Следующий момент — ищите opportunities (возможности). Любое время, которое дает тебе вызов, оно же дает тебе opportunities. Мы, с одной стороны, видим в каких-то проектах портфели, в других мы видим, как повышается возможность. И для нас новая инвестиционная возможность находится в виде дистресс-активов и в виде компаний, которые сейчас апробируют новые бизнес модели и хорошо это делают. То же самое мы говорим стартапам: «Ребята, ищите!».

Многие, действительно, приносят какие-то возможности. Один из наших «героев», топ-стартап в Нью-Йорке, у которого все хорошо с деньгами, вдруг запросил «борд» (board meeting, заседание совета директоров) о дополнительном финансировании. Они придумали новую тему — как за время «короны» из одного из трех ведущих игроков в мире стать игроком номер один. Мы их буквально час послушали, и весь «борд» утвердил финансирование. То есть люди используют это время для переосмысления, для оптимизации и для поиска новых возможностей.

Леонид Богуславский: Будущее надо разделить на две фазы. Первая фаза — это, предположим, все закончилось, ограничения сняли. Здесь будет не быстрый, мгновенный переход в предыдущую жизнь, а будет лаг— причем минимум в несколько месяцев. Люди не побегут в таком количестве в  офлайн, как это было до начала ограничений.

Если говорить про более длительный период времени, думаю, во многом все вернется— к тому, что было до сих пор. Потому что то, что было — это выработавшаяся, естественная для человека жизнь и его поведение. Будут определенные изменения. Я согласен, что работа удаленных команд, наверное, сохранится. Люди видят эффективность. Необходимость что-то сделать офлайновым образом, мешала глубине проработки вопросов.

Хождение в аудитории на лекции, присутствие очно на мероприятиях, связанных с получением знаний, визиты к врачам — это тоже вещи, которые поменяются. Учеба работает дистанционно. Я думаю, возникнут некоторые интересные бизнес-кейсы в некоторых отраслях, секторах.

Я вижу, что что-то такое зарождается в таком секторе, как mobility. Я вижу, что в искусственном интеллекте возникают интересные новые бизнес-модели. Медицина, образование, entertainment изменятся. Смотрите, что сейчас происходит. Спортивные проекты активно генерируют идеи по спортивному online entertainment, который пока не приносит денег — потому что это бесплатно, в основном — это создает лояльную клиентскую базу. Дальше будет монетизация новых бизнес-кейсов в том же самом спорте. Довольно интересно будет ее наблюдать. Я думаю, пара интересных, совершенно новых бизнес-моделей должны выстрелить.

 Дмитрий Гришин:  Мне кажется, сейчас в связи с текущей ситуацией будет второй бум soft driving инвестиций. Мы видим, что есть компании, которые занимаются роботами для доставки. Они сейчас имеют огромный скачок, данная ситуация позволит ускориться.

Большое ускорение получат роботы для логистической цепочки. Еще из интересных направлений — мы сделали первую сделку в области игр. Огромный потенциал у фитнес-роботов. Мне кажется, что роботизированные решения для того, чтобы заниматься фитнесом дома, станут большим скачком в этом направлении.

А про entertainment — мне кажется, будет много всего происходить. Например, гонщики «Формулы-1» начали соревноваться в виртуальной игре. И сейчас у нас есть возможность массово провести эксперименты, которые, в обычной ситуации заняли бы много времени. Например, мы сейчас получили массовый эксперимент. А что будет, если не будет выхлопных газов очень долго? Мы получим много статистики, что будет происходить с экологией. Мы получим массовый набор экспериментов в области лечения. Что будет, если поздравлять людей с днем рождения по Zoom? Мы, например, сейчас видим, что большая революция случится в доставке еды. Сейчас мы знаем, что в большинстве стран «мишленовские» повара чуть ли не сами стали приносить еду. Мы получили массовые эксперименты по ускорению. Точно так же мы получили массовое ускорение экспериментов в области образования.

Люди, которые исторически были очень консервативны, благодаря этому эксперименту, возможно, приобретут новые навыки эксперимента, новый взгляд, который в обычной жизни, возможно, вырабатывался бы десятилетиями, а, может быть, и больше. Мне кажется, если бы не эта ситуация, мы бы еще долго уговаривали «мишленовские» рестораны заниматься доставкой. Еще бы лет 10 на это ушло.

Про ситуации в России.

 Леонид Богуславский: Москва не сильно, но запоздала с принятием достаточно жестких мер. Что касается регионов, там очень сильно это запоздало. Помощь, которая сейчас оказывается — скажем, финансовые действия, поддержка со стороны государства — она совершенно недостаточна. То, что мы видим сегодня, это обрушивает малый и средний бизнес. Общая установка государства на поддержку крупного и системообразующего бизнеса с большой вероятностью оставит за бортом малый и средний бизнес. Это рестораны, кафе, частные клиники и так далее. Тяжелая ситуация, которая уже сейчас приводит к большой безработице. Она будет еще больше. Видимо, есть непонимание важности малого и среднего бизнеса для экономики. Огосударствление будет еще более сильное.

 Игорь Рябенький: Да, я считаю, недостаточен уровень помощи (бизнесу в России). Нужно было (властям России) быть более определенными с формулировками, что есть группы риска, и надо заниматься самоизоляцией. Если ты считаешь, что у тебя сильный иммунитет, и ты хочешь переболеть, то тебя никто не ограничивает, условно говоря. Та формулировка, которая была принята — с каникулами на неделю, с каникулами на месяц — у меня вызывает большой вопрос.

Бизнес твой стоит, потому что людей распустили в отпуска. Ты их должен оплатить. Но много ли бизнесов имеют такой запас прочности, чтобы перенести этот удар? Мелкий бизнес будет «прикрываться» первым. Но большому бизнесу тоже не очень хорошо. Мало того, что эта ситуация бьет по их заказам — мы увидим большую смертность не только в малом и среднем бизнесе. Поэтому с точки зрения экономики я не сильно оптимистичен, мягко говоря. А с точки зрения удара по здоровью — я сильно надеюсь, что все наши прививки от БЦЖ и проживание в экстремальных условиях помогут меньшей смертности. 

 Дмитрий Гришин: Макроэкономику я не очень понимаю. Я думаю, что случится из технологических вещей. Мне кажется, несколько позитивных. Первое — будет резко усиленно движение в сторону 5G. Россия очень сильно по этому вопросу отставала. Все, что касается всяких офлайн и онлайн-сервисов, получит резкий рывок. У нас будет больше развиваться удаленная работа. И, как мне кажется, в России много людей с высшим образованием. У них появится дополнительный рынок и возможность работать за рубежом по всему миру — в большей степени, чем раньше.

Николай Усков: Я делаю такой вывод. Чем венчурный инвестор отличается от обычного смертного человека? Вы в любой трудной ситуации видите позитив. Вы первые, кто говорили о преимуществах этого времени с таким аппетитом и интересом. (На основе интервью Форбс)

P.S. Как Вы считаете, принесет ли коронавирус какую-то пользу? Как будет выглядеть мир после пандемии? 
Какие инвест идей венчурных инвесторов Вы считаете самыми перспективными?

P.P.S. Анонсы деловых событий онлайн https://t-do.ru/SmartEventMos Анализ происходящего. Новинки бизнес-книг и умное кино https://t-do.ru/kudaidem Подпишитесь — будьте в курсе.

1 комментарий
Очень интересная дискуссия, легко читается, спасибо!
avatar

теги блога Андрей Колесников

....все тэги



UPDONW