Блог им. Cryptocritics

"В хоккее - бог, по жизни - лох". Бизнес, ICO и "верные друзья" Евгения Малкина, за которых он же и будет отвечать. - ч.6/7

= = = = = 

НАЧАЛО:
ЧАСТЬ 1
ЧАСТЬ 2
ЧАСТЬ 3
ЧАСТЬ 4
ЧАСТЬ 5

= = = = = 

Глава 11. Прямая речь. Дмитрий Шамов.


Дмитрий Шамов (VKFB). Переводчик. Ведет собственный Youtube-канал о Японии.

..... .

Знакомство с MARK.SPACE началось 11 ноября 2017 года. Денис Полуляхов искал человека, который может ему помочь с переводом в Японии. Про криптовалюту я знал тогда только то, что биткоин существует. Нашли меня через знакомых: Джоджи Натсуи из Маркспейса ( VKFB) через одну общую знакомую предложил поработать переводчиком.

Я заранее изучил проект – мне прислали буклет о нем. На тот момент у них были идеи, а 100%-го видения не было. На стенд подошел Харада Кентаро (Harada Kentaro) – у него есть свое коммьюнити, где он рассказывает о криптовалюте, что такое биткоин, как им пользоваться. Что-то вроде учителя по криптовалюте, а не просто советчик по покупке.

Я говорил только о проекте (VR-мир, создание аватаров, магазины, офисы и прочее), в самой криптовалюте я ничего не понимал. Даже когда у меня спросили про символ токена, я сказал: «Ну токен и токен». Уже потом я узнал про биржевой тикер. Харада Кентаро заинтересовался проектом, хотел узнать подробнее о нем. Поскольку Денис и Олег Ершов должны были в ближайшие дни улетать, то договорились встретиться на следующий день. На встречу остался только Денис, Олег вернулся в Россию. Мы засели в кафе, обговорили условия – за это я получил почасовую оплату в японских йенах как переводчик.

Денис попросил меня поддерживать контакт с Кентаро, потому что сотрудники MARK.SPACE не говорили по-японски, а Харада – по-английски. Позже во время звонка по Skype с офисом в Москве к разговору присоединился Антон. На сайте его фотография отсутствовала, я не знал, какую должность он занимает, но по разговору понял, что одну из руководящих. Олег и Денис все время с ним советовались, и было понятно, что последнее решение за ним. В итоге MARK.SPACE предложили мне работать с Харадой и привлекать других инвесторов в качестве посредника, за что будет выплачиваться заработная плата. Антон предложил мне 1300 долларов – за оказание поддержки с переводом, общение с Кентаро и ответами на вопросы инвесторов.

После месяца работы, в момент предпродажи токена, когда инвесторы уже начали инвестировать в проект, обещанную зарплату мне никто не перевел. Мне сказали, что сейчас денег нет, компания большая и их в Японию так легко не перевести. После чего мне предложили, чтобы кто-то из инвесторов заплатил мне йенами. Я отказался. В конце концов, я просто выполнял стандартную работу в качестве наемного сотрудника, был связующим звеном и переводчиком — объяснял на японском языке суть проекта.

Когда стали поступать инвестиции от Кентаро и других инвесторов, мне сделали предложение: раз в Японии есть большой интерес к проекту MARK.SPACE, то давай развивать японское направление. Меня попросили найти новых инвесторов и инфлюэнсеров — после чего планировалось открытие полноценного офиса в Токио, который бы являлся представительством компании MARK.SPACE в Японии.

Сейчас это выглядит наивным, но на тот момент я уже долгое время жил в Японии и отвык от российских реалий. Я вообще вижу в людях добро, в Японии меня окружают добрые люди, а в японской деловой культуре принято доверие. Японцы очень дорожат репутацией. Первый, кто всегда страдает – директор компании. Поэтому среди бездомных очень много бывших владельцев компаний, которые принимают весь удар на себя.

Я подумал, что у MARK.SPACE проблемы с переводом из-за юридических тонкостей. Мы договорились, что пока японский офис не будет зарабатывать самостоятельно, нас будет поддерживать российский офис. Средства планировалось привлекать за счет будущих партнеров, которые захотят стать частью виртуального мира MARK.SPACE, заказав разработку полноценного виртуального офиса, магазина, университета или другого учреждения, которое мы могли бы создать. Работа с партнерами велась бы по обговоренным с московским офисом расценкам, где у каждой части разработки была своя стоимость. Все равно, что разработка сайта у web-студии.

Инвесторы переводили средства на счета и кошельки головного офиса, я с ними не контактировал. Японский офис имел другую роль: мы устраивали различные семинары, на которых рассказывали про мир MARK.SPACE. Японцы вообще любят всякие новые разработки и гаджеты, поэтому искренне верили в проект, как и я с Кентаро.

В январе 2018 года мы открыли офис в Токио. Антон не подписал никакой договор, поэтому мы договорились на честном слове, что головной офис будет обеспечивать японский филиал, а мы для развития MARK.SPACE будем искать потенциальных партнеров. Антон говорил, что компания MARK.SPACE зарегистрирована в Сингапуре (на начало моей работы это уже было сделано), так как в этой стране есть определенные законы о криптовалюте. Эстонская компания вообще была открыта относительно недавно.

В итоге, средства на обеспечение японского офиса нам не перечисляли. Они объясняли задержки в переводах тем, что MARK.SPACE занимается криптовалютой, из-за чего банки не открывают необходимые счета, с которых будет осуществляться перевод. Нам же нужно было платить за аренду офиса, налоги, за проведение семинаров, выставок и получать зарплату. Для полноценной работы японского направления мне пришлось бросить все свои дела. Я возлагал большие надежды на MARK.SPACE, так как мне нравилась сама идея проекта и я верил, что российская компания сможет добиться успеха и у нее есть амбиции для реализации задуманного.

Так как тянуть с оплатой аренды и других платежей было уже невозможно, Антон наконец-то прислал биткоины на поддержание японского офиса, после чего мы их официально перевели на счет компании. Но этих средств хватило ненадолго, так как нам из них пришлось покрыть накопившиеся задолженности по аренде, налогам и другим платежам. В конце концов, у нас были обязательства перед инвесторами. Ведь это мы рассказывали им о проекте и были для них связующим звеном с головным офисом MARK.SPACE. Мы старались всеми силами спасти японский офис. И только после того, как я уже чуть ли «не рвал Антона на куски», он наконец-то прислал 15 биткоинов, что на тот момент было примерно равно 60 тысячам долларов. Эти средства были официально внесены на счет компании, с которых были покрыты накопившиеся долги.

Мы множество раз запрашивали различные документы компании, в которых описаны технологии, разработка и в целом структура MARK.SPACE, но нам их не предоставляли. Все документы нам приходилось подготавливать самостоятельно, но специализированных сотрудников нанять мы не могли. У нас был бухгалтер на аутсорсе, который оформлял все бумаги японского офиса, чтобы всё было прозрачно и правильно с точки зрения японского законодательства.

Мне не объясняли, на что уходят в компании привлеченные средства – говорили только, что много потратили на маркетинг. Бывало, что Антон резко говорил мне: «Думай, с кем говоришь, и как ты разговариваешь».

Денис Полуляхов, насколько я знаю, привлекал средства и общался с биржами, на часть из которых мы так и не вышли, хотя это было обещано Денисом. Сотрудники других проектов, которые участвовали в мероприятиях с Денисом, говорили, что он останавливался в люксовых отелях, летал первым классом. Мы никуда из Японии не выезжали, и у нас даже не хватало средств, чтобы поехать в другие префектуры, в которых расположены головные офисы японских компаний. Не все из них сосредоточены в Токио.

По окончанию ICO мы полностью переключились на работу с японскими партнерами. В апреле в столице Японии ежегодно проходит выставка «Contents Tokyo». Японский офис организовывал на ней стенд в 2018 и 2019 годах. Это не выставка криптопроектов, а мероприятие для классических IT-компаний, на которой нам удалось пообщаться с различными крупными японскими компаниями, среди которых SONY и многие другие. Договорились с Mitsukoshi Isetan о партнерстве, которая занимается торговыми центрами в Азии — у них есть свой бренд «Number 21», занимающийся производством женской обуви. У нас была с ними договоренность о создании виртуального магазина в мире MARK.SPACE, где будет выставлена их продукция. Сотрудники бренда приносили обувь к нам в японский офис, а мы, в свою очередь, сканировали ее с помощью 3D-сканера. Таким образом было отсканировано почти 200 пар, которые в последующем были загружены в уже созданный магазин бренда внутри платформы MARK.SPACE. Из известных в России компаний мы вели переговоры с Panasonic и Komatsu, а также с несколькими крупными компаниями, которые работают исключительно на японском рынке.

За время работы в MARK.SPACE меня пытались переманить другие компании, но мы верили в проект и в его будущее, поэтому о переходе даже не задумывался. С Олегом Ершовым мы ночами созванивались и обсуждали детали проекта, перспективы и новые функции. Антона Тихонова, на мой взгляд, интересовали только деньги, а не техническая сторона проекта. По привлеченным в проект средствам были разные данные – 6, 10 млн, долларов, а потом мне прислали документы, подготовленные московским офисом, в одном из которых значилась цифра 22 млн. долларов.

Лично я понятия не имею, где эти средства, ведь японский офис так и не получил финансовую поддержку от головного офиса и был все время в долгах. Со своей стороны, мы можем отчитаться за каждую покупку вплоть до 1 йены — у нас всё задекларировано и проведено через налоговую. Я время от времени приезжал в Москву, предлагал заключить контракт, в котором будут прописаны условия и регулярные платежи, но Антон Тихонов уходил от ответа. За всё время нам перечислили около 80 тысяч долларов. Куда делись остальные средства – я не знаю. Сейчас мы закрываем японский офис, но нам нужно всё равно заплатить за него арендную плату, так как в контракте указано, что нужно предупреждать об освобождении помещения минимум за 4 месяца. Антон Тихонов кормил нас завтраками, просил еще потерпеть, обещал приход каких-то крупных инвесторов в проект, и, в итоге, наши задолженности перед арендодателем только росли.

С Евгением Малкиным я ни разу в жизни не общался, не созванивался, и не знаю, что он говорит про японский офис, и вообще какое место занимает в проекте. Вроде бы, он дал деньги в самом начале и получил долю в компании. Мне кажется, он вообще ничего не знает о том, что происходит в компании.

В январе 2018 года я и Кентаро собрали заинтересованных японских инвесторов и организовали поездку в московский офис. Я тогда не знал, как представить Антона инвесторам. Мне пришлось представить его как мужа Яны Конторович. Еще любопытная деталь: изначально московский офис располагался в одном месте, но после окончания ICO все разработчики переехали в другой офис, а Антон с Яной и его сотрудники переехали в Москва-Сити. И вот что удивило: офис в Москва-Сити представлял собой апартаменты, в которых, как я понял, проживал или останавливался Антон, и, возможно, еще Денис Полуляхов. Но там было пространство, оборудованное под офис, где стояли столы с компьютерами для сотрудников.

Что касается Яны Конторович, то она не обсуждала развитие проекта, даже когда мы были в Москве. Она вообще могла уйти в процессе обсуждения.

Также был случай с Softbank, с которым мы познакомились на выставке «Contents Tokyo» в апреле 2018 года. Представители SoftBank сказали, что обязательно хотят пообщаться с СЕО MARK.SPACE по поводу возможного сотрудничества. Я не знал, как сказать, что Яна сидит для галочки, и все, на самом деле, решает Антон. Договорились, в итоге, что общаемся по Skype с Антоном. В назначенное время пришли в офис Softbank, ждем начала звонка, который был запланирован, если мне не изменяет память, в 4 утра по Москве. Разница во времени между Токио и Москвой 6 часов вперед. В итоге, прошло 10 минут, но Антон не вышел на связь. Антон все-таки ответил с опозданием и сказал: “Ну чё там?”. Он не включил камеру, хотя я предупреждал об этом заранее, слушал в пол уха, на заднем плане кричали дети. Смысла от общения с ним не было, так как он говорил совершенно несущественную информацию. Японцы, естественно, были в шоке и больше не захотели с нами работать — хотя до этого созвона мы провели большое количество встреч в Токио.

Еще один странный момент: во время визита в Москву некоторые инвесторы покупали токены MRK напрямую у Антона. Но не могу сказать, точно переводили ли они средства на официальные кошельки компании или нет. В сам проект инвесторы вносили средства в разных объемах: кто 5 млн. рублей или даже больше, кто 15-20 биткоинов, а кто 300 эфиров. Есть и такие инвесторы, которые вкладывали в проект по 0,1 эфира. То есть, это были как квалифицированные, так и неквалифицированные инвесторы.

Теперь со стороны японских инвесторов к нам есть вопросы. Они полностью понимают, что мы с Харадой Кентаро тоже пострадали – в конце концов, они ездили в Россию и понимают, как выглядит ситуация. От этого проекта я и Харада получили лишь множество проблем. Теперь инвесторы планируют подать коллективный иск к Яне и Антону.

В то же время Тихонов мне уже продолжительное время не отвечает. Я у него спрашиваю: «Где деньги?» Он отвечает: «Дима, ты бы лучше нам помог». 24 августа он последний раз писал: «Дима, я работаю над вопросом, ты мне не помогаешь».

Я в шоке, что люди так поступают. Когда лгут, не чувствуют ответственности – у меня «разрыв шаблона» произошел, потому что я за время проживания в Японии уже отвык от такого отношения.

"В хоккее - бог, по жизни - лох". Бизнес, ICO и "верные друзья" Евгения Малкина, за которых он же и будет отвечать. - ч.6/7

"В хоккее - бог, по жизни - лох". Бизнес, ICO и "верные друзья" Евгения Малкина, за которых он же и будет отвечать. - ч.6/7

"В хоккее - бог, по жизни - лох". Бизнес, ICO и "верные друзья" Евгения Малкина, за которых он же и будет отвечать. - ч.6/7


..... .

Глава 12. Прямая речь. Олег Ершов.


Олег Ершов (FB). Соучредитель Mark.Space PTE.

.... .

В конце 2014 года я попал на собеседование к Антону Тихонову в ООО «УК-МАРК», где гендиректором была тогда Юлия Тростянская. Как я понял, они давние друзья с Антоном. Офис компании тогда находился в «W Plaza» на Варшавском шоссе. По итогам встречи я был принят на работу простым маркетологом. Что меня сразу удивило, что все разработчики были внештатными — это отдельная команда, которая работает в другом юрлице.

В Марте 2015 меня повысили до директора по маркетингу в силу обстоятельств. Антон тогда поссорился с Николаем Троцюком, коммерческим директором. Ссора происходила весьма шумно, хотя поначалу они были как братья-близнецы — даже договаривали друг за другом. В итоге с Троцюком ушла вся команда, одним днем. Утром мы пришли, нас отправили на обед, а после обеда все собрали вещи, почистили компьютеры и ушли. Антон говорил, что он инициировал разрыв, но казалось, что просто они что-то не поделили меж собой. Впрочем, потом они все равно общались: Троцюк регулярно заезжал к нам офис уже полгода спустя после конфликта просто «на поболтать».

В итоге передо мной встала задача запуска проекта в августе 2015 года — и я готовился к мировой премьере проекта PARK.MARK (будущий Mark.Space).

Уже когда всё было готово, просчитано и составлены предварительные медиапланы, меня вызвали и сообщили о переносе запуска на неопределенный срок. Что проект еще не доделан, а деньги заканчиваютсяЕще через несколько месяцев уволили весь мой отдел, а меня попросили разработать описание концепции проекта MODA.MARK, все его сильные и слабые стороны, чтобы показать инвесторам.

Через два месяца меня познакомили со Николаем Александровичем Строкатовым, и выяснилось, что до этого деньги давал его сын, Александр, но бюджет был израсходован до окончания разработки. Теперь Строкатов старший инвестировал в проект уже свои деньги. Точная сумма мне неизвестна, но вроде бы где-то в районе 100 миллионов рублей.

Осенью 2015 года меня наконец познакомили с разработчиком, Шляпиным Владимиром, генеральным директором ООО “Сайт Мэйкерс”, который все и разрабтывал. Первое что я спросил: можно ли посмотреть ТЗ и roadmap? Но оказалось, что техническое задание Тихонов ставит в процессе, весьма общими словами, да еще и по скайпу. Единого видения проекта у него нет, и по большей части додумывать и выкручиваться приходится самому Владимиру.

Писем Антон никогда не писал, всегда просил кого-то. Поэтому меня начали полностью подключать к общению с разработчиками. Мое предложение остановить разработку, составить нормальное ТЗ со сроками, ценой разработки, подписать на эти работы договор, чтобы иметь четкие гарантии и защиту, были встречены непониманием и отговорками… со стороны Антона! Он утверждал, что проект настолько глобален и сложен, что продумать всё не представляется возможным. И гораздо проще платить каждый месяц разработчикам, чем брать продолжительную паузу на ТЗ, а потом “переплачивать” за доработки.

Все первое полугодие 2016 года, в зависимости от “новостей с полей”от сотрудников отдела продаж, больше половины рабочего времени разработчиков тратилось на переделывание уже сделанного. Потому что либо “концепция поменялась”, либо мы слышали, что “это никому не нужно, делаем другое”.

Собственно, MODA.MARK и появилась в виде простой альтернативы сложному и тяжелому прообразу MARK.SPACE [прим.авторов — наше мнение, что ровно наоборот]. Но даже она не помогала отделу продаж. Ни одного серьезного партнерства так и не было достигнуто. Была пара мелких заказов от розничных никому не известных сетей на фотки их товаров, но на этом моменте деньги кончились опять. И тут на встречу пригласили Малкина.

Малкин с трудом понимал термины и слова, которые произносили на встрече Антон и Строкатов-старший. Женя вообще никаких вопросов не задавал, когда его привели на встречу. Он реально умный парень, но откуда ему это понимать? У меня ощущение, что Женя вложил деньги в людей — со Строкатовым он был давно знаком. А Тихонов, с одной стороны, перед Женей всячески лебезил, с другой — он умеет убеждать. Если его посещает озарение, то он способен продать что угодно.

Затем Малкину выдали описание MODA.MARK на 80 листах. Когда я увидел его через месяц на встрече в офисе, то спросил: «Ты прочел описание? Есть вопросы?» Он честно сказал, что пытался, но ничего не понял, но ему все объяснил Антон. И на этой же встрече он подписал все документы, а еще через месяц сделка состоялась. Однако, в подробности Антон не вдавался.

Тем временем, мне вернули людей в отдел, и мы начали работать уже над двумя проектами одновременно, прототипом MARK.SPACE и MODA.MARK. Только последнюю Антон хотел видеть как трехмерную примерочную, где на аватарах можно примерять вещи с учетом параметров тела пользователя. На наши возражения, что нет ни у кого пока таких технологий — даже Ebay не справились с этой задачей, и что это будет долго и сложно делать — он внимания не обратили. Фактически, мы занялись чистым НИОКРом.

После многочисленных попыток и вариантов кода, мы пришли к выводу, что в браузере это работать не может. Не хватает памяти, браузер просто “падает” или зависает. А тем временем настал уже 2017 год. Деньги снова кончались.

Разработку прототипа MARK.SPACE остановили, и все силы бросили на MODA.MARK. Пока не стало ясно, что ее спасет только приложение, похожее на Инстаграм, только для модников. Я разработал техзадание, нашел подрядчика по мобильным приложениям — им стал «Техинформ», с которым подписали договор.

Затем в июле 2017-го меня пригласили на встречу, где были Тихонов и Полуляхов — там я впервые услышал про криптовалюты и ICO. Последнего в команду привела Юлия Тростянская  — Денис на тот момент был ее парнем. Его бросили сначала на отдел продаж, а потом он стал коммерческим директором и привлекал инвестиции.

Так вот, Денис рассказывал как легко будет собрать денег, и что наши два проекта просто созданы для этого. А если они еще и Малкина возьмут на борт, то тогда нам точно навалят десятки миллионов долларов. Основная идея Антона была в том, что звездное имя привлекает деньги. В общем Евгения они уговорили.

К слову, в процессе привлечения средств инвесторов Женю не пиарили (кстати, я не понимаю откуда взялась тема с 4 миллионами — он инвестировал еще до ICO), потому что он всё же не умеет красиво изъясняться и немного стесняется говорить по-английски. Естественно, мы видели огромное желание людей встретиться с Малкиным, но он сказал: я не знаю, что отвечать по проекту, поэтому давайте без встреч.

В чем была проблема до начала? MODA.MARK выводить на ICO не хотели, потому что посчитали, что на нее много не собрать. А нужен был масштаб. Поэтому было придумано название MARK.SPACE, был куплен домен на имя Антона, и в августе началась масштабная подготовка к ICO.

Деньги тогда уже закончились, и Антон попросил поработать бесплатно, сказав, что всё компенсирует со сборов, а еще сделает меня партнером и даст 5% в Mark.Space за мои труды за все эти годы. На меня упала не только подготовка бесчисленных документов, но и поиск, а затем найм команды, мне же и предстояло ей управлять. Однако, вскоре стало понятно, что без посещения и презентации проекта на зарубежных конференциях сборов не будет.

Кроме Полуляхова на английском разговаривал только я, поэтому мне пришлось ему помогать. На замену мне подскали Владислава Утушкина, и он занял пост CMO (директор по маркетингу). А я с сентября 2017-го по март 2018-го ездил по многочисленным командировкам и помогал Денису. Чтобы на конференциях и я и Денис имели вес в глазах потенциальных инвесторов, нам обоим на визитках написали «Co-Founder».

Яна Конторович была выдвинута Антоном на пост CEO по причине наличия у нее диплома МГИМО, а значит она говорит по английски [прим. авторов — уровень английского Яны можно оценить здесь] и сможет презентовать проект, общаться с комьюнити (сообществом) как все остальные CEO. Сам же Антон под разными предлогами старался не светиться и так и не был публично заявлен как член команды проекта. Но проблема была в том, что Яна не желала погружаться в детали, и как следствие, завалила два интервью с банками. Когда мы пытались открыть счета в Европе, ей сказали, что она не СЕО, а «номинал», ничего не знает о проекте, и разговаривать с ней не будут.

Тогда Антон попросил меня, как близкого к разработке и сведущего во всех технических аспектах проекта человека, осуществлять силами ООО “Сайт Мэйкерс” поддержку пользователей и отвечать на вопросы в чатах. Что потом было отражено в договоре оказания услуг. Любые видео-обращения тоже приходилось делать мне или Денису. Яна всегда была занята и недоступна.

К концу токенсейла команда вообще перестала что-то делать. Мне кажется, ребята перегорели, потому что они ожидали золотых гор в виде безумных миллионов в качестве награды. Еще была проблема с Владом Утушкиным: оказалось, он наобещал ребятам больше бонусов, чем планировалось. Также я не знаю, откуда Утушкин взял сумму возмещения американским инвесторам на 1,5 миллиона. Возврат действительно был — я сразу полетел к юристам, и после долгих перепалок деньги мы стали возвращать.

При этом в конце 2017-го был неприятный разговор со Строкатовым-старшим. Он очень серьезный дядька. Строкатов кричал на сына и Тихонова, требуя возврата вложенных денег. Суммы назывались разные, но в районе 100 миллионов рублей. Непосредственно перед ICO он от нас отстал — не знаю почему. Возможно, ему пообещали часть денег, которые будут собраны на токенсейле.

1 Марта 2018 года продажа токенов официально была остановлена, но, как уже выяснилось позже, Денис на этом не остановился. Он заключил скрытую сделку с сингапурским DU Capital на 10 миллионов долларов, о чем спустя год с лишним мне проболтался по телефону. На вопрос “Где тогда деньги?” Денис отправил к Антону. Антон на вопрос отвечать отказался и молчит до сих пор.

Сразу после окончания токенсейла меня попросили найти отдельный офис для программистов, и перевели в ООО “Сайт Мэйкерс”. В итоге с мая 2018 -го я работал тут. Сначала по совместительству, а в ноябре того года меня и вовсе поставили перед фактом, что у Антона я больше не работаю. И отдали трудовую. Я тогда не придал этому особого значения.

Вообще, Антон в то время сильно изменился – это был не тот человек, к которому я устраивался. Раньше он много времени проводил с командой, устраивал тимбилдинги. Потом ближе к ICO он уже почти не участвовал в процессе, а после ICO «старого» Антона вообще не стало. Теперь было: «Соблюдай субординацию, я для тебя – Антон Игоревич. И отчет принеси». Хотя умолял работать бесплатно и полгода назад братом называл.

Сам же Тихонов занимал офис в Москва Сити в башня "Город Столиц Санкт-Петербург" на 49 этаже. По его словам, это было стратегическим решением. Одновременно с этим, он расширяет штат проекта MODA.MARK, запускает рекламные кампании, спонсирует мероприятияИ все это на собранные деньги Mark.Space, так как никакого стороннего дохода ни Антон, ни Яна не имеют. Естественно, инвесторам после токенсейла про это расходование средств никто не говорил.

Тем временем, мы попросили составить договор с разработчиком, куда приложить roadmap, установить цену разработки и официально оплачивать все с сингапурской компании MARK.SPACE в пользу ООО “Сайт Мэйкерс”. Тем самым накапливать нематериальные активы, и, по завершению разработки передать все права на MARK.SPACE в пользу сингапурской компании.

Вначале нам говорили, что все ОК. Потом говорили, что Сингапур не принимает крипту, и нужна другая юрисдикция. Затем долго вели переговоры с Швейцарией, затем с Эстонией — и наконец 3 августа была получена лицензия в Эстонии [прим. авторов — Ершов не уточнил какая именно лицензия]. Но неожиданно Антон отказывается подписывать договор, говоря, что ему не нравится как ведется разработка, что все долго и дорого (по договору он обязывался платить 120 000 евро в месяц), и он будет думать. Затем он переводит всех сотрудников в ООО “Сайт Мэйкерс”, чтобы “официально платить по договору” и начинаются проблемы с деньгами.

Через месяц Антон требовал сократить штат. Он говорил, что сильно раздут штат — но это была «минимальная комплектация»! Нанимать людей нам не давали.

Нам говорили, что у компании неожиданные трудности – при этом мы видим, что люди приезжали на новых машинах. Сначала Яна на новом Lexus, потом Антон на новом Мерседесе. То на руке Антона сверкают очень дорогие часы, то Facebook Яны пестрит фотографиями [прим. авторов — контент закрыт Яной для доступа или удалениз зарубежных поездок [прим. авторов — любимыми направлениями Конторович и Тихонова оказались Кипр, Турция, Венгрия], а ежемесячный бюджет падает до 50% от необходимого. С мая и вовсе перестают платить.

В мае риторика Тихонова и Конторович сменилась – если мы хотим сотрудничать, и получить деньги, то нам надо отдать 80% компании (ООО «Сайт Мэйкерс») сингапурском юрлицу, чтобы у последнего появились права продукт [прим. авторов — в White Paper Mark.Space в период проведения ICO утверждалось, что права на продукт и домен у сингапурского юрлица]. Причем сделать надо было немедленно.

Владимир Шляпин сказал, что не будет этого делать. Они сменили требования на 30%, угрожали не вернуть деньги. Сказали, что деньги кончились. На вопрос – есть ли инвесторы, нам отвечали – не ваше дело. По сей день они от нас требуют 30%. По факту — это попытка рейдерского захвата.

Нам перекрыли доступ к серверам, сменив все пароли, поэтому мы не можем обновлять систему и поддерживать клиентов. Уже полезли ошибки, скоро пользователи смогут это заметить из-за нарушенного межсерверного взаимодействия. У нас были сервера для своих нужд, мы очистили их, чтобы поднять копию проекта. Мы вынуждены платить зарплаты сотрудников из своего кармана, чтобы разработка продолжалась. Мы уже потеряли половину команды. И у нас почти закончились свои деньги. Мы верили, что эта история может быть интересной и прибыльной.

У нас сплоченная команда, ребята готовы работать до конца. Антон пытался переманивать людей – узнал, что меня нет в офисе, поехал к нам. Мне сообщили, я прилетел туда, а он рассказывал людям, что мы плохие и не хотим никому ничего не платить. Есть аудиозапись и весь офис в качестве свидетелей. Он обещал платить зарплату, чтобы показывать их инвесторам, если переедут в Сити. Нас хотели использовать как IT-эскорт.

В данный момент Антон и Яна требуют передать под их управление все чаты. Причем Яна удаляет там всё, что направлено в ее сторону или ее мужа. В остальном общения они избегают и делают вид, что хотят решить вопрос. Назначаются встречи, но потом отменяются. Как подрядчики по разработке, мы продолжали работать в надежде получить обещанную оплату нашего труда и прибыль. И вскоре будем вынуждены подать на MARK.SPACE в суд, для возмещения убытков. Вот сейчас мы закрываем офис, продаем мебель. Наша компания прекратила существование, нам не на что дальше жить и кормить свои семьи.

На данный момент у ООО “Марк”, принадлежащее лично Тихонову Антону, есть задержка по оплате серверов [прим. авторов — факт задолженности подтверждается информацией из личного кабинета], арендуемых у компании «Бегет». Это основные сервера проекта, их могут отключить в любой момент. В чаты они постят откровенную ложь об обновлении платформы до “Визуализации 3”, которая будет только в 2020 году. А сейчас это внутренние тесты и закрытое видео для потенциальных партнеров о будущих возможностях платформы.

С токеном тоже беда, ни Антон, ни Денис не отвечают на вопрос о постоянно увеличивающимся обороте токенов, а также распоряжаются ими в своих целях. Так, например, вот на этот кошелек 0x56BCCde6E510Fc65831db653C00be831a10e5542 Яна и Антон отправили 100 миллионов токенов с пометкой “Renat” [прим. авторов — предполагаем, что это один из сотрудников одного из криптообменников в Москва Сити]. За какие такие заслуги — нам не сообщили. Но есть подозрение, что это связано с токеномикой и пампами токена MRK. Также все 300 миллионов токенов, полагающихся команде, Антон присвоил себе.

В данный момент Антон ликвидирует офис МODA.MARK на Проспекте Мира, и переводит всех к себе в Москва Сити, чтобы выдавать их за сотрудников MARK.SPACE.

Также у него задолженность в 9 миллионов рублей перед японским представительством MARK.SPACE JAPAN. А самим ребятам светит ещё и штраф на 3 млн за досрочное прекращение аренды, и прочие бюрократические издержки. Но от них Тихонов уже открестился.

Есть ряд крупных инвесторов, которые приезжали в Россию — у них Антон лично брал деньги, и переводил им токены с личного кошелька. Всё мимо смарт-контракта. И эти инвесторы очень недовольны и требуют вернуть деньги. Однако на связь Антон выходить не собирается, и требует чтобы представительство решило вопрос самостоятельно. Но у этих инвесторов есть фотографии с Антоном в Москве [прим. авторов — фотографии Тихонова с японскими инвесторами имеются и у нас], а также факты транзакций на его личный кошелек.

Вы спросите: не возникало ли у меня ощущения, что мы занимаемся фигней? Я пришел на идею и верил, что этот проект будет.

Концепцию MODA.MARK я писал с позиции эмоциональных покупок, как в Instagram, например. Основной мечтой была возможность сэкономить время людей на покупку вещей и сбор идеального образа. Не только в одежде, а вообще. В «Визуализации 3», над которой работали, идея была именно в трехмерности пространсва. Например, зашел на кухню, открыл духовку, посмотрел противень. Продать это можно было той же IKEA – собрал с помощью сервиса интерьер, посчитал стоимость, там же заказал и сразу обставил квартиру.

В этом проекте я видел продолжение проекта Second Life, у которого потом возникли проблемы – проект не мог работать на любой платформе, там нужен был интернет и стационарный компьютер. У нас же была мечта, что мы действительно можем это сделать. Такая классическая «влюбленность в продукт».

За этим сложно заметить подковерные игры, ведь мы работали почти все время с единомышленниками. Рабочий день был по 14-16 часов. Поэтому для нас был шок – как это внезапно денег нет? Мы собрали кучу денег на ICO, услуги разработки наши стоили миллион долларов в сумме, где они тогда?

.... .

"В хоккее - бог, по жизни - лох". Бизнес, ICO и "верные друзья" Евгения Малкина, за которых он же и будет отвечать. - ч.6/7
"В хоккее - бог, по жизни - лох". Бизнес, ICO и "верные друзья" Евгения Малкина, за которых он же и будет отвечать. - ч.6/7


Бонус-трек. Кажется, Антон Тихонов прямым текстом признается в манипуляции ценой токена MRK, да?

"В хоккее - бог, по жизни - лох". Бизнес, ICO и "верные друзья" Евгения Малкина, за которых он же и будет отвечать. - ч.6/7

 

Глава 13. Рубрика «Без комментариев».

"В хоккее - бог, по жизни - лох". Бизнес, ICO и "верные друзья" Евгения Малкина, за которых он же и будет отвечать. - ч.6/7
Источник: t.me/markspaceioRUS/33213

 
"В хоккее - бог, по жизни - лох". Бизнес, ICO и "верные друзья" Евгения Малкина, за которых он же и будет отвечать. - ч.6/7
Источник: t.me/markspaceioRUS/33241


"В хоккее - бог, по жизни - лох". Бизнес, ICO и "верные друзья" Евгения Малкина, за которых он же и будет отвечать. - ч.6/7
Источник: www.sitemakers.ru/experience/ 


= = = = = 

ОКОНЧАНИЕ: 
ЧАСТЬ 7

= = = = = 

Оригинальный пост: https://zen.yandex.ru/media/id/592d3ad87ddde88dbd5af2da/v-hokkee-bog-po-jizni-loh-biznes-ico-i-vernye-druzia-evgeniia-malkina-za-kotoryh-on-je-i-budet-otvechat-5d7a000a35ca3100ad9a5b3c

Основной блог: https://zen.yandex.ru/media/id/592d3ad87ddde88dbd5af2da

Телеграм-канал «Криптокритика»: https://t.me/cryptocritique

Телеграм-канал «Маркетинг хуяркетинг»: https://t.me/marketinghuyarketing

★3 | ₽ 100
дальше!) давайте дальше)
avatar

Reanim


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
UPDONW