Блог им. oxana27

Бедный Макиавелли, или о Государе замолвите слово

В соседнем посте просто изнасиловали Государя Макиавелли. Нет там этого!
Вообще, говоря о Государе, надо понимать, что это одна точка зрения (авторитарной власти).У Макиавелли есть и другая Размышления о первой декаде Тита Ливия, где он исследует демократию и приводит доводы уже в ее пользу. Но все знают только о Государе, из-за чего возникает икаженное понятие о самом Макиавелли.
Итак, что же написано в Государе?
1. Свободные города лучше уничтожать или поселиться непосредственно в нем. Несвободные, т.е. те, где была крепкая власть, могут быть удержаны просто истреблением рода текущего правителя (история подтвердила это Юж Сев Америкой — в первой были государства, и ее легко подчинили, во второй свободные индейцы не подпали под власть завоевателей).
2. (Далее  цитаты) Думаю, дело в том, что жестокость жестокости рознь. Жестокость применена хорошо в тех случаях — если позволительно дурное называть хорошим, — когда ее проявляют сразу и по соображениям безопасности, не упорствуют в ней и по возможности обращают на благо подданных; и плохо применена в тех случаях, когда поначалу расправы совершаются редко, но со временем учащаются, а не становятся реже. Действуя первым способом, можно, подобно Агафоклу, с божьей и людской помощью удержать власть; действуя вторым — невозможно.

Отсюда следует, что тот, кто овладевает государством, должен предусмотреть все обиды, чтобы покончить с ними разом, а не возобновлять изо дня в день; тогда люди понемногу успокоятся, и государь сможет, делая им добро, постепенно завоевать их расположение. Кто поступит иначе, из робости или по дурному умыслу, тот никогда уже не вложит меч в ножны и никогда не сможет опереться на своих подданных, не знающих покоя от новых и непрестанных обид. Так что обиды нужно наносить разом: чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше. Самое же главное для государя — вести себя с подданными так, чтобы никакое событие — ни дурное, ни хорошее — не заставляло его изменить своего обращения с ними, так как, случись тяжелое время, зло делать поздно, а добро бесполезно, ибо его сочтут вынужденным и не воздадут за него благодарностью.
3.
Единовластие учреждается либо знатью, либо народом, в зависимости от того, кому первому представится удобный случай. Знать, видя, что она не может противостоять народу, возвышает кого-нибудь из своих и провозглашает его государем, чтобы за его спиной утолить свои вожделения. Так же и народ, видя, что он не может сопротивляться знати, возвышает кого либо одного, чтобы в его власти обрести для себя защиту. Поэтому тому, кто приходит к власти с помощью знати, труднее удержать власть, чем тому, кого привел к власти народ, так как если государь окружен знатью, которая почитает себя ему равной, он не может ни приказывать, ни иметь независимый образ действий. Тогда как тот, кого привел к власти народ, правит один и вокруг него нет никого или почти никого, кто не желал бы ему повиноваться. Кроме того, нельзя честно, не ущемляя других, удовлетворять притязания знати, но можно — требования народа, так как у народа более честная цель, чем у знати: знать желает угнетать народ, а народ не желает быть угнетенным. Сверх того, с враждебным народом ничего нельзя поделать, ибо он многочислен, а со знатью — можно, ибо она малочисленна. Народ, на худой конец, отвернется от государя, тогда как от враждебной знати можно ждать не только того, что она отвернется от государя, но даже пойдет против него, ибо она дальновидней, хитрее, загодя ищет путей к спасению и заискивает перед тем, кто сильнее. И еще добавлю, что государь не волен выбирать народ, но волен выбирать знать, ибо его право карать и миловать, приближать или подвергать опале.

Эту последнюю часть разъясню подробней. С людьми знатными надлежит поступать так, как поступают они. С их же стороны возможны два образа действий: либо они показывают, что готовы разделить судьбу государя, либо нет. Первых, если они не корыстны, надо почитать и ласкать, что до вторых, то здесь следует различать два рода побуждений. Если эти люди ведут себя таким образом по малодушию и природному отсутствию решимости, ими следует воспользоваться, в особенности теми, кто сведущ в каком-либо деле. Если же они ведут себя так умышленно, из честолюбия, то это означает, что они думают о себе больше, нежели о государе. И тогда их надо остерегаться и бояться не меньше, чем явных противников, ибо в трудное время они всегда помогут погубить государя.

Так что если государь пришел к власти с помощью народа, он должен стараться удержать его дружбу, что совсем не трудно, ибо народ требует только, чтобы его не угнетали. Но если государя привела к власти знать наперекор народу, то первый его долг — заручиться дружбой народа, что опять-таки нетрудно сделать, если взять народ под свою защиту. Люди же таковы, что, видя добро со стороны тех, от кого ждали зла, особенно привязываются к благодетелям, поэтому народ еще больше расположится к государю, чем если бы сам привел его к власти.
4. Таким образом, государь, чей город хорошо укреплен, а народ не озлоблен, не может подвергнуться нападению. Но если это и случится, неприятель принужден будет с позором ретироваться, ибо все в мире меняется с такой быстротой, что едва ли кто-нибудь сможет год продержать войско в праздности, осаждая город. Мне возразят, что если народ увидит, как за городом горят его поля и жилища, он не выдержит долгой осады, ибо собственные заботы возьмут верх над верностью государю. На это я отвечу, что государь сильный и смелый одолеет все трудности, то внушая подданным надежду на скорое окончание бедствий, то напоминая им о том, что враг беспощаден, то осаживая излишне строптивых. Кроме того, неприятель обычно сжигает и опустошает поля при подходе к городу, когда люди еще разгорячены и полны решимости не сдаваться; когда же через несколько дней пыл поостынет, то урон уже будет нанесен и зло содеяно. А когда людям ничего не остается, как держаться своего государя, и сами они будут ожидать от него благодарности за то, что защищая его, позволили сжечь свои дома и разграбить имущество. Люди же по натуре своей таковы, что не меньше привязываются к тем, кому сделали добро сами, чем к тем, кто сделал добро им. Так по рассмотрении всех обстоятельств, скажу, что разумный государь без труда найдет способы укрепить дух горожан во все время осады, при условии, что у него хватит чем прокормить и оборонить город.

Это только некоторые отрывки. Ничего общего, как видите, со злобной шизоидной логикой в соседнем топике.



★8
65 комментариев
Я как то читал Макиавели, мне он показался не особо глубоким, банальные довольно вещи он говорил. Может не внимательно читал.

Главное там пропущено. Империя строится по старым рецептам divide et impera

Подкуп или заинтересованность вождя ради предательства своего народа вот главный принцип. Народ доверяет вождю, вождь использует народ в темную, направляет против своих братьев.
Далее религиозное или идеологическое зомбирование. Франки-христиане и арабы-исламисты в течении 6-10 вв подчинили себе весь мир. Они никогда не смогли бы это сделать силой.

Рим вообще никогда не рассчитывал на силу, все байки о величии римской армии просто чушь. Это была примитивная армия пешек-крестьян. Аналогично было и в Китае.
Когда требовались сильные воины, они использовали наемников и федераты
sortarray sortarray, прошлое хорошо объясняет только прошлое
avatar
ericgin, не думаю. То же самое и сейчас,  в других формах
sortarray sortarray, тут речь о силе на первом этапе, дальше — благодеяния и пр.
Если возьмем, допустим, Османскую империю, то они бы не совершили и половины завоеваний, если бы не искренняя поддержка со стороны зовоевываемых народов. Как только начались проблемы и империя перестала быть Америкой того времени, завоевания прекратились.
Оксана Разяпова, дальше всегда стирание народной памяти, истории,  переделка традиций, укрощение нравов. Всю местную опоззиционную элиту истребляют, народ погружают в мракобесие и невежество. По-максимуму загружает трудом, это, помимо увеличения прибавочного продукта, абсорбирует время и силы народа, которые могут вылиться в противном случае, в восстание.
sortarray sortarray, Макиавелли в государе против этого. Сохранение обычаев — лучший способ подчинения. Об этом же рассуждал Монтескье на примере Александра. То же написано об Искандере Руми у Саади.
Оксана Разяпова, Думаю это просто агитка.
В восточных деспотиях такое практиковалось, но исламские, римские, греческие, британские экспансии всегда работали на уничтожение истории. Например, на территории бывшего Рима сейчас полностью отсутствует даже язык этих народов(латинян и кельтов)

Такой подход применялся лишь в адаптации к местным культурам, с постепенной подменой на нечто похожее, но иное. Это позволяло избежать волнений из-за радикальной ломки.
sortarray sortarray, поэтому и империи их были непрочны.
Оксана Разяпова, прочны были, существовали столетиями
sortarray sortarray, непрочны, у тех, кто уничтожал историю. В исламских этого не было.
Оксана Разяпова, все было
Оксана Разяпова, Аль-Искандер и не думал ничего сохранять. Наоборот, он быстро все уничтожил и переписал, об этом есть упоминания в древнеперсидских источниках. Он буквально уничтожил и вывез всю древнюю литературу
sortarray sortarray, допустим, вывез, а толку? Литература тогда часто передавалась устно, так что не особо-то и большой урон был. Александр — единственный, кого все завоеванные народы считали своим.
Оксана Разяпова, Сделались они потом «греческими» и «арабскими» под разными именами. Думаеате Аристотель все это сам мог написать, такой объем? Арабские индийские цифры, греческая персидская астрономия и прочая. Аль-Искандерийская библиотека.

Никто его своим не считал, как только бактрийцы собрались с силами они изгнали завоевателей. Гомик этого не застал, он протянул всего 30 лет
sortarray sortarray, речь о культуре. А в ней он свой. У персов, арабов и других множество произведений об Александре. Вы можете представить наши поэмы о Гитлере?
Оксана Разяпова, У Персов под греческим и арабским игом писали о Аль-Искандере, а во время большевицкого ига русские писали про большевиков поэмы, в чем проблема?
sortarray sortarray, об Александре писали и гораздо позднее. Разброс в датах очень велик. И персы не могли писать об Аль-, они могли писать об искяндере, аль — это арабский артикль.
Оксана Разяпова, А как по вашему могла произойти редукция аль-искандер в александр, если артикля изначально не было?
sortarray sortarray, что какая редукция? Это просто восточные варианты имени. Например, коран признает всех библейских пророков. И перечисляет их. На свой лад. Какие-то имена легко распознать, а над какими-то приходится голову поломать, чтоб узнать. Александр — это искяндер. Во всех восточных языках — у персов, арабов, османов.
Оксана Разяпова, от аль-искандер к александр. Слияние артикля с именем
sortarray sortarray, это интересная версия.
sortarray sortarray, мне даже искать не пришлось — у меня на компе есть книга Персидская классика поры расцвета. Там есть Гулистан Саади, Хайам и др известнейшие произведения. Есть там и Искяндер наме 8 века от Абу Тахира Тарсуси. В примечаниях сказано,  что это была массовая литература того времени, для народа. В ней Александр сын персидского царя и румийской принцессы — иранский царь Дараб одолел арабо-румийского правителя и его брата, унаследовавшего румийский трон. Дараб пригрозил разрушить его земли, если тот не отдаст свою дочь красавицу Нахид. У той пахло изо рта и после ночи шах ее отослал). И ребенка  воспитывали тайно, короче бразильские  сериалы изобрели давным-давно.
Это только одна из многих книг об Александре. Он свой, перс, все слушали и никто пальцем у виска не крутил и автора в психушку не запер. Наоборот, слушали, рты раскрыв.
Оксана Разяпова, если он «свой», значит это лит-ра селевкидского или арабского периода
sortarray sortarray, это просто устоявшиеся мифы. Его везде считали своим.
Каждый имеет право на свой взгляд на вещи и то что там автор высказал не является шизой, это просто ошибка.
Азат Туктаров, это не взляд, это искажение действительно хорошей книги. Отбросив политику, это отличное из старинных, пособие по психологии. Даже фразы в этом посте о мышлении людей очень ценны.
Оксана Разяпова, книга хороша нет слов просто у него своё «я художник и я так вижу».
Оксана Разяпова, 
это не взляд, это искажение действительно хорошей книги

Это всего лишь амбивалентность восприятия и индивидуальных выводов.


«Не забывайте, что все люди разные. Мы живем в пространстве своих метамемов – культурных «шорткатов», мифологем, усвоенных нами в качестве импринтов от родителей, среды – выработанных нашими фобиями, обусловленных нашей самооценкой и объективным положением в иерархии. Мы готовы умереть за одно и ненавидим другое – но на практике нет «истины», есть лишь более или менее общепринятые метамемы. Не верите? Тогда объясните, чем отличается французский поцелуй от плевка в ваш чай? Почему 100 лет назад в Лондоне забирали в полицию женщин в брюках? Знаете ли вы, что чулки придуманы для мужчин, серьги 300 лет назад в Европе были символом мужественности, а в Древней Греции (которая превосходила соседей и по рождаемости, и по продолжительности жизни, и по боеспособности) мальчик-подросток, не имеющий гомосексуальной связи с взрослым мужчиной, считался асоциальным?»
© Мовчан «Россия в эпоху постправды»
avatar
Dikada, знаю я это. Но там преподносился конспект книги, который не имеет с таковой ничего общего. Это дневник маньяка, а не прагматично-циничная книга.
Оксана Разяпова, Я совершенно не удивлен таким преподнесением источника (обратите внимание на автора конспекта). Повторюсь — все индивидуально. Даже из феерии «Алые паруса» можно надергать словосочетаний на Майн кампф.
avatar
Koltygin, 
государства перестали существовать с приходом частной собственности и капитала!!!

Интересный вывод. Но вот я почему-то больше склонен доверять «Происхождению семью, частной собственности и государства».
avatar
Читала Макиавелли давно, очень понравилось. Всё что он писал до сих пор работает, надо только правильно воспринимать и понимать. Сегодня получается, что простолюдин разглагольствует о делах государевых. Такого в принципе не дОлжно быть. Кстати, Макиавелли был настольной книгой Сталина.
Виктория Ра, у Макиавелли прекрасные и Размышления о первой декаде Тита Ливия и О военном искусстве. Недавно пролистывала Сунь Цзи — не знала плакать или смеяться. О военном искусстве в чем-то устарела, но вполне здравая книга, а вот распиаренная Искусство войны как бред сумасшедшего. Говорят, у них рассуждения логичны, но исходные предпосылки безумны.
Оксана Разяпова, не читала Сунь Цзи, а фильмы очень нравятся и японские и катайские. Там очень хорошо показаны стратегии и тактики разных кланов. Макиавелли очень впечатлил про Борджиа. Ведь он вместе с ним очень много прошёл. Начинала читать «Государство» Платона, но что то не пошло. Кстати надо ещё раз попробовать.
Виктория Ра, и не начинайте. А греко-римская античность на мой взгляд сильно переоценена.
Оксана Разяпова, согласна. Но на этом сегодняшний мир и построен.  Если не раздувать их значимость, про всё это пиплз забудет. А политикам нужен электорат, причём послушный. У Некрасова нравится его произведение «Железня дорога», особенно вторая часть.

теги блога Оксана Разяпова

....все тэги



UPDONW