Блог им. Alesa

Обзор РФ финансового сектора и финансовых инструментов за 2019 год.

    • 07 апреля 2020, 10:11
    • |
    • Alesa
  • Еще

Обзор РФ финансового сектора и финансовых инструментов за 2019 год. Опубликован на сайте ЦБ в марте 2020 года.

Интересный материал. Рекомендую прочесть, все понятно становится про банки и отношение ЦБ к ним.

Выдержки из Обзора.



«В 2019 году российская финансовая система в целом поступательно развивалась и укреплялась благодаря преимущественно позитивным тенденциям на внешнем и внутреннем рынках, усилению пруденциального и макропруденциального регулирования.

Хотя банки продолжают занимать доминирующее положение в российском финансовом секторе, обладая более 80% всех совокупных активов, небанковские финансовые организации опередили банковский сектор по темпам своего развития, особенно – сегмент управления активами.

Кроме того, происходило дальнейшее взаимопроникновение и интеграция банковского и небанковского секторов, как в рамках финансовых холдингов, созданных преимущественно на основе банков, так и через формирование каналов продаж комиссионных продуктов и доступа к банковским услугам и так далее.

Последние три года (2017–2019) можно назвать периодом окончательной подстройки российской экономики к шокам 2014 – 2015 годов: в 2019 году закончилась консолидация бюджета; с 2017 года начало действовать бюджетное правило, которое снизило чувствительность российской экономики к колебаниям цен на нефть; инфляция снизилась и оставалась близкой к целевому уровню Банка России[1]

«Основными источниками фондирования финансовых организаций остаются средства населения и средства юридических лиц. В относительном выражении доля этих источников фондирования несколько снизилась (в основном за счет средств Минфина России). Доля вкладов физических лиц незначительно уменьшилась, чему прежде всего способствовала динамика ставок по депозитам и рост реализованной доходности по рыночным инструментам (акциям, облигациям, паевым инвестиционным фондам ( ПИФ) и так далее). Розничные клиенты стали переключаться на инвестиционные продукты, в том числе создаваемые самими банками в целях сохранения средств клиентов в своих пассивах. В результате в 2019 году заметно вырос объем вложений населения в банковские облигации, а также получил активное развитие сегмент структурных облигаций.

Рост интереса физических лиц к инвестициям на финансовом рынке способствовал увеличению объемов вложений в сегмент некредитных финансовых организаций и кредитных организаций в части брокерского обслуживания (притоки средств наблюдались на брокерские счета, в паевые инвестиционные фонды, продукты по страхованию жизни, доверительное управление (ДУ) и так далее).»

«В I квартале 2020 года мировая экономика столкнулась со значительным шоком, связанным с пандемией коронавирусной инфекции. Изменение ситуации в мировой и российской экономике неизбежно сказывается на динамике российского финансового сектора в целом и его сегментов в частности.Дополнительным внешним шоком для российской экономики стало прекращение действия сделки ОПЕК+. Ожидаемое увеличение добычи на фоне падающего мирового спроса привело к обвалу нефтяных цен.

Центральные банки СФР также принимают различные меры для смягчения экономических последствий распространения коронавируса, однако они должны будут делать это с оглядкой на влияние своих решений на финансовую стабильность на фоне продолжающегося оттока капитала.

Банк России в марте оставил ключевую ставку неизменной на уровне 6,00% годовых, учитывая баланс рисков для экономики, инфляции и финансовой стабильности. При этом были приняты меры для снижения волатильности финансовых рынков, введены временные регулятивные послабления для финансовых организаций для сохранения потенциала по кредитованию экономики, а также реализован комплекс мер, направленных на поддержку наиболее уязвимых отраслей экономики и граждан-заемщиков, столкнувшихся с сокращением доходов в результате пандемии. Повысившаяся за последние годы устойчивость финансовых организаций также способствует их более быстрой адаптации к колебаниям внешних условий.»

«Активы банков продолжали занимать основную долю (83,6%) в совокупных активах российских финансовых организаций (рис. 1, 2). Несмотря на сокращение этой доли в 2019 году (на 2,3%), мы не ожидаем изменения доминирующего положения кредитных организаций в сегменте. Прежде всего это связано с тем, что, как правило, банки, обладая ресурсами, выстраивают бизнес в смежных с банковскими услугами отраслях. Страховые и управляющие компании часто являются связанными с банковскими группами, банки могут осуществлять брокерскую деятельность. Значительная часть паевых инвестиционных фондов создается управляющими компаниями, которые часто связаны с определенной банковской группой, а продажи страховых, брокерских услуг и услуг доверительного управления происходит через сеть продаж банков.»

1.2. Источники формирования активов

  • Вклады физических и юридических лиц являются основными источниками, за счет которых формируются активы российских банков (крупнейшего сегмента финансовых организаций). Доля вкладов и средств на расчетных счетах юридических лиц в общем объеме источников средств российских финансовых организаций несколько снизилась в 2019 году (-2,5%), тем не менее она превышает 40%. Российские компании не спешат тратить накопленную ликвидность, в том числе из-за отсутствия инвестиционных проектов, приемлемых по риску и доходности.

•           Снижение процентных ставок стимулировало инвесторов искать более доходные инструменты: в 2019 году наблюдался двукратный прирост числа клиентов на брокерском обслуживании и в доверительном управлении.

•           Положительная переоценка акций и облигаций способствовала росту активов российской пенсионной системы и паевых инвестиционных фондов. На величине пенсионных накоплений в начале года сказались также переводы средств в результате переходной кампании из ПФР, в пенсионные резервы негосударственных пенсионных фондов также поступали притоки средств (относительно равномерно в течение года). Позитивная динамика фондового рынка и рынка облигаций (прежде всего госбумаг) явилась еще одной причиной роста стоимости активов пенсионных резервов и пенсионных накоплений НПФ.  ПИФы росли в основном за счет притока средств в закрытые паевые инвестиционные фонды, значимым активом которых являются вложения в недвижимость .

и финансовых инструментов 2019 год

•           Страховые резервы по договорам страхования жизни выросли (в основном благодаря доходам от инвестиционной деятельности), однако из-за снижения спроса на продукты инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) мы не ожидаем существенного притока новых средств в этот сегмент в краткосрочной перспективе.

Вклады физических лиц.

Для целей нашего анализа в качестве основных источников формирования активов российских финансовых организаций мы рассматриваем средства, которые могут быть использованы для инвестиций. В бухгалтерском смысле не все из рассматриваемых источников относятся к пассивам организаций, однако мы выделили те источники (и постарались максимально устранить двойной учет в разных секторах финансовых организаций[2]), которые потенциально могут быть направлены на инвестиционные цели.

К таким источникам средств мы относим следующие (рис. 3, 4):

  • вклады физических лиц в банках;
  • вклады юридических лиц, кроме кредитных организаций (с учетом остатков на расчетных счетах);
  • средства физических лиц в доверительном управлении;
  • объем акций и облигаций на счетах физических лиц в депозитариях;
  • пенсионные резервы и пенсионные накопления НПФ;
  • средства инвестиционного портфеля ПФР;
  • страховые резервы по договорам страхования жизни; средства, привлеченные микрофинансовыми организациями;
  • чистые активы  ПИФов.

Из выделенных источников крупнейшие доли приходятся на вклады нефинансовых юридических лиц (включая средства Минфина России) и вклады физических лиц в банках. Суммарно эта доля на конец 2019 года составляла 79,5%, немного понизившись с 2017 года (-2,8%). В номинальном выражении с конца 2017 года эта величина выросла на 9,4 трлн руб лей, превысив 62 трлн руб лей на конец 2019 года. При этом средства юридических лиц без учета средств Минфина по итогам года почти не изменились (в номинальном выражении прирост составил 0,5%).

Доля вкладов физических лиц незначительно снизилась. Снижение процентных ставок по депозитам способствовало увеличению вложений физических лиц в инструменты финансового рынка (см. главу 3): акции, облигации, паевые инвестиционные фонды. Соответственно, увеличились притоки средств на брокерское обслуживание, доверительное управление, в том числе через индивидуальные инвестиционные счета.

ДОЛИ ИСТОЧНИКОВ ФОРМИРОВАНИЯ АКТИВОВ        Рис. 4(%)

 

 

 

 

 

3. ВЛОЖЕНИЯ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ

За 2017 – 2019 годы ключевая ставка Банка России опустилась с 10 до 6,25%. Снижение стоимости денег в экономике отразилось на ставках по банковским вкладам. Так, средневзвешенная процентная ставка по вкладам физических лиц[3] за тот же период сократилась до 5,4%. Реальные доходы по депозитам физических лиц незначительно выросли за счет снижения инфляции, но остались на достаточно низком уровне в связи с понижением ставок (рис. 13).

В таких условиях консервативная и наиболее привычная для российского населения стратегия инвестирования средств в банковские вклады обеспечивала их сохранность, но не позволяла достичь заметного роста. Стремление приумножить свои вложения постепенно начало приводить к перетоку инвесторов в потенциально более доходные, но рискованные инструменты.

К такому решению их подталкивали и высокие реализованные доходы по вложениям в иные финансовые инструменты (акции, облигации, доверительное управление и иные) в предыдущие периоды (рис. 14), которые заметно выросли в 2019 году.

Повышение интереса физических лиц к продуктам финансового рынка способствовало увеличению вложений в сегмент некредитных финансовых организаций (НФО) и кредитных организаций – профучастников рынка ценных бумаг (КО-ПУ)[4], через который физические лица приобретают такие финансовые инструменты.

Рост наблюдался как по вложениям непосредственно в финансовые инструменты через брокерские счета, так и в продукты и сервисы, формируемые НФО, – П ИФы, доверительное управление, продукты по страхованию жизни, базовыми активами по которым также в основном выступают облигации, акции, а также недвижимость (рис. 15). При покупке продуктов НФО клиенты, помимо базовых активов, приобретали дополнительные услуги и сервисные составляющие – страхование жизни от различных рисков, диверсификацию вложений, стратегии и опыт доверительных управляющих.

В начале 2020 года тенденция роста вложений физических лиц в инструменты, отличные от банковских депозитов, сохранилась[5]. Так, например, количество уникальных клиентов[6], зарегистрированных на Московской Бирже, за январь-февраль 2020 года увеличилось на 0,39 млн единиц и составило 4,25 млн лиц. Годовые темпы прироста клиентов при этом ускорились: если за 2019 год прирост клиентов составил 1,97 раза, то в феврале 2020 года по сравнению с февралем 2019 года прирост составил 2 раза.

В течение первых двух месяцев такая тенденция поддерживалась в том числе продолжавшимся снижением ставок по депозитам и положительной динамикой рынка облигаций. Вместе с тем в марте 2020 года на фоне распространения коронавируса и падения цены на нефть ситуация на фондовых рынках стала более волатильной: индекс полной доходности государственных ценных бумаг сократился на 20,1%[7], индекс полной доходности корпоративных облигаций – на 20,6%, индекс полной доходности акций – на 82,9%. Тем не менее, по нашим оценкам, прирост клиентов – физических лиц в марте 2020 года продолжился. Такой прирост может объясняться тем, что наиболее риск-ориентированные клиенты могли открывать брокерские счета и скупать подешевевшие активы на фондовом рынке в надежде на их дальнейший рост.

Инвесторов также продолжала привлекать возможность получения налогового вычета и в начале 2020 года. Количество индивидуальных инвестиционных счетов (брокерских и ДУ) на конец февраля 2020 года составило 1,88 млн единиц[8] (+0,24 млн единиц к началу года). Темпы прироста количества счетов продолжали ускоряться: по отношению к февралю 2019 года количество ИИС в феврале 2020 года было в 2,8 раза больше, тогда как за 2019 год прирост составил 2,7 раза.

В начале 2020 года также наблюдался повышенный объем торговой активности на ИИС. Объем клиентских операций составил 111 млрд руб лей в январе и 108 млрд рублей в феврале. При этом в сентябре-декабре 2019 года среднемесячный объем клиентских операций на ИИС не превышал 75 млрд руб лей в месяц[9]. По нашим оценкам, в марте 2020 года объем клиентских операций существенно вырос в связи с повышенной волатильностью.

3.1. Структура и динамика вложений физических лиц

В относительном выражении прирост финансовых вложений через НФО[10] опережал прирост средств на банковских депозитах два года подряд (рис. 16). В результате совокупный объем финансовых вложений физических лиц в НФО на конец 2019 года составил 8,6 трлн руб лей, что почти на 30% больше значения на конец 2018 года. За тот же период объем вкладов населения увеличился на 7,3% и достиг 30,5 трлн руб лей (рис. 17). Вместе с тем влияние на темпы прироста вложений через НФО оказывал эффект низкой базы, по абсолютной величине прирост банковских вкладов по-прежнему опережал прирост вложений физических лиц через НФО.

Наибольший интерес со стороны населения наблюдался к вложениям в акции и облигации через брокеров и в  ПИФы – эти сегменты обеспечили почти 70% годового притока вложений физических лиц через НФО (рис. 18). Такая динамика во многом объяснялась растущими доходами по вложениям в акции и облигации, что обеспечивало рост средств по текущим вложениям и привлекает новых клиентов в отрасль. На конец 2019 года 41% вложений физических лиц через НФО приходилось на брокерское обслуживание, 21% – на  ПИФы (рис. 19).

О том, что клиенты рассматривали вложения в финансовые инструменты через НФО как альтернативу банковским депозитам в том числе свидетельствовала наблюдаемая обратная зависимость между объемами выдачи открытых П ИФов и динамикой ставок по депозитам (рис. 20).

Следует отметить еще одну заметную особенность: как правило, физические лица принимали решения об инвестировании в тот или иной продукт на основании доходности, которую этот продукт реализовал в предыдущий период. Это подтверждается корреляцией между объемами чистых притоков средств открытых  ПИФов и их доходностью в предыд ущий период. Этот фактор во многом явился причиной волатильности динамики вложений в сегмент (рис. 21). Вместе с тем в IV квартале 2019 года эта зависимость перестала отслеживаться, что может объясняться сохранявшимся продолжительное время положительным разрывом между доходностью открытых П ИФов и ставками по депозитам. По мере приобретения клиентами опыта прохождения периодов снижения полученных доходов по финансовым инструментам и удлинения горизонта инвестирования краткосрочные колебания показателей будут в меньшей степени влиять на динамику притоков / оттоков средств. Тем не менее с большой вероятностью для части клиентов, в том числе новых, доходность прошлых периодов будет оставаться ориентиром при принятии инвестиционных решений.

Так как открытые  ПИФы ориентированы на работу с физическими лицами, а более 95% их активов приходится на инструменты фондового рынка, полученные выводы можно в определенной степени обобщить и для сегмента брокерского обслуживания физических лиц.

3.2. Динамика рисков и доходов по вложениям физических лиц

Рост спроса со стороны населения на альтернативные банковским депозитам финансовые инструменты меняет риск-профиль вложений физических лиц. Возможность получить потенциально более высокий доход связана с дополнительными рисками (рыночными, кредитными), которые принимают на себя инвесторы.

Так, возвратность средств по вложениям, включая проценты, в банковские депозиты до 1,4 млн руб лей гарантирована системой обязательного страхования вкладов. Возвратность вложений через НФО не гарантируется и в значительной степени зависит от финансовой устойчивости, кредитоспособности эмитента ценных бумаг (или риска структуры, заложенной в структурную облигацию, в случае вложений в структурные облигации) или финансовой организации, которая предоставляет услуги физическому лицу. За два года доля вложений физических лиц в инструменты, возвратность которых не гарантирована, увеличилась на 5 п.п., до 55% (рис. 22).

Кредитоспособность банков в части депозитов, не подлежащих страхованию, находится на высоком уровне (рис. 23). Более 95% таких депозитов размещены на счетах в банках, кредитные рейтинги которых находятся на уровне «ruA» и выше. При этом оценить риски невозврата вложений в НФО для физических лиц по уровню рейтингов сложнее – значительно большая доля таких компаний, по сравнению с банками, не получает (или не публикует) рейтинги. Это связано как с нежеланием / отсутствием стимулов для получения рейтингов отдельными НФО, так и с тем, что компаниям не всех сегментов НФО присваиваются рейтинги, характеризующие их финансовую устойчивость и кредитоспособность. При этом даже наличие высокого кредитного рейтинга у таких компаний не всегда гарантирует возвратность средств инвесторов – зачастую эти риски несут сами клиенты, а не НФО, через которые реализуются инвестиции. (Информацию по рейтинговой структуре облигаций, принадлежащих физическим лицам, см. в разделе 4.3.)

Увеличение доли альтернативных вложений также связано с риском неудовлетворенности клиентов уровнем полученных доходов. В отличие от банковских депозитов доходность по таким инвестициям не гарантирована, а результаты, полученные в прошлом, на которые зачастую опираются непрофессиональные инвесторы при принятии решений, не определяют уровень доходов в будущем. Такая ситуация чревата возможностью мисселинга отдельными участниками. При этом реализация риска получения минимальных доходов отчасти стала причиной снижения интереса физических лиц к инвестиционному страхованию жизни в 2019 году, когда большинство завершившихся договоров показали доходность, не превышающую доходности по вкладам физических лиц. Банк России также работает над повышением уровня защищенности и информированности граждан – например, в апреле 2019 года вступили в силу требования  к продажам продуктов страхования жизни (в том числе к информированию о негарантированности инвестиционного дохода).

Вместе с тем конъюнктура финансового рынка в 2019 году позволила заработать более высокие доходы по сравнению с банковскими депозитами по многим более рисковым инструментам. Так, максимальная доходность наблюдалась по вложениям в акции (рис. 24, показатели рассчитаны для средств, размещенных в начале 2019 года). При этом дополнительную выгоду за счет налогового вычета физические лица могли получить, приобретая финансовые инструменты на ИИС. Например, портфель смешанных инструментов, включающий вложения в облигации и акции, купленный на ИИС, мог обеспечить доходность на уровне 35%.



 

 


    теги блога Alesa

    ....все тэги



    UPDONW