Блог им. killanalitic

Ноль Один....



Ноль Один...


Когда ты ноль, то ты один.
Когда ты один, то ноль всегда приходит не один. 

 

 

Снова дождь. Чашка зеленого чая и любимое апельсиновое варенье. Дед сидел на балконе и смотрел куда-то вдаль. Его вид был загадочен. В этот раз он разглядывал море, которое виднелось в дали. Солнце скользило по стеклам и падало своими лучами на грудь деду. Я понимал, что не видел его таким грустным очень давно. Он впервые был таким грустным за долгое время. Я несколько раз пытался его развеселить, но всё было напрасно. Дед лишь грустно улыбался.

Бабушка слегка коснулась моего плеча и поднесла пальцы к губам. Я слегка кивнул и понял, что в такой момент его лучше не трогать. Я медленно встал и ушел в зал. Это была огромная квартира. В ней было очень много места и почему-то в одну небольшую комнату все редко заходили. Она была обставлена в минималистическом стиле. Лишь несколько картин, которые мне были совершенно непонятны. На одной картине были цифры. Дед говорил, что некоторые люди могут понять эту картину, но даже у него ничего не получалось. На другой картине были тоже цифры, но почти все были нарисованы вверх ногами. Здесь также были толстые тома книг, которые никто никогда не открывал и если честно я не понимал зачем они здесь лежат. Я спрашивал много раз, что всё это значит, но дед говорил, что сейчас не готов мне рассказать. Поэтому я не стал настаивать том, чтобы узнать некоторую тайну деда. Может быть он просто не готов сейчас мне всё это рассказывать. Иногда нужно ждать, чтобы дождаться чего-то более интересного.

Я пошел в гостевую комнату и решил включить телевизор, чтобы немного отвлечься. Лето я проведу здесь, пока родители уехали в Европу. 10 класс школы я закончил вполне успешно, а значит могу позволить себе пару месяцев просто отдыхать и не о чем не думать. Мои мысли прервала вбежавшая бабушка. Она с легкой печальной улыбкой посмотрела на меня.

— Никита, дедушка тебя просит.

— Что-то случилось?

— Нет, он просто хочет тебе что-то рассказать. Иди скорее пока он не передумал.

— Хорошо бабушка.

Я действительно побежал в сторону огромного балкона, который скорее стоит назвать террасой. Когда я вошел, то дедушка всё также смотрел вдаль, но уже не так печально. Он повернул голову и взглянул на меня.

— Садись рядом Никит. Только возьми плед.

— Зачем? Тепло ведь.

— Думаю скоро с моря подует холодный ветерок, а мне тебе хочется что-то рассказать. Я думаю, это будет для тебя полезно.

— Даже так, мне уже становится интересно.

— Будет интересно, обещаю. Укрывайся и слушай. Только возьми нам ещё чая и тогда начнём.

Чай, несколько стеклянных стаканчиков, наполненных разным вареньем и желтый немного краснеющий закат, что может быть приятнее для того, чтобы слушать интересную историю. Первый глоток чая. Я смотрю на дедушку и слышу, как он начинает свой рассказ мягким и приятным голосом. Итак…

 

Конец 90-х – Начало 2000-х.

Это был тот момент, когда можно наслаждаться чувством жалости и полной отрешенности. Я бы даже сказал своей бесполезностью. Именно в эти времена полный ноль мог стать единицей, а сотня спуститься в минус. Что это значит? Лишь то, что тогда побеждала энергия и агрессия. Могло, конечно, повезти и оказаться в нужное время и в нужном месте. Потом показать, что можешь управлять своей жизнью, но в основном всё было не так. Один неверный шаг и ты вообще мог перестать существовать. Неправильный бизнес, неправильные дела с неправильными людьми и что потом? Неизвестно. Я в те времена знал столько людей, которые были практически гениальными, но питались буквально крошками хлеба с солью. Всё это было. Сейчас возможно многие уже этого не помнят, а другие даже и не знают.

В то время денег постоянно не хватало ни на что. Нужно было где-то их доставать и давалось это нелегко. С утра и днём я работал преподавателем, а вечером приходилось за деньги писать кому-нибудь необходимые статьи для журналов. Наш институт был одним из немногих кто имел финансовую поддержку. Одной из причин являлись студенты. Нет, они, конечно, не сами, а скорее их родственники. Здесь учились дети или внуки очень серьёзных людей. Их возможности даже в эти смутные времена всё же поражали. Я как один из востребованных преподавателей частенько уезжал по звонку на дополнительные уроки для нужно студента.

Моя дочка уже была на последнем курсе института. Нужны были деньги, а где их взять никому было неизвестно. В один из дней дома раздался противный звук стационарного телефона, и я поднял трубку. Голос показался мне знакомым, а через пару секунд я узнал своего хорошего друга по предыдущей работе.

— Васильевич, привет!

— Привет…эээ…

— Не узнал, что ли?

— Да голос вроде бы знакомый…но…

— Васильевич, времени мало. Это Леша Савельев. Помнишь?

— Конечно, ничего себе. Сколько мы с тобой не виделись?

— Около года. Васильевич, в общем мне человек нужен грамотный. При том срочно. Можешь завтра приехать по адресу одному?

— Так завтра же воскресенье.

— Я и говорю срочно. Выручай и помогай. Поговорим и кое – что обсудим. Ну как?

— С родными нужно было…

— Васильевич, на два часа выберись максимум. Можно утром, чтобы планы на весь день не портить. Пиши адрес.

Без особого энтузиазма я взял карандаш и стал записывать адрес. Мне так не хотелось куда-то ехать в воскресенье утром, но теперь деваться было уже некуда. Посмотрев в окно, мне показалось, что в этом нет ничего плохого. Ещё успею отдохнуть.

На следующий день я одел легкую куртку поверх голубой рубашки и коричневые брюки. В какой-то момент выходя из подъезда я всё ещё думал передумать и вернуться домой, но потом уже понимал, что это были слишком наивные и возможно глупые мысли. В метро было не так много людей, как в будни и это было понятно, всё пытались выспаться. Я сел на свободное место и достал из пакета небольшую газету, которую предусмотрительно взял с собой из дома. Все статьи в ней были какие-то глупые, рассказы о звёздах шоу-бизнеса и их проблемах, но чтобы хоть как-то занять себя во время поездки мне приходилось читать эту ерунду вновь и вновь.

Наконец моя станция. Быстрый подъем по ступенькам. Выход. Большой бизнес-центр, который действительно меня удивил своими размерами. Видимо я редко был на этой станции метро или вообще не был никогда, а тут отстроили невероятных размеров здания. Мне нужно было подняться на восьмой этаж.

 По мере подъема на лифте я начинал немного робеть и терять в уверенности. Здесь было гораздо богаче, чем я думал и люди выглядели явно не простыми.

На ресепшене сидела девушка, а неподалеку сидел крепкий мужчина с короткой стрижкой в немного мешковатом костюме, а если посмотреть дальше, то там был ещё один пропускной пункт, где также сидел квадратных размеров коротко стриженный серьезный человек. Всё это выглядело даже, как-то своеобразно эпатажно. Ощущение складывалось, что делалось явно для того, чтобы произвести впечатление. В то время это выглядело по-другому. Никак сейчас. Это сегодня этим никого не удивишь, но тогда…

Через недолго появился Леша. Он был весь вылизанный. Одет идеально, волосы приглажены, даже пахло от него какой-то уверенностью и силой.

— Ну привет Васильевич. Рад тебя видеть!

— И я тебя Алексей.

— Идём в переговорку, быстро обговорим и если подойдет, то вопрос и решим быстро. Идёт?

— Раз приехал, то конечно, куда уж тут денешься.

— Кофе или чай?

— Не Алексей, давай быстрее к делу.

Мы зашли в немного холодную переговорку, где стояли новые черные стулья и коричневый огромный стол. По центру лежали два ноутбука и специальный телефон с большим динамиком.

— Итак, в общем Васильевич, мне нужна помощь.

— Какого рода?

— Нужен надежный человек, который имеет мат образование и соображает в финансах.

— Ммм, но я ведь работаю.

— Знаю, в институте.

— Да. Работа хорошая, мне нравится.

— Сколько ты там получаешь?

— Алексей, мне вроде как хватает. Живем скромно, но нормально. Квартиру выделили, чтобы я в институте остался. Если перейду, то потеряю её.

— Это понятно…так сколько?

Я не выдержал и назвал сумму большую чем получал. Это была нормальная сумма и был уверен, что Алексей тут же передумает и этот неловкий разговор закончится. Но мой давний товарищ не отступал.

— Васильевич, контора серьезная. И проекты здесь серьёзные, нужны люди кто будет принимать серьёзные решения и менять жизнь к лучшему ещё более серьёзных людей. Понимаешь?

— Не совсем.

— Нам нужны хорошие оценщики. Те, кто может оценить реальные проекты. Реальные возможности. Наша компания сотрудничает лишь с самыми серьёзными проектами. Нам нужно оценивать и оценивать. Нам дают проект, и мы должны грамотно принять решение. Понимаешь?

— Ну в общем мне понятны твои слова, но Алексей, я и сейчас живу неплохо и рисковать не совсем хочется не пойми ради чего. Сейчас немного другие времена, более сложные, у многих людей денег нет, а у нас всё есть в институте. Мы почти единственные кто получает такое финансирование. Терять я такое не хочу и не буду. Ты извини.

— Что, если я тебе скажу, что лучше не отказываться от моего предложения?

— Назови хотя бы пару причин.

— Через максимум полгода даже в вашем институте начнутся проблемы. Финансирования никакого не будет. Будет очень сложно Васильевич, очень. А я тебе сейчас дам предложение, от которого только дурак откажется. Не перебивай, послушай. Сначала скажу, что мы тебе можем предложить, а потом объясню фронт работ. На раздумье два, максимум три дня. Больше не могу, на меня руководство давит по кандидатам. Просто мне бы хотелось работать с человеком, которого я знаю. Понимаешь?

— Леш, я как бы понимаю, только уже объяснил.

— Ладно, слушай. Вопрос с квартирой мы тебе решим и вот каким образом. У тебя будет квартира через три года, только твоя, а не институтская. Подпишем договор, где тебе будет предоставлена рабочая квартира, которая через три года становится твоей. Второе, зарплата, которую ты получаешь сейчас в институте, просто умножь её на три. Да, мы будем платить тебе в начале в три раза больше, чем в институте. Проекты очень интересные. Никакой лишней работы, никаких лишних собраний и тому подобной чепухи. Всё максимально просто.

— Без рисков такого не бывает.

— Конечно не бывает. Ничего не бывает без риска. Мы тебе сразу же платим бонус в размере 6 месяцев твоей работы, если не будешь тратить его, то даже если здесь, что-то не выйдет, то у тебя минимум будет запас неплохой прочности. Плюс подписываем договор на два года, что тебя никто не выселит из квартиры раньше этого срока.

— Леш, скажи честно. Откуда такая щедрость, при том в нынешнее время.

— Щедрости никакой нет. Это бизнес. Я за тебя поручился и выбивал это всё у руководства. Здесь нужно делать деньги. Чем больше, тем лучше. Если деньги растут, то растут и бонусы. Финансирование зарубежное. Им нужно входить в акционерный капитал, но для этого нужно всё считать и считать. Кого-то покупать, с кем-то входить в дружбу и совместное управление, кого-то быть может нагибать. Связи у них хорошие, но и прогорать они не очень хотят. Есть процент денег, который может быть потерян, но свыше уже нельзя. Нужны люди, которые понимают реальную экономику на месте и реальные финансовые потоки. Зарубежом реальная оценка активов совсем по-другому идёт. Они уже пробовали и потеряли кучу денег. Возвращаться не хотели, но кто-то там у них наверху решил попробовать ещё раз. Вот всё и началось. Сейчас золотое время для таких мозгов, как понимаете?

Моя голова загудела от этих всех слов. Любые мечты могли сбыться при таких суммах и любые желания можно было реализовать. Как финансист я понимал, что если всё сделать  правильно, то можно неплохо вырасти. Это было явно интересно.

— С кем я буду работать?

— Это мне уже нравится. Там пять человек. Одна женщина, очень хороший бухгалтер. Прошелестит любой отчёт. Один математик. Всё считает, как компьютер и находит всё нужное по расчетам. Один финансист с хорошим опытом и юрист, который будет смотреть все риски.

— Всё?

— Ну я назвал пять человек, но на самом деле есть шестой, но это просто так.

— В каком смысле?

— Сын директора. Дуралей. Его пристроили в этот отдел. Парень неплохой в общем, но не особо умный. Он сидит, что-то делает как бы, но толку от него нет. Поэтому просто закидывай ему какую-нибудь ерунду, за одно и директору понравишься. Парень этот скромный и не наглый, пусть просто работает и делает что хочет.

— Балласт короче. Можно и так сказать, но ведь не мешает. Просто с вами и всё.

— В общем заманчиво, конечно. Всё как-то сладко уж очень.

— Сладко, может и сладко. Работы будет достаточно много, но деньгами всё будет покрываться очень хорошо. Через несколько лет можешь очень хорошо жить. Только ответ мне нужен сейчас. У нас нет времени на раздумья. У директоров есть ещё два кандидата, но я пробил твою. Это стоило достаточно высоких усилий.

— Зачем? Я ведь мог отказаться!

— Мог, только мне нужен свой человек, с которым возможно работать, понимаешь? В общем…Если честно, времени совсем нет. Если ты готов…то решайся…

 

 

В первый месяц работы я приходил домой очень поздно. Бывало, в 23 00, бывало, позже. В субботу тоже работали. С одной стороны, это было невыносимо сложно, но это было нереально интересно. Другой вопрос касался денег, и семья это понимала. У других просто не было денег ни на что, а у нас деньги были всегда. Все были сыты и одеты. Естественно, получалось откладывать и помогать родственникам. Поэтому я был скорее благодарен за представленную возможность, чем если бы её не было.

Команда была очень сильной. Я даже был удивлен, когда мы начали работать. Ребята очень хорошо разбирались в своих направлениях. Были достаточно начитаны, знали языки и им постоянно привозили новые книги по анализу. Мне тоже приходилось читать и читать, так как необходимо было изучать более продвинутые методы анализа и зарубежную практику. Многие вещи, конечно, были к нам неприменимы, но всё же знать об этом всём мы были обязаны. В команде все были как на подбор с сильными навыками в своём направлении и каждый из них делал свою роль. Все за исключением одного. Это был сын директора. Как мне сказали я и не трогал его особо. Он был достаточно тихий, но периодически подходил ко мне и рассказывал, что он работает над тем, чтобы нам всем помочь. Я слушал его внимательно, но понимал, что он говорит какой-то бред. Парню было уже 28 лет, но выглядел он гораздо младше. Он был какой-то на своей волне. Я бы не сказал, что он с кем-то ещё общался из команды. Его звали Влад. Всё время он сидел за компьютером и открывал какую-то программу. Сбоку лежал распечатанный учебник и складывалось ощущение, что он даже не понимает, что делает.

Для меня Влад не был обузой, так как практически нам ничем не мешал. Просто сидел и что-то делал. Мне сказали его особо не трогать, ну я и не трогал. Да и зачем. Директор иногда спускался к нам, смотрел что парень что-то делает. Я говорил ему, что парень при деле. Он жал мне руку и довольный убегал наверх. Смешно, да и только.

Некоторые из команды поначалу смотрели и воспринимали Влада с пренебрежением, и я несколько раз заметил, что парень это тоже видел. Поэтому мне пришлось заметно со всеми переговорить, чтобы они это прекратили своё пренебрежение иначе не факт, что долго останутся на таком хлебном месте. После данного разговора всё стало нормально. Влад тихо сидел и чем-то своим занимался, а мы делали свою работу. При разговоре с командой я также объяснил, что финансовые вознаграждения коллег из команды их не должны касаться. Если кто-то получил больше, значит такое решение и точка. Если кого-то что-то не будет устраивать, то в первый раз мы наедине говорим, но если проблема после разговора не решается, то расстаемся. Наверное, это был единственный немного жесткий разговор и тогда все всё поняли.

За год мы провели три крупных покупки. Основные акционеры были довольны. Бизнес рос и получал прибыль, а значит и у нас всё было хорошо.

Постепенно у нас появились заказы от других крупных игроков рынка. Нужно понимать, что наш авторитет рос, а заметной конкуренции в те времена мы не ощущали. Быть может её и не было, а быть может была, но никто никого не прижимал.

Шли года. Я становился более важным. Одевался в красивые костюмы, так как очень часто меня стали приглашать на встречи с довольно-таки серьёзными людьми. Потом и во все у меня появился служебный автомобиль с личным водителем. Можно сказать, что это завораживало. Я был на коне. Успех для мужчины, конечно, многое значит. Даже несмотря на то, что это всё ко мне пришло уже в зрелом возрасте, я начинал как будто молодеть с каждым днём.

С командой мы разрабатывали новые механизмы анализа, которые работали и показывали результат. Всё сводилось в разрезе таблиц, и мы выводили сравнительные характеристики с другими компаниями.

Сейчас, благодаря нашим положительным результатом, у нас были и соответствующие расходы. Мы были подключены к различным базам данных, у нас было специализированное оборудование. В те времена, наверное, мы были одни из лучших в стране по всем показателям.

Нам пришлось не сильно, но всё-таки расширить штат сотрудников. Работы прибавилось и нужно было со всем справляться. Здесь были реальные спецы, которые видели различные рыночные ситуации, оценивали показатели компаний, создавали необходимые отчёты. Мы были как машина, которая дышала и выпускала пар. На рынке о нас знали и мы знали это. Это было престижно. В какой-то степени это было весело.

В конце года у нас в компании был корпоратив на котором присутствовали все важные лица. Здесь был топ-менеджмент и даже прилетели некоторые партнёры из зарубежа. Несмотря на то, что я явно не относился к топ-менеджменту, но всё же меня знали. Несколько раз меня звали, чтобы представить кому-то из людей высокого ранга. Я улыбался, пожимал руку, меня благодарили. Это был успех.

В какой-то момент я был настолько окрылен данным успехом, что возможно немного стал ловить звезду. Я стал думать, что так будет всегда. Мне нравилось это. У нас была возможность инвестировать на отдельном счету свои средства в те же вещи, в которые инвестирует и компания. Могу сказать, что 99% нашей команды делали это. Я делал, все делали. Бывало так, что в конце года теоретически можно было забрать неплохой прирост. Прирост был очень большой. Я знал, что многие о таком и мечтать не могли. Некоторые младшие сотрудники сходились на мысли о том, что уже через два года они могут купить квартиру, но когда проходило два года, то они оставляли деньги. Они понимали, что, подождав совсем немного смогут купить что-то ещё большее. Никто не держал деньги в банке, когда можно было делать в разы больше процентов на инвестировании. Жизнь рай, и я стал верить в это на полном серьёзе.

Мы переехали с семьей в свой дом. На случай напряженной работы до ночи у меня была куплена хорошая двухкомнатная квартира через дорогу от офиса.

Директор, который был отцом Влада уже как год не работал. Он ушёл из компании и в какой-то момент у меня проскользнула не очень хорошая мысль, которая тогда мне казалась правильной. Как я уже сказал, то, наверное, я считал себя более звездным. Во всей нашей команде с Владом нормально общался всего один человек. Это был Виталий. Странно, но Виталий и со всеми остальными хорошо ладил. Он занимался у нас расчетами и всеми финансовыми счетами и проводками. В тот момент я подумал, о том, что зачем я продолжаю держать Влада здесь. Он не приносил никакой добавленной стоимости команде. Отца его уже давно здесь не было и даже несмотря на недалеко высокую зарплату, я всё же не понимал зачем мне его продолжать держать. Моя звездность говорила мне, что я прав.

Я посоветовался с коллегами сверху и все они сказали, что я могу принять решение, как мне захочется. Где-то неделю я ещё думал, но смотря на Влада мне виделось, что он постоянно за компьютером делает какую-то непонятную мне ерунду. Он занимался этим давно и всегда я не понимал для чего это нам нужно. В какой-то момент я не выдержал и решился. Разговор был короткий. Влад опустил голову и несколько секунда смотрел в пол. Потом он просто сказал: «Хорошо». Я видел, как он был огорчен, но мне казалось, что всё правильно.  Возможно, я даже и не особо об этом сильно переживал. Просто сделал и всё.

Увольнение Влада никого не задело. Мы работали, как работали. Нам главнее было делать прибыль, чем задумываться о том, что кто-то перестал ходить на работу, а тем более Влад. Есть он или нет, какая разница. Каждый хотел как можно больше заработать именно для себя. Быть успешным в этой жизни. Купить автомобиль, квартиру, ходить в хорошей одежде. Всё для себя любимого. Всё для своих. Мы создавали свою добавленную стоимость и проблемы кого-то в стороне мало кого интересовали. Нет, ну и нет. Что с того…

Можно сказать, что после его увольнения прошло меньше недели, когда всё началось.

Падали рынки. В начале это казалось ерундой. Многие компании откупались. Следующий импульс шёл ещё ниже. Никто из нас не понимал, что делать. Скачок вверх, а через два дня всё вновь вниз. Шаг вверх, а потом пять назад. Мы брали свободные деньги и вновь входили в позицию, так как были уверены, что такое не может продлиться долго. Рынки растут и должны расти дальше. У нас были показатели, мультипликаторы, своди, анализ. Да, всё выросло, но должно быть ещё выше. Почему? Просто, потому что анализ говорит об этом. Он не может врать, так как до этого он не ошибался. Анализ…анализ…мы были уверены, что скоро всё закончится. Почему? Просто, потому что так было всегда. Зарубежом умные, здесь умные…они все знали, что делать. Всё должно быть хорошо.

Всем стало не хватать денег. Проекты, которые генерировали много денег внезапно прекращали своё существование. Некоторые вещи казались нам настолько сильными ранее, что мы не могли поверить, что сейчас они становились банкротами. Мы узнавали, что шаталось всё. Сначала шаталось, а потом висело на волоске. При том все висели на одном и том же волоске. Абсолютно все.

Многие из команды спрашивали, каким образом можно вывести личные деньги, которые копились много лет? Мой ответ был коротким: Никак. Мы просто не могли встать в рынок. Покупателей на эти вещи просто не было. Если позиции, связанные с биржевыми инструментами, упали в разы, то на внебиржевом рынке просто было невозможно кому-то что-то продать. Здесь не было ни одного покупателя, просто потому что не было ни у кого возможностей.

Я знал, что из 11 наших проектов, 7 объявили себя банкротами, 2 были на грани и лишь один был более или менее сильным.

Через неделю остался лишь один проект и то, тот который был из 2-х, которые были на грани. Что тогда можно было сделать? Ничего. Мы знали, что всё рушится. Всё и даже вероятнее всего наша работа. Нам казалось, что всё настолько фундаментально и не может разрушиться…но всё рушилось.

 В один миг всё стало испаряться. Притом никто из нас не смог этого предсказать, никто из нас не мог ничего правильно делать. При сильной просадке в позиции, которая была связана с фондовым рынком, мы думали, что такое быстро выкупиться. Почему? Потому что всегда выкупалось. Тогда мы, как и все увеличивали позу, покупая на сильной просадке. Через какое-то время всё это становилось ещё дешевле, а потом и ещё, только денег у нас не было. Более того, мы попали в сложную ситуацию, когда нужна была ликвидность и тут нужно было где-то её доставать. А где? С позиции, которая была на фондовой бирже, которая теперь стоила в разы дешевле, чем раньше. При этом ещё раньше все вокруг твердили, что такого, как сейчас просто не может быть. Всё это враньё. Сейчас всё развернётся, нужно просто подождать…день, два, неделю…

Мы потеряли всё. Компания свернула деятельность. Работы ни у кого больше не было. Не было ни где работы. Деньги? Мы потеряли всё…Все деньги…

На этом должен был настать конец…

Где-то через две недели после этого ужаса мне позвонил Виталий. В начале я не хотел отвечать, так как знал, что мне нечего ему будет ответить. Все были тогда злые. Меня никто не винил, это был кризис, который затронул всех, но я чувствовал себя виноватым. Я чувствовал, что я теперь никто, а возможно и всегда был никем. После 5-го звонка я всё же взял трубку.

— Аллё. Это Виталий.

— Да, Виталий.

— Я бы хотел с вами встретиться.

— Ммм, я сейчас занят немного, давай я тебе позвоню, как освобожусь.

— Нет, нет. Это очень важно и очень срочно. Я могу к вам приехать.

— Аааа, Виталий хорошо. Давай лучше в центре.

— Хорошо, а во сколько?

— Давай в 17 00.

— Хорошо, жду.

Мне было страшно ехать на эту встречу. Я боялся, что Виталий будет меня в чём-то обвинять или просить. Что я мог ему тогда предложить? Ничего. Мне было стыдно. Вероятнее всего он будет кричать, что при мне они потеряли всё. Зачем я сюда приехал? Было уже поздно отказываться и разворачиваться. Я немного запнулся, когда открывал дверь в кафе и мой взгляд прошелся по полу, лишь потом я немного осмелев смог его поднять. Напротив, сидел Виталий и помахал мне рукой. Я кивнул в ответ и подошёл к столику.

— Здравствуйте.

— Здравствуй Виталий. О чем хотел поговорить?

— Я даже не знаю с чего начать.

— Говори, как есть. Сам понимаешь, я уже ничему не удивляюсь.

— Я ведь счетами всеми нашими руководил.

— Ну да. Я знаю. Сам ведь тебя назначил.

— А Влада помните?

— Влада? Ну…помню. А при чем здесь Влад.

— В общем. Влад занимался одной вещью. По мне так странной очень тогда. Мы с ним много раз ходили на обед вместе и он мне всё это рассказывал.

— Чем именно он занимался?

— Ну я сам если честно не до конца понимал. Вы ведь о Владе, наверное, мало что знаете. В общем в течение почти полу года он уговаривал сделать меня одну вещь. При этом он меня сильно пугал.

— Чем именно пугал? Виталий не до конца понимаю тебя.

— Влад всё это предсказал.

— Что именно всё?

— Кризис. Он мне всё это рассказывал за много месяцев до этого. Понимаете. Я ведь смеялся поначалу над ним в уме, но продолжал слушать. У меня ведь мехмат МГУ. Я понимаю, где ерунда в расчётах и математике, а где хоть какая-то правда есть. Поначалу, когда я его слушал это бред был полный. Я ему возражал, а потом и перестал это делать, думая, что пускай говорит ерунду.

— И?

— Потом всё изменилось. То, что он говорил не подходило под ерунду. Это был анализ. Сложный анализ, но он был серьёзным анализом. Понимаете?

— Не совсем. Виталий, где Влад, а где ты. Разница колоссальная, о чём ты?

— Я тоже так думал. Где я, а где паренёк над которым все смеются и держат на работе только из-за того, что папа директор. Но потом он стал мне показывать достаточно серьёзные расчёты и методы расчётов. Я в один из выходных попытался разобрать. Я не всё понял, понимаете?

— Не совсем…к чему ты это ведешь?

— Он уговорил меня.

— Так, не понял Виталий. В чём уговорил?

— Он уговорил меня сделать распределение на счёте, где были наши счета, чтобы на крошечную сумму занять позицию противоположную той, которая была в основе.

— Что???

— Да, именно так. Я не знаю, как на это согласился. Он показал, что если расчёты верны, то всё может быть по-другому. Притом затраты на счёт были невысокими, хоть и относительно рискованными. Он уговорил меня в этом…просто, потому что иначе всё можно было потерять.

— Так…говори…что дальше…

— Мне нужно, чтобы вы об этом никому не говорили. Понимаете?

— Виталий, успокойся. Это серьёзная ошибка, но как тебя сказать. Мы всё потеряли независимо от твоих действий. Ты сделал почти преступление, но постарайся никогда такого не повторять. Повторюсь, что мы всё равно всё потеряли и сейчас у меня головные боли о другом…но..

— В том то и дело, что не всё.

— Не понял.

— Схема Влада сработала. Рискованная позиция на производных.

— Продолжай.

— От всех денег осталось 68%. Благодаря тому, что сказал делать Влад. Я уже перекинул всем остальным их деньги пропорционально их взносам. Все просто прыгали от счастья. Я с вами встретился, чтобы тоже вам всё отдать. 68% от ваших взносов. Понимаете…только не говорите никому, что я так сделал…

Дальше я уже плохо его слушал…какой-то туман…68% от всех моих вложений в текущее время…Это была достаточно большая сумма, чтобы забыть обо всём. Осуществить мечту. Взять и уехать отсюда к морю. Я переспросил Виталия о конечно сумме, и он её подтвердил. Счета были именные, но под управлением Виталия. Вывод делался на именной счёт каждого из участников.

Просто в голове ничего не укладывалось. Мы продолжали сидеть в кафе с Виталием и заказывать кофе с сахаром. Я никогда не пил кофе с сахаром, но сейчас поглощал одну за другой кружку этого приторного напитка. Иногда я куда-то проваливался и переставал слушать Виталия. Может быть я был настолько истощён психологически, что от меня ничего не осталось. Я до конца не верил во всё это. Не верил…пока не уехал туда, куда хотел уехать всегда на те деньги, которые удалось сохранить благодаря…

Много раз я пытался встретиться с Владом. Виталий сказал, что он давно уехал зарубеж, а контактов у него не было. Я даже пытался связаться с ним через его отца, но со мной не хотели даже разговаривать. Через какое-то время и во все никто не брал трубку. Просто шли гудки и всё.

Многие годы я помнил, что совершил в один из дней ужасную ошибку. Сквозь эту ошибку я пытался себя постоянно оправдывать. Я говорил себе, что так поступил бы каждый. Ничего плохого я не делал…но вина почему-то была…Мне достаточно было знать, что я об этом знал. Время конечно лечит. Лечат и близкие своим присутствием, что всё хорошо. Всё нормально.

Однажды, где-то шесть лет назад наш поезд стоял на перроне и глядя в окно мне показалось, что я увидел кого-то знакомого. Этот человек сидел на лавке и о чем-то очень серьёзно думал. К нему подошла девушка и что – то сказала. Он кивнул. Они обнялись. Было немного смешно смотреть, как она, селя рядом и они синхронно достали из своих рюкзаков ноутбуки. Никто не обращал на них внимание, но я смотрел пристально, так как до конца не мог вспомнить кого мне напоминает молодой человек. Девушка и парень сидели с серьёзными лицами и быстро перебирали пальцами на компьютерах. В какой-то момент прозвучал голос в громкоговоритель и объявил вероятнее всего прибытие поезда. Они быстро собрались и начали вставать. В тот момент, когда они сделали несколько шагов, парень внезапно поднял голову и посмотрел на меня…его взгляд был сильно уверенным и пару секунд он меня рассматривал, а потом вновь не делая никаких эмоций опустился….Я узнал его…

 

 

 

    ★2

    теги блога killanalitic

    ....все тэги



    UPDONW