<HELP> for explanation

Блог им. krit345

Российские экономические циклы. Часть 3. Россия, 2014 год

Часть третья. Россия, 2014 год (предыдущие две части — см.  smart-lab.ru/blog/257957.php и smart-lab.ru/blog/252352.php)

Начну с небольшого «лирического отступления».
Иногда меня спрашивают, почему я при анализе российских экономических циклов не принимаю во внимание различные внешние и внутренние факторы: мировые цены на нефть, газ, экономические циклы западных стран, санкции, геополитику, экспорт-импорт, торговый баланс, «импортозамещение», и т.п. — т.е., считают, что для правильного анализа нужно всё это учитывать.
Некоторые, напротив, считают, что российские экономические циклы зависят исключительно от нефтяных цен, и больше ничего не нужно принимать во внимание.
Правильный ответ, на мой взгляд, заключается в том, что факторов на самом деле очень много, ни один из перечисленных не является главным, но все они трудно поддаются учёту и интерпретации сами по себе, в отрыве от действий экономических субъектов. Именно эти действия, а не сами по себе какие-то численные параметры или отдалённые последствия совершённых действий являются первопричиной. Для анализа экономических циклов интервенционистского государства важнейшими экономическими субъектами являются государственные чиновники, и, прежде всего, чиновники центрального банка. Именно от принимаемых ими решений очень сильно зависит характер течения экономических циклов. Именно они подают искажающие реальность сигналы другим экономическим субъектам — участникам рынка, тем самым провоцируя циклы.
Да, конечно, все перечисленные выше факторы тоже имеют значение, и по их динамике тоже можно делать какие-то частные выводы. Но я полагаю, что их влияние на циклы опосредованное, вторичное, разнонаправленное, трудно оцениваемое и не всегда однозначное.
Да, разумеется, все эти крымнаши, домбабве, лугандонии, недороссии и прочие, ещё только предстоящие нам гондурасы, связанные с агрессивной внешней политикой России, оказывают и будут дальше оказывать в целом крайне негативное воздействие на экономику России, поскольку являются частным случаем тех же самых «ошибочных инвестиций», но осуществляемых уже не частным бизнесом, а непосредственно государством.
С другой стороны, эти же действия российской власти приводят ко всё большей экономической изоляции России от западного мира, что в значительной мере снижает воздействие мировых экономических процессов на российскую экономику.
И так ли уж будут важны для российской экономики уровни мировых цен на нефть и газ после вполне вероятного эмбарго в ответ на растущую агрессию России против всего мира? На мой взгляд, гораздо большее значение в этом случае будет иметь вынужденная переориентация бизнеса на внутренние рынки.
Да, пресловутое «импортозамещение» всё-таки происходит, несмотря ни на что. Импорт продовольствия сократился, а есть что-то нужно.
Число экономически активных граждан России, которым, как и мне, случайно повезло жить не так уж далеко от финской границы, и которые пока ещё имеют возможность регулярно покупать нормальный, настоящий сыр в ближайшем финском сельпо, ничтожно мало. Ну, может быть, ещё жителям древнерусского города Калининграда и области повезло.
Подавляющее же большинство россиян уже сейчас вынуждено вместо сыра покупать импортозамещающий нефтепродукт, по ощущениям, больше напоминающий окрашенный в жёлтый цвет кусок смешанной с пластмассой сырой резины. Ну и что? Как это всё учитывать при анализе возникающей цикличности?

А вот денежные агрегаты, выраженные в точных цифрах, публикуемых ЦБ РФ, как видим, связаны с экономической цикличностью непосредственно, поскольку чиновники ЦБ в значительной степени их и порождают, меняя ключевые ставки, нормы резервирования, включая и останавливая «печатный станок», и т.п. Так что вернёмся к нашим баранам.

Я предлагаю посмотреть на два графика: первый показывает динамику денежной массы М2 (красная линия), кредитов (жёлтая линия) и денежной базы (тёмно-синяя линия) за период с 2010 года по апрель-май 2015 г. (к сожалению, не все майские цифры ещё опубликованы на момент написания этих строк); второй показывает ту же динамику с 2007 года, что позволяет сравнить кризис-2008 и кризис-2014, выявить их общие черты и отличия.

Российские экономические циклы. Часть 3. Россия, 2014 год

 

Российские экономические циклы. Часть 3. Россия, 2014 год

 

Общее в рассматриваемых кризисах :

1. Падение предложенного мной критерия М2/Кр ниже единицы (зелёная линия);
2. Достижение минимумов по индексу РТС (чёрная линия);
3. Предшествующая кредитная экспансия (жёлтая линия) и рост денежной массы М2 (красная линия);
4. Нерассмотренный мной ранее вспомогательный признак: предшествующий значительный рост задолженности кредитных организаций центральному банку (синяя линия).

Отличия в рассматриваемых кризисах:

1. Характер кредитного сжатия в острой фазе кризиса.
В кризисе, начавшемся в 2008 году, имели место не только приостановка и последующее снижение кредитов, но также ощутимое абсолютное снижение как денежной массы, так и денежной базы.
В начавшемся текущем кризисе мы пока не видим существенного снижения денежной массы М2 после замедления её роста в 2014 году (напротив, в последнее время уже наметился её дальнейший рост!), в то время как денежная база росла средним темпом в течение всего 2014 года, а сейчас, похоже, уже не растёт и не падает, а просто стабилизировалась.
Предложенный мной ранее критерий М2/Кр лишь в ноябре и декабре 2014 г. упал чуть ниже единицы — до 0.97, и сейчас уже 3 месяца подряд чуть превышает единицу, в то время как на пике кризиса в начале 2009 г. он держался на уровне около 0.8 на протяжении почти четырёх месяцев, а чуть превысил единицу примерно лишь через полгода, после чего ещё примерно через полгода почти вернулся к докризисному уровню (около 1.2).
Таким образом, происшедшее на момент начала острой фазы текущего кризиса кредитное сжатие произошло на фоне продолжающегося роста денежной базы и лишь кратковременного, незначительного снижения денежной массы М2, и пока выглядит слабее сжатия в кризис 2008 года.
2. Характер движения денежной массы и кредитов.
Различие становится особенно явным после публикации апрельского и майского статистических бюллетеней ЦБ.
Из последних доступных данных видно, что кредиты начали падать при растущей денежной массе. Тем самым, уже вроде даже формально выполняется мой критерий «выхода из рецессии» М2/Кр > 1, но в кризис 2008 года это неравенство было достигнуто только к моменту начала возобновившейся кредитной экспансии. Ничего подобного сейчас и близко нет.
3. Гораздо более значительный, чем в кризис 2008 г., рост задолженности кредитных организаций Центральному банку РФ, который продолжался на протяжении всего 2014 года, и достиг на пике более чем 4 трлн. рублей — более трети всей денежной базы на этот момент! В кризис 2008 г. эта задолженность на пике составляла «всего» около 1 трлн. рублей, что было «лишь» около четверти денежной базы на тот момент.

Что же происходит, и чего можно ожидать дальше?
Я собирался написать об этом уже в данной, третьей части, но думаю, что лучше сделать это отдельной частью — и без того уже получилось слишком «многабукафф».

(Продолжение следует)


 

Так, вроде бы, денежная база, как раз, снижается весь 2015 год. Сейчас на уровне ноября 2013. Можете пояснить, что означает, когда М2 растет, а база падает?
avatar

1baks

1baks, на самом деле денежная база пока снижается очень слабо. В пределах погрешности, что называется. Ложное впечатление снижения создаёт традиционный сезонный всплеск в январе, который происходит каждый год — в конце года, что полностью связано с особенностями учёта (часть декабрьских данных переносится на январь). Вы правильно сравниваете именно с ноябрём (только, наверно, имеете в виду ноябрь 2014 г.), когда этого артефакта ещё нет.
Если М2 растёт, а денежная база стабильна или падает, то это в нынешних условиях, скорее всего, означает грядущую стагфляцию. Подробней расскажу в следующей части.
avatar

krit345

Если М2 растет, а база — нет, значит, увеличивается банковский мультипликатор, банки больше выдают кредитов. Почему из этого должна следовать стагфляция, а не посткризисное оживление?
Есть еще один момент.
ЦБ существенно изменил свою денежную политику по сравнению с прошлым кризисом. Не только увеличилось предоставление банкам кратко и средне срочных кредитов, стало активно использоваться валютное РЕПО. Поскольку Ваши графики рублевые, они не в полной мере отражают эту перемену.
avatar

SergeyJu

SergeyJu, вы транслируете типичное кейнсианское заблуждение. Оно как раз сейчас и опровергается в России: М2 растёт, а кредиты даже слегка падают.
Даже непосредственное увеличение денежной базы центробанком (а его сейчас нет) не всегда приводит к росту М2 и кредитов.
«Мультипликатор» работает только при росте и М2, и кредитов.
Подробней напишу отдельным постом позже.
avatar

krit345

krit345, не надо мне приписывать кейнсианство, лучше объясните, почему кредиты падают, а М2 растет. Механизм процесса, как вы его понимаете.
avatar

SergeyJu

SergeyJu, чисто арифметически это может происходить, например, из-за увеличения срочных депозитов, входящих в М2. Когда банки увеличили проценты по срочным депозитам, вполне естественно, что это могло произойти. В то же время мало кому пока что хочется брать кредиты по текущим ставкам, вот и снижаются.
avatar

krit345

krit345, хорошо, увеличились срочные депозиты. Значит, должны были увеличиться и активы банков. И если это не кредиты, то что?
С другой стороны, население от скачка курса обеднело, текущие расходы должны были вырасти, а сбережения сократиться относительно доходов. Где, собственно, источник для увеличения депозитов? Как минимум, систематического источника я не вижу.
avatar

SergeyJu

SergeyJu, срочные депозиты в банках — это пассивы, а не активы. Соответственно, чтобы за счёт них увеличились активы в виде кредитов, необходимо ещё, чтобы кто-то, кроме кредитных организаций, часть этих депозитов в пределах нормы резервирования взял в качестве кредитов. А не хотят почему-то брать, по крайней мере, пока.
Систематического источника для роста срочных депозитов действительно нет. Например, запас валюты «из матраца», которая конвертировалась в рубли — один из таких возможных источников, действительно не бесконечен. Да и проценты по депозитам начислять, не имея реальных доходов для их выплаты, банки бесконечно тоже не смогут, так как время от времени Эльвира Сахипзадовна будет отбирать за это лицензии.
Ну и что? Я же и не утверждаю, что это вечно будет продолжаться. Растущие кассовые разрывы в банках из-за такой ситуации, очевидно, вынудят ЦБ ещё бабла «напечатать», дабы залить их в дополнение к суррогатным деньгам в виде ОФЗ от Минфина ещё и деньгами ЦБ. Собственно, ЦБ, похоже, уже пытается это делать, устраивая рублёвые интервенции — но в статистику это ещё не попало.
avatar

krit345

krit345, в балансе сумма пассивов равна сумме активов. ПОЭТОМУ, если увеличились срочные депозиты, должны или увеличиться активы, или уменьшится другие статьи пассивов. Я думал, это само собой разумеется.
Предположим, народ понес подматрасную валюту в валютные депозиты. Тогда балансы по пассиву выросли. Куда банки дели полученную валюту?
Кстати, по последнему отчету ЦБ, прирост депозитов физлиц на 01.05 за 12 месяцев составил +15%, а кредитов юрлицам +24%.

avatar

SergeyJu

SergeyJu, ничего само по себе не делается, и кредиты не выдаются сами собой только потому, что банки нахапали дорогих пассивов на высокой ставке.
А последние данные ЦБ как раз говорят, что рост М2 в 2015 году произошёл именно за счёт «других депозитов», и именно депозитов «населения», а не «организаций», все прочие компоненты M2, включая наличность, даже падали:
cbr.ru/statistics/?PrtID=ms&Year=2015
Кредиты — это далеко не все активы. Это и наличка в кассе, и ценные бумаги, в том числе.
Другое дело, что последнее время частенько оказывается, что даже и налички в кассах столько нет реально, сколько в балансе отражено, да и кредиты почему-то в основном выданы на бизнес владельцев банка. :)
avatar

krit345


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UPDONW