Блог им. Vossk

Ротшильды

В свое время Майер Амшель Ротшильд так подвел итог своей стратегии: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто создает ее законы»…

«Бисмарк правил громогласно – и ушел в небытие, Ротшильды правили шепотом – и остались». Великие семьи менее уязвимы, чем великие люди.

На рубеже XVIII–XIX вв. лидирующую роль в финансах Англии начинают играть Ротшильды.Основатель британской династии Ротшильдов — Натан Майер Ротшильд (1777–1836), третий сын Майера Амшеля Ротшильда, обосновался в Манчестере в 1798 г., а в 1809 г. переехал в лондонский Сити и в 1811 г. основал «N.M. Rothschild & Sons».

В 1814 г. банк «N.M. Rothschild & Sons» финансировал военную кампанию против Наполеона.Британские Ротшильды с начала XIX в. оказывали решающее влияние на развитие Банка Англии. В 1817 году Ротшильды получили дворянство, а в 1822 году – баронский титул и теперь использовали фамильную приставку «де» или «фон» (в немецком варианте) как указание на аристократическое происхождение. Их герб был украшен девизом: Concordia. Integritas. Industria (Согласие. Честность. Трудолюбие).«Ну а я – первый барон-еврей. И нечего поднимать шум по такому пустяку».Внешние атрибуты власти его не интересовали, его интересовала сама власть. В лондонском Сити Натан Майер приобрел такое финансовое влияние, что в 1825–1826 гг. мог снабдить банк Англии достаточным количеством денег для предотвращения кризиса рыночной ликвидности.

Основными соперниками Ротшильдов в Англии выступали Бэринги, Хоупы и другие банкиры. В 1820-е гг. Бэринги уступили позиции в Лондоне Ротшильдам, своим основным конкурентам, однако продолжали играть важную роль в мире финансов Великобритании. В XIX в. британские Ротшильды оказались тесно связаны с британской политической элитой. В сотрудничестве с Ротшильдами в это время действовали Дизраэли и другие известнейшие политики Британии.

В XIX — начале XX вв. среди британских Ротшильдов были наиболее известны банкиры Лионель Натан (1808–1879), сэр Энтони Натан (1810–1876), Альфред (1842–1918), Леопольд (1845–1917), Лионель Вальтер (1868–1937), Натаниэль Чарльз (1877–1923).В 1885 г. британский финансист и политик Натан (Натаниель) Майер Ротшильд II (1840–1915) — глава банка «N.M. Rothschild & Sons» с 1879 г., наследственный барон, он впервые стал лордом и первым евреем, который вошел в палату лордов.

Майер Амшель Ротшильд сделал сыновей своими партнерами.Уже тогда он ввел строгое правило, ставшее законом и традицией семьи. Таланты у каждого свои – но успех всегда общий. Он установил законы, ставшие фундаментом будущей династии. Предполагалось, что все ключевые посты в будущей фирме будут занимать только члены семьи, а не наемные служащие. (И по сей день, только потомки Майера Ротшильда становятся собственниками или партнерами банков.) Традиция семьи такова, что все полномочия передаются только по мужской линии, и началось это при старике Майере. Когда Шенке, старшая дочь Майера, вышла замуж, ее мужа не пригласили принять участие в семейном бизнесе. Так продолжается и до сей поры. Майер также положил начало секретной бухгалтерии, которая велась параллельно официальной. (Бизнес Ротшильдов, несмотря на его огромные масштабы, и в наши дни остается по-прежнему закрытым в том, что касается отношений между партнерами, которые отнюдь не заинтересованы в публикации балансовых отчетов и прочей не слишком интересной для общественности информации.)

Семейная сеть также обеспечивала Натана Ротшильда политической и финансовой информацией раньше всех, давая ему преимущества времени на финансовых рынках, тем самым делая дом Ротшильдов еще более неоценимым для британского правительства.

Одно из первых правил Ротшильда гласило: «100 талеров не в сто раз сильнее одного талера...».

Предки Майера были из разряда мелких коммерсантов, живших в городском гетто, но его собственные планы выходили далеко за пределы этой черты.

Когда Майер Амшель добрался до своего «квартала» и его старый приятель крикнул ему «Привет, Ротшильд», он не испытал облегчения, наоборот, это лишь напомнило ему о том, что у него нет даже собственной фамилии.

Первой опорой для Майера стала его клиентура, которую он отбирал вполне осознанно. Он работал только с самыми знатными семействами Германии, несмотря на то что это приносило относительно небольшие доходы, и никогда не брался вести дела таких же горожан, как он сам. Второй стала его тактика низкого процента. Ротшильд привлек ландграфа низкими ценами (он использовал такую же политику, как и сам принц Уильям в своих отношениях с венским императорским двором). Это позволило Майеру наладить самое тесное сотрудничество с Будерусом, который, будучи главным финансовым советником принца, мог влиять на движение самых больших денежных потоков в Европе. Третьей и главной опорой стали сыновья Майера.

Майер Ротшильд отличался многомерным мышлением, умел охватить весь комплекс проблем и объединить их в одном решении.

Даже при самых неблагоприятных обстоятельствах Ротшильды стремятся к совершенству.Причиной успеха семьи было то, что вначале ее члены действовали ненавязчиво, но настойчиво и последовательно, не чураясь раболепства, а затем следовал стремительный бросок.

Одной из наиболее примечательных черт моего отца была его спиритическая способность проникновения в природу вещей и явлений. Так, он мог, к примеру, представив себе обожаемого им Наполеона I, вступить с ним в воображаемую беседу и невозмутимо произнести: «Наполеон мне сказал, что…»

Мой отец, прежде чем благословить нас перед смертью, наказал нам жить по Божьему закону и считать всех людей братьями. Он призвал нас делать людям на Земле добро по мере наших сил, без различия их веры и обычаев. Он взял с нас клятву, что мы будем жить в мире и согласии и все вместе продолжим созданное им дело. Он напомнил нам известную притчу о вожде скифов, который на своем смертном одре призвал к себе своих сыновей и показал им колчан, набитый стрелами, предложив сломать пучок плотно связанных стрел. Каждый из сыновей попытался сломать пучок стрел, и ни одному это не удалось. Тогда отец рассыпал пучок и показал сыновьям, как просто сломать одну стрелу за другой. «Так и вы, до тех пор, пока вы будете вместе, вы будете сильны, а в день, когда вы расстанетесь и отдалитесь друг от друга, наступит конец вашему благополучию и процветанию».

Они научились преодолевать, казалось бы, непреодолимые препятствия и мгновенно реагировать на изменение ситуации. Сыновья Майера были непобедимы.Некоторая бюргерская ограниченность, присущая Ротшильдам, способствовала успеху их предприятия не в меньшей степени, чем их многочисленные таланты: уникальное сочетание умеренности, рассудительности и уравновешенности с потрясающей энергией и драйвом позволило Ротшильдам стать тем, чем они стали.

"…однажды младший сын Натана Ротшильда спросил его, сколько разных народов существует в мире. «Есть только два народа, о которых тебе следует знать, — ответил отец, у которого был уже готовый ответ, — первый — это
семья, а второй — все остальное»".

Изучив свой печальный опыт, конкуренты собирались дать отпор Натану, он готовил им новую ловушку. Его невозможно было остановить. К нему невозможно было приноровиться. И его трудно понять. Что заставляло его, богатейшего человека в Европе, желать все новых и новых побед?

«В конечном итоге принц Уильям дал свое согласие. В конце концов, почему бы и нет? И вот в период между февралем 1809 года и декабрем 1810 года Натан получает от принца 550 000 фунтов стерлингов на приобретение английских консолей. Сумма, от которой дух захватывает! Она была эквивалентна 5 миллионам долларов и превосходила все финансовые потоки, которые прошли через руки Ротшильдов за все время их службы у принца. Стоило Натану коснуться этих денег, как он тут же заставил их работать на себя. Каждый фартинг превращался в шиллинг, шиллинг – в гинею, гинея – в фунт. Натан славился потрясающей интуицией, железным характером и упорством. Он действовал стремительно, всегда выбирая оптимальное решение». Фактически они стали главными банкирами принца Уильяма, одного из богатейших монархов Европы.

Имперское спокойствие никогда не покидало Натана. Оно было его верным союзником в борьбе с высшим светом, которым он умудрялся управлять, даже не принадлежа к нему. Натти недолюбливал одну герцогиню и поэтому приглашал на приемы всех ее друзей и не присылал приглашение ей самой. Если не было возможности довести ее до слез таким образом, он действовал с дьявольской хитростью.Богатство и почести можно завоевать на протяжении жизни одного поколения, но положение в обществе один человек завоевать не может. Для этого нужно несколько поколений. Его следует передать по наследству несколько раз, и только тогда оно приобретает реальную форму. Положение в обществе напоминает невинность – и то и другое можно потерять в один момент, а получить можно только однажды, при рождении.

Самые крупные финансовые операции проводились в период между восхождением Наполеона I и свержением Наполеона III. В эти годы Натан в Лондоне, а Джеймс во Франции проводили крупные дела по закупке золота и посредничеству в обмене для союзников против Наполеона. С 1808 по 1816 год союзникам на континенте были переведены из Англии многие миллионы. Только за один год эта сумма составила 11 млн фунтов стерлингов.

Поражение Наполеона было настоящим триумфом Ротшильдов. Но в 1815 году Александр I, Габсбург и Гогенцоллерн подписали Священный союз – Лигу Наций того времени, признающую Христа своим верховным вождем. Подписание этого союза стало причиной того, что Ротшильды усилили свою активность именно против этих трех династий, с которыми они расправились в 1917 и 1918 гг.

В 1818 году Франция, вынужденная заплатить огромную сумму в качестве контрибуции, она стала добычей для международных финансистов из Франкфурта, Парижа, Лондона и Вены, которые «как один» стали наживаться на ее бедах.

Британское правительство поручило банкирскому дому перевод денег для английской армии в Испании. Деньги нужно было контрабандой переправить через Францию. Здесь Джеймс Ротшильд проявил все свое искусство банкира. Он сумел ввести в заблуждение французские власти, представив перевод денег англичанами как проявление их слабости. Наполеон и французские ведомства даже и не пытались вникнуть в истинную суть дела. Эта акция во многом способствовала поражению Наполеона, чем Натан по праву гордился: “Когда я открыл торговлю в Лондоне, компания из Восточной Индии продала золота на 800 тыс. фунтов стерлингов. Я скупил все, так как знал, что золото нужно герцогу Веллингтону. Я по дешевой цене приобрел большое количество его векселей. Меня вызвали в правительство и заявили, что это золото им нужно, но они не знали, как его можно доставить в Португалию. Я взялся за это дело и переправил деньги через Францию. Это было самое удачное из всех моих предприятий”.
Это действительно было одно из самых смелых дел Ротшильдов. Но Натан и Джеймс так удачно провели трансферт через Францию, что с тех пор английское правительство стало доверять Натану самые крупные финансовые операции. Так, например, по поручению правительства он купил в Париже вексель на 200 тыс. фунтов, что было необходимо для финансирования возвращения Людовика XVIII на французский трон.
После свержения Наполеона с престола аппарат Ротшильдов осуществил трансферт в 120 млн фунтов французской репарации из Парижа в Лондон, Вену и Берлин. Капиталов банков Ротшильдов было достаточно, чтобы предлагать такие миллионные суммы. Ни одна банковская фирма континента не могла провести подобную финансовую операцию, не говоря уже о крупных займах.

Известно, что в соответствии с соглашением между ним и принцем Ульямом Натан обязался выкупать консоли по средней цене 72 фунта. Натан не стал покупать их за эту цену. Он выгодно вложил полученные деньги и получил огромную прибыль. За это время цена консолей упала до 62 фунтов, и именно по этой цене Натан их и купил, получив прибыль во второй раз, которая также досталась ему, а не принцу.

«Вчера, – писал Вильгельм Гумбольдт своему великому брату-естествоиспытателю Александру, – Ротшильд пригласил меня на обед. Он довольно груб и необразован, но его природный интеллект проявляется даже в мелочах. Он легко и остроумно поставил на место майора Мартинса, который вещал об ужасах войны и огромном количестве жертв. – Если бы все они не умерли, майор, вы бы до сих пор ходили в лейтенантах, – отрезал Натан».

Однажды кто-то сказал, что богатство Ротшильдов построено на банкротстве наций.

Натан не разбрасывался золотыми монетами, имея дело с теми, кто его знал. Хищный огонек вспыхивал в глазах портье и лакеев, стоило им распознать лондонского креза в прозаической коренастой фигуре. Натана это бесило. Однажды чистильщик сапог спросил Натана, почему он дает на чай всего один пенс, в то время как его сын жалует целый шиллинг. – Разумеется, – ответил Натан, – он сын миллионера, а не я!

«Человек должен жить так, словно он не собирается умирать; соответственно, и дела следует вести так, словно они будут идти вечно». В Вене Альберт Ротшильд часто цитировал своего деда, основателя Дома, Соломона: «Рынок – тот же холодный душ. Надо быстро входить и быстро выходить».

Мужчины семьи должны жениться на своих двоюродных и троюродных сестрах, (чтобы накопленное имущество осталось внутри семьи и служило общему делу). Дочери должны выходить замуж за аристократов, сохраняя свою веру. Эта практика подражает royal and aristocratic technique (англ.) (члены одной королевской семьи женятся на членах другой королевской семьи), которая также позже была скопирована другими династиями предпринимателей, например, такой, как династия Дюпонов.

Никогда не забывайте, что скромность ведет к богатству.Кто владеет информацией — тот владеет миром.Богатство человека не в том, что он получает, а в том, что сберегает.

Состояние Семейства в XIX веке оценивалось приблизительно в 400 миллионов фунтов, или 6 миллиардов долларов. Никто, от Фугеров до Рокфеллеров, не мог даже приблизиться к этой цифре, от которой волосы на головах обывателей начинали шевелиться. (на 2015 год состояние семьи оценивалось примерно в 1.7 триллиона долларов), (по другим данным 3.2 т.д.))

В середине XIX в. из Германии в Англию эмигрировал банкир Эмиль Левита, в 1871 г. получивший британское гражданство. В Англии он возглавил «Chartered Bank», активно действовавший в Южной и Восточной Азии (ныне — «Standart Chartered Bank»). Сын Эмиля Левиты Артур, также занимавшийся финансовой деятельностью, породнился с британской королевской семьей. Известно, что Артур Левита оказывал финансовую поддержку Японии (вместе с Ротшильдами) во время русско-японской войны 1904–1905 гг.Примечательно, что праправнуком Эмиля Левиты по материнской линии является британский премьер министр Дэвид Кэмерон.Семья банкиров Монтегю также играла важную роль в мире британских финансов в XVIII–XX вв.Сэмуэль Монтегю (1832–1913) в 1853 г. основал банк «Samuel Montagu & Co.» (подъем банка был связан с австралийской «золотой лихорадкой»). Его сыновья — Луис Сэмуэль Монтегю (1869–1927) и Эдвин Сэмуэль Монтегю (1879–1924) также занимались финансовой и политической деятельностью.Луис Сэмуэль Монтегю женился на представительнице семьи финансистов Голсдсмитов, породнившись, таким образом, и с Ротшильдами.Дэвид Чарльз Сэмуэль Монтегю (четвертый барон Свайтлинг, 1928–1998) был крупным политическим деятелем, занимал важные позиции в английских СМИ и нескольких бизнес-компаниях (в частности, руководил семейным банком «Samuel Montagu & Co.», директор «J. Rothschild Holdings», занимал руководящие позиции в Банке Англии и др.). При этом он был женат на представительнице финансовой семьи Дрейфус. В настоящее время банк «Samuel Montagu & Co.» — часть «HSBC»

Дочери и сестры Леви Барента Коэна породнились в XVIII–XIX вв.с финансовой династиями Ротшильдов, Монтефиоре, Голдсмитов и др. По словам одного из биографов семьи Ротшильдов, Натану Ротшильду «удалось»ввести в свой дом в качестве жены Хану Коэн, дочь Барента Коэна, «самого богатого еврея того времени".Интересно, что по материнской линии из семьи голландских Коэнов происходил Карл Маркс.

Бургомистр Бремена Шмидт, представитель своей земли во Франкфурте, после беседы с членом бундестага Австрии графом Буол-Шауенштайном так описывает положение дома Ротшильда в то время:

“Своими невероятно крупными финансовыми делами, вексельными и кредитными связями этот дом и на самом деле превратился в подлинную финансовую мощь и настолько завладел финансовым рынком, что в состоянии по собственному желанию определять и поддерживать все движения и операции влиятельных лиц, даже самых крупных европейских рынков… Многие средние и мелкие государства находятся в постоянной зависимости от его власти, что облегчает ему при необходимости обращаться с просьбой, особенно если она оказывается такого незначительного свойства, как протекция нескольких десятков евреев в небольшом государстве”.

Под протекцией Шмидт имел в виду государственное равноправие евреев Франкфурта. Вопреки сопротивлению графа Буола, Ротшильд добился его при поддержке Меттерниха. У самого Меттерниха на службе финансистами были евреи, а некоторым знатным особам он способствовал в получении займа у Ротшильда, например, послу Австрии в Лондоне князю Паулю Антону фон Эстерхази. Ротшильд вместе с банкиром Эскелесом обеспечил Меттерниху финансовую поддержку во время его обручения с графиней Цихи-Ферари. Царь Николай подарил молодоженам более 400 тыс. франков.

В 1855 году представитель следующего поколения Ротшильдов, Ансельм Ротшильд, внес значительный вклад в создание Австрийской кредитной конторы торговли и промышленности, которая до сих пор считается самым крупным государственным банком Республики Австрия. Ансельм хорошо перенес биржевой кризис и “настоящий крах” 1873 года, вовремя и еще по высокому курсу избавившись от резко упавших акций.

Примечательно, что все основные баррикады были сооружены так, чтобы прикрыть главный дворец Ротшильдов, а именно в том месте, где улица Риволи выходит на Площадь победы. Дворец, ранее принадлежавший Талейрану, за весь 1871 г. ни разу не навещался коммунистами, которые появились в Париже только для того, чтобы запугать французское правительство и вынудить его обратиться к Ротшильду с просьбой выплатить непосильную контрибуцию Германии. Точно так же коммунисты охраняли все 250 домов, принадлежавших Ротшильду. Бисмарк также располагался в его дворце на Ля Ферье. Между наковальней (Бисмарком) и молотом (коммунистами) Франция была вынуждена капитулировать во франко-прусской войне 1870-1871 гг. и выплатить такие суммы, какие потребовали ее враги. И Франция почти «кончилась» как национальное государство. «Почти» — потому что окончательно это произошло после «дела Дрейфуса».

XIX века вполне справедливым было замечание прусского посла Арнима из Парижа: “Банкирский дом Ротшильда представляет собой огромную финансовую мощь наших дней; лишь немногие правительства могут сказать о себе, что они не опутаны золотыми цепями этого банка”.

Получение репарации после франко-прусской войны 1870–1871 годов за короткий срок и трансферт по тем временам огромной суммы в 5 млрд франков без потрясений международного валютного курса было не только финансовой операцией высокого класса, но и привело к преждевременному освобождению занятых французских территорий, что во многом способствовало укреплению чувства собственного достоинства французов.

Только банкирский дом Ротшильдов был в состоянии в течение нескольких часов предоставить в распоряжение английского премьера Дизраэли 240 млн ДМ наличными под 3 % для приобретения акций Суэцкого канала. Какое политическое значение эта трансакция имела и имеет еще сегодня, показывает большая политика наших дней. Приобретение монополий на добычу ртути в Европе, возможное благодаря арендованию рудников в Альмадене с одновременным предоставлением соответствующего займа, укрепило либеральный режим королевы Кристины в Испании против консервативных сторонников Карла. Именно этот пример является характерным доказательством способности Ротшильдов использовать политический аспект займов с экономической выгодой для общего банкирского дома»

«Ротшильд был в Общине так же, как он был среди оппортунистов, как он был среди анархистов, среди социалистов, как он был везде»!

О пяти финансистах Берне писал: “Устойчивое равновесие в Европе поддерживалось евреями. Сегодня они дают деньги одной власти, завтра – другой, всем по очереди и заботятся таким образом о всеобщем мире”.
Неоднократно возникал вопрос, почему у дома Ротшильдов не было своих филиалов в Берлине и Петербурге. В Берлине утвердились банки Мендельсона и Блайхредера, не считая многочисленных мелких банков. Именно банк Блайхредера установил тесные отношения с прусским государством, с Гогенцоллернами и с князем Бисмарком. Поэтому Ротшильды избрали здесь путь сотрудничества с банком Блайхредера, сделав его своим представителем в Пруссии. Ведущей финансовой силой Петербурга был дом Штиглица. Ротшильды смогли найти «нужных людей» при дворе русского царя Николая I и имели на него немалое влияние. Их информационная служба, всегда вовремя оповещавшая обо всех политических и финансовых намерениях. Если они намеревались получить крупный и прежде всего долгосрочный государственный заем или добиться монопольного положения в какой-либо определенной экономической области, то не боялись огромными взятками привлечь на свою сторону министров, партии и даже парламенты. Во Франции Джеймс пользовался этой системой с особым размахом.

Далее «Немецкий банк» сочетался браком с другим крупным банком — «Дисконто гезельшафт». Чтобы оценить значение столь выдающегося события, заглянем в биографию «невесты». «Дисконто гезельшафт» за сравнительно короткий срок вырос в могущественный банковский дом. Уже в 1856 г. он располагал твердым акционерным капиталом в 10 млн. талеров. Фирма вошла во влиятельную финансовую группу лондонских Ротшильдов, присоединила к себе «Северогерманский банк», затем солидно нажилась на финансировании стратегически важных железных дорог в России. Эта банковская фирма очень активно участвовала и в колониальных гешефтах в Африке.

Таким выглядел жизненный путь «невесты «Немецкого банка». Вступая в союз, к слову сказать недолговечный, с «Немецким банком», «Дисконто» принесла «жениху» кучу внебрачных детей — «Северогерманский банк» в Гамбурге, кельнский «Шаафхаузенферейн», «Рейнский кредитный банк» в Мангейме и расположенный там же «Зюддойче дисконто гезельшафт». Эти дочерние общества «Дисконто гезельшафт» сосредоточивали в своих руках огромную финансовую мощь. Но и сам «жених» не ударил лицом в грязь. Ко дню «свадьбы» «Немецкий банк» контролировал 8 из 15 ведущих концернов Германии.
Особое внимание, как и прежде, банковский концерн уделял колониальным вопросам. 23 октября 1933 г. правление «Немецкого банка» представило Гитлеру свой план экспансии. В частности, там отмечалось, что «приобретение жизненного пространства для немецкого народа на Востоке». Ибо перенаселение у нас велико, и стремление жить в чужеземных условиях — отличительная особенность нашего характера». Говоря о «народе», заправилы банка имели, конечно, в виду себя. Что касается «стремления жить в чужеземных условиях», то этим банкиры намекали фюреру, что они не прочь заполучить колонии и основательно их пограбить.

Уже в 1945 г. гроссбанки «Немецкий», «Дрезденский», «Коммерческий» в американской зоне функционировали, как прежде. В скором времени их дея-
тельность была разрешена в английской и французской зонах. В 1946 г. они снова открыли свои филиалы. Центром банковской деятельности вместо Берлина стал Гамбург, а позднее—Франкфурт-на-Майне. «Немецкий банк», как и другие гроссбанки, проявил завидную дальновидность, переведя в феврале 1945 г. свое правление в Гамбург. Одновременно банк начал переводить на Запад казначейские векселя и беспроцентные казначейские свидетельства в размерах активов, имевшихся на счетах западногерманских филиалов в главной конторе, и создавать в районах деятельности западногерманских филиалов новую, значительно расширенную сеть ломбардных отделений.

Между тем политика Николая I, основанная на принципах крайней политической реакции и грубом вмешательстве в европейские дела, в том числе с применением военной силы, привела к изоляции России в европейском мире. Вскоре против нее был образован военный союз Англии, Франции, Северной Италии и Турции; в 1854 году войска союзников высадились в Крыму, и, несмотря на мужество русских солдат, эта война была Россией проиграна.

Кульминацией царствования Николая I стала Крымская война. Именно она явилась крахом политической карьеры императора. Он не ожидал, что на помощь Турции придут Великобритания и Франция. Вызывала опасение и политика Австрии, недружелюбие которой вынуждало Российскую империю держать на западных границах целую армию.В результате Россия потеряла влияние в Черном море, лишилась возможности строить и использовать на побережье военные крепости.В 1855 году Николай I заболел гриппом, но, несмотря на недомогание, в феврале вышел на военный парад без верхней одежды… Скончался император 2 марта 1855 года. Турецкую войну пришлось заканчивать уже Александру Второму(Освободитель) (1855 – 1881). Парижский мир был заключен на очень невыгодных для России условиях. В 1858 году, согласно договору с Китаем, Россия приобрела себе Приамурскй край, а позже – Усурийск. В 1864-ом году Кавказ окончательно вошел в состав России. Самым важнейшим государственным преобразованием Александра Второго было решение освободить крестьян. Погиб от руки убийцы в 1881-ом году.

Ротшильды получили свою выгоду: для покрытия огромного послевоенного дефицита русского бюджета они предоставили России большие кредиты. Особенно финансовые контакты с Ротшильдами проявились в ходе проведения реформы по обеспечению золотого стандарта рубля. В 1895 году, в период промышленного подъема и благоприятной финансовой конъюнктуры, когда золотая наличность России составила 678 миллионов рублей, русское правительство решилось приступить к проведению реформы. В 1894 и 1896 годах Витте осуществил с помощью парижского Ротшильда два крупных государственных займа, а также провел в 1894–1895 гг. ряд мер по стабилизации рубля и тем самым подготовил введение в России золотого денежного обращения.
С этих пор влияние Ротшильдов в России окончательно укрепилось: помимо финансов они получили контроль над нефтяной промышленностью Кавказа – в 1886 году французский банкирский дом «Братья Ротшильд» купил акции Каспийско-Черноморского нефтепромышленного и торгового общества. «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель», владевшее нефтяными промыслами до Ротшильдов, не смогло выстоять в конкурентной борьбе: имея огромные финансовые возможности, Ротшильды выдавали кредиты под 2–3 % годовых, в то время как их конкуренты – под 6 %.

В 1888 году Ротшильды подчинили себе большую часть нефтедобывающих предприятий в Бакинском регионе, а к концу века почти вся бакинская нефть находилась в их руках. Помимо этого, они контролировали значительную долю крупных финансовых операций в России и ее внешние финансовые операции. Понятно, что займы, предоставляемые европейскими странами России, и русские долги по этим займам тоже находились под контролем Ротшильдов.

Еще во время Крымской войны, когда царь Николай II из-за отсутствия телеграфных линий попал в тяжелое военное положение, фирма «Сименс унд Гальске» выступила в Петербурге в роли «спасителя», построив несколько телеграфных линий. Впрочем, сия «гуманная» акция обернулась, как обычно, для фирмы золотым дождем: ее годовой оборот вырос дополнительно на 1 млн. рублей. «Спасая» Россию, Сименсы одновременно с выгодой поставляли телеграфное оборудование и ее противникам в Крымской войне — Англии, Франции и Турции. Услуги фирмы ценились там и здесь. Бухгалтерия фирмы не успевала оформлять заказы, сыпавшиеся из царских министерств. Благодаря связям при дворе Сименсам удалось протолкнуть своего доверенного человека, некоего капитана Людерса, на важный пост директора русского телеграфа. Ободренный таким успехом, шеф фирмы Вернер Сименс засылает в Петербург своего кровного братца Карла, предварительно напутствовав его следующими словами: «Россия — страна, где можно недурно заработать, если знать ее условия». Карл оправдывает доверие. Он закручивает темные аферы с царскими министрами, показывая себя знатоком человеческих слабостей, затем получает с помощью женитьбы финское подданство, а тем самым возможность беспрепятственно совершать любые гешефты «ин либ Русланд».
Нефтяным эльдорадо в Европе была в то время Румыния. «Дойче банк» первым среди других германских банков присосался к румынской нефти. Однако здесь он столкнулся с достойными конкурентами — Рокфеллерами. Собственно, в этом не было ничего удивительного: там, где обнаруживали нефть, всегда появлялись и предприимчивые нью-йоркские дельцы. Нефть и Рокфеллеры — слова-синонимы. Короче, между двумя монополиями — банковской и нефтяной, или, как тогда говорили, «керосиновой»,— началась баталия, проходившая с переменным успехом. «Немецкому банку», претендовавшему на фюрерство в добыче румынского «черного золота», удалось интригами заполучить крупную нефтяную компанию «Стяуа ромынэ». Председателем наблюдательного совета этой фирмы стал преемник Георга фон Сименса Артур фон Гвиннер. С его легкой руки «Стяуа ромынэ» сделалась ведущим нефтяным предприятием Германии в Румынии. В Берлине «Немецкий банк» основал «Германское нефтяное акционерное общество», призванное «блюсти интересы» банка в Румынии, России, Австро-Венгрии и в самой Германии. Это общество являлось отделением «Немецкого банка» и размещалось в одном с ним здании. К тому времени банк торжественно перебрался с захудалой Французской улицы на помпезную Бэренштрассе — Медвежью улицу. Что ж, он действительно обладал медвежьей хваткой. Желая единолично заполучить всю румынскую нефть, «Стандард ойл компани» стала насаждать дочерние предприятия в самой Европе. Рокфеллеры значительно превосходили «Дойче банк» и в капиталах и в колониальном опыте. Понимая это, германские банки вступили в союз с группой Нобеля — Ротшильда, но затем передрались между собой из-за будущей добычи. Как говорится, конкуренция схватила за горло… Началась знаменитая «керосиновая комедия». Правда, Рокфеллерам она влетела в копеечку, зато они смеялись последними.

Ротшильды сыграли значительную роль в установлении инфраструктуры израильского правительства. Джеймс финансировал строительство Кнессета в качестве подарка еврейскому государству, а здание Верховного Суда Израиля было подарено Израилю Дороти де Ротшильд.

Самой ценной информацией были, разумеется, новости. Ротшильды всегда и все узнавали первыми, поэтому легко обходили конкурентов на товарной бирже и на рынке ценных бумаг.Фактически Ротшильды создали систему межбанковских клиринговых расчетов.

Для передвижения по городу Энтони Ротшильда часто использовал метро и экономил массу времени, поскольку избегал обычных автомобильных пробок. Благодаря метрополитену он часто оказывался в нужном месте намного раньше своих конкурентов, которые не могли расстаться со своими лимузинами. Мобильность Энтони Ротшильда помогла ему получить право на разработку и использование территории в 50 000 квадратных миль в Канаде. При помощи цепочки холдинговых компаний Нью-Корт получил контроль над разработкой строевого леса и энергетических ресурсов, в том числе урановой руды. Премьер-министр Ньюфаундленда Смоллвуд заявил, что приобретение этих земель – крупнейшая сделка с недвижимостью в XX веке. Уинстон Черчилль охарактеризовал этот шаг как воплощение «великой имперской идеи».

Клод Рего тоже патриот своей лаборатории. Он лез из кожи, чтобы получить все необходимое для его дела: радий, аппаратуру, помещения, больницу. Ввиду огромного количества больных и неотложных материальных нужд ему пришлось брать радий в долг: «Рудное объединение» доверило ему десять граммов! Пришлось взывать к правительству о субсидиях и прибегать к частным пожертвованиям. Барон Анри Ротшильд и братья Лазар внесли основной пай. Некий необычайно щедрый и деликатный покровитель науки, прибегший к сложным мерам предосторожности, чтобы скрыть свое имя, подарил Фонду Кюри три миллиона четыреста тысяч франков.

Мир уже забыл о том, что богатство – это только малая составляющая могущества Ротшильдов, главной силой Семейства всегда была (и остается по сю пору) железная последовательная преемственность. А самым страшным оружием – которое изобрел патриарх Майер и которое продолжало работать после смерти братьев – было оружие под названием «сыновья».

Скрытность, как характерная черта истории банковских семейств, хорошо просматривается на примере истории этой семьи. По словам историка Ф. Мортона, «…традиционной тактикой Ротшильдов было оставаться за сценой.Корреспонденцию перевозили в специально изготовленной повозке с двойным дном, а для переписки изобрели специальный шифр. Это была смесь идиш, иврита и немецкого, сдобренная системой специальных обозначений и зашифрованных имен». Ф. Мортон отмечает, что «Ротшильды оберегали свою частную жизнь от посторонних глаз и предпочитали блистать в узком кругу родных и друзей, даже в ущерб своим социальным амбициям.Эта традиция сохранялась и крепла от поколения к поколению».

Ротшильды были и остаются по сей день крайними индивидуалистами – они ведут дела согласно своим представлениям, требованиям и методам.

Заметную роль в финансовой жизни Британской империи в XIX–XX вв. играла семья Сассун (Сассон). В XIX в. финансовая деятельность семьи была связана, в основном, с Англией, Индией и Китаем. Давид Сассун являлся официальным советником правительства Индии, основал сеть банков, страховых обществ, фирму «Давид Сассун и Co.» (с отделениями в Калькутте, Шанхае, Гонконге и других городах), его деятельность была связана в том числе и с продолжительной торговлей опиумом (более четверти всех ввозимых в Китай наркотиков перевозились фирмой «Давид Сассун и Co»). С Гонконгом и Шанхаем была связана финансовая деятельность сыновей Давида, Овадии (Абдаллы) Сассуна (1818–1896) — с 1872 г. сэр Альберт — и Давида Сассуна (1832–1867). На службе семьи Сассун в качестве агентов находились представители других семей багдадских евреев
(Эзра, Габбаи и др.). Начиная с середины XIX в.многие представители семьи жили в Лондоне. Благодаря браку сэра Эдуарда Альберта Сассуна семья породнилась с Ротшильдами.

– Мы умеем управлять положением дел, – говаривал барон Филипп Мутон Ротшильд. – В течение всей нашей жизни мы управляем событиями и используем нетрадиционный подход – прорыв! – вечная головная боль для военных бюрократов.

В целом деятельность Ротшильдов и имя Ротшильдов (вместе с именем и деятельностью Наполеона) стали теми решающими факторами, которые приблизили эру денег и способностей, сменившую эру титулов и происхождения.

«Сохранять достояние Семейства – вот главная цель. Защищать это достояние против любых угроз, даже если это маленькие клювы красивых птиц.“ — А.М.Ротшильд

Наряду с семьями Ротшильдов и Барингов, семья Хамбро стала одним из финансовых символов лондонского Сити. С британской семьей Барингов Хамбро поддерживали деловые отношения, а позже и породнились. Чарльз Джоселин Хамбро занял должность директора Банка Англии (в 30 лет стал самым молодым директором Английского банка за всю его историю). Во второй половине XX в. известность получил также банкир и политик барон Чарльз Эрик Хамбро II (1930–2002). Семья Хамбро была связана с семьей финансистов Морганов (особенно это касается деятельности Чарльза Эрика Хамбро). Одна из жен члена семьи Хамбро была ранее женой представителя шведской финансовой олигархии Валленбергов, а во второй половине XX в. семья Хамбро породнилась с семьей Унистона Черчилля.Среди известных представителей семьи в настоящее время можно выделить Питера Хамбро (род. 1945 г.), работавшего в старейшей британской компании «Mocatta & Goldsmid», связанной с торговлей золотом, где он курировал торговлю золотом с Госбанком СССР. В 1994 г. Питер Хамбро создал группу компаний «Peter Hambro Mining» по добыче золота и других ресурсов в России (в основном Дальний Восток).

Банкиры Пол Варбург и Джейкоб Шифф были женаты на дочерях банкира Леба. Фрида дочь Джейкоба Шиффа, вышла замуж за Феликса Варбурга, их дочь от этого брака Карола, вышла замуж за Уолтера Ротшильда.

В 1995 году эксперт в области атомной энергии Китти Литтл утверждает, что Ротшильды сейчас контролируют 80% мировых запасов урана, что делает их монополистами в области ядерной энергии.

Однажды Гейне сказал: «Деньги – это Бог нашего времени, и Ротшильд – его пророк». Известный поэт Генрих Гейне был частым гостем в доме Джеймса Ротшильда: “Мне приходилось видеть людей, которые, приближаясь к великому барону, вздрагивали, как будто касались вольтова столба. Уже перед дверью его кабинета многих охватывает священный трепет благоговения, какое испытывал Моисей на горе Хорив, когда он заметил, что стоит на священной земле. Точно так же, как и Моисей снимал свою обувь, так и какой-либо маклер или агент по обмену, отважившись переступить порог личного кабинета господина Ротшильда, прежде всего стягивал с себя свои сапоги, если не боялся при этом, что его ноги будут пахнуть еще хуже, и этот запах стеснит господина барона. Личный кабинет Джеймса и на самом деле представляется удивительным местом, вызывающим возвышенные мысли и чувства, как вид океана или неба, усеянного звездами: здесь можно почувствовать, как ничтожен человек и как велик Бог!”.

В XIX веке говорили: «В мире всего шесть великих империй: Великобритания, Россия, Франция, Австро-Венгрия, Пруссия и Ротшильды». Сегодня осталась лишь последняя из них: империя Ротшильдов не погибла и до сих пор считается одной из самых крупных в современном финансовом мире. Конкуренты их ненавидят, политики обвиняют в заговорах, но все нуждаются в их деньгах и покровительстве. «Ротшильды не могут быть лишними», – сказал в свое время Дизраэли. Сегодня можно утвеждать что останется только одна из них и назваться она будет Ротшильд Лэнд.

Ротшильды занимались привычным делом – превращали кризисные ситуации в ценные бумаги.

Малоизвестный факт, что Интерпол был создан банкинским домом Ротшильдов в 1923 году в Вене. По окончанию Первой мировой войны семья Ротшильдов ощущала потребность в специальной разведовательной организации, необходимой для защиты интересов банкиров. Чтобы не было подозрений, они попросили князя Монако Альберта первого, пригласить юристов, судей и полицейских из разных стран, чтобы обсудить возможности международного сотрудничества в борьбе с преступностью. В период с 1968 по 1972 годы возгловлял Интерпол Пауль Дикопф, бывший унтерштурмфюрер СС. Д.Перетолчин — »Мировые войны и мировые элиты"

Пословица гласит: «Великие воины порождают великих соперников».

Мы живём в мире, где господствует конкуренция. Никому в мире не нужны конкуренты. Конкурентов устраняют всеми доступными средствами.

«Золото — для идолопоклонников, а не для нас. Пока есть идолопоклонники, а они важнее золота, нашему делу ничто не угрожает» — Натан Ротшильд

 Литература:

1. Morton F. Rotshil’dy: istoriya dinastii mogushchestvennykh finansistov [The Rotshilds: history of the dynasty of powerful financiers].
Moscow: Tsentrpoligraf Publ., 2004.
2. Vanneste T. Global trade and commercial networks: eighteenth-century diamond merchants. L.: Pickering & Chatto, 2011.
3. Slezkin Yu.L. Era Merkuriya. Evrei v sovremennom mire [Mercury Era. Jews in the modern world]. Moscow: New literature
observation Publ., 2007.
4. Endelman T.M. The Jews of Britain, 1656 to 2000. Berkeley [etc.]: University of California Press, 2002.
5. Katz D.S. The Jews in the history of England. Oxford: Clarendon Press, 1994. 447 p.
6. Lipman V.D. A history of the Jews in Britain since 1858. Leicester: Leicester University Press, 1990.
7. The Palgrave dictionary of Anglo-Jewish history. Basingstoke: Palgrave Macmillan, 2011. 1061 p.
8. Clapham J.H. The Bank of England: a history. Cambridge: Cambridge University Press, 1944. Vol. 1–2,
9. Zombart V. Burzhua: etyudy po istorii dukhovnogo razvitiya sovremennogo ekonomicheskogo cheloveka; Evrei i khozyaystvennaya
zhizn’ [Bourgeois: studies on the history of the spiritual development of a modern economic man; Jews and economic life].
Moscow: Iris-press Publ., 2004.
10. Swetschinski D.M. The Lopes Suasso family, bankers to William III. Amsterdam: Joods Historich Museum, 1988.
11. Bloom H.I. The Economic Activities of the Jews of Amsterdam in the Seventeenth and Eighteenth Centuries. N.-Y.: The Bayard
Press, 1937.
12. Tomsinov V.A. «Slavnaya revolyutsiya» 1688–1689 godov v Anglii i Bill’ o pravakh [«The glorious revolution» 1688-1689 in England
and Bill of rights]. Moscow: Zertsalo-M Publ.? 2015.
13. Allfrey A. The Goldschmidts. Poundbury, Dorcester: Allfrey, 2004.
14. Green T. Precious heritage: three hundred years of Mocatta & Goldsmid. London: Rosendale Press, 1984. 52 p.
15. Hyamson A M. David Salomons. London: Methuen, 1939. 40 p.
16. Wolf L. Sir Moses Montefiore: a centennial biography with extracts from letters and journals. L.: Murray, 1884.
17. Davis R.W. The English Rothschilds. L.: Collins, 1983.
18. Roth C. The Sassoon Dynasty. L.: Robert Hale Limited, 1941.
19.Dynasties of the Jewish Financiers in London in the XVII–XX Centuries
Pachkalov A.V.
Ph.D. (History), Assistant Professor, Economic History Department, Financial University

В. И. Ленин писал: «Вооружения считаются национальным делом, патриотическим делом; предполагается, что все строго оберегают тайну. А судостроительные и пушечные, динамитные и оружейные фабрики и заводы представляют из себя международные предприятия, в которых капиталисты разных стран дружно надувают и обдирают, как липку, «публику» разных стран, строя суда или пушки одинаково для Англии против Италии, для Италии против Англии»

Томас Джефферсон (США): «Люди читают газеты и умирают, не догадываясь, что, чем больше они им верили, тем меньше знали об окружающем мире».

«Этот захват всего мира проводился так ловко, что, прежде чем большинство людей заметило надвигающуюся на них тиранию, она была уже совершившимся фактом». — Герберт Уэллс «Когда спящий проснется»

★22 | ₽ 100
В 1814 г. банк «N.M. Rothschild & Sons» финансировал военную кампанию против Наполеона

Не финансировал, а кредитовал.

Почувствуйте разницу:

Евреи давали деньги англичанам.
Евреи давали в долг англичанам.

Первое звучит смешно. Второе — прям по маслу.

Используйте правильные слова, чтобы ваша голова рождала правильные мысли.
avatar

Сергей Симонов

Сергей Симонов, неправильно винить во всем ВСЕХ евреев.
Любой преступник имеет Ф.И.О.

В России евреи приносили вред и пользу, как и другие национальности
Кстати, в статье не упоминается, что Ротшильды сейчас управляют активами Порошенко, Турчинова, Яценюка, Гройсмана и других выдающихся евреев Украины
avatar

Сергей Симонов

Сергей Симонов, откуда инфа, что Порошенко еврей?
avatar

sortarray sortarray

sortarray sortarray, не еврея Ротшильды не посадили бы на Украину.

Следующий будет Зеленский.
Сергей Симонов, то есть, это всего-лишь домыслы и не более. А Вам не стыдно за распространение заведомо непроверенной информации?
avatar

sortarray sortarray

sortarray sortarray,  Ну, там мегалогика вообще ж!))) Ясная связь сионистов: Ротшильды=>Коломойский=Зеленский Иначе никак
avatar

Дмитрий Ш

Что Зеленский-петрушка Коломойского, сейчас любая бабка в украинской деревне «без света»  знает. Но чтоб увязывать это с Ротшильдами-богатую фантазию надо
avatar

Дмитрий Ш

Неплохо сказано:
Деньги – это Бог нашего времени, и Ротшильд – его пророк
2.
В XIX веке говорили: «В мире всего шесть великих империй: Великобритания, Россия, Франция, Австро-Венгрия, Пруссия и Ротшильды»
Вторую не знал.
А вообще, конечно, жесть:
на 2015 год состояние семьи оценивалось примерно в 1.7 триллиона долларов
avatar

Каракольский

Каракольский, ну как же, сырьевая колония зерна для прочих империй. Это колосковая империя была
avatar

sortarray sortarray

Каракольский, 
А где можно узнать об этих оценках?
Вроде самый богатый Безос и я видел инфу,
что у Ротшильдов около ярда, и в Форбс они в самом конце
Максим Барбашин, без понятия, я это тупо скопировал из статьи.
Самому интересно.
Максим Барбашин, они не стремятся на обложку. тот случай когда деньги любят тишину.
Каракольский, 

avatar

ПBМ

А где рептилоиды? Без раскрытия темы рептилоидов, тема Ротшильдов не имеет смысла.
avatar

Кремлебот

нуу… как бы было несколько домов ротшильдов... 
часть раззорилась в 1ую мировую
часть попала под гитлера
вообщем мораль в том, что уцелели только америакнские ротшильды… немецкие и французские исчезли
avatar

ves2010

про вас тут Гусев видос снял)
avatar

Magic_style


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UPDONW