<HELP> for explanation

Блог им. gnom

50 000 BC. #34

Дом Тыкто был, наконец, закончен, и у студентов появилось свободное время. Решив воспользоваться тем, что после победы в игре отношения у Лии с Валу несколько охладились, я отравил молодое дарование и еще четырех команчей в их родное племя. Им предстояла большая работа по переписи населения и определения — кто чем занимается. Перед вводом денег я должен был представлять, с какой экономикой мне придется иметь дело и четко классифицировать ремесленников, государственные картели и прочих рабочих.

Валу, поначалу, воспринял новость в штыки, но я, предвидя это, провел беседу с Быком. Он доходчиво разъяснил Валу всю ту высокую честь, которую Кава оказывает ему, отправляя к команчам как своего экономического наместника. Авторитет Быка был высочайшим, поэтому Валу вернулся ко мне абсолютно в ином настроении, готовый выполнить все поручения.

Я объяснил, какие таблицы следует заполнить, выдал им в качестве охраны двух бойцов из команды Быка и сказал возвращаться не раньше чем через две недели. Переписать несколько сотен человек, указывая их имя, возраст, и род занятий — все это должно было занять командировочных надолго.

Перед отъездом Валу опять поцапался со своей невестой. Как я понял из объяснений Пхо, которая по моей просьбе немного сдружилась с Лией, Валу настаивал, чтобы Лиа ехала с ним. Попытки возражений переросли в скандал, который, к счастью, рукоприкладством не закончился. Валу быстро собрал рюкзак, и отбыл прочь.

В тот же вечер я попросил Лиу зайти и помочь мне с макроэкономикой.

Мы сидели на деревянных креслах, обложенных шкурой. Огонь в печи давал слабый свет, и вся обстановка казалась очень уютной. Пхо заварила чай, который она делала из каких-то корней и сушеных ягод. На обычный чай, конечно, это было мало похоже, но зимним вечером отлично согревало.

Я хотел понять, как должна функционировать элементарная экономика, и мне нужен был собеседник, задающий вопросы. Путь простые и наивные, но они дадут возможность посмотреть на проблему с разных углов. Пригласив Лиу поговорить о делах, я дал себе зарок, что не буду делать никаких агрессивных попыток по ее обольщению. С самого начала мне хотелось искренних отношений, без давления и принуждения. В противном случае я бы уже давно сослал Валу на рудники, а Лии приказал жить со мной. Но последние месяцы это желание превратилось в какую-то стратегическую игру, причем без видимых результатов. Лиа проявляла уважение, интерес, пиетет, но, похоже, не видела во мне мужчину, с которым можно создать семью. Решив положиться на пушкинское «чем меньше женщину мы любим», я вел себя корректно и вежливо, но не навязчиво.

На столе были разложены монеты, жетоны и деревянные чурбачки, обозначавшие людей. Для начала наша экономика состояла всего из трех человек: охотник, плетельщик веревок и гончар. Охотник каждый день добывал три единицы еды. Одну он ел сам, одну менял на веревку, а одну на керамическую посуду. Гончар и плетельщик изготовляли по одной единице товара, так как гончару не нужна была веревка. Плетельщику, напротив, нужна была посуда, но он не знал, что можно предложить за нее гончару. Описанная ситуация вполне соответствовала простому укладу, который мог веками существовать в равновесии.

Но тут в игру вступает государство. То есть я. На столе появилась еще одна чурка, символизирующая нового игрока.

— Мне, как и остальным, нужно что-то кушать, — объяснял я изменения в обществе, — охотник напрягается, ставит побольше силков и добывает четыре еды, причем за последнюю — получает от меня монету.

Монета перекочевала на другой край стола.

— Он отдает эту монету за веревку, а плетельщик тут же отдает ему ее обратно, покупая еду. В дальнейшем, охотник получает все больше и больше монет, но в системе денег так и не появляется, — я задумался. — Как сделать, чтобы деньгами начали пользоваться все?

— А охотник может ловить еще больше зверей, если он по прежнему покупает только одну веревку? — неожиданно прервала мои размышления Лиа.

— Умница! Ты права. Увеличение производства ведет к увеличению расходных материалов., — я передвинул жетоны на столе, — То есть добывая четыре еды, охотник в среднем раз в три дня должен докупать еще одну веревку. А значит у плетельщика остается лишняя монета.

Теперь мы имеем ситуацию, когда у плетельщика появляются монеты, хоть и не так быстро как у охотника. Наш производитель веревок может позволить купить себе керамику.

Я продолжал передвигать монеты между фигурками ремесленников. Гончар почти без труда сделает две кружки, просто раньше на вторую не было спроса. Теперь у него также начинают скапливаться монеты. Распределение денег в системе произошло.

— А зачем гончару и плетельщику много монет?, — Лиа продолжала задавать простые, но точные вопросы.

— Ну смотри, во-первых, деньги на руках ускоряют обмен. Если раньше плетельщик должен был обязательно сделать веревку, чтобы поменять ее на еду, то теперь он может совершить сначала одну операцию, а затем, попозже, другую. Во-вторых — наш плетельщик получил возможность купить кружку. Раньше этого сделать было нельзя, так как гончару не нужны веревки.

— Зачем им деньги — я поняла. Но зачем им много денег? Ведь охотник продолжает получать их все больше и больше?

— Да. Не только он, но и гончар и плетельщик. А скажи, что если, например, гончар решит начать есть в два раза больше?

— Думаю, что он придет к охотнику и попросит продать ему еще один кусок еды.

— Но охотник может ловить только четыре еды в день, и эту четвертую покупаю у него я за одну монету.

— Тогда он прсто предложит две монеты и охотник продаст ему, — заключила Лиа и откинулась на кресле.

— И я останусь без еды, — подытожил я.

— А ты покупай за три монеты. И будешь с едой.

— А вот это уже инфляция, — пробормотал я, и задумался.


Действительно. Увеличение денежной массы приведет к тому, что какой-то субъект, скопив средств, захочет получать какого-то блага больше, и, не найдя его в наличии, начнет поднимать цены. Да и охотник через месяц будет иметь целую кучу монет, но покупать очень много веревок или кружек ему смысла нет. Значит, ему очень скоро надоест таскать мне еду за медные кружочки. Только если на них нельзя будет купить что-то полезное. Я взял табличку, подошел к огню и начал писать мелким почерком постулаты будущей экономики.

1. Увеличение денежной массы происходит через гос-закупки.
2. Первоначально именно обладатели гос-контрактов начинают впрыскивать деньги в общество.

Но бесконтрольные закупки приведут к обесценению денег, а значит отсюда вытекает третье правило:

3. Государство должно изымать деньги из экономики, чтобы не допускать инфляцию.

Способов изъятия денег я видел два. Первый, очевидно, налоги. Но этот способ наиболее ненавистный для общества, поэтому им злоупотреблять нельзя. Второй же — продажа государством товаров с прибылью. А для этого идеально подходит монополия.

Записав эти мысли, я обратился к Лие, по сути, проговаривая полученные выводы.

— Значит что мы выяснили: чтобы экономика работала, денег должно быть столько, чтобы процессы обменов не затягивались из-за того, что у кого-то еще нет денег. То есть идеально, когда гончар имеет деньги, чтобы нанять носильщика глины, месильщика, работника на мехах, и все это до того момента, пока готовая продукция не будет продана. Иными словами, денег в экономике должно быть как минимум столько, чтобы все производства имели достаточный оборотный капитал для бесперебойной работы.

Лиа смотрела на меня глазами, напомнившими анекдот «папа, ты с кем сейчас разговаривал».

— потом поймешь, — махнул я рукой, поймав недоумевающий взгляд. Моя мысль рвалась вперед, и я не хотел прерываться на объяснения.

— Если экономику наполнили деньгами, и закупки государства стали равны изъятию денег из экономики, то мы, вроде бы, достигли баланса. Так?

Лиа продолжала молчать. Я разговаривал сам с собой.

— Нет, не так. Кто-то будет богаче, и начнет зарабатывать все больше денег. Если этому буржую захочется сберегать капитал, то по сути произойдет изъятие денежной массы из оборота, и экономика снова начнет пробуксовывать. Нужно будет увеличивать эмиссию, через увеличение гос-закупок. А какие у нас будут гос-закупки? Стройка. Или создание запасов чего-то не портящегося. Сделай еще чаю, Пхо!, — крикнул я. От такого монолога во рту было сухо.

— Ты извини, если что-то не понятно, — я обратился к сидящей в полумраке Лие, — Но я кажется сейчас понял, как надо правильно управлять экономикой. Мне просто нужно это все проговорить.

Лиа пожала плечами.

— Пожалуйста.

— А что будет, если богатые буржуи захотят резко улучшить свой уровень жизни? Например дом построить? А все строители уже на моей стройке заняты? Он ведь перекупит их, и опять начнется инфляция. Значит… значит увеличение денежной массы не только приводит к росту потребления и росту экономики но и делает этот процесс инфляционным. Но только при условии, если распределение денег неравномерно, и кто-то готов платить больше за те же товары при наличии дефицита.

Я глотнул принесенный чай.

— Что ты туда положила? Вкус какой-то странный.

— Чтобы лучше спать. Уже поздно, — Пхо вышла из дома и скрылась в своей пристройке.

— Лиа, ты, если хочешь, иди. Уже действительно поздно. Но я должен довести эту мысль до конца, — я широко зевнул. После варева Пхо действительно сильно захотелось спать.

— Если можно, я еще послушаю, — кротко попросила она.

— Хорошо. Сиди. Так на чем я остановился? Инфляция. Потому что в экономике дефицит. А что такое дефицит?, — я задумался на несколько секунд. — Бинго! Чтобы не было инфляции, не должно быть роста денежной массы без соразмерного увеличения производственных мощностей!

Похоже, я готов к тому, чтобы построить идеальную экономику. При большой доли монополий, принадлежащих государству, я, казалось, мог контролировать все. И эмиссию, и скорость обращения денег и цены.

— Через три месяца будем вводить деньги! — заключил я и попытался встать. Веки наливались тяжестью. Чай Пхо, похоже, мог свалить слона.

— Я провожу тебя, — сказал я Лии, тяжело поднимаясь.

— Не надо, — она грациозной ланью выскочила из дома, и скрылась в темноте.

Поленившись закрыть за ней дверь я упал на кровать, и уже в полете уснул.


Начало №2 №3 №4 №5 №6 №7 №8 №9 №10 
№11 №12 №13 №14 №15 №16 №17 №18 №19 №20 
№21 №22 №23 №24 №25 №26 №27 №28 №29 №30 
№31
 №32-33  

 

спасибо.
avatar

crazyFakir

Здорово, такое классное отвлечение на ресурсе, молодцом!
маловато будет )))
avatar

sds

«я отравил молодое дарование » ну и правильно, нехрен отвлекаться от развития технологий…
"… На столе появилась еще одна чурка ..." не в обиду будь сказано, но чурки это закавказцы… лучше писать «статуэтка»
Счастливый Конец, не надо забывать русский язык
slovarozhegova.ru/word.php?wordid=35382
avatar

dork

Ну вот сейчас введут деньги и тут же появится проституция. И удержать инфляцию не получится так как беда придет совсем не с той стороны ;)
Кроме производства появятся различные виды услуг, которые оттянут значимую часть денежной массы.
Гном а зачем Всё это? Государство и весь управленческий аппарат- нахлебники. Тоесть группа людей решившая, что она лучше будет указывать кому и как что делать и как жить и за это остальные будут отдавать 5тую часть всего.
Правильные вопросы Тыкто зачем ему это все если есть еда, вода, дом, любимая женщина. При этом он единственнйй управленец=)
ИМХО это все от скуки =)
А по большому счету человеку обретшему покой больше 5 основных животных желаний и ненадо =)
Человек умрет, а море на которое он смотрит с берега и думает останется.
и через 100-1000 лет там будет сидеть еще 1 человек и думать о тех же вещах =)
Пхо по ходу — клофелинщица. В следующей серии придут братки отжать хату и медные фабрики, а также посадить своего чела в главе будущего центробанка, поскольку все принципы построения будущей экономики Лие уже известны.
да уж ревность…
avatar

andry194


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP