<HELP> for explanation

Блог им. gnom

50 000 BC. #32 и №33

Вот вам, на выходные. В конце — настольная игра. Кто попробует — напишите свои комментарии и предложения. Будем выпускать с Ахомитом Тимофеем. Порвем «монополию». 


Хлопнув громилу по мясистому плечу, я пошел в сторону стройки, искать будущую звезду гандбола.

 

Валу стоял на краю почти оконченной стены и руководил укладкой балок. Я окрикнул его, и он легко спрыгнул на землю с трехметровой высоты.

— Ты ведь знаешь Быка? — спросил я его

— Конечно, это самый большой человек, которого я видел, — выражение его лица ясно говорило «кто же не знает этого великана».

— Так вот, он видел как ты работаешь, и хочет чтобы ты играл в его команде. Говорит, из тебя получится отличный нападающий.

— Бык хочет, чтобы я играл в его команде?!

— Да, вместе с остальными воинами. Завтра тренировка. Придешь?

Пятнадцатилетний парень во взрослой команде, играющий с матерыми мужиками, у которых тела в боевых шрамах и не смыты следы крови на оружие — стоит ли говорить, что ответ Валу был более чем предсказуем, поэтому я спрашивал просто для проформы.

— Утром ждем тебя на поле. Посмотрим, на что ты способен.


За многие месяцы процесс тренировки сильно поменялся. Внемля мои советам, команда разминалась, бегала, толкала деревянные щиты друг на друга и отрабатывала длинные пасы. Благодаря тщательной репетиции отдельных элементов игры, прокачке нужных движений и приемов, команда Быка, хоть и более слабая физически, часто побеждала команчей и апачей. Бойцы Тыкто с таким же подходом к тренингу давно были вне конкуренции, лишь изредка занимая второе место.

Три утренних часа, отведенные каждую среду под тренировки команды Быка, показались Валу вечностью. Несмотря на мои просьбы, Бык особо не делал скидку на новичка, и гонял паренька по взрослому. Я всерьез боялся, что после подобных упражнений помятый и взмокший Валу откажется от предложения, но, похоже, это был упрямый боец.

После тренировки он подошел ко мне, и со страхом спросил

— Я плохо бросал мяч. Теперь Бык не возьмет меня в команду?

— Ты все делал хорошо, — успокоил его я, — будешь продолжать заниматься — через две недели сможешь участвовать в большой игре.

Глаза Валу светились от счастья. Похоже, я нашел чем занять его голову и сердце.


Участие подростка во взрослой команде не осталось незамеченным для одноклассников. Я подлил масла в огонь, и попросил Быка зайти на урок и похвалить Валу за хорошее начало. Появление сильнейшего воина племени вызвало необыкновенный ажиотаж в классе. После этого события все свободное время после уроков новоиспеченный гандболист провел с корешами, рассказывая о впечатлениях. Лиа стояла в стороне и смотрела на счастливого спортсмена. Вид у нее был грустноватый.


Несмотря на увлечение спортом, Валу все равно продолжал общаться с Лией, хоть и гораздо меньше. Создавая вакуум, я одновременно создавал дополнительное притяжение. Они стали скучать без общения друг с другом и все сильнее ждать вечерних встреч. Похоже, в их умах именно сами занятия спортом были тем самым источником разлуки, а вовсе не страсть Валу к этому спорту. Мои успехи на любовном фронте были близки к нулю. Смотря издалека, как молодые голубки разговаривают я услышал тихий голос у меня за спиной.

— Валу позвал ее сегодня ночью смотреть на новую луну.

Я обернулся. За мной стояла Пхо. Конечно, она не могла не заметить, что я начал неровно дышать к своей студентке.

— Я сама слышала это утром, — добавила Пхо, отвечая на мой немой вопрос об источнике информации.

Что ж, попробуем перетянуть одеяло на себя, — решил я и быстрым шагом отправился к Быку.

Здоровяк сидел на камне и точил свой топорик, любуясь как он блестит в лучах низкого осеннего солнца. Увидев меня он отложил оружие и встал.

— Через неделю матч, нужно больше тренировок, — заявил я ему сходу.

Бык молча стоял, не зная что ответить.

— Собирай команду, и гоняй их до темноты. Да так, чтобы сил ни у кого не осталось. Особенно обрати внимание на молодых. По моему они ленятся. Давай. Вы должны победить в этот раз!
Бык, заткнув топорик, бросился собирать своих игроков, выдергивая их со стройки. Я, тем временем, пошел к ночным дозорным со строгим наказом — ночью никого не пропускать из мужского лагеря в женский и наоборот.

Довольный своей изобретательностью, я отправился в дом, где постарался посвятить себя разработке экономической концепции. Я собирался ввести деньги уже через несколько месяцев, и на этот раз бытовые и теоретические аспекты меня волновали гораздо больше, чем создание и чеканка монет.

Для начала мне нужно продумать, как создать переходный период. Так как насытить экономику деньгами одномоментно было невозможно, начинать следовало с натурального обмена по безналичному расчету. Иными словами, каждая вещь должна стоить четко определенную величину и меняться соответственно. В части определения справедливых цен я не видел особых трудностей, так как уже проходил это упражнение. Важнее было продумать социальные страты. Для начала я выделил пять из них.

Высшая — это управление племенем и его казначей. Государство в лице одного человека, который владеет гос-предприятиями, контролирует их работу и получает от них прибыль. Казначей же хранит кассу, осуществляет гос-закупки, выдает зарплаты и собирает налоги. Вероятно, потребуется расширить бюрократический аппарат, особенно для огромного племени Чука, но для нашего — вполне может хватить двоих. В этих ролях я видел Тыкто и Лиу. Мое же предназначение возвышалось над всеми племенами. Я должен был определять экономическую политику и области, куда вкладывать деньги. От меня зависело ценообразование товаров, производимых на моих предприятиях, объемы эмиссии и уровень налогов.

Следующая каста — это управленцы. Они должны были следить, чтобы их работники делали работу хорошо и правильно и, конечно, платить им зарплату. Управленцы могли быть собственниками бизнеса или наемными боссами в гос-конторах. В моем университете я готовил именно таких людей.

За ними шли ремесленники и охотники. Семейный бизнес, где люди работают на себя. Большинство предприятий на первых порах будет именно таким. Это средний класс, наиболее крепкий, активный и умелый слой населения.

Четвертая страта — наемные работники. Они получали зарплату, делали оговоренные задачи, но о них должны были заботиться работодатели. Эти люди могли бы стать ремесленниками, если бы у них хватило смекалки и капитала делать собственное дело. Ведь помимо производства нужно было думать о сырье и сбыте. Уметь хорошо считать и не лениться. Кто-то на протяжении всей жизни не может выйти из этой категории людей.

Пятая, самая низшая категория — это рабочие поденщики. Разовые подработки и никакого стабильного заработка.

Определив социально-экономический состав населения я начал формировать правила поведения.

Для начала, мне нужны были налоги, как инструмент пополнения бюджета и вывода денег из экономики. Ничего нового я изобретать не собирался и предположил подушную подать для всех людей, старше 15 лет. Ее размер — двухнедельный заработок взимаемый 4 раза в год. Получалось даже меньше десятины.

Минимальная оплата труда должна быть такой, чтобы человек мог обеспечить себе двухразовое питание.

Налоги платятся в бюджет того племени, где человек родился. Так я планировал решить проблему перехода работников Чука в мой лагерь.

Изначально, все средства производства товаров, будь то печи для обжига, загон для скота или поле с зерновыми — национализировались. На них работали наемники за зарплату. Прибыль получало государство.

В переходный период я решил, что все ремесленники и охотники будут отдавать вождю пятую часть своей продукции, а остальную менять по своему усмотрению на другие товары. Вождь же, использует этот фонд, чтобы оплачивать труд своих наемных рабочих на производствах и для обмена между племенами.

Получалось вполне складно. Осталось теперь донести эту концепцию до Тыкто и Чука, а также до своих студентов. Племя Ыкаты я решил пока не трогать, зная его консерватизм. Пойдет дело — сами втянутся и подключатся.

За размышлениями я не заметил, как наступил поздний вечер. Племя улеглось спать и тишину нарушали лишь редкие скрипы сверчков.


Луна только начала появляться, поэтому ночь была очень темная. Но даже при таком освещении я увидел силуэт Лии, крадущийся по направлению к плотине. Я тихо вышел на улицу и стал наблюдать. Лиа ждала у плотины около получаса, но никто не приходил. Когда девушка пошла обратно, я, стараясь выглядеть максимально естественно (хотя кто там разглядит в ночной тьме) пошел ей навстречу.

— Лиа? — Полушепотом спросил я, когда расстояние сократилось метров до двадцати

— Тоже гуляешь ночью? — продолжил я, не дожидаясь ее ответа. Девушка не отвечала и явно была удивлена этой встрече.

Она подошла ко мне. Было холодно, и ее худые голые плечи покрылись гусиной кожей. Я снял свой пуховик, оставшись в плотно облегающей тело теплой заячей жилетке, и набросил его на Лиу. Стараясь не дать ей опомниться я не сбавлял напор.

— Пойдем, прогуляемся. Мне будет приятно, если мы пройдемся вдвоем. Недолго.

Лиа молча развернулась и мы пошли обратно к водоему. Бледные точки звезд с тонким серпом месяца еле видно мерцали на поверхности воды.

— Знаешь, звезды — это не маленькие светлячки, — нарушил тишину я, — а огромные огненные шары, просто очень далеко.

Лиа молча подняла на меня взгляд. Я остановился.

— Вокруг этих огромных огненных шаров летают планеты, — я осекся, понимая, что объяснить как земля может быть круглая — это не вопрос нескольких минут и поправил себя, — то есть другие миры. Там тоже кто-то живет. Далеко далеко.

Мы замолчали. Лиа долго вглядывалась в темное небо полное звездной россыпи.

— Ты прилетел оттуда? — прозвучали первые слова, которые я услышал от нее с момента как мы встретились.

Настало время задуматься мне.

— Я пришел из другого мира, — после некоторого размышления ответил я. — У нас тоже есть солнце и звезды, но мир другой.

Снова повисла тишина. Я уже собирался сказать что-то про наш мир, когда услышал новый вопрос.

— И женщины у вас тоже есть? — Лиа повернулась ко мне лицом, и я увидел блеск молодой луны в ее глазах.

— Есть.

— Какие они?

Интересно, что она ждет от меня в качестве ответа?

— Разные. Есть красивые, есть умные, есть сильные и слабые. Есть даже женщины вожди.

— Вожди племени?! Они что, дерутся сильнее мужчин?

— У нас не обязательно драться сильнее. Можно быть умнее, хитрее, делать хорошие и добрые вещи, и племя выберет тебя вождем. Женщина — такой же человек как и мужчина. У нас так.

Лиа обдумывала сказанное, а я, почувствовав что могу посеять еще одно зернышко раздора, продолжил тему.

— Когда женщина живет с мужчиной, то он слушает ее, а она его. Если он делает только то, что сам хочет и не слушает жену, тогда она может уйти к другому мужчине, который лучше понимает ее.

Лиа снова выразительно взглянула на меня и отвернулась.

Я стал подмерзать, и решил, что на сегодня достаточно. Пусть у девушки будет ощущение, что она недополучила моего общества. Так она скорее захочет продолжения.

— Нужно идти спать, — сказал я привставая с камня. Лиа покорно последовала за мной.

Дорога в лагерь снова прошла в тишине и лишь подходя к своим шалашам Лиа тихо сказала:

— у вас хороший мир., — и, немного помолчав, добавила, — у нас не такой.

Я открыл рот, чтобы сказать что-то вроде «я здесь, чтобы сделать ваш мир лучше», но Лиа уже скользнула к шалашу и исчезла внутри. Подняв голову на огромное звездное небо я постоял полминуты, размышляя о ничтожности нашего существования во вселенной и отправился спать.

 

 

Приближался матч, в котором впервые должен был сыграть свою двадцатиминутку Валу. Как обычно, на события такого рода мы ожидался приход почти всех жителей и племя готовилось не только к игре, но и ярмарке после нее. Я тоже сделал кое какие приготовления.

Наступило долгожданное воскресенье. Я специально посеял команду Быка так, чтобы она встретилась в финале с бойцами Чука или Тыкто. Лишь бы не сломались по пути.

Сидя на своей трибуне я искал глазами Лиу, и наконец увидел ее, стоящей в третьем ряду в окружении хмурого воина, женщины средних лет и нескольких детей. Похоже, это были родители с братьями. Когда во второй бычьей пятерке вышел Валу, Лиа заметно оживилась. В процессе игры она страстно болела за него, и острые когти ревности скребли мою душу.

Команда Быка настойчиво продиралась вперед, и, наконец, вырвалась в финал. Соперники определились в следующей игре. Ими стали команчи, в жесточайшей борьбе победившие Тыкто с перевесом в один мяч. Тем лучше, решил я, противник вымотан до предела. У нас появляется шанс.

Соперники перегруппировали свои пятерки и после получасового передыха бросились в бой. Изможденность команчей уравновешивалась более слабыми игроками Быка. Команды шли ноздря в ноздрю, вплоть до третьего периода. Судя по водным часам, оставалась максимум минута игры, а на табло была ничья. Команчи дали неточный пас, и мяч схватил соперник, пулей бросившийся к вражеским воротам. Не ясно откуда вдруг взялось столько прыти у выжатого как лимон игрока.

Команчи рванули назад в защиту, и почти уже схватили бегуна, когда тот отдал на другой фланг Валу. Не снижая скорости он перепрыгнул бросившегося под ноги игрока, сделал фальшивый бросок в левый нижний угол, и, обернувшись с мячом вокруг себя, выстрелил в верхний правый. Это был победный гол. Не успел мяч вернуться на поле, как я уже свистел, извещая о конце игры. Команда Быка впервые стала чемпионом игр, во многом, благодаря Валу. Остальные игроки бросились на поле, обнимать героя дня.


На церемонии награждения Бык изобразил такие объятия, что мне показалось он выдавит меня как тюбик с пастой. Несмотря на то, что Валу был из команчей, и обыграл своих же односельчан, многие подходили к нему и поздравляли. Выиграл он действительно спортивно и честно. Лиа с родителями стояла и смотрела на череду объятий, видимо ожидая, что Валу сам подойдет к ней после игры, но его утащили за праздничный стол партнеры по команде. После награждения поле и трибуны быстро пустели.

Попросив Чука задержаться, и уделить мне пару минут, я направился к Лие, держа в руках новый топор с красиво сделанной ручкой. Заметив что мы приближаемся она что-то сказала своим, и родители, повернувшись ко мне, сели на пятки, выражая почтение.

— Встаньте, — сказал я, подойдя ближе, — вы отец и мать Лии?

Папа утвердительно кивнул.

— Хочу сказать, что ваша дочь — лучший ученик в моей школе. Я благодарен, что вы родили ее и вырастили, поэтому прошу принять этот топор как знак моей признательности.

Я протянул топор двумя руками отцу, и тот бережно взял оружие. Поглядывая то на меня, то на Чука, он пребывал в растерянности. Бронзовые топоры были только у дружины вождя, а отец Лии был рядовым охотником.

— Вашу дочь ждет большое будущее, она будет помогать нашим племенам. Вы по праву можете носить этот топор.

Последнюю фразу я сказал глядя на Чука, чтобы у него не было и мысли об экспроприации.

— Лиа говорила, вы шьете? — обратился я к матери, до этого смотревшей в землю. — Это вам. Спасибо за дочь. Она будет хорошей женой., — Я передал матери бронзовое шило, для работы со шкурами, которое та осторожно взяла двумя руками.

Последнюю фразу я задумал заранее, посеяв довольно прозрачный намек. Не уточняя, чьей женой она будет, я уже косвенно посватался принеся дары. И если у Лии в семье отношения строятся на патриархате — мои шансы должны были взлететь в разы.

Не затягивая знакомство с родителями я развернулся, и пошел праздновать победу за стол Быка. Рядом с ним сидел Валу, к которому откровенно ластились две молодые туземки. Победитель получал все.

Аккуратно обернувшись я удостоверился, что Лиа тоже это видит.

— операция «победитель» прошла успешно, — хмыкнул я себе под нос. Посмотрим, что будет дальше.


Приближался новый, 2018й год, и в своих лекциях я начал делать максимальный акцент на торговые отношения. По плану, деньги должны были быть введены примерно в апреле, а значит у меня было четыре месяца, чтобы пройти переходный период, и обучить коммерции моих студентов. Объяснив, на какие группы будет делиться общество, мы ходили по племени, и определяли принадлежность того или иного работника. Мы обсуждали, кто может создать собственное дело, а кто так и останется сидеть на зарплате. Какие работники сезонные, а какие постоянные.

Начав немного ориентироваться в малом предпринимательстве, моим студентам предстояло попробовать свои знания на практике. Нет ничего лучше, чем учиться в игровой форме, и после пары дней размышления я принес в класс новую настольную забаву.

Называлась игра «Лавочник».

Играли трое или четверо гончаров, а также государство, за которое мог играть и кто-то из игроков, так как его действия были четко регламентированы.

Правила были такие: у каждого гончара лежало 100 монет для старта своего дела. После первой неудачной эмиссии у меня остался мешочек с деньгами, и сейчас они пришлись очень кстати. Гончары должны были производить кувшины и продавать их государству. Всего существовало три вида горшков, которые обозначались просто как «первый», «второй» и «третий». Цель игры была накопить 200 монет или остаться одному на рынке. Достижению цели мешали налоги, постоянные затраты в виде необходимости покупать еду, а также активные действия других игроков.
Игроки могли определять какой тип кувшинов они производят и их стоимость, остальное решал выпавший кубик. Правила игры я записал в виде следующего алгоритма:

1. Ведущий бросает кубик стоимости глины, на гранях которого только 4 или 5.(у вас дома такого кубика нет, поэтому можно договориться 1,2,3 — это «4», а 4,5,6 — это «5»)
2. Ходит первый гончар. Он может купить глину, заплатив за каждую единицу стоимость, выпавшую в этом раунде (4 или 5). Максимум покупки — 7 единиц (это же максимум хранения. То есть без доп склада хранить больше 7 нельзя). Глиняные жетончики переходили к игроку, обозначая покупку.
3. Затем игрок кидал кубик производства. На его гранях значилось 0-1-1-2-2-3. После броска игрок выбирает, в какой тип кувшинов он использует глину. (переносит жетон(ы) в ячейки готовой продукции под номером 1,2 или 3). У игрока три броска. Можно использовать все три для производства одного типа кувшина, а можно разных. Если нет глины — производство не возможно.
4. После того, как все игроки произвели кувшины, лавочники должны определить цены на свою продукцию, которая могла варьироваться от одного до десяти. Цена определяется тайно и жетончик с соответствующей цифрой кладется перевернутым перед кучкой произведенных кувшинов.
5. Теперь вступает в игру государство. Ведущий бросает кубик спроса. Грани у него стандартные от одного до шести. Ведущий делает три броска, которые означают покупку первого, второго и третьего типа кувшинов.
6. Цены игроков открываются, государство идет на рынок. Приобретается необходимое количество, начиная с самых дешевых, затем государство идет к более дорогим. Если двое игроков имеют одинаково дешевую цену, то — берут у каждого поровну. Если надо взять нечетное — то лишнюю единицу берут у того, у кого кувшинов больше (выбор больше, можно взять покрасивше). Если и число на складе равно, то лишняя единица покупается у первого по часовой стрелке.
7. После того, как все кувшины приобретены, игроки покупают еду. Для этого бросают кубик еды, идентичный глиняному, и отдают по 4 или 5 монет в банк.
8. Через каждые 10 ходов надо отдать налог в 10 монет.
9. За дополнительные 20 монет можно купить склад на дополнительные 10 единиц глины, склад стоит 1 монету в ход. Продать его нельзя, только уничтожить.
10. За дополнительные 50 монет можно привлечь еще одного работника. Бросков кубика производства становится шесть вместо трех, но и еды нужно покупать в два раза больше, и налогов платить двадцать.


Пытаясь сыграть как можно больше сценариев, я экспериментировал с вводными, немного меняя правила игры. Например спрос был растущий, когда к покупкам государства автоматом прибавлялось еще три единицы, или недостаточным, когда я покупал на две единицы меньше, чем выпало на кубике. В первом случае надо было искать наиболее эффективную стратегию роста, тогда как во втором — пытаться удержаться на плаву, ведь спроса на всех явно не хватало.

Игроки постепенно выводили элементарные истины малого бизнеса, впитывая их через ежедневные победы и поражения. Я начал записывать эти простые правила углем на большой доске. Попытавшись в самом начале игры купить второго гончара многие заканчивали разорением, не найдя в трудные времена деньги на налоги или еду. Первое записанное правило гласило:

1. Начиная бизнес, имей достаточно капитала чтобы пережить период становления.

Затем, для торопыжек я дописал:

2. Начиная бизнес — начни с малого, и развивай направление, когда увидишь успех.

Следом за ним была заповедь, идентичная первой:

3. Всегда имей денежную подушку на случай тяжелых времен, когда нужно будет затянуть пояса.

Учились не только студенты, но и я. Очень интересный опыт был получен при ценообразовании. Падая в цене продукта слишком низко ты забираешь контракты, но не зарабатываешь прибыль. Казалось бы стратегия проигрышная, но в нужный момент применив ее, я забирал весь спрос несколько ходов подряд, выбив двоих конкурентов с рынка. Так был открыт демпинг.

Наблюдая за остальными игроками, смышленый Цак, в один из раундов, повысил цены на свои кувшины №3 до 10 единиц за штуку. На кубике выпало пять, и забрав два кувшина у других игроков по цене 6 я перешел к Цаку, и купил недостающие три единицы по десять.

Этот ход восхитил меня, и я попросил объяснить, почему он так сделал.

— Я вижу, что у других кувшинов №3 мало, а у меня их полно. Значит можно ставить любую цену, ведь их все равно купят, — ответил вероятный предок колена израилевого.

На доске появилось четвертое правило:

4. Всегда следи за своими конкурентами. Что они делают. Какие у них цены.

Через несколько дней Цак еще раз удивил меня, начав производить только кувшины №3, в то время как Лиа делала только кувшины №1. Еще один игрок делал только кувшины №2. Четвертый все производил вразнобой, но его выпуска конечно же не хватало, чтобы удовлетворить потребности государства. Приходилось покупать у сговорившихся предпринимателей по цене 10.

После этого случая нового правила на доске не появилось, зато я сделал себе зарубку, что такими темпами нужно будет создавать ФАС, чтобы избежать подобных сговоров. Надо обеспечить, чтобы на рынке присутствовало много производителей, которые, нарастив мощности, понизят цену.

Проведя почти месяц за игрой в микроэкономику мои студенты стали достаточно финансово образованы, чтобы не потерять начальный предпринимательский капитал. Оставляя студентов играть, я, тем временем, работал над новой симуляцией. Меня интересовала макроэкономика, и ее глобальные процессы.


Начало №2 №3 №4 №5 №6 №7 №8 №9 №10 
№11 №12 №13 №14 №15 №16 №17 №18 №19 №20 
№21 №22 №23 №24 №25 №26 №27 №28 №29 №30 
№31
 

 

лайк, если не читал ни одной серии.
Профессор Преображенский,
«лайк, если не читал ни одной серии...»
… но за каким-то хреном заходишь сюда срать в комменты
Гном, не ожидал))). предполагал что творческие люди ранимые, но не на столько :)
Профессор Преображенский, причем тут ранимость? Вы считаете, что кто-то не читал ни одной серии из более чем тридцати, но при этом зачем-то заходит в топик, чтобы написать что-то? Если такие люди и существуют, то это называется не иначе как «срать в комменты». О чем я, своей ремаркой, и указал, чтобы точнее конкретизировать суть вашего предложения. Ведь Вы хотите провести некую перепись троллей, не так ли? Иначе зачем оно тут
Профессор Преображенский, Дислайк первому комменту если читал все ;)
Спасибо, на прошлых выходных перечитала все серии.
А нельзя Лия переименовать в Аню? А то как-то прямо глаз режет…
Счастливый Конец, функция «найти и заменить» :)
А вообще имена все имеют какой-то подтекст. Лиа, например, это ЛолИтА. Так что нет, нельзя.
Гном, просто тут на форуме много Анек, они тебя больше любит будут…
Счастливый Конец, нельзя, думаю Гном ее назвал в честь Лии Ахеджаковой ))
avatar

Alex

спасибо.
avatar

crazyFakir

Оч хорошая глава, мне безумно понравилось. В ситуации с Валу мне подумалось, что Гном должен получить то, что задумал по сценарию, но одновременно с этим должен был быть наказан обстоятельствами за свою не честную игру. Мысль появилась сразу, на начальных этапах развития линии, потому показалась мне верной.
avatar

DShelemetev

DShelemetev, к чему это наказание обстоятельствами? И так в большинстве фильмов и рассказов главный герой в подобных ситуациях обламывается и наказывается обстоятельствами, так что не оригинально совершенно.
avatar

bestt

bestt, согласен, но обламывать его я и не предлагаю. Если Гном задумал дать бонус по сюжету так тому и быть, но можно добавить драмы, тип получит то, что хотел, но радость победы будет снижена уроком судьбы или что-то в этом духе)
DShelemetev, ну да… Как пример: У Гнома всё получается удачно, как и задумал, а вот Валу на одной из следующих тренировок/игр случайно сворачивают голову. И изначально виноват в этом будет Гном, тем что исходя из личных интересов отправил совсем подростка на жесткие тренировки к здоровым мужикам.
avatar

bestt

bestt, ага, что-то тип того, можно конечно усложнить развязку, но в общих чертах так.
О! Спасибо, давненько небыло!
Какой коварный Гном.
В итоге Кац всех купит и продаст.
avatar

dork

Паниковский всех продаст, купит и снова продаст, только дороже.
Цак — Кац! Поржал!
avatar

BaZa86

Мерзковато и подленько ведет себя кава.
Александр, ага. Но он не святой… вылезают обычные человеческие слабости. Потом встанут боком…
Гном, Автор оправдывает свои грешки? :P
… или грезы ^.^
Умные ученики у Кавы, как я понял открыли товар Гиффена)
avatar

Ananas752

Ananas752, В смысле? Причем здесь товар Гиффена?

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP