<HELP> for explanation

kuznechik

Семьи смогут открывать совместные вклады в любом российском банке - глава АСВ


13 июля. FINMARKET.RU — Открывать счета в банках можно будет на паях с родственниками, друзьями и даже коммерческими фирмами. Такие поправки в Гражданский кодекс могут вступить в силу уже в этом году.

Разработчики поправок предлагают ввести три вида совместных счетов, однако стоит вводить только один вид таких счетов — семейный. Такое мнение высказал генеральный директор Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Александр Турбанов в интервью «Российской газете», опубликованном сегодня.

По составу владельцев счетов в поправках есть три варианта. «Во-первых, совместные счета могут открывать физические лица. В мировой банковской практике такая субъектная модель широко применяется. Классический пример так называемые, семейные счета», — сказал глава АСВ.

Другой вариант — совместный счет ряда компаний, третий вариант — совместный счет, владельцами которого одновременно могут быть как граждане, так и юрлица.

«На наш взгляд, два последних вида совместных счетов создают огромный простор для злоупотреблений. Тут могут быть и уклонение от уплаты налогов, и легализация средств, добытых преступным путем, и коррупционные платежи. В общем, целый букет возможностей для реализации криминальных схем. Поэтому, надеюсь, при дальнейшем обсуждении поправок в Госдуме в законопроекте оставят только один вид совместного счета — семейный», — сказал А.Турбанов.


Пока непонятно, как такие счета будут страховаться, — необходимо знать доли совладельцев счета, а законопроект предлагает выделять их только в двух случаях: при аресте денег на счете и при расторжении договора. Неясно также, какую страховую сумму выплачивать, если сумма вклада превышает 700 тысяч и у него несколько владельцев.

«Мы считаем, что выплаты должны осуществляться в пределах установленного законом максимума, то есть 700 тысяч рублей на каждый совместный счет. Соответствующее дополнение нужно внести в закон о страховании вкладов. Но сделать это необходимо одновременно с принятием поправок в Гражданский кодекс. Потому что, как только они будут приняты, люди станут открывать совместные счета», — заявил А.Турбанов.

Поправки в Гражданский кодекс предполагают возможность открытия также эскроу-счетов, которые будут открываться для выполнения обязательств по сделкам, как правило, по сделкам с недвижимостью.

«Вообще сама по себе новелла полезная. Но есть проблема: непонятно, кто станет кредитором банка эскроу-агента, если у него будет отозвана лицензия. Видимо, его придется определять страховщику депозитов (конкурсному управляющему), либо, если возникнет несогласие, суду. Поэтому процедуры страховых выплат, а также выплат из конкурсной массы по счетам-эскроу должны быть максимально формализованы на уровне закона», — отметил А.Турбанов.
  
 
finmarket.ru/z/nws/news.asp?id=2989247
 
 
Какие еще новые виды вкладов появятся с принятием поправок? Смогут ли их владельцы получить страховку, если банк обанкротится? Разрешат ли банкам не возвращать деньги вкладчикам по перовому требованию? На эти и другие вопросы в интервью «РГ» ответил генеральный директор Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Александр Турбанов.

Сколько владельцев может быть у совместных счетов и кому их разрешат открывать?

Александр Турбанов: Разработчики поправок предлагают не ограничивать число владельцев — их может быть сколько угодно. А по составу есть три варианта. Во-первых, совместные счета могут открывать физические лица. В мировой банковской практике такая субъектная модель широко применяется. Классический пример так называемые, семейные счета.

Другой вариант — совместный счет ряда компаний. Меня лично это несколько озадачивает: не очень понятно, какие экономические реалии за такой моделью стоят. Если говорить о третьем варианте — совместный счет, владельцами которого одновременно могут быть как граждане, так и юрлица, то это вообще полная экзотика. Тут уже совсем неясно, кому и зачем такие счета могут понадобиться. Давайте просто пофантазируем: каковы могут быть мотивы совместного владения и распоряжения счетом у корпорации и гражданина?

Причем в рамках правового поля? Мне лично ничего в голову не приходит. На наш взгляд, два последних вида совместных счетов создают огромный простор для злоупотреблений. Тут могут быть и уклонение от уплаты налогов, и легализация средств, добытых преступным путем, и коррупционные платежи. В общем, целый букет возможностей для реализации криминальных схем. Поэтому, надеюсь, при дальнейшем обсуждении поправок в Госдуме в законопроекте оставят только один вид совместного счета — семейный.

Как он будет страховаться?

Александр Турбанов: Тоже пока непонятно. Если у счета несколько владельцев, нужно, чтобы доля каждого была известна. Потому что именно от ее величины будет зависеть размер страхового возмещения, которое получит вкладчик в случае банкротства банка.

Но законопроект предлагает выделять доли владельцев в совместном счете только в двух случаях: при аресте денег на счете и при расторжении договора. Об отзыве у банка лицензии ничего не говорится. А для нас, как для страховщика депозитов, важен как раз этот момент. Например, если общая сумма средств на совместном счете превышает 700 тысяч рублей, какую сумму страхового возмещения должен получить каждый владелец и каков потолок суммарных выплат по счету? Допустим, счет открывали 10 человек и там лежит семь миллионов рублей. Мы каждому по 700 тысяч должны выплатить? Или же 700 тысяч на всех? Думаю, что ответы на все эти вопросы необходимо дать на законодательном уровне.

А вы сами как считаете?

Александр Турбанов: Мы считаем, что выплаты должны осуществляться в пределах установленного законом максимума, то есть 700 тысяч рублей на каждый совместный счет. Соответствующее дополнение нужно внести в закон о страховании вкладов. Но сделать это необходимо одновременно с принятием поправок в Гражданский кодекс. Потому что, как только они будут приняты, люди станут открывать совместные счета. При первом же отзыве лицензии у какого-нибудь банка вкладчики могут столкнуться с проблемами, порожденными отсутствием четкого правового регулирования порядка выплат страхового возмещения владельцам совместных счетов. Таких законодательных «пустот» быть не должно!

Благодаря поправкам в Гражданский кодекс в банках можно будет открывать и счета-эскроу. Зачем они нужны?

Александр Турбанов: Главная особенность этих счетов в том, что они открываются не для накопления денег, а для выполнения обязательств по сделкам. Как правило, по сделкам с недвижимостью.

Схема проста: покупатель квартиры или дома открывает в банке счет-эскроу и кладет туда определенную сумму. Когда сделка завершена, деньги в банке получает продавец. Разумеется, после того как предъявит все необходимые документы, подтверждающие переход права собственности. У нас до сих пор для этих целей используются «закладки» в банковских ячейках, но пора переходить к более продвинутым формам расчетов.

Вообще сама по себе новелла полезная. Но есть проблема: непонятно, кто станет кредитором банка эскроу-агента, если у него будет отозвана лицензия. Видимо, его придется определять страховщику депозитов (конкурсному управляющему), либо, если возникнет несогласие, суду. Поэтому процедуры страховых выплат, а также выплат из конкурсной массы по счетам-эскроу должны быть максимально формализованы на уровне закона.

Как считаете, безотзывные вклады в России скоро появятся?

Александр Турбанов: Банкиры эту идею активно продвигают, считая, что безотзывные вклады обеспечат им долгосрочные финансовые ресурсы и при возникновении паники вкладчики не побегут в банки за своими деньгами. А вот граждане, если посмотреть результаты социологических опросов, довольно настороженно относятся к возможности введения таких вкладов. Так что сейчас трудно предсказать, появятся ли они у нас и как скоро это произойдет.

Мне кажется, что было бы гораздо правильнее развивать рынок сберегательных сертификатов. Их как раз и можно сделать безотзывными. Благодаря тому, что это и вклад, и ценная бумага одновременно, владелец, если хочет досрочно получить свои деньги, может продать сертификат на рынке. В итоге все будут довольны: для банков исчезнет риск оттока ликвидности, а вкладчики смогут по-прежнему получать свои деньги тогда, когда им это нужно.

Авторы «Стратегии-2020» предлагают повысить со следующего года минимальный размер капитала банков до одного миллиарда рублей, а к 2020-му — до трех миллиардов. В этом есть смысл?

Александр Турбанов: Для малых и средних банков это может оказаться преждевременным и непосильным. Они вынуждены будут покинуть рынок. В результате доступность и качество банковских услуг в небольших городах могут снизиться. Возможный выход — создание института региональных банков. Требования к их капиталу могут быть меньше, чем к капиталу банков федерального масштаба. К примеру, 300 миллионов рублей — для первых и один миллиард — для вторых.

Недавно Центробанк отозвал лицензию у очередной кредитной организации — Витас Банка. Происходящее укладывается в ваш прогноз по количеству банков, которые могут закрыться в этом году?

Александр Турбанов: В начале года мы говорили, что по его итогам может быть отозвано 25 лицензий. На 1 июля 13 кредитных организаций их уже лишились, так что пока все в рамках прогноза.

В том, что такое количество банков уходит с рынка, нет ничего страшного, это естественное и оздоравливающее следствие рыночной конкуренции. В большинстве случаев это не самые крупные игроки. Правда, сейчас с повышением требований к минимальному размеру капитала, совсем мелких или даже попросту микроскопических банков не осталось. С рынка стали уходить кредитные организации, у которых по балансу и активов побольше, и обязательств перед вкладчиками.

Если сравнивать первое полугодие нынешнего года с аналогичным периодом 2011-го, то наша страховая ответственность, повысилась с семи миллиардов в прошлом году до 14 миллиардов в этом. То есть в два раза. Во многом это объясняется произошедшим в первом полугодии этого года банкротством банка «Холдинг-Кредит», что стало вторым по объёму наших обязательств страховым случаем после отзыва лицензии у «АМТ банка». Но ничего страшного, повторюсь, не происходит, за тем исключением, что после отзыва лицензии у «Холдинг-Кредита» оказалось, что в банке уничтожены все электронные базы. Включая ту, что необходима для составления реестра обязательств перед вкладчиками. Случай беспрецедентный. Несмотря на это, нам всё равно удалось начать выплаты точно в срок, но сил и времени на формирование реестра пришлось затратить немало.

На чем сейчас «спотыкаются» банки?

Александр Турбанов: Когда мы разбираемся с причинами, которые привели их к банкротству, часто выясняется, что на момент отзыва лицензии у них были большие проблемы с достаточностью капитала. В некоторых случаях, далеко не единичных, никакого капитала, собственно, и не было. Если, конечно, исключить момент, когда банк регистрировал капитал в ЦБ.

Происходит, например, вот что: собственники заводят в банк деньги, регистрируют увеличение капитала, а потом деньги выводят, замещая их ненадлежащими активами. Такой банк изначально обречен на банкротство. Малейшее ухудшение ситуации на рынке, и он сыплется — подушки безопасности в виде собственных средств у него фактически-то и нет.

А если брать случаи, когда капитал у банка все-таки есть? Что может довести его до банкротства?

Александр Турбанов: Основной риск — кредитный. Часто банк страдает из-за своих собственников и топ-менеджеров, которые размещают средства вкладчиков в собственные инвестиционные проекты. Возможно, они искренне убеждены, что их проекты самые надежные. Но опыт показывает иное.

Когда это твой собственный бизнес, ты теряешь возможность объективно оценивать риски. И при ухудшении макроэкономической ситуации именно по этим кредитам в первую очередь идет невозврат средств, то есть они перестают обслуживаться. А накануне и после отзыва лицензии эти люди делают всё для того, чтобы, скажем так, «разорвать» связь между их проектами и банком: весь «живой» бизнес и «рабочие» залоги выводятся из-под кредитного обременения. В результате у банка не оказывается активов для расчетов с кредиторами. Стараемся использовать все правовые возможности, чтобы такие бизнесмены не уходили от ответственности.

Рынок потребительского кредитования в этом году вырос на 40 процентов. В этом есть потенциальный риск для банков?

Александр Турбанов: Полагаю, что да. Я всегда испытываю настороженность, когда отмечается такой бурный рост кредитного портфеля, особенно в сегменте потребительского кредитования.

Часто это плохо заканчивается для общества и экономики в целом, поскольку качество кредитного роста не поспевает за его темпами. Поэтому я бы попросил и банки, и заемщиков быть осмотрительнее, более взвешенно оценивать свои риски, «закладываясь» не только на позитивные сценарии будущего, но также принимая в расчет и возможность негативного развития событий.

Не жадничайте — как бы тривиально не звучало, но именно эта максима лежит в основе любой эффективно работающей модели риск-менеджмента. Банки должны своевременно реагировать на изменения экономической ситуации и с большей тщательностью изучать своих клиентов.
 
 
www.rg.ru/2012/07/13/turbanov.html
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP