<HELP> for explanation

Блог им. Thomas

Смысл Биржи и трейдинга. Олейнику.

Биржа производит оценку активов, это основное ее назначение. Если кто-то думает, что класс менеджеров отделился от капитала и более того перестал быть подконтрольным капиталисту, то он сильно ошибается. Своей оценкой трейдеры ставят на место всех и вся. История с акциями Леман примечательна. На бирже жулики были наказаны.

Два параграфа из Мизеса о назначении фондовой биржи, уравляющих и трейдеров.
8. Подвижность инвестора
   Ограниченная адаптируемость капитальных благ не связывает их собственника полностью. Инвестор волен как угодно изменять направления вложения своих средств. Если он способен предвосхитить будущее состояние рынка точнее, чем другие люди, то он сможет удачно выбрать только те инвестиции, цена которых вырастет, и избежать инвестиций, цена которых упадет.
   Предпринимательская прибыль и убыток появляются в результате направления факторов производства в определенные проекты. Спекуляции на фондовой бирже и аналогичные сделки вне рынка ценных бумаг определяют, кого захватит сфера распространения этих прибылей и убытков. Существует тенденция проводить резкое различие между подобными чисто спекулятивными занятиями и по-настоящему надежными вложениями. Однако разница лишь в степени: неспекулятивных инвестиций не существует. В изменяющейся экономике деятельность всегда предполагает
спекулирование. Вложения могут быть хорошими или плохими, но они всегда спекулятивны. Резкое изменение условий может сделать плохими даже инвестиции, обычно считающиеся совершенно надежными.

   Спекуляция ценными бумагами не может отменить прошлых действий и не в силах ничего изменить в отношении уже существующих ограниченно адаптируемых капитальных благ. Все, что она может, это предотвратить дополнительные вложения в отрасли и предприятия, где, согласно мнению спекулянтов, их было бы размещать неправильно. Она указывает направление тенденции, существующей в рыночной экономике, расширять прибыльные производственные предприятия и ограничивать неприбыльные. В этом смысле фондовая биржа становится просто рынком, фокусом рыночной экономики, основным механизмом проводником определяющего влияния ожидаемого потребительского спроса на ведение бизнеса. Мобильность инвесторов проявляется в феномене, который определяется вводящим в заблуждение термином утечка капитала. Индивидуальные инвесторы могут уходить от инвестиций, которые они считают ненадежными при условии, что они готовы понести убытки, уже учтенные рынком. Тем самым они смогут защитить себя от ожидаемых будущих потерь и перенести их на людей, которые менее реалистичны в своих оценках будущих цен этих благ. Утечка капитала не изымает неадаптируемые капитальные блага оттуда, куда они вложены. Она заключается просто в изменении собственности.
   Нет никакой разницы, направляет ли капиталист средства во внутреннее вложение или в зарубежные инвестиции. Одной из основных целей валютного контроля является предотвращение утечки капитала за границу. Однако валютному контролю удается только помешать собственникам внутренних вложений ограничить свои потери, вовремя обменяв внутренние вложения, которые они считают ненадежными, на иностранные вложения, которые они считают надежными.
   Если всем или некоторым видам внутренних вложений угрожает частичная или полная экспроприация, то рынок предвидит неблагоприятные последствия этой политики путем соответствующего изменения цен. Когда это случается, то уже слишком поздно обращаться в бегство, чтобы не стать ее жертвой. Минимальные потери понесут только те инвесторы, которые были достаточно проницательны, чтобы подготовиться к катастрофе тогда, когда большинство еще не осознает ни ее приближения, ни ее значимости. И что бы ни предпринимали капиталисты, они никогда не смогут сделать неадаптируемые капитальные блага мобильными и перемещаемыми. Хотя в общем и целом это признается в отношении основного капитала, относительно оборотного капитала это отрицается. Утверждается, что бизнесмен может экспортировать товары и не вернуть в страну выручку. Люди не понимают, что, лишившись своего оборотного капитала, предприятие не сможет продолжать работать. Если бизнесмен экспортировал собственные средства, используемые для текущего приобретения сырья, труда и вообще всего необходимого, то он должен заменить их заемными. Зерно истины, содержащееся в мифе о мобильности оборотного капитала, состоит в том, что инвестор может избежать убытков, угрожающих его оборотному капиталу, независимо от избежания потерь, угрожающих его основному капиталу. Однако процесс утечки капитала в обоих случаях одинаков. Это смена личности инвестора. На собственно вложения это не оказывает влияния, соответствующий капитал не эмигрирует. Утечка капитала в зарубежные страны предполагает склонность иностранцев поменять свои вложения за рубежом на вложения в тех странах, из которых капитал утекает. Британские капиталисты не смогут убежать от своих британских вложений, если ни один иностранец их не купит. Следовательно, утечка капитала не может привести к горячо обсуждаемому ухудшению платежного баланса. Не может она также повысить курсы иностранных валют. Если множество капиталистов британских или иностранных пожелают избавиться от британских ценных бумаг, то результатом станет падение их цен. Но это не повлияет на курс обмена между фунтом стерлингов и иностранной валютой.
   То же самое верно и в отношении капитала, вложенного в наличные деньги. Владелец французских франков, предвосхищающий последствия инфляционной политики французского правительства, может вложиться либо в реальные блага путем покупки товаров, либо в иностранную валюту. Но он должен найти людей, которые в обмен на это готовы взять его франки. Он может совершить этот маневр, только пока существуют люди, оценивающие будущее франка более оптимистично, чем он. Рост цен на товары и курсов иностранных валют происходит в результате действий не тех, кто готов отдать франки, а тех, кто отказывается брать их, за исключением случая более низкого курса обмена.
   Государство делает вид, что, прибегая к валютным ограничениям, чтобы предотвратить утечку капитала, оно руководствуется соображениями жизненных интересов страны. Реальные же результаты противоречат материальным интересам многих граждан, не принося никаких выгод ни хотя бы одному гражданину, ни фантому Volkswirtschaft. Если во Франции происходит инфляция, то, безусловно, ни стране в целом, ни любому отдельному гражданину не выгодно, что все катастрофические последствия должны испытывать только французы. Если бы некоторые французы переложили тяжесть этих потерь на иностранцев, продав им французские банкноты или облигации, погашаемые в этих банкнотах, то часть этих потерь пала бы на иностранцев. Очевидно, что в результате препятствования подобным сделкам некоторые французы становятся беднее и ни один француз при этом не становится богаче. С точки зрения националиста это вряд ли выглядит желательным.
   Общественное мнение неодобрительно относится к любому аспекту сделок на фондовом рынке. Если цены растут, то биржевики осуждаются как спекулянты, присваивающие то, что по праву принадлежит другим людям. Если цены падают, то биржевики осуждаются за проматывание национального богатства. Прибыли биржевиков осуждаются как грабеж и воровство в ущерб остальной нации. Исподволь внушается, что они являются причиной обнищания народа. Принято проводить различие между бессовестным обогащением биржевых маклеров и прибылью производителей, не просто занимающихся рискованной игрой, а обслуживающих потребителей. Даже авторы, пишущие на темы финансов, оказались не способны осознать, что сделки на фондовой бирже не производят ни прибылей, ни убытков, а всего лишь окончательно оформляют прибыли и убытки, возникающие в торговле и производстве. С помощью фондового рынка эти прибыли и убытки результат одобрения или неодобрения людьми, делающими покупки, осуществленных в прошлом инвестиций, становятся видимыми. Не оборот фондового рынка оказывает влияние на публику. Напротив, именно реакция публики на способ, которым инвесторы организовали производственную деятельность, определяет структуру цен на рынке ценных бумаг. Именно позиция потребителей в конечном счете заставляет одни акции расти, другие падать. Те, кто делает сбережения и инвестирует, ни выигрывают, ни теряют за счет колебаний котировок фондовой биржи. Торговля на рынке ценных бумаг просто решает, кто из инвесторов получит прибыль, а кто потерпит убытки[Популярная теория, что фондовая биржа поглощает капитал и деньги, критически анализируется и полностью опровергается Ф.Махлупом в его книге: Machlup F. The Stock Market, Credit and Capital Formation. Trans. by V.Smith. London, 1940. P. 6153.].

 
10. Промоутеры, управляющие, специалисты и бюрократы
   Предприниматели нанимают специалистов, т.е. людей, которые обладают способностями и навыками выполнения определенного вида и количества работы. Класс специалистов включает в себя великих изобретателей, лучших представителей прикладной науки, конструкторов и проектировщиков, а также людей, выполняющих самые простые задачи. Предприниматель причисляется к ним, если сам принимает участие в технической реализации своих предпринимательских планов. Специалисты жертвуют свои труды и заботы; но именно предприниматель в роли предпринимателя направляет их труд к определенным целям. Предприниматель действует в качестве, так сказать, уполномоченного потребителей.
   Предприниматели не вездесущи. Они не могут сами выполнять все многообразные обязанности, возложенные на них. Настройка производства на максимально возможное обеспечение потребителей товарами, в которых они нуждаются сильнее всего, заключается не просто в определении общего плана использования ресурсов. Разумеется, никто не сомневается в том, что это основная функция промоутера и спекулянта. Но помимо крупных корректировок требуется также множество более мелких. Каждая из них может казаться незначительной и мало влияющей на общий результат. Но кумулятивный эффект большого количества изъянов в решении подобных второстепенных вопросов может быть таким, что не позволит найти правильного решения главной проблемы. В любом случае ясно, что любые неудачи в урегулировании мелких проблем приводят к разбазариванию редких факторов производства и, как следствие, вредят решению основной задачи максимального удовлетворения потребителей.
   Важно понять, в чем рассматриваемая нами проблема отличается от технологических задач специалистов. Реализация любого проекта, начиная который, предприниматель принимает решения, касающиеся общего плана деятельности, требует множества детальных решений. В результате принятия каждого из подобных решений должно выбираться не в ущерб проекту общего плана всего предприятия самое экономичное решение проблемы. Как и в общем плане, здесь так же следует избегать излишних затрат. Специалисты с чисто технологической точки зрения могут либо не видеть никакой разницы между альтернативными вариантами, предлагаемыми различными методами решения подобных вопросов, либо отдавать предпочтение одному из этих методов ввиду большего объема производства. Однако предприниматель руководствуется мотивами извлечения прибыли. Именно ему присуще стремление предпочитать наиболее экономичное решение, т.е. решение, избегающее задействования факторов производства, использование которых повредит удовлетворению наиболее интенсивно ощущаемых желаний потребителей. Из методов, по отношению к которым специалисты нейтральны, он предпочтет те, которые требуют наименьших затрат. Он может отвергнуть предложение специалистов остановить выбор на более дорогом методе, обеспечивающем больший объем производства, если его расчеты показывают, что увеличение выработки не компенсирует увеличение издержек. Предприниматель должен выполнять свою обязанность настройки производства на требования потребителей, отраженные в рыночных ценах, не только при принятии общих решений и планов, но и при решении мелких проблем, ежедневно возникающих по ходу дела.
   Экономический расчет, применяемый в рыночной экономике, особенно в системе двойной записи, позволяет освободить предпринимателя от необходимости вникать во все детали. Он может заниматься только своими главными обязанностями, не путаясь в массе пустяков, объять которые не по силам ни одному смертному. Он может назначить помощников, на попечение которых он оставляет выполнение подчиненных предпринимательских обязанностей. А им, в свою очередь, помощниками, назначенными по такому же принципу, может оказываться содействие в выполнении более узкого круга обязанностей. Таким способом может быть построена вся управленческая иерархия.
   Управляющий это, если можно так выразиться, младший партнер предпринимателя, какими бы ни были контрактные и финансовые условия его принятия на работу. Важно лишь то, что его личные финансовые интересы вынуждают его максимально использовать все свои способности для выполнения предпринимательских функций, отведенных ему в ограниченной и строго определенной области деятельности.
   Именно система бухгалтерского учета на основе двойной записи позволяет функционировать управляющей системе. Благодаря ей предприниматель в состоянии так разделить расчеты по каждому подразделению своего предприятия, чтобы стало возможным определить их роль во всем предприятии. Таким образом, он может рассматривать каждое подразделение как если бы оно было отдельным образованием и может оценивать его соответственно доле его вклада в успех общего предприятия. В этой системе делового расчета каждое подразделение фирмы представляет собой целостное образование, так сказать, гипотетически независимое предприятие. Предполагается, что это подразделение владеет определенной частью капитала всего предприятия, что оно осуществляет закупки у других подразделений и продает им, что у него есть издержки и доходы, что его работа приносит либо прибыль, либо убытки, которые условно характеризуют его собственное ведение дел, в отличие от результатов других подразделений. Таким образом, предприниматель может предоставить администрации каждого подразделения высокую степень независимости. Единственная установка, даваемая им человеку, которому он поручает управление определенным участком работы, получить как можно больше прибыли. Изучение отчетности показывает, насколько успешно или неудачно управляющие выполняли эту директиву. Каждый менеджер отвечает за работу своего подразделения. Если в отчетах показана прибыль это его заслуга, если убыток то его вина. Личные интересы побуждают его проявлять предельную осторожность и полностью выкладываться, руководя делами своего подразделения. Ели он потерпит убытки, то будет заменен человеком, который, по мнению предпринимателя, добьется больших успехов, либо будет упразднено все подразделение. В любом случае управляющий потеряет работу. Если ему удастся получить прибыль, его доход увеличится, или по крайней мере не будет опасности его лишиться. Что касается личной заинтересованности управляющего в результатах деятельности подразделения, то не важно, имеет ли он право участия в прибыли, условно начисленной его подразделению. Его личное благополучие в любом случае тесно связано с благополучием его подразделения. Его обязанности отличаются от обязанностей специалиста выполнения конкретной работы согласно конкретному рецепту. Его задача в том, чтобы приспособить в пределах ограниченной свободы действий операции своего подразделения к состоянию рынка. Разумеется, точно так же, как предприниматель может соединять в своем лице и предпринимательские, и технические функции, так и на долю управляющего может приходиться комбинация нескольких функций.
   Управленческая функция всегда подчинена предпринимательской функции. Она может освободить предпринимателя от части второстепенных обязанностей, но никогда не может развиться в заменитель предпринимательства. Ложность обратного утверждения объясняется ошибкой смешивания категории предпринимательства в том виде, как она определяется в идеальной конструкции функционального распределения, с условиями живой и действующей рыночной экономики. Функцию предпринимателя невозможно отделить от руководства использованием факторов производства в целях выполнения определенных задач. Предприниматель управляет факторами производства; именно это управление приносит ему предпринимательские прибыль и убыток.
   Можно вознаграждать управляющего, оплачивая его услуги пропорционально вкладу его подразделения в прибыль, зарабатываемую предпринимателем. Но это бесполезно. Как уже отмечалось, управляющий при любых обстоятельствах заинтересован в успехе той части дела, которая поручена его заботам. Но управляющий не может нести ответственность за понесенные убытки. От этих убытков страдает владелец используемого капитала. Их невозможно переложить на управляющего.
   Общество легко может оставить заботу о наилучшем использовании капитальных благ их владельцам. Затевая определенные проекты, они ставят под удар свою собственность, благополучие и общественное положение. Они даже более заинтересованы в успехе своей предпринимательской деятельности, чем общество в целом. Для общества в целом бесполезная растрата капитала, инвестированного в конкретный проект, означает лишь потерю небольшой части совокупного капитала. Для владельца это означает гораздо больше, в большинстве случаев потерю всего состояния. Но если полную свободу рук получает менеджер, то положение дел сильно меняется. Он спекулирует, рискуя чужими деньгами. Он видит перспективы неопределенного замысла иначе, чем человек, ответственный за убытки. И как раз тогда, когда он имеет долю в прибыли, он становится наиболее отчаянным, поскольку он не участвует и в убытках.
   Иллюзия того, что управление это совокупность предпринимательских действий и что управление это совершенная замена предпринимательства, является результатом неправильного истолкования условий работы корпораций типичной формы современного предприятия. Говорят, что корпорации управляются администраторами, получающими твердый оклад, в то время как акционеры являются просто пассивными наблюдателями. Вся власть сосредоточена в руках наемных работников. Акционеры праздны и бесполезны, они пожинают то, что посеяли управляющие.
   Эта теория абсолютно игнорирует роль, которую в руководстве корпоративным предприятием играет рынок капитала и денег фондовая биржа, с полным основанием именуемая просто рынком. Заключаемые на этом рынке сделки в соответствии с антикапиталистическими предубеждениями клеймятся как рискованное занятие и просто как азартная игра. А на самом деле изменения цен на обыкновенные и привилегированные акции и корпоративные облигации являются средством, с помощью которого капиталисты полностью управляют потоками капиталов. Структура цен, складывающаяся в результате игры на рынках капитала и денег, а также на крупных товарных биржах, не только определяет величину капитала, выделяемого каждой корпорации для ведения бизнеса; она создает положение дел, к которому управляющие должны приспосабливать свои частные действия.
   Общее руководство корпорацией осуществляется акционерами и их избранными уполномоченными директорами. Директора нанимают и увольняют управляющих. В мелких компаниях, а иногда и в крупных, посты директоров и управляющих часто совмещаются одними и теми же людьми. Преуспевающая корпорация в конечном счете никогда не контролируется наемными управляющими. Возникновение всесильного класса управляющих не является феноменом свободной рыночной экономики. Напротив, оно стало результатом интервенционистской политики, сознательно направленной на устранение влияния акционеров и их фактическую экспроприацию. В Германии, Италии и Австрии это стало первым шагом на пути к замене свободного рынка государственным управлением производством, как это произошло в случае Банка Англии и с железными дорогами. Похожие тенденции доминируют в коммунальном хозяйстве Америки. Замечательные успехи корпоративного бизнеса не были результатом деятельности управленческой верхушки, работающей за фиксированное жалованье. Они достигнуты людьми, связанными с корпорациями посредством права собственности на значительную или большую часть их акций, и тех, кого часть общественности презирает как промоутеров и спекулянтов.
   Только предприниматель, без какого бы то ни было вмешательства управляющих, решает, в каком виде коммерческой деятельности использовать капитал и в каком количестве. Он определяет расширение и сокращение общих размеров дела и его основных частей, финансовую структуру предприятия. Эти жизненно важные решения играют определяющую роль в руководстве коммерческим предприятием. В корпорации, как и в фирме любой другой правовой формы, они также выпадают на долю предпринимателя. Любая помощь, оказываемая предпринимателю в этом отношении, имеет лишь вспомогательный характер: он получает информацию о положении дел в прошлом от экспертов в области законодательства, статистики и технологии, но окончательное решение, предполагающее оценку будущего состояния рынка, остается за ним. Выполнение деталей его проектов может быть возложено на менеджеров.
   Общественные функции управленческой элиты так же необходимы для функционирования рыночной экономики, как и функции элиты изобретателей, технологов, инженеров, конструкторов, ученых и экспериментаторов. В рядах управляющих делу прогресса служат многие выдающиеся люди. Удачливые управляющие вознаграждаются высоким жалованьем, а часто и участием в прибылях. Многие из них по ходу своей карьеры сами становятся капиталистами и предпринимателями. И тем не менее управленческая функция отличается от предпринимательской функции.
   Отождествление предпринимательства с управлением, как в популярном противопоставлении администрации и труда, является серьезной ошибкой. Разумеется, они смешиваются друг с другом умышленно. Задача в том, чтобы затушевать то, что функции предпринимателей абсолютно отличны от функций управляющих, следящих за второстепенными деталями ведения дела. Структура производства, распределение капитала по различным отраслям и фирмам, размеры и номенклатура выпуска каждого завода и фабрики считаются заданными и подразумевается, что в этом отношении никаких изменений не производится. Единственная задача придерживаться старого маршрута. В подобном стационарном мире, разумеется, нет нужды в новаторах и промоутерах; общая величина прибыли уравновешена общей величиной убытков. Чтобы показать ошибочность этой теории, достаточно сравнить структуру американской экономики в 1960 и 1940 гг.
   Но даже в стационарном мире бессмысленно, как того требует популярный лозунг, предоставлять труду право участия в прибыли. Осуществление этого требования приведет к синдикализму[См. с. 762770.].
   Далее, некоторые пытаются смешать управляющего с бюрократом.
   Бюрократическое управление в отличие от управления, нацеленного на прибыль, представляет собой метод ведения административных дел, результаты которых не имеют на рынке денежной ценности. Успешное выполнение обязанностей, порученных заботам полицейского ведомства, имеет важнейшее значение для сохранения общественного сотрудничества и приносит пользу каждому члену общества. Но это не имеет цены на рынке, не может быть продано или куплено и поэтому не может быть сопоставлено с понесенными по ходу этого процесса затратами. Оно приводит к выигрышу, но этот выигрыш не отражается в прибыли, выражаемой на языке денег. Методы денежного расчета и особенно методы двойной записи неприменимы к нему. В успешности или неудачности деятельности полиции нельзя удостовериться с помощью арифметических процедур, применяющихся в преследующей прибыль коммерческой деятельности. Ни один бухгалтер не сможет установить, добилось ли успехов полицейское ведомство или одно их его подразделений.
   Количество денег, расходуемое в каждой отрасли, преследующей цель получения прибыли от коммерческой деятельности, определяется поведением потребителей. Если бы автомобильная промышленность утроила применяемый капитал, то она, безусловно, улучшила бы услуги, оказываемые ею обществу. Автомобилей стало бы больше. Однако расширение этой отрасли изъяло бы капитал из других отраслей производства, где он мог бы удовлетворять более настоятельные потребности потребителей. Это сделало бы расширение автомобильной промышленности неприбыльным и увеличило прибыли в других отраслях производства. Пытаясь извлечь максимально возможную прибыль, предприниматели вынуждены размещать в каждой отрасли столько капитала, сколько в ней можно применить, не причиняя вреда более настоятельным потребностям потребителей. Таким образом, предпринимательская активность, если можно так выразиться, автоматически направляется желаниями потребителей, отраженными в структуре цен на потребительские товары.
   На распределение средств для выполнения задач, возникающих в ходе деятельности правительства, таких ограничений не накладывается. Несомненно, работу полицейского ведомства Нью-Йорка можно значительно улучшить, утроив ассигнования. Но вопрос в том, будет ли это улучшение достаточно значительным, чтобы оправдать либо ограничение услуг, оказываемых другими ведомствами например, вывоза мусора, либо ограничение частного потребления налогоплательщиков. На этот вопрос невозможно ответить с помощью бухгалтерской отчетности полицейского ведомства. Она содержит данные только о произведенных затратах, и не может дать никакой информации о полученных результатах, поскольку их нельзя выразить в денежном эквиваленте. Граждане должны прямо определять количество услуг, которые им требуются и которые они готовы оплачивать. Эта задача выполняется путем избрания членов городского совета и чиновников, готовых выполнять их наказы.
   Таким образом, мэр и главы различных городских ведомств ограничены бюджетом. Они не свободны действовать в соответствии со своими представлениями о наиболее выгодных решениях проблем, с которыми сталкивается население. Они вынуждены ограничивать фонды, выделяемые на различные цели, спущенным им бюджетом. Они не должны использовать их по другому назначению. Ревизии в сфере управления государственными и местными органами власти совершенно отличны от ревизий в сфере, преследующей прибыль коммерческой деятельности. Их цель заключается в том, чтобы установить, потрачены ли выделенные фонды в точном соответствии с предписаниями бюджета.
   В преследующей прибыль коммерческой деятельности свобода действий управляющих разных уровней ограничена соображениями прибыли и убытка. Получение прибыли единственная установка, которая необходима, чтобы заставить их подчиняться желаниям потребителей. Нет необходимости в том, чтобы ограничивать их свободу действий мелочными инструкциями и правилами. Если они эффективны, то подобная мелочная опека будет в лучшем случае излишним, если не пагубным, связыванием рук. Если они неэффективны, то это не сделает их деятельность более успешной, а лишь послужит неубедительной отговоркой, что неудачи были вызваны неуместными правилами. Единственно необходимая инструкция подразумевается сама собой и не требует упоминания: добиваться прибыли.
   Иное положение в управлении местными органами власти, руководстве государственными делами. В этой области свобода действий должностных лиц и подчиненных им помощников не ограничена соображениями прибыли и убытков. Если бы их верховный хозяин неважно, суверенный ли народ или суверенный деспот оставил им руки свободными, то он отказался бы от своего господства в их пользу. Эти чиновники стали бы агентами, не несущими ответственности ни перед кем, и их власть превосходила бы власть народа или деспота. Они делали бы то, что нравится им самим, а не то, чего хотят от них хозяева. Чтобы не допустить этого и сделать их послушными воле своих хозяев, необходимо давать им детальные инструкции, всесторонне регулирующие их поведения. Тогда их обязанностью становится ведение дел в полном соответствии с правилами и инструкциями. Их свобода согласовывать свои действия с тем, что им кажется наиболее подходящим решением конкретной проблемы, ограничена этими нормами. Они бюрократы, т.е. в любом случае обязаны соблюдать набор жестких инструкций.
   Бюрократическое ведение дел представляет собой способ руководства, при котором необходимо подчиняться детальным правилам и нормам, установленным властью вышестоящего органа. Это единственная альтернатива коммерческому управлению (т.е. с целью получения прибыли). Коммерческое управление не годится для руководства делами, не имеющими денежной ценности на рынке, и при бесприбыльном ведении дел, которые могут вестись и на основе прибыли. Первое является случаем управления общественным аппаратом сдерживания и принуждения; второе руководство учреждениями на бесприбыльной основе, например, школами, больницами, почтой. Если действие системы не направляется мотивом прибыли, то оно должно направляться бюрократическими правилами.
   Как таковое бюрократическое ведение дел не является злом. Это единственно подходящий метод управления государственными делами, т.е. общественным аппаратом сдерживания и принуждения. Поскольку государство необходимо, то бюрократизм в этой сфере не менее необходим. Там, где экономический расчет неосуществим, там необходимы бюрократические методы. Социалистическое государство должно применять их везде.
   Ни одно коммерческое предприятие, какими бы ни были его размеры или особые задачи, не станет бюрократическим до тех пор, пока целиком и полностью действует на основе прибыли. Но как скоро оно перестает добиваться прибыли и переходит на принцип обслуживания, т.е. оказания услуг безотносительно к тому, покроют ли полученные за них цены понесенные издержки, оно должно заменить предпринимательское управление на бюрократические методы[Подробное исследование рассматриваемой проблемы см.: Мизес Л. Бюрократия//Мизес Л. Бюрократия. Запланированный хаос. Антикапиталистическая ментальность. М.: Дело, 1993. С. 1100.].
 

Василий Олейник почитай Мизеса.
Thomas, спасибо, обязательно чуть позже прочту.
Thomas, а своими словами никак?
avatar

Smile

Smile, а своими словами в куче комментариев я уже написал в различных топиках.

Если картко, то трейдер оценивает активы, а управляющий пляшет от этого, т.е. он целиком и полностью зависит от рыночной оценки и без рыночной (без оценки капиталиста) оценки он никто и звать его никак.
Thomas, т.е. «кукла» нет?
avatar

Smile

Smile, да, кукла нет.
есть крупные игроки, которых по ошибке принимают за куклов, но эти крупные игроки тоже получают по тыкве.
Thomas, как всегда истина где то посередине)
avatar

Smile

кратко и всё по делу

надо на главную — пусть все мизеса прочитают, без него грааля не создать!
avatar

BruceWillis

BruceWillis, это ответ на smart-lab.ru/blog/60062.php
никак не мог смириться с таким пониманием биржи.
Много букав. Малоактуально.
avatar

FXFighter

FXFighter, читай!!!
FXFighter, много букав и все по делу. Мизес такой)
))) текущий кризис как кризис предпринимательской активности и замещение на управленческую)))
vojd, текущий кризис такой же как и все остальные — результат кредитной экспансии и эмиссии.
Олейник значит пишет сам, а Вы Мизеса припахали… умнО!!!
Владимир Спицын, выше ответил.
нет слова персистентный в тексте.
:(
биржа — это площадка для организованной торговли.
и это её основное предназначение.

всё остальное — это второстепенные функции, которые могут реализовываться, а могут и не реализовываться. например способность биржи производить оценку активов — и исходя из чего эта оценка формируется — это очень дискуссионный вопрос. и уж точно не основное предназначение биржи.
avatar

karapuz

karapuz, подумай сам кому нужна эта площадка и для чего она создается.
Thomas, она нужна людям, которым есть что купить, есть что продать, и есть желание снизить риски контрагента засчет централизованной и организованной торговли.
Thomas, и именно для этого все биржи и были созданы исторически. а не для «оценки активов».
karapuz, зри в корень, фондовая биржа — это рынок капитала.
Thomas, фондовая биржа — часть рынка капитала.
karapuz, суть от этого не меняется. ФР — это место, где оцениваются активы и плохим управляющим воздается за плохое управление а плохим капиталистам за плохие вложения.
Thomas, ФР это место где встречаются покупатели и продавцы и совершают сделки. то что при этом происходит «оценка» — это трюизм. не трюизмом является понимание, что эта оценка — не имеет никакого отношения к «справедливости», а имеет отношение лишь к сиюминутному предложению и спросу конкретных лиц и групп инвесторов.
karapuz, и часть финансового рынка)
karapuz, еще добавлю, что биржа выполняет функцию вторичного рынка ценных бумаг)))
и поскольку биржевые торги проводятся посредством аукциона
то формирующаяся цена отражает интересы того, кому в данный момент больше всех надо

например если олигарху Зюзину понадобится продать свои заложенные акции, то их цена скорей всего упадет почти до нуля.
дебилы-аналитики напишут «рынок оценивает мечел очень низко»
а нормальные люди просто купят, потому что понимают, что эта оценка отражает лишь сиюминутную проблему олигарха Зюзина, а не реальное состояние предприятий.

так же и во всех остальных случаях.
avatar

karapuz

karapuz, брррр
я всегда знал, что у кейнсианцев нет понимания капитала и своей теории капитала.
рынок штука динамичная, равно и его оценка динамична.
Thomas, а можно поменьше воды и общих слов?
оценка биржевым рынком чего-либо — суть цена установленная тем участником, которому в данный момент нужно больше всех, вот и всё. и ничего другого она не отражает.

кто-то один крупный или много мелких попал на маржины в лонгах — цена резко упала. кто-то один крупный попал на маржины в шортах — цена резко выросла.

пенсионнику надо разместить бабло — его все остальные отфронтранили и цена резко выросла

и так далее
и других «оценок» биржа не выдает.
karapuz, цена устанавливается в результате рыночного процесса, эта цена и есть оценка.
Thomas, и о чем говорит эта оценка? что она отражает, кроме сиюмитного баланса спроса и предложения? сегодня он такой. а завтра другой. сегодня пришел пенсионник и купил на миллиард — цена выросла. а завтра поедет на маржин крупный спекуль, который купил вместе с ним и цена упала.

и какое отношение это имеет к «оценке актива»? в этом процессе вообще параметры актива никак не фигурируют. он целиком задается параметрами участников торгов — особенностями их ситуации и возможностями.
Thomas, цена была бы оценкой если бы решения людей формирующие её были тоже оценочными.
avatar

Smile

Smile, да они оценочные. только эти люди оценивают свою ситуацию и возможности, а не актив.
karapuz, актив и подразумевался.
avatar

Smile

Smile, ну в общем я хочу сказать что биржа оценивает актив, имеющийся у участников торгов исходя из их текущей ситуации. мне кажется это более соответствует реальности, чем утверждение, что биржа оценивает актив такой как бизнес целиком…
karapuz, в этом плане я с вами согласен.
avatar

Smile

и причем, как показывает реальная жизнь, когда речь заходит именно об активе — например о покупке блокпакета или контрольника — оценки становятся совершенно другими.
проводится дью дилиженс, делаются различные расчеты, соответствующими службами оценки,
и биржа в этом вообще никак не участвует, что характерно.
avatar

karapuz

karapuz, это такой же рыночный процесс как торговля акциями на рынке.
Thomas, а, понятно. в таком случае всё — рыночный процесс.
и когда чиновник принимает решение — это тоже рыночный процесс в таком случае.
karapuz, чиновничьи решения не рыночный процесс, они не [должны быть] направлены на получение прибыли.
если чиновник использует свои полномочия для получения прибыли, то это опять не рыночный процесс, т.к. прибыль добывается нерыночным путем.
Thomas, ну и в случае покупки крупного пакета акций это тоже никакого отношения к рыночному пути не имеет. ни малейшего.
Thomas, например если я хочу купить собрать пакет и есть возможность засунуть кому-то в жопу паяльник чтоб он мне отдал свою часть бесплатно или подешевле — причем тут рынок? ))
это просто очевиднейшая вещь — капиталист избавляется от плохого [по его мнению] актива и приобретает хороший, то есть дает свою субъективную оценку деятельности компании и перспективности бумаги. фондовая биржа — это гребаный рынок, на котором все это происходит, а управленцы — заложники капиталистов и ФР.
avatar

Thomas

Thomas, «капиталист» покупает, предполагая, что после него купят все остальные и всё равно какой это актив.
avatar

Smile

Smile, не суть, главное, что он гоняется за прибылью. Но часто на бирже покупают именно какие-то определенные активы.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP