<HELP> for explanation

Блог им. maxrusanov

Часть вторая: «Проблема Брэда»

Update: как оказалось, у данной книги есть адаптация на сайте NY Times, которую в свою очередь переводят в блоге ИТ Инвест на Хабре. Совпадение это или нет, но последние тоже на второй части… Вывод: перед тем, как что-то сделать, погугли, не сделал ли кто-то это раньше тебя :)

Первая часть моего пересказа тут.

Что ж. Пришло время для второй части. Я обещал, что она будет интересней, так и есть. Правда далась эта часть мне с трудом, почти 4 вечера писал и редактировал (примерно 4 листа А4 вышло), а еще был готов бросить всю эту затею. Так много я не писал, наверно, со времен института… Вообще, мне кажется не многие осилят ее до конца дочитать, поэтому предлагаю сохранить или распечатать себе и почитать на праздниках на даче, а потом вернуться и наплюсовать что есть сил :)
 
Часть вторая: «Проблема Брэда»
 

В этой части мы познакомился с главным героем книги Брэдом Катсуямой. Брэд работал в Королевском Банке Канады (дальше КБК), совершенно не выдающемся банке по меркам Уолл-стрит, хотя где-то номер 9 в мире (тут ясное дело, кто как считает, хотя…). В рамках программы банка по «завоеванию» Уолл-стрит некоторые его сотрудники переехали из Торонто в Нью-Йорк. И Брэд вместе с ними. Вообще, американская культура довольно плохо приживалась в сердцах канадцев: все эти постоянные долги и  хамоватый народец довольно болезненно сказывалась на здоровье интеллигентных канадцев. Даже расистские штучки были более выраженные в Америке. Ну, тут, как говорится, ничего не поделаешь.

 
Немного про самого главного героя. Одаренные парень, как в плане науки, так и в плане спорта, что само по себе уже крайне редкое сочетание. Еще более редким его делает то, что Брэд отказывался развиваться в том направлении, в котором его просили — просила мама в плане учебы и тренер по легкой атлетике в плане… Больше того, этот парень делал почти все наоборот, и даже в этих случаях он добивался отличных успехов. Вот и в первые годы на Уолл-стрит Брэд сначала торговал акциями технологических и энергетических компаний. А потом «за заслуги» его назначили главой всего департамента торговли акциями — примерно 20 трейдеров в подчинении. И тут (тяжело не ругнуться, ведь идеальный человек) подчиненные его любили и ценили его одаренность, а некоторые говорили даже, что рано или поздно он возглавит весь банк.
 
Все бы ничего, но хорошее, как известно, всегда заканчивается… КБК традиционно был на пару шагов позади финансовых гигантов и, когда он осознавал это, то в панике пытался хоть как-то наверстать. Вот и в этот раз, когда все начали бубнить про электронную торговлю, банк спохватился и за 100 миллионов долларов купил фирму Carlin Financial, не разобравшись даже в сути вопроса… Вместе с такой покупкой в банке появились американцы… много американцев. И вели эти товарищи так же, как в фильме «Волк с Уолл-стрит»: аналогичные развлечения, похожие секретарши, полупьяные сотрудники. И все это во главе с главным отморозком с бейсбольной битой Джереми Фроммером. Кто-то рано уволился, кого-то поздно уволили, но КБК остался с системой электронной торговли один на один, которая, надо отдать должное, сначала даже неплохо работала. А потом начались проблемы. Это, кстати, можно было понять по заголовку этой главы...
 
Вообще, до весны 2007-го, когда клиент просил продать 3 миллиона акций Интела, Брэд действовал «по старой схеме»: брал весь объем на свою книгу, потом неспешна сгружал его на рынок. И даже если на биде стояло всего 1 миллион, то продавал весь этот миллион с одного захода и оставшуюся часть со временем… То, что Брэд видел в своем терминале, было надежной информацией, это-то и позволяло брать такие риски на книгу. Но к июню 2007-го начались проблемы. Серьезные проблемы. Например, в новостях появилась информация о покупке компании Solectron за чуть меньше, чем $4 за акцию. Крупный инвестор решил слить 5 миллионов акций этой конторки, позвонил Брэду, тот традиционно скупил весь пакет чуть дешевле, чтоб потом продать его через рынок. Стакан был 3.70-3.75 с миллионом на биде. Выставил ордер по рынку 3.70 на весь объем и… исполнил его всего на несколько тысяч, двинув рынок существенно вниз. Это было б нормально для мало ликвидной акции, но не для Solectron’a, который активно торговался из-за надвигающейся покупки — все же знали, за сколько будет выкуплена компания, и, видимо, хотели сыграть в merger arbitrage
 
Брэд позвонил в службу поддержки банка — это те ребята, что клавиатуру могут поменять… Потом приходили инженеры. И закончилось все на разработчиках. Последние сказали, что «многие делают то же самое», т.е. выставляют такие же ордера и, из-за простого совпадения так случилось — типа  вышли новости, и все ломанулись подавать одну и ту же акцию. Что ж. Пришлось доказывать, что это не совпадение. Девелоперы стояли вокруг Брэда. Брэд ввел ордер на покупку 100К акций AMD по $48; на офере стоял тот же ордер в виде суммы 10К на BATS, 35K — на NYSE, 30K — на Nasdaq и 25K — на Direct Edge. Когда все в этом убедились, Брэд начал громко считать до пяти, чтоб потом нажать «энтер». Бум. Офер «высох» и цена подскочила. Новостью был сам Брэд, а точнее его офер! Девелоперы помычали и испарились… И больше не возвращались.
 
Ближе к концу 2007 Брэд и его команда провели небольшое исследование, в котором сравнили текущее положение вещей с тем, что должно было бы быть во времена, когда ордера исполнялись полностью. Короче говоря, выяснилось, что куда-то ушло около 10 миллионов долларов, не считая разных комиссий.
 
До этого момента большинство акций торговалось на NYSE; а то, что не попало в это «большинство» — на Nasdaq. Потом, благодаря SEC, биржи стали публичными компаниями, количество их выросло, и одни и те же акции уже торговались на многих площадках  одновременно: NYSE, Direct Edge, Nasdaq, Nasdaq BX… Ребята, которые раньше помогали инвесторам покупать и продавать акции теперь продавали алгоритмы, или торговые правила выставления ордеров. Компьютеры же теперь были на биржах, а не ямы… Собственно поэтому КБК в панике и прикупил Карлин.
 
И это не все. Если раньше биржа брала комиссию за ордера со всех, кто их выставлял (market taker) и платила тем, кто «снабжал» рынки ликвидностью (market maker), то теперь же правила расчета комиссии существенно усложнились, например, на BATS все было строго наоборот! Правда. Биржа платила крупным банкам за то, что они торговали. И как результат такой инициативы многие запрограммировали свои чудо-алгоритмы, чтобы те сначала исполняли ордер там, где им за это платят, а потом там, где с них возьмут комиссию. В общем, в чем подвох никто не мог понять. Понятно же было только то (исследования Брэда и ко показали), что ордер сначала «шел» на BATS, там исполнял частично, и рынок сразу же «высыхал».
 
Однажды Брэд встретил своего старого приятеля, который продавал акции частникам. Он-то ему и рассказал, что времена-то уже не те: на рынке появились новые участники — и привел в пример компанию Getco, у которой было 10% рынка… Как так? Кто это? И почему Брэд, директор департамента торговли акциями, впервые слышит о компании, которой принадлежит 10% оборота акциями на рынке? Чувство реальности начало испаряться...
 
Брэд сначала даже хотел уволиться: очень болезненно реагировал его организм на наличие «плохих» ребят на рынке и отсутствие понимания самого рынка. Но в итоге все обошлось, и Брэд возглавил департамент электронной торговли (да, многие решили, что он из ума выжил). И решил кардинально разобраться с новыми реалиями. Вникая в то, что происходит на рынке, выяснилось, что проблема не только у Брэда, но и у других крупных фондов, например, SAC Capital (не так давно мелькал в новостях за инсайд). В общем, кто-то «мутил» на рынке.
 
В новый департамент начали набирать людей… Первым вернулся бывший сотрудник, который в свое время создал алгоритм по модели торговли самого Брэда, Роб Парк. Потом присоединился Билли Жао из Дойче, дальше Роб Шволл из Банка Америки и Дэн Айзен, 22-летний выпускник Стенфорда. Дальше Брэд стал разбираться с проектами его нового департамента и выяснил, что некий Аллен Жанг, который появился в КБК вместе с покупкой Карлинга и который был известен под именем «золотой гусачок» занимается «написанием» темного пула (dark pool) или, как у нас на бирже называется «режим торгов крупными пакетами ценных бумаг». Проект на тот момент приостановили, так как мало кто понимал, зачем это надо, да и для брокера небольшого масштаба это было не выгодно (не выгодно с точки зрения экономии на комиссии биржи, а для чего другого нужны эти пулы, пока никто не знал). Аллен Жанг, в общем, был теперь тоже в команде.
 
Раз команда есть. Значит, оставалось договориться с боссами, чтоб они выделили часть денег на эксперименты по выяснению разницы между рынком в терминале и настоящим рынком. Сначала попробовали пообщаться с биржами в надежде, что те что-то помогут прояснить. Без толку… Роб предложил идею, что в стакане виден не один большой ордер, а много мелких, выстроенных в определенной последовательности, и как только голова этой цепочки начинала исполняться, на хвосте заявки отменяли. Так ли это выяснить не получалось: в отчете биржи не было информации о том, например, куда делись 8К акций из ордера в 10К, частично исполненного на 2К.
 
Для того чтобы проверить эту теорию самостоятельно Аллен написал небольшую программку, которая позволяла отсылать ордера только на одну биржу. И все такие ордера исполнялись полностью. Теорию доказать не удалось. Начали комбинировать биржи… Сначала NYSE и Nasdaq, дальше добавили к ним BATS, и т.д. Чем больше бирж становилось в списке (их там порядка 13), тем меньшая часть ордера исполнялась. Но с одним исключением. На BATS заявка исполнялась всегда! Одним утром Роб «пришел» к еще одной теории: расстояние до бирж от их офиса различно, значит, ордера доходят до дата-центров бирж в разное время. А BATS был ближе всех к их офису. 2 миллисекунды до BATS’a и 4 — до NYSE. На деле время могла меняться в зависимости от загруженности линии, глюков в оборудовании и т.д. В любом случае, в это было трудно поверить человеку, когда одно его моргание только занимает около 100 миллисекунд. Для проверки идеи Аллен написал новый софт, позволяющий «придерживать» заявки так, чтоб они приходили на биржи одновременно. И не поверите, проблемы с частичным исполнением заявок исчезли! Получается, что кто-то использовал сей факт, что заявки приходят на биржу с разной скоростью, и опережал оставшуюся часть заявки, пока та летела на другую биржу, в надежде продать тому же покупателю по слегка завышенной цене. О-ля-ля!
 
Итак. На дворе уже 2009, другими словами, почти 3 года как проблема с частичным исполнением ордеров висела в воздухе не только у Брэда, но и других банков и фирм. Если Брэд понял, в чем дело, то, как обстояли дела у остальных? Затеяли информационную кампанию для других игроков рынка, таких как, например, T. Rowe Price. С помощью этой кампании фондам объясняли, что от того, как и куда брокер посылает из заявки, зависит их последующее исполнение. И учитывая, что фирмам теперь платят за выставление ордеров, то соблазны, куда направить клиентскую заявку, становятся более очевидными. Так, например, онлайн брокер TD Ameritrade отправлял все заявки через HFT-фирму Цитадель. Зачем Цитадель платит за то, чтоб видеть заявки брокера, никто не мог ответить. И посчитать подавно.
 
Хотя с помощью новой программы это сделать стало возможно, рассчитав, насколько дешевле покупали акции, отняв возможность у HFT-фирм опережать их. Например, при покупке 10 миллионов акций Ситигруп по $4 доллара, экономия выходила в $29,000 (меньше 10-й части процента). Вроде как не много, но, приняв во внимание, что дневной оборот американского рынка 225 миллиарда, то атакой «налог» выходил в 160 миллионов долларов в день.
 
Влияние HFT-фирм набирало обороты: они практически залезали в каждый банк. Так, например, прямой конкурент КБК Canadian Imperial Bank of Commerce (CIBC) заключал все клиентские сделки на бирже через несколько таких фирм, что в итоге позволило ему утроить объем торгов. Видя все это, менеджмент КБК настаивал на создании темного пула: делать «кроссинг» всех ордеров там (экономия на комиссии биржи) и продавать доступ к нему HFT-фирмам (чтоб те видели флоу ордеров и опережали их при движении тех на биржу). Брэд же считал, что вместо участия в такой игре, т.е. вместо создания пула, надо развернуть кампанию по информированию инвесторов о «всеобщем заговоре» брокеров и высокочастотников… С одной стороны, менеджменту нравилась идея, что их софт (тот, что придерживает заявки) будет завоевывать рынок, но, с другой стороны, им вовсе не нравилась революционная идея как таковая. КБК хотел принять участие в таком высокочастотном марафоне, нежели бороться с ним.
 
Чтоб разобраться еще глубже в этой новой игре, Брэду нужны были люди из самого сердца драконовской машины, но их было практически невозможно найти — слишком много они зарабатывали. Нужен был другой способ выяснить это...
 


 

в начале бы неплохо ссылку на 1ю часть. чтобы понимать о чем речь вообще
Тимофей Мартынов, вставил ссылку на первую часть…
Это ты сам про себя рассказываешь?
От первого лица?
Тимофей Мартынов, нет, это вольный пересказ последней книги Майкла Льюиса. Но как оказалось, на Хабре товарищи из ИТ Инвеста ее тоже переводят по адаптации NYT.
что это за пересказ?) оригинал похоже здесь habrahabr.ru/company/itinvest/blog/220363/
avatar

Goldman Sachs

johngolt, Оооо! Я не знал! Все. Тогда заканчиваем на этом, раз уже все за меня сделали. Спасибо
Maxim Rusanov, CFA, всё равно очень круто передаёте. Спасибо
johngolt, нет, там тоже, но по другому изложено, похоже два разных перевода, или пересказ перевода! :)

Кстати, и честно говоря, не могу сказать, где лучше, и там и там хорошо написано!

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP