<HELP> for explanation

Блог им. Sambojoy

Легенда Уолл-Стрит: иногда они возвращаются … Майкл Штайнхардт

       Полезная и позитивная история с продолжением: трейдеры, управляющие, хедж-фонды,  нарушения закона и штрафы, изменение торговых стратегий и мировоззрения …..:
 
     «Создатель одного из первых хедж-фондов Майкл Штайнхардт вернулся на Уолл-стрит.
      На этот раз с фондом для рядовых инвесторов, а не для миллиардеров.
     Прежде чем выйти из игры, Майкл Штайнхардт создал модель для привлечения миллиардов в хедж-фонды.
     Теперь легендарный трейдер вернулся, чтобы совершить новый переворот на Уолл-стрит.
     На этот раз его фонд WisdomTree рассчитывает на рядовых инвесторов.


Легенда Уолл-Стрит: иногда они возвращаются … Майкл Штайнхардт

 
     За три десятилетия, за которые Уолл-стрит превратилась из клуба для инвесторов в оплот мирового финансового рынка, Майкл Штайнхардт стал величайшим трейдером мира.
      С 1967 по 1995 год его хедж-фонд — один из первых — приносил инвесторам в среднем 24,5% годовых, даже с учетом того, что Штайнхардт забирал 20% прибыли. Иными словами, $10 000, вложенные в фонд Штайнхардта в 1967 году, выросли бы ко дню закрытия фонда до $4,8 млн. (Та же сумма, вложенная в индекс S&P выросла бы до $190 000). Эти показатели позволили ему в 1993 году войти в список 400 богатейших людей Forbes с состоянием более $300 млн.
Когда Штайнхардт покинул рынок, ему еще не было 60 лет, и отрасль хедж-фондов, у истоков которой он стоял, превращалась в машину для производства денег. Оставшись в бизнесе, он вероятно, стал бы одним из богатейших людей на свете, и его имя стояло бы в одном ряду с именами Джорджа Сороса($20 млрд) и Стива Коэна ($9,4 млрд).
«Я решил, что на свете есть более добродетельные и благородные занятия, чем делать богатых людей еще богаче, — говорит Штайнхардт. — В том, чтобы обогащать богатых, нет никакого греха, но это не обеспечит вам место на небесах».
 
Штайнхардт говорит это очень спокойно, что удивительно для тех, кто помнит, как он срывался на крик в дни своей славы. Вдали от Уолл-стрит он ведет размеренную жизнь, в круг его интересов входит политика (он был в свое время одним из первых сторонников Билла Клинтона), еврейские культурные ценности (хотя он и атеист, он горячо поддерживает еврейское сообщество), животные (в своем загородном поместье Штайнхардт собрал один из крупнейших в мире частных зоопарков) и даже французская полевая клубника сорта фрез-де-буа, которую его жена Джуди пыталась выращивать в коммерческих целях.
Но за стеклянным столом в своем кабинете на Манхэттене, украшенном коврами, Майкл Штайнхардт посылает Уолл-стрит важное послание: он вернулся и, вместо того чтобы играть по правилам, которые он в свое время установил, меняет их: теперь он позиционирует себя как защитника простого человека — и при этом сколачивает новое состояние.
Сегодня Штайнхардт — председатель совета директоров и крупнейший акционер компании WisdomTree Investments с пакетом 14,7% стоимостью $330 млн. Это компания по управлению инвестиционными биржевыми фондами основана Джонатаном Штайнбергом, сыном покойного корпоративного рейдера Сола Штайнберга, который прославился оглушительным крахом в конце карьеры.
Почему Штайнхардт выбрал в партнеры именно Штайнберга? В чутье ему не откажешь: Штайнхардт рано начал заниматься хедж-фондами — его фонд был в числе первых двенадцати, а сейчас их в США 8000.
«Меня заботило только одно, — рассказывает Штайнхардт, — показывать лучшие результаты, чем любой другой трейдер в Америке». И добавляет: «Хочу ответственно заявить: с моей точки зрения, Джонатан Штайнберг  последние восемь или девять лет остается лучшим управляющим инвестициями в финансовом мире».
Вот это да! На Уолл-стрит основным достижением Штайнберга считают то, что он женился на Марии Бартиромо, популярной журналистке, освещающей новости финансового рынка. В 1980-е годы ему не удалось окончить бакалавриат Уортонской школы бизнеса (где в свое время учился Штайнхардт), хотя имя его отца красовалось на одном из зданий. Позже он потратил семейные деньги на то, чтобы превратить листок для биржевиков Penny Stock Journal в журнал Individual Investor, который разорился в 2001 году. Более того, человеку, которого Штайнхардт называет лучшим инвестиционным управляющим своего поколения, никто никогда не доверял в управление крупных сумм.
И это, разумеется, осознанная позиция Штайнхардта. Биржевые фонды обычно взымают меньшую комиссию и более выгодны для инвесторов с точки зрения налогов, чем традиционные паевые фонды. Кроме того, их деятельность совершенно прозрачна: маниакальный инвестор в биржевые фонды может проверять портфель своего фонда ежедневно, а не раз в квартал, как в большинстве паевых фондов. Это волшебное сочетание меньшей стоимости управления, более низкого налогового бремени и повышенной прозрачности (при этом сама стратегия инвестирования может быть той же, что и у обычных паевых фондов) дает биржевым фондам право рассчитывать на большой кусок пирога на рынке инвестиционных фондов США объемом $12,1 трлн (по стоимости активов).
WisdomTree имеет в управлении $35 млрд, и ей принадлежит лишь 2,1% рынка биржевых инвестиционных фондов (объем которого по стоимости активов $1,7 трлн). Но ее доля выросла по сравнению с тем, что было в 2010 году — менее чем 1%, и компания последовательно отвоевывает рынок у лидеров BlackRock и State Street, которые вместе контролируют 61,9% рынка. Компания применяет научную теорию инвестирования, и с ее помощью создает фонды, которые в долгосрочной перспективе обыгрывают рынок, пусть даже на один или два пункта. Эти результаты трудно сравнить с былыми показателями Майкла Штайнхардта, который по-крупному переигрывал индекс S&P, зато вложить средства в этот фонд может любой человек, а не только избранные. Кроме того, WisdomTree — это единственная компания, управляющая только биржевыми фондами, акции которой торгуются на бирже. С начала прошлого года акции WisdomTree выросли на 171,9% по сравнению с ростом индекса Nasdaq Composite на 35,6% и ростом на 47,7%, который показал портфель бумаг других управляющих компаний.
Эти показатели действительно позволяют считать Штайнберга лучшим инвестиционным менеджером прошлого года — он заманил Штайнхардта. А Штайнхардт уже не тот поборник хедж-фондов, каким он был раньше. Он готов оказаться в авангарде двух революционных течений в инвестировании, причем диаметрально противоположных.
 
Легенда Уолл-стрит
 
Когда Майкл Штайнхардт основал компанию Steinhardt, Fine, Berkowitz & Co. (позднее переименованную в Steinhardt Partners), это был действительно хедж-фонд, который в равном объеме открывал короткие и длинные позиции на акции и тем самым обеспечивал защиту от падений рынка, которые регулярно случались в 1960-х и 1970-х годах.
«Я действительно открывал много коротких позиций. Мне нравились короткие позиции, — рассказывает Штайнхардт. — Я получал больше удовлетворения, когда зарабатывал на коротких, а это опасно, ведь заработать на них трудно».
В период становления управляющие фонда действительно защищали своих инвесторов от рыночных спадов — Штайнхардт заработал деньги даже на медвежьем рынке 1973-1974 годов, но поразительнее всего была высокая доходность, не зависевшая от инвестиционного климата. «Он легендарный и необыкновенный финансовый управляющий», — говорит миллиардер Джулиан Робертсон-младший, который начал управлять хедж-фондом на 13 лет позже Штайнхардта.
«Для меня управление хедж-фондами было искусством. Это было то, что мне удавалось особенно хорошо, а большинству других управляющих — не очень. Но они меньше болели за результат, чем я, — рассказывает Штайнхардт. — Я был подавлен, если выдавался неудачный день, неудачная неделя, неудачный год».
Штайнхардт был агрессивным трейдером, он следовал инстинктам и многие считали его худшим начальником на Уолл-стрит. В своей автобиографии «Не бык: моя жизнь на рынке и за его пределами» он вспоминает, что сотрудники употребляли выражения вроде «избитые дети», «ментальное насилие» и «вспышки гнева», описывая работу в его фирме. «Когда все удавалось, я был счастлив, — вспоминает он. – Когда результаты не радовали, я становился нетерпим к окружающим и у меня был дурной характер»………………»
 

Полный текст  на Forbes.ru:
http://www.forbes.ru/finansy/igroki/250638-ryadovaya-stavka-legendarnyi-treider-uoll-strit-menyaet-pravila-igry
 
 

а много ли надо ума лонговать с плечами на растущем рынке как делали наши трейдеры в бешеные нулевые?
Очень интересно! Плюсую!
avatar

DMprofit

безумные женщины отслеживают и восхищаются жизнью певцов и актеров, безумные трейдеры — «легендами уолл стрит» )
avatar

Alex

А что такое биржевые фонды? Не Mutual-ли Funds? ПИФ — это Hedge Fund я так понимаю.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP