<HELP> for explanation

Блог им. ognevoy

Противостояние Аркадия Дворковича и Игоря Сечина



Во власти ужесточилось противостояние Аркадия Дворковича и Игоря
Сечина — двух полюсов государственного влияния на топливно-энергетический комплекс страны. Цель Сечина — сохранить и усилить роль государства. Цель Дворковича — оппонировать с точки зрения либеральных ценностей, при этом, по сути, ничего, кроме приватизации, не предлагая
ТЭК заискрил Вокруг идеологии,Эффективное управление,Долгосрочные прогнозы,Россия
Фото: ИТАР-ТАСС

В середине февраля президент Владимир Путин на заседании президентской комиссии по ТЭКу неожиданно потребовал разобраться с ситуацией в российской электроэнергетике. Глава государства обратил внимание на сомнительные строительные подряды в госкомпании «Русгидро» (при строительстве Загорской гидроаккумулирующей станции — 2), а кроме того, на вопиющие примеры просрочки платежей со стороны энергосбытовых компаний. «Вот известная компания “Энергострим”: там уже, по-моему, семь уголовных дел возбуждено, менеджмент где-то бегает, и никак его поймать не могут», — возмутился Путин. — Продолжаются проблемы и в МРСК Северного Кавказа».

 

Большая часть претензий президента адресована к тем компаниям и проектам, которые непосредственно курирует Аркадий Дворкович, вице-премьер в правительстве Дмитрия Медведева. А также к тем людям, которые перешли на его сторону в противостоянии с Игорем Сечиным (бывшим куратором ТЭКа в правительстве), нынешним главой государственной нефтяной корпорации «Роснефть» и компании «Роснефтегаз».

Многие обратили внимание и на то, что выпадам в сторону Дворковича предшествовала публичная порка и увольнение с должностей вице-президента Олимпийского комитета России и председателя совета директоров ОАО «Курорты Северного Кавказа» Ахмеда Билалова,представителя дружественной Дворковичу бизнес-структуры. Одновременно на другую дружественную Дворковичу компанию, группу «Сумма», начала оказывать давление «Транснефть» с претензиями о неэффективном управлении в Новороссийском морском торговом порту (где обе стороны на паритетных началах владеют контрольным пакетом). Известно, что официальный владелец «Суммы» Зиявудин Магомедов учился вместе в Дворковичем в университете. А Ахмед Билалов, по некоторым сведениям, двоюродный брат г-на Магомедова.

Ко всему прочему, эти «семейные» неурядицы попали на федеральные телеканалы. Там из всех орудий выстрелили уже непосредственно по Дворковичу. Тележурналисты ухватились за «слив», который касался поручения чиновника проработать предложения по передаче в доверительное управление акций ОАО «МРСК Северного Кавказа» в руки малоизвестной сингапурской компании Eurasia Energy Holding.

Таким образом, аппаратные противоречия между двумя функционерами, Сечиным и Дворковичем, вдруг перешли в формат жесткой конфронтации.
 
Два мира — две комиссии
В мае 2012 года, после вступления в должность президента Владимира Путина и назначения Дмитрия Медведева главой правительства, Игорь Сечин покинул пост вице-премьера, где долгое время курировал топливно-энергетический комплекс. Вместо него на эту должность был назначен Аркадий Дворкович, до этого бывший помощником Медведева на посту президента страны. Сечин же возглавил крупнейшую нефтяную компанию страны — «Роснефть».

Между тем, будучи исключенным из числа чиновников, Сечин по неведомым причинам продолжил участвовать в управлении энергетикой страны. Этим он, по сути, и спровоцировал конфликт. Сначала он учредил так называемый Нефтяной клуб, который уже через месяц с небольшим был преобразован в Президентскую комиссию по стратегическому развитию ТЭКа. Возглавил ее Владимир Путин, а должность ответственного секретаря досталась Игорю Ивановичу.

Однако оказалось, что кроме президентской есть еще и правительственная комиссия по ТЭКу, которой руководит Дворкович. Эти дублирующие друг друга структуры стали время от времени искрить. Пока не возгорелось пламя.

Предполагалось, что противоречий между двумя комиссиями не будет, потому что президентская займется стратегией, а правительственная — оперативными вопросами. Но, как выяснилось, это не устроило обе стороны. К тому же и у Сечина, и у Дворковича оказалось совершенно разное видение будущего развития отечественного топливно-энергетического комплекса. Стороны схлестнулись по теме приватизации государственных активов в электроэнергетике и нефтегазовом комплексе.

«Летом 2012 года, в разгар биржевой паники по поводу разрастающегося в еврозоне кризиса, правительство Медведева утвердило программу приватизации, — пишут аналитики Института глобализации и социальных движений. — Помимо большого числа мелких и средних активов в 2012–2013 годах была предусмотрена продажа крупнейших акционерных предприятий с государственным участием, включая нефтяные и электроэнергетические компании. До 2016 года запланирован выход государства из уставных капиталов “Русгидро”, “Интер РАО ЕЭС” и “Зарубежнефти”. До 75% плюс одна акция должна упасть доля государства в “Транснефти” и ФСК ЕЭС. В 2013 году планируется начать продажу акций “Роснефти”. Предусматривается уход государства из многих компаний, полный перечень которых неизвестен». В конце лета, в августе, газета «Ведомости» опубликовала письмо Аркадия Дворковича президенту России с подробным перечнем подлежащих продаже государственных активов и просьбой поручить ему «исполнение названных мероприятий». Но план приватизации не всеми был встречен однозначно.

Сечин еще до этого выступал против приватизации. Он настаивал на том, что государство не менее эффективный собственник. В конце 2011 года, когда обсуждалась эта тема, онпредлагал отложить продажу госпакетов в публичных компаниях. По его мнению, стартовая цена при приватизации госкомпаний не должна быть ниже той, по которой проводилось первичное размещение их акций. Это условие Сечин предложил включить в программу приватизации на 2011–2013 годы. Путин согласился с ним и просил учесть пожелание Сечина первого вице-премьера Игоря Шувалова, тогдашнего куратора приватизации. Предложения «исходят из желания сохранить административный контроль над компаниями» — уже тогда заявлял помощник президента Аркадий Дворкович. Он утверждал, что приватизация будет осуществляться на основе анализа всех факторов, а не только текущей капитализации.

По всей видимости, Сечин уловил враждебные флюиды и в случае положительного решения по приватизации активов ТЭКа решил сделать активным участником этого процесса курируемую им госкомпанию «Роснефтегаз», на счетах которой к концу этого года должно скопиться около 150 млрд рублей дивидендов от «Роснефти» и «Газпрома».

Напомним, что компания «Роснефтегаз» когда-то была создана, чтобы реализовать сделку по поглощению «Газпромом» «Роснефти» и получить недостающие для контроля газовой монополии 10,74% ее акций. Для этого правительство передало «Роснефтегазу» 100% минус одна акция «Роснефти». Но сделка не состоялась. В итоге все свелось к тому, что «Роснефтегаз» успел купить лишь 10,74% акций «Газпрома» у его же «дочек», заняв у зарубежных банков 7,2 млрд долларов. Предполагалось, что затем «Роснефтегаз» ликвидируют, а акции «Газпрома» и «Роснефти» вернутся в прямое владение государства, как только он отдаст кредит. «Роснефтегаз» рассчитался по долгам в 2006 году, однако акции «Газпрома» и «Роснефти» не вернул. Ну и, соответственно, ликвидирован не был. У «Роснефтегаза» снизилась лишь доля в «Роснефти», со 100 до 75,2%, в ходе IPO последней и ее перехода на единую акцию в 2006 году. Более того, выяснилось, что у Росимущества не было заключено акционерное соглашение с «Роснефтегазом» об управлении акциями «Роснефти» и «Газпрома». Контролируемая Сечиным структура фактически оказалась вне правительственной юрисдикции и управлялась вручную с помощью указов президента. Такая самостоятельная структура с денежными ресурсами и мощными подконтрольными активами для кого-то могла стать костью в горле. Еще бы. Ведь при недостаточной активности других инвесторов в приватизации активов на падающем рынке «Роснефтегаз» мог бы предлагать на торгах хорошую цену за лот, тем самым и обеспечивая цену, минимально допустимую для государства, и, в случае надобности, не допуская перехода бумаг в частные руки. В июне 2012 года даже появилась информация, что некоторые государственные компании тоже будут переданы «Роснефтегазу». В их числе называли «Транснефть», «Русгидро», «Зарубежнефть», а также геологоразведочные и нефтесервисные структуры, имеющие опыт работы на шельфе.

«За годы, пока Медведев занимал пост президента страны, суммарное состояние группы близких к нему коммерческих деятелей возросло до 50 млрд долларов, — пишут в своем докладе аналитики Института глобализации и социальных движений (ИГСД). — Некоторые из бизнесменов смогли восстановить свое состояние после экономических потрясений 2008–2009 годов. Другие — приумножили его, получая различные выгоды от близости к государству. Они получали дешевые кредиты, участвовали в реализации крупных государственных проектов. В группу “медведевских” бизнесменов входят Зиявудин Магомедов, Сулейман Керимов, Ахмед Билалов, Игорь Юсуфов и Михаил Абызов». Возможно, эти или иные предприниматели, с которыми чиновники из нынешнего правительства поддерживают дружественные отношения (см. «Мы против избыточного влияния государства на экономику»), могли проявить интерес к приватизации. Помимо прочего, в числе заинтересованных в приватизации могло оказаться и мощное сообщество инвестиционных банкиров, которым выгодно появление на фондовом рынке ликвидных активов. У Аркадия Дворковича в этой среде тоже немало друзей. Поговаривают, что в числе сочувствующих Геннадий Тимченко, дорогу которому пару раз переходил Сечин. По всей видимости, задачей этого пула стало «разоружить» влиятельного Сечина.
 
Атаки на Сечина
Дворкович начал с того, что добился, чтобы «Роснефтегаз» отдал в бюджет 50 млрд рублей, которые государство затем внесло в капитал «Русгидро» (на реализацию проектов на Дальнем Востоке). Между тем «Роснефтегаз» хотел сам выкупить ее допэмиссию и получить около 13% акций. В ответ на это Игорь Иванович пролоббировал передачу в собственность или доверительное управление «Роснефтегаза» 59,85% акций «Интер РАО» (сейчас их контролируют Росимущество, Федеральная сетевая компания, «Русгидро», «Росатом» и ВЭБ), а Владимир Путин поручил ускорить продажу «Роснефтегазу» 40% «Иркутскэнерго» (сейчас эти бумаги на балансе «Интер РАО»). Аналитики инвесткомпании RMG предполагают, что «Роснефтегаз» потом обменяет эту долю на акции «Русгидро», что позволит ему получить 13–19% этой компании. С учетом дополнительных инвестиций «Роснефтегаз» сможет быстро консолидировать блокирующий пакет «Русгидро». Если «Роснефтегазу» это удастся и компания войдет в капитал «Интер РАО» и «Русгидро», об их продаже можно забыть, считают аналитики фондового рынка.

Вместе с тем Дворкович не оставил попыток остановить Сечина и здесь. В частности, он попытался перехватить корпоративный контроль в ОАО «Русгидро». И, похоже, ему удалось переманить на свою сторону главу компании Евгения Дода. В результате баланс сил в совете директоров «Русгидро» изменился в пользу противников Сечина. Не случайно несколько месяцев назад произошла скандальная история: в начале декабря пятеро из 13 членов совета директоров «Русгидро» написали заявления о выходе из его состава, ничем серьезным такое решение не мотивируя. Директора выступили против докапитализации «Русгидро» за счет дивидендов «Роснефтегаза». Это были люди Сечина. Среди них государственные поверенные: председатель совета и первый вице-президент Газпромбанка Владимир Таций, руководитель «Интер РАО» Борис Ковальчук, заместитель гендиректора «Объединенных инвестиций» Михаил Шелков, а также два независимых директора — старший вице-президент ВТБ Сергей Шишин и председатель совета директоров «Интер РАО» Григорий Курцер. Любопытно, что на том скандальном совете директоров присутствовал Аркадий Дворкович. Позднее где-то в публичном месте Игорь Сечин назвал г-на Дода предателем. И нет ничего удивительного в том, что потом на совещании у Путина и всплыл компромат на «неэффективное руководство» «Русгидро».

Тогда Сечин стал лоббировать консолидацию на базе «Роснефтегаза» Федеральной сетевой компании (магистральные электросети) и холдинга МРСК (распределительные электросети). Две структуры, по версии Сечина, должны были стать единой Национальной сетевой компанией. Замысел удался лишь отчасти. Объединение сетей планируется, но не на базе «Роснефтегаза». По-видимому, без воздействия Дворковича здесь тоже не обошлось.

Сечину не удается в стандартном режиме пролоббировать и возможность отмены монополии «Газпрома» на экспорт сжиженного природного газа. Приходится ходить напрямую к президенту, чтобы повлиять на решение правительства. Дворкович также не торопится педалировать этот вопрос, ссылаясь на необходимость выработки единой позиции правительства по этому вопросу.

Однако в одном месте Дворкович все-таки перегнул палку. После того как «Роснефть» договорилась о покупке ТНК-ВР, он долгое время препятствовал завершению этой мегасделки. Принятие государственной директивы по ее одобрению затягивалось. Сделка была одобрена правительством еще в ноябре 2012 года, и только на днях Дворкович «дал добро». Между тем эта архисложная сделка, каждый элемент которой требует особой концентрации, все время висит на волоске. Ее общая сумма — 56 млрд долларов, из которых 45,1 млрд — денежные средства, большую часть которых придется занимать за счет размещения евробондов и привлечения синдицированного кредита. Как известно, часть участников сделки в ней не очень-то и заинтересованы (речь идет об альянсе российских акционеров — AAR), и в любой момент под выдуманными и реальными предлогами они хотели бы из нее выйти. И потому «задумчивость» Дворковича для них — удачный повод отказаться, а вот для Сечина — повод крупно разозлиться. Что и происходит.

Поскольку Сечин пользуется огромным доверием Путина, ему без труда удалось найти союзников — в лице силовиков-патриотов, что находятся у руля «Транснефти», госкорпорации «Ростехнологии», Газпромбанка и прочих. Любопытно, что в союзники Сечина Сергей Чемезов (глава ГК «Ростехнологии») мог попасть и в статусе «пострадавшего». Если верить слухам, Ахмед Билалов мог иметь отношение к заказному уголовному делу в отношении вице-президента фонда «Спорт» и главы компании «Олимп» Александра Филатова,который занималсяпроектом комплексного развития горно-рекреационного комплекса «Эльбрус» на территории Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, а также вел крупный девелоперский проект в Сочи. А Сергей Чемезов — председатель правления попечительского совета этого самого фонда «Спорт». Силовики с компроматом на «союзников» Дворковича пошли к Путину.
Что из этого вышло — мы уже знаем.
 
После боя
Дворкович довольно поздно изменил свое отношение к сделке по покупке акций ТНК-ВР российской госкомпанией «Роснефть», и потому маховик был запущен. Теперь чиновнику будет очень нелегко выдерживать этот прессинг. По всей видимости, Сечин может добиться существенных изменений в промышленной политике в свою пользу.

Честно говоря, по сравнению с Сечиным компетенции Дворковича в ТЭКе выглядят куда менее сильными. У большинства экспертов есть множество вопросов относительно видения Дворковичем индустриальной политики, особенно в нефтянке. Мало кто знает, какие цели он перед собой ставит. В итоге для всех он прежде всего лоббист приватизации этой отрасли, будто бы и нет у него никаких иных приоритетов. «Дворкович как неформальный лидер приватизации оказался не способен сколько-нибудь убедительно показать выгоды для страны от распродажи собственности государства», — считают аналитики ИГСД.

Зато у Сечина в отрасли куда больше компетенций. Взять хотя бы кейс с «Энергостримом», который он подготовил для Путина. Между тем больше года назад, в ноябре 2011-го, Сечин написал премьеру Владимиру Путину письмо, в котором предложил создать «единого гарантирующего поставщика федерального уровня». Такой поставщик смог бы «подхватывать» функции энергоснабжения в регионах, где гарантирующие поставщики отказались от своего статуса. По сути, Сечин предвидел банкротства энергосбытов и предложил (а премьер уже тогда согласился) создать энергосбытовую компанию под управлением государства. После принятия постановления «О совершенствовании отношений между поставщиками и потребителями электроэнергии» эффективность деятельности сбытов снизилась, а на почве воровства многие из них стали банкротиться (см. «Как затопили “Энергострим”»).

Но на практике Сечин и Дворкович оказались больше увлечены аппаратной борьбой, нежели развитием рынка и госкомпаний. Реформа энергетики провалилась — государство снова собирает проданные активы — так реагируют на инициативы Сечина аналитики. «Частные инвесторы, пришедшие в отрасль, в большинстве своем не смогли решить поставленных задач — обеспечить конкурентное развитие сектора. Во многом это связано со структурой отечественной энергетики, которая носит монопольный характер, — говорит ведущий эксперт Инжиниринговой компании 2К Сергей Воскресенский. — В регионах, как правило, доминирует одна компания, что и привело к стремительному росту цен на электроэнергию после реформы РАО ЕЭС. И это касается не отдельно взятого региона, а всей территории России. Госрегулирование рынка, к которому власти были вынуждены прибегнуть в результате увеличивающихся темпов роста цен на энергию, пришедшим инвесторам не понравилось. К тому же пока и само государство, судя по всему, не понимает, каким образом развивать отрасль. Пока, видимо, остановились на обратном выкупе активов, который проводится по мере возможности».

В то же время аппаратная борьба, в которой Сечин оказывается в конечном итоге прав, не нравится, по всей видимости, и президенту. Уже сегодня очевидна одна из аппаратных проблем, которую ему придется решить: как нейтрализовать неизбежное усиление влиятельного чиновника. Все знают, что в нефтяной отрасли ключевые решения без Сечина не принимаются уже лет пять, в прошлом году его силу ощутили и игроки на рынке электроэнергии. Между прочим, контроль над «Роснефтью», «Интер РАО» и «Русгидро» — это контроль над крупнейшей публичной компанией в мире по добыче нефти, а также примерно над третьей частью всей электрогенерации в стране. Эти структуры будут давать около четверти триллиона долларов выручки ежегодно. Понятно, что человека, который будет их контролировать, надо бы как-то ограничивать. И если это не под силу Дворковичу, то надо искать кого-то другого. Возможно, будет сделана ставка на иной центр силы в ТЭКе. Например, им может быть круг лиц и компаний, концентрирующийся вокруг упомянутого выше Геннадия Тимченко, который, говорят, весьма озабочен амбициозными планами Сечина стать крупнейшим поставщиком газа в России после «Газпрома», что может сильно повлиять на безудержный рост принадлежащего г-ну Тимченко «НоваТЭКа».  
Противостояние Аркадия Дворковича и Игоря Сечина

источник 
 

Дворковичей на мороз!
avatar

reder

Дворкович — это их «аналитик». Какое там может быть противостояние? :)))))
avatar

тип-топ

Бл… я как мне этот Дворкович не нравится он прям как муха просящая мухобойку
«Цель Сечина — сохранить и усилить роль государства.»)))
Вот и «Эксперт» стал помойкой((
(в скобках) — главная цель Медведьев!
Спасибо за статью!

Неважно, кто победит в этом противостоянии, обычные люди так и будут жить при коррупции и разграблении узкой группой лиц нашей страны
avatar

Vitka

пилят богатства Родины, с однйо стороны сечени с другой Дворкович. никто и не сомневался.
avatar

Marti

Taxfreelt, Главный в Нске сегодя, а в основном занят Весенней Олимпиадой 2014 в Сочахххххххх.
Физиономия у Сечина какая то злая. Он мне не нравится. Но это чисто моё субъективное мнение.)
avatar

Inside

Inside, они там все очень милые, приятные, и главное — жутко креативные люди.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP