<HELP> for explanation

Рецензии на книги

Рецензии на книги | Банковская тайна

Совершенно случайно наткнулся на любопытную и остроумную книгу об отечественных банках и банкирах. Ищите, скачивайте и наслаждайтесь: Шен Бекасов, «Банковская тайна».
Вот такая, например, фееричная история:

МАГИСТР АЛХИМИИ


Вызвав меня к себе, президент банка взглянул на меня и веско произнес:
– АО «Торгнефть» – один из самых серьезных наших клиентов!
Я с понимающим видом кивнул.
– И при этом один из самых серьезных наших геморроев! – добавил президент, повышая голос.
Я с понимающим видом кивнул.
– Мы надавали им кредитов по самые жабры! – сообщил президент и ребром ладони показал, где находятся жабры.
Я с понимающим видом кивнул.
– А учитывая, что в залог по кредитам «Торгнефть» впихнула нам ворох своих акций, – продолжил президент и многозначительно поднял указательный палец, – нужно позаботиться, чтобы этот залог можно было выгодно реализовать… – Президент хмыкнул. – В случае чего. Вы понимаете, о чем я толкую, Андрей Викторович?

Я с понимающим видом кивнул и на всякий случай уточнил:

– Значит, кредиты она не вернет?

– Все может быть, – философски заметил президент. – Но у нас в залоге ее ценные бумаги…

Теперь на понимающий кивок у меня не хватило самообладания, и я честно сказал, что думаю:

– Дерьмо это, а не ценные бумаги.

– Я знаю, что дерьмо, – признался президент. – И я помню, что вы тогда говорили на кредитном комитете. Хотите позлорадствовать?

– И в мыслях не было! – быстро ответил я. – Если «Торгнефть» нас «кинет», то хана наступит всем.

– Рад нашему взаимопониманию, Андрей Викторович, – совсем, впрочем, не радостно пробурчал президент. – Не падайте духом. У меня для вас есть план. Надеюсь, вы не подумали, что я хочу вас оставить один на один с проблемой, в которой вы даже не виноваты? Я, может быть, суров, но иногда все-таки справедлив…

Президент испытующе посмотрел на меня, и я широко улыбнулся, демонстрируя высокую оценку его чувства юмора. На самом деле я именно так и подумал и теперь настороженно ждал разъяснений, что это за алхимический план такой, который поможет превратить доставшееся нам дерьмо в золото.
– У меня есть хороший друг, – сказал президент и замолчал. – У меня есть хороший партнер, – поправился он. – Он финский бизнесмен, и у него есть несколько нефтяных танкеров. У него есть идея фикс возить сибирскую нефть через Балтийское море, а для этого ему нужна какая-нибудь надежная российская нефтеторговая компания…
– Вы что, «Торгнефть» имеете в виду?
– Например. – Президент щелкнул пальцами. – Как вы думаете, он обрадуется, если я преподнесу ему на блюде такую компанию?
– Э-э… – неопределенно протянул я. – Вы же сказали – надежная компания…
– Мы объясним ему, что это надежная компания, раз мы ее кредитуем, – строго оборвал меня президент. – Мы объясним ему, что для пущей уверенности в надежной работе «Торгнефти» нужно ее контролировать. Мы объясним ему, что для этого нужно стать ее собственником, то есть купить большой пакет ее акций.
– То есть мы спихнем ему наш залог, – пробормотал я.
– То есть мы с сожалением расстанемся с этими выгодными и привлекательными ценными бумагами, – поправил меня президент. – Ну, что вы об этом думаете?
Я замялся.
– Давайте, Андрей Викторович, – подбодрил меня президент. – Только честно.
– Если честно, – заметил я, – то хорошо, что он всего лишь ваш партнер, а не друг.
Президент аж вскинулся:
– Что вы имеете в виду?
– Мы же не в вакууме живем, – пояснил я. – Про то, что акции «Торгнефти» даром никому не нужны, знаем не только мы с вами. Боюсь, потенциального покупателя вовремя проинформируют.
– А вот для этого, – прищурился президент, – вы-то мне и нужны. Точнее, вы и ваши хваленые специалисты. Понимаете?
– Не совсем, – напряженным голосом ответил я.
– Я хочу, чтобы через пару недель те акции «Торгнефти», что находятся у нас в залоге, стоили для этого финна не меньше, чем все кредиты, выданные нами «Торгнефти». Причем вместе с процентами. – Президент снова щелкнул пальцами. – Я нашел покупателя, а с вас, Андрей Викторович, – предпродажная подготовка… Справедливо?
Наверное, справедливее было бы все-таки взять за жабры генерального директора «Торгнефти», чтобы он вернул эти чертовы кредиты, но президент решил взять за жабры меня. Мол, слабо ли вам, Андрей Викторович, выполнить важное президентское поручение? Ковать золото из дерьма предстояло все-таки мне. Нашли алхимика, блин…
* * *
Сначала я вызвал Костю, нашего главного трейдера по акциям.
– Костя, – сказал я торжественным голосом.
– Так, – отозвался проницательный Костя.
– Не пора ли нам вывести на фондовый рынок АО «Торгнефть»?
– А может, выведем на рынок мой дачный кооператив? – предложил Костя.
– Не смешно, – заметил я.
– Не смешно, – согласился Костя. – Тем более, если ты про «Торгнефть» всерьез.
– Всерьез, – грустно сказал я. – И не я.
– Там? – Костя ткнул пальцем в потолок.
Я молча кивнул.
– Будем дурить рынок… – задумчиво проговорил Костя. – Только где я отыщу покупателей? Серго попросишь накопать? Его же кондратий с автандилом хватят. Он же таких дураков просто не найдет!
– Знаю, – хладнокровно кивнул я. – Их искать не надо.
– Вот как?
– Ты будешь торговать сам с собой, но через рынок. Выделим тебе несколько офшорных компаний для кучности. Начнешь осторожно, а потом наращивай объемы сделок и поднимай цены.
– Это называется манипуляция рынком и карается законом, – заявил Костя.
Я посмотрел на него.
– Кто-то же должен был это сказать, – развел руками Костя.
– Иди работай, – сказал я. – Мы тебя прикроем.
* * *
Следующим был вызван Серго, начальник отдела продаж.
– «Торгнефть»? – возопил он. – Смерти моей хочешь?
– Так уж и смерти! – ухмыльнулся я.
– Позора моего хочешь?
– Пора проявить свои профессиональные способности, – заметил я.
– Андрей, пощади меня, несчастного! – Брови Серго трагически надломились. – Только-только показатели у меня красоваться начали, а ты мне все под корень рубишь! Эта твоя «Гробнефть» меня придавит! – Серго ткнул в меня узловатым пальцем. – Признайся, премию платить не хочешь?
– Пошел ты в баню! – беззлобно рявкнул я. – Когда это я лишал тебя премии?
– Ну, не продам я никому эти псевдонефтяные акции! – рубанул Серго. – Я не волшебник!
– Ладно, успокойся, – сжалился я. – Хоть ты и прибедняешься, но такое неблагодарное дело я на тебя вешать не буду.
– Так чего ты от меня хочешь?
Я открыл сейф и достал конверт с «представительской» наличностью.
– Скажи-ка мне, Серго, – ласково поинтересовался я, – тебя здоровье не беспокоит?
– Не жалуюсь пока, – ответил Серго, переводя тревожный взгляд с моего лица на пухлый конверт.
– Тогда слушай важное правительственное задание…
Выслушав меня и приняв конверт из моих рук, Серго вздохнул и буркнул:
– Прощай, печень…
* * *
Следом ко мне в кабинет зашел Валентин, начальник аналитического отдела, и положил мне на стол девственно чистый лист бумаги.
– Это что? – осведомился я.
– Ты просил меня собрать все, что когда-либо писали аналитики об акциях «Торгнефти». – Валентин придвинул лист бумаги ко мне поближе. – Вот.
Я тщательно изучил бумагу с обеих сторон и уточнил:
– То есть ничего?
– То есть ничего. – Валентин пожал плечами. – Это никому никогда не было интересно. «Торгнефть» и акции-то свои выпустила всего полгода назад… Нет инвесторов – нет и аналитических обзоров.
Я аккуратно сложил вчетверо принесенный Валентином листок и бросил его в мусорную корзину.
– Пора восполнить этот досадный пробел, – объявил я.
Валентин вздохнул и сказал:
– После того как однажды ты поручил мне подготовить исследование рынка интернет-порнографии, я уже ничему не удивляюсь… Теперь ты хочешь, чтобы я написал что-то умное про эту «Торгнефть»?
Я кивнул.
– Она же пустышка, Андрей! Дутый холдинг!
– Я знаю.
– Учти, я врать по заказу не собираюсь! У аналитика есть своя репутация…
– А теперь садись и слушай, – прервал я Валентина. – Разве я когда-нибудь заставлял тебя врать?
* * *
Через двадцать минут прискакал взмыленный начальник пресс-службы банка.
– Так и есть, Андрей Викторович! – радостно возвестил он. – Через три дня!
– Ага, – удовлетворенно отозвался я. – Говорил же я, что кто-то мне говорил об этом… А что это вообще будет?
– Какая-то конференция нефтяников. – Начальник пресс-службы наморщил лоб, вспоминая. – То ли «Проблемы развития нефтяной отрасли», то ли «Нефтегазовый конгресс России»…
– Неважно, – отмахнулся я. – Те, кто мне нужен, там будут?
– Заявлены и ожидаются все флагманы, – отрапортовал начальник пресс-службы. – Наверняка будут даже первые лица компаний. Алекперов, Ходорковский, Швидлер…
– Меня вполне устроят и вице-президенты, – возразил я. – С первыми лицами я не знаком, а вот кое-кого из правлений знаю… Мне важно, чтобы они там были. Вот я тут список набросал, – я протянул блокнотный листок, – влезай в спонсоры конференции, делай что хочешь, но чтобы завтра все указанные лица получили именные приглашения на эту тусовку, понял?
– Понял. – Начальник пресс-службы утер платочком испарину.
– Я со своей стороны, конечно, тоже поработаю… – раздумчиво проговорил я. – Да, кстати, соответственно именные приглашения должны получить я и генеральный директор «Торгнефти».
– Понял, – пробормотал начальник пресс-службы.
– О знакомых журналистах позаботься сам. – Мне вдруг пришла в голову еще одна идея. – Слушай, а в каких ресторанах любят ужинать твои знакомые акулы пера?
Начальник пресс-службы пожал плечами.
– Они у меня не привередливые, – сказал он. – Любой дорогой ресторан оценят.
– Тогда вот что. Пригласи-ка на ужин парочку тех, кто знает в лицо меня или нашего президента…
– Вы хотите пообщаться с журналистами в неформальной обстановке?
– Ты не понял. Общаться в неформальной обстановке будешь ты сам. Просто одновременно в том же ресторане будем ужинать мы втроем с гендиректором «Торгнефти»…
– А, – кивнул начальник пресс-службы. – Все понял.
– Нет, ты еще не все понял. У тебя как с актерским дарованием?
– Н-ну, – замялся он.
– Ладно, не скромничай, – добродушно сказал я. – Твое лицедейство пока бережет тебя от увольнения… Так что слушай и учи роль.
* * *
Юрисконсульт выслушал меня очень внимательно.
– Значит, нужно подготовить двадцать экземпляров комиссионных договоров на покупку акций ОАО «Торгнефть»? – уточнил он.
– Да.
– По «рыночной цене»?
– Да.
– И в качестве клиентов указать в них вымышленные названия юридических лиц с вымышленными именами их руководителей?
– Да.
– И вы, Андрей Викторович, подпишете эти договоры от имени банка, и на вашу подпись поставят печать?
– Да.
– Это называется мошенничеством, Андрей Викторович, – твердо сказал юрисконсульт.
– Бред, – отрубил я. – Какое еще на хрен мошенничество? Ошибка базы данных. Или человеческий фактор. В конце концов, мы вправе подготавливать какие угодно проекты договоров – хоть на покупку Эйфелевой башни… Мы же не собираемся исполнять этот договор! Да и вообще он будет подписан только с одной стороны! Это даже еще не договор…
– Да, но…
– Послушай меня, – проникновенным голосом перебил я. – Считай это квалификационным тестом. На умение составлять комиссионные договоры на покупку акций. Сделай что я прошу – и все.
– Иначе я не подтвержу свою квалификацию? – мрачно спросил юрисконсульт.
– Видишь, сообразил, не зря юрфак заканчивал, – одобрительно заметил я. – Будешь выходить, попроси секретаря вызвать ко мне начальника курьерской службы…
* * *
Через восемнадцать рабочих дней по договору купли-продажи ценных бумаг наш банк продал финскому партнеру нашего президента 58 тысяч акций ОАО «Торгнефть», что составило ровно 58 % капитала указанного акционерного общества. Эти же 58 тысяч акций и представляли собой полностью тот залог, который обеспечивал кредиты, выданные «Торгнефти». Деньги, полученные от финна за акции «Торгнефти», почти полностью покрыли сумму кредитов «Торгнефти» вместе с процентами, что было совсем не плохо для ценных бумаг «пустышки» и «дутого холдинга».
Подписание договора прошло в торжественной, но конфиденциальной обстановке. На следующий день меня вызвал к себе президент банка.
– Деньги от финна пришли? – с ходу поинтересовался он.
– Деньги поступили, акции мы ему поставили, – доложил я. – Сделка закрыта.
– Прекрасно. – Президент помолчал и добавил: – Тем более, что «Торгнефть» просрочила возврат кредита и уплату процентов.
– Ясно, – сказал я. – Об этом еще никто не знает?
– И не узнает, – сухо ответил президент. – Все оформим как пролонгацию кредита. Для такой успешной фирмы, как «Торгнефть», мы не могли не пойти на такую уступку.
– В таком случае мы вообще-то не имели права реализовывать залог, – осторожно возразил я.
– Вы об этом не волнуйтесь, – проворчал президент. – Не ваша печаль. Может, они и имеют наглость разворовывать наши кредиты, но обнаглеть настолько, чтобы подать на нас в суд, я им не позволю.
– Ну-ну, – с сомнением пробормотал я.
– Вы хорошо поработали, – похвалил президент. – Честно говоря, когда давал это поручение, не верил, что все так удачно сложится.
– Это действительно удача, – заметил я. – Нам на самом деле здорово повезло.
– Просто так никому не везет, – значительно сказал президент. – Вы ведь мне так толком и не рассказали, как вам удалось запудрить мозги этому финну? И зачем вы водили меня в тот японский ресторан, где мы битый час болтали ни о чем с гендиректором «Торгнефти»? Из-за него мне кусок в горло не лез…
– Важно было не то, о чем вы болтаете с гендиректором «Торгнефти», а то, что вы вообще с ним болтаете и тратите на него время. Дело в том, что одновременно в том же ресторане наша пресс-служба кормила двух зубастых журналистов, падких на мнимые интриги и сенсации в корпоративном бизнесе. Надо отдать должное нашему начальнику пресс-службы, который сыграл целый концерт пантомимы и междометий, чтобы изобразить конфуз столь неудачным стечением обстоятельств… Дескать, какая неудача: «случайно» засветил средствам массовой информации секретную встречу олигархов…
– Вот как! Значит, вы использовали меня «в темную», – усмехнулся президент.
– Победителей не судят, – усмехнулся я в ответ. – Короче, там, в ресторане, семя пало на благодатную почву. К тому дню наш трейдинг уже постарался «разогнать» котировки акций «Торгнефти», и это было не так уж сложно, учитывая, что все свободные акции были в наших же руках. На рынке заговорили о запланированной скупке акций. Тут уж надо отдать должное Серго, который неделю подряд пил водку и другие горячительные напитки со всеми своими приятелями-конкурентами, приятелями-журналистами и просто приятелями, имеющими хоть какое-нибудь отношение к финансовому рынку. Болтал о бабах, машинах, рыбалке, но в той незначительной части застольной беседы, которая касалась профессиональных дел, обязательно проговаривался, что а) три-четыре ведущих нефтекомпании России начали подковерную борьбу за «Торгнефть», б) у нас есть заказ от неизвестного, но богатого покупателя на акции «Торгнефти».
– Он жив-здоров? – участливо осведомился президент.
– Кто? – не понял я.
– Да Серго твой! Цирроз еще не заработал? Надо бы ему премию выписать…
– Выпишем, выпишем, – заверил я. – За мной не заржавеет.
– За мной тоже, – заверил президент. – Что еще?
– Наш аналитический отдел выпустил два обзора. Первый – о рынке нефтеторговли. О том, что на этом рынке почти нет открытых акционерных обществ (кроме «Торгнефти» и пары других), что все нефтетрейдеры «карманные», что рентабельность высокая. Короче, хороша Маша – да не наша. Когда рынок заметил манипуляции с акциями «Торгнефти», вышел второй обзор – непосредственно о «Торгнефти», – где среди возможных причин роста цен был упомянут интерес крупного покупателя.
– Значит, прогнул своих аналитиков?
– Ни в коем случае! – обиделся я. – Ни слова вранья. «Может быть», «не исключено», «есть мнение»… Имеют же право аналитики выдвигать версии, в конце концов! Более того, я посоветовал Валентину пожаловаться в своей «аналитической» тусовке, что его буквально заставляют писать эти обзоры про нефтеторговлю и «Торгнефть»… Это только добавило слухов.
– А зачем ты таскал гендиректора «Торгнефти» на эту конференцию нефтяников?
– За тем же самым. Просто водил его от одного своего знакомого нефтяника к другому и знакомил. Ни слова о бизнесе. Выглядело это, правда, со стороны так, что журналисты написали, что «представители „Торгнефти“ вели активные переговоры с руководителями крупных нефтяных компаний».
– Н-да, – снова усмехнулся президент. – А что это за история с курьерами?
– Да ничего особенного, – махнул я рукой. – Так, последние штрихи. Курьеры умудрялись «по ошибке» забывать у ряда избранных адресатов вместе с положенными документами экземпляр «чужого» договора на покупку акций «Торгнефти». Потом, конечно, извинялись за ошибку, забирали случайно оставленный договор обратно, но это только больше привлекало внимания к самому факту наличия таких договоров… – Я развел руками. – В итоге, к тому моменту, когда вы вышли со своим предложением к своему финскому партнеру, мы имели рост котировок акций «Торгнефти», несколько негромких, но заметных публикаций об интересе к «Торгнефти» со стороны крупного нефтяного бизнеса, два наших эксклюзивных аналитических обзора (другие аналитики попросту еще не успели изучить вопрос) и многочисленные слухи на рынке. Таким образом, для нашего финна был обеспечен соответствующий антураж вашему деловому предложению. Остальное было делом переговоров и хитроумных российских стандартов бухгалтерского учета, из которых понять что-либо об истинной стоимости «Торгнефти» очень непросто. Вот и все. Повезло на самом деле. Если бы финн покопал подольше и поглубже, то такой хорошей цены мы бы не добились.
Президент помолчал.
– Вы магистр алхимии, Андрей Викторович, – задумчиво сказал он. – Можно сказать, сделали из дерьма золото.
– Забавно, что и вы подумали о том же самом, – ответил я. – Мне тоже показалось, что здесь больше алхимии, чем банковского дела.
– А разве все банковское дело – не алхимия? – философски заметил президент. – Делать деньги на деньгах… Есть в этом что-то… – президент щелкнул пальцами, – …метафизическое. Как вы полагаете?
– Воистину так, – торжественно подтвердил я. – Аминь.
* * *
Спустя месяц мы узнали, что наш финский партнер с немалой выгодой перепродал акции «Торгнефти» каким-то лихим инвесторам, взбудораженным ажиотажем вокруг «золотой» нефтеторговой компании. Джинн был выпущен из бутылки – мы к дальнейшей истерии вокруг «Торгнефти» уже не имели никакого отношения. Финн благополучно возит на своих танкерах норвежскую нефть, президент банка благополучно (но с переменным успехом) продолжает выбивать просроченные кредиты из «Торгнефти», а неведомые лихие инвесторы, наверное, до сих пор гадают, что же им делать дальше с этими акциями? Боюсь, даже «магистр алхимии» вряд ли смог бы им помочь – позолота на дерьме долго не держится…

PS: не нашел, как убрать под кат, подскажите, кто знает…
 

да уж… многа букав…

avatar

turtles_blogs

turtles_blogs, это я вижу, дальше что сделать нужно?
hermit, нажать «ред» (первая стрелка)
поставить курсор где нужно сделать кат
нажать картинку «разрыв» (вторая стрелка)
)
да я делал это, почему-то нифига не получилось. вручную тэг пытался вставить — тоже облом…
avatar

hermit


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP