<HELP> for explanation

Новости рынков

Новости рынков | Главный инвестиционный стратег Grantham Mayo van Otterloo (GMO) Джереми Грэнтхэм рекомендует инвестировать в сырьевые ресурсы, сельхозугодья, продукты питания

Главный инвестиционный стратег Grantham Mayo van Otterloo (GMO) Джереми Грэнтхэм рекомендует инвестировать в сырьевые ресурсы, сельхозугодья, продукты питания. 


Главный инвестиционный стратег Grantham Mayo van Otterloo (GMO) Джереми Грэнтхэм рекомендует инвестировать в сырьевые ресурсы, сельхозугодья, продукты питания
Джереми Грэнтхэм — известный инвестиционный аналитик, предсказавший крах рынка доткомов и предупреждавший о пузыре на рынке недвижимости США. В начале 2009 года он рекомендовал клиентам инвестиционной компании GMO, управляющей активами на сумму 100 млрд долл, входить обратно в фондовый рынок. Эта рекомендация была сделана на той самой неделе, когда фондовые индексы США достигли своих минимальных уровней в нисходящем тренде, сформировавшемся после банкротства Lehman Brothers. 
 
Сегодня Грэнтхэм делает новые предсказания в стиле мальтузианских предупреждений о грядущей экологической катастрофе. Послушав его, можно сделать вывод, что мир находится на пороге голода, ресурсы будут дорожать, а изменения климата будут ухудшать ситуацию. Если бы любой другой аналитик говорил в духе активистов Гринписа, он вызвал бы хохот на Уолл-Стрит. Но Джереми Грэтхэм — это другое дело, его стоит послушать. 
 

Вопрос WSJ: Вы обеспокоены ценами на сырье, почему? 
 

Грэтхэм: Они снизились в течение ста лет в среднем на 70%, а затем, начиная примерно с 2002 года, они взлетели и почти все утроились. Разве что за исключением табака. Думаю, табак был единственным, кто пошел вниз. Цены на сырье демонстрировали снижение на протяжении ста лет, а затем отыграли потери между 2002 и 2008 г.г. — за шесть лет. Игра изменилась. Я полагаю, что ситуация изменилась из-за резких темпов роста Китая — такая большая страна, где живет 1.3 миллиарда человек, использующих 45% добываемого в мире угля, 50% мирового цемента и 40% всей меди. Я имею в виду, что, глядя на эти цифры, вы не можете не думать о том, что кое-что пойдет не так. 
 
Вопрос WSJ: Это привело Вас к неожиданным выводам, включая Вашу обеспокоенность по поводу природных ресурсов, о большинстве из которых многие из нас едва слышали. 
 

Грэтхэм: Мы изучили тему вдоль и поперек, рассматривали сырьевые товары один за другим и пришли к выводу, что самое важное, самое ценное — это фосфат и фосфор. Фосфор нельзя сделать, воссоздать, он необходим для всех живых существ. Мы его добываем, и его запасы истощаются… 85% запасов недорогого высококачественного фосфора находится в Марокко… и они принадлежат королю Марокко. Я имею в виду, что это странная ситуация. Запасы фосфора намного более ограничены, чем запасы нефти на Ближнем Востоке, но эти запасы намного важнее. Причем запасов фосфора в остальных странах мира хватит примерно на 50 лет, если экономика не будет расти слишком быстро. 

Вопрос WSJ: Что должны делать инвесторы? 
 

Грэтхэм: Инвестиционные выводы — это, конечно, владение землей, владение большими ресурсами, резервами фосфора, калия, нефти, меди, олова, цинка. Я не в восторге от алюминия и железной руды, потому что их много. И я бы не стал владеть углем, не буду владеть битуминозными песками. Людям очень дорого обходятся коммунальные услуги, создаваемые с использованием угля, а заводы, которые нужно построить для разработки битуминозных песков, слишком массивны. И к тому моменту, когда инвестор вернет вложенные деньги, стоимость энергии солнца и ветра уже опустится вниз. 
 
Так что я не стал бы покупать уголь и битуминозные пески, но думаю, что нефть, металлы и, в частности, удобрения я бы купил. И самое важное — это продукты питания. Давление на еду намного больше, чем на что-либо еще. Следовательно, какие могут быть выводы? Наверное, необходимо создать очень хорошее фермерское хозяйство. С точки зрения инвестора, акценты следует расставить на очень хороших сельхозугодьях… Время от времени вы можете сделать хорошие инвестиции в сельхозугодья, и если вы готовы поехать за границу, то можете сделать это уже сегодня. Я бы не хотел слишком рисковать. Я бы предпочел отчетливо стабильные страны — Австралию, Новую Зеландию, Уругвай, Бразилию, Канаду и, конечно, США. Но я бы хотел оглядеться вокруг, поискать то, что я называю уголками и закоулками. И по лесному хозяйству то же самое. Лес — это неплохая прибыль, сегодня цены на лес, возможно, немного завышены, но это происходит в том мире, где сегодня все завышают цену — невероятно низкие процентные ставки толкают людей к инвестированию. Порочный замысел Федрезерва. 
 
Комментарий WSJ: Рост цен на сырьевые товары за последние 10 лет с 2003 по 2013 год: бензин +151%, соевые бобы +248%, нефть марки Brent +310%, золото +170%. 
 

… Далее Грэтхэм заявил о краткосрочных горизонтах политиков, которые заинтересованы лишь в том, что будет через 10 лет — в тот период, пока они будут находиться у власти. Грэтхэм полагает, что в расчете на долгосрочную перспективу вменяемое общество должно инвестировать в социальную сферу, ресурсы и решать проблемы, связанные с изменением климата. 
 
Вопрос WSJ: Что насчет прогноза по рынку акций? Вы предсказали начало ралли в 2009 году, но в 2010 году вы ждали «семь скудных лет». Однако с тех пор рынок взлетел. 
 

Грэтхэм: И он может пойти намного выше, поскольку ФРС его подталкивает. И мы можем получить еще один реальный пузырь. Вы знаете, что у нас был пузырь в 2000 году с Гринспеном, затем был пузырь на рынке жилья и финансовый пузырь с Бернанке и Гринспеном. И, похоже, Бернанке абсолютно счастлив, сохраняя ставки на низком уровне и наблюдая за тем, как акции растут. Они (ФРС) это делают, потому что рост цен на акции дает небольшой пинок потребителю, вы чувствуете себя богатым, а потом… вы получаете негативные последствия всего этого, а акции возвращаются к справедливой цене или ниже, как это было в 2009 году. Потребитель на это реагирует, и в стране возникает рецессия и плохой фондовый рынок. Они проходили через это уже дважды и, кажется, полны решимости сделать это в третий раз. Как я уже говорил, это реальное безумие — продолжать делать то же самое и ждать другого результата. 
 
Далее корреспондент WSJ и Грэтхэм поговорили о некоторых отличиях американцев от других наций. По мнению Грэтхэма, американцы любят инвестировать в венчурный капитал, в стартапы. 
 
«У нас больше неудач, чем, вероятно, во всех развитых странах вместе взятых. Но впоследствии, когда дым рассеется, мы остаемся с Amazon и Google. И это не случайность. Мы просто бросаем больше дротиков по мишени. Немцы очень консервативны в метании дротиков. А у нас замечательное отношение к риску, мы чрезвычайно терпимы к неудачам», — сказал Грэтхэм. 
 
Вопрос WSJ: Мы извлекаем из этого пользу? 
 

Грэтхэм: Конечно, но наш недостаток в том, что мы готовы метать дротики, будучи абсолютно уверенными в том, что выиграем. Все американские предприниматели знают, что они победят. Но выживают только 10%. (WSJ)
 
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP