<HELP> for explanation

Блог им. bootabee

Что многие годы проведения политики "дешевых денег" могут сделать с мировой экономикой.

Посреди бесконечных разговоров о планах ФРС США сократить покупки облигаций по большей части подразумевается, что мы стоим на пути к ужесточению денежно-кредитной политики после пяти лет беспрецедентных мер стимулирования.
Но что если это всего лишь отклонение? Что если гораздо важнее то, что процентные ставки по всему миру могут стать еще ниже и будут оставаться на крайне низких уровнях много-много лет, возможно, даже десятилетий, и что последуют новые покупки облигаций в гораздо больших объемах?
В этом месяце на это намекали многие из мировой экономической элиты. Если они правы, можно ожидать еще большего роста на фондовых рынках и более высоких цен на золото, но также международной напряженности из-за валютной политики, скачка цен на недвижимость в отдельных урбанистических центрах и возможной политической реакции тех, кто будет отлучен от этой спекулятивной феерии.
В ноябре многие интеллектуалы призывали к еще более агрессивному смягчению денежно-кредитной политики, увековечиванию политики, в результате которой процентные ставки в развитых странах оказались около нуля, а балансы центральных банков раздулись. Мотивированные неспособностью обеспечить работой десятки миллионов безработных в западных странах, и также дезинфляционными тенденциями, которые предупреждают об угрозе дефляции наподобие японской, эти люди полагают, что «нормализация» политики находится в слишком далеком будущем, чтобы о ней можно было думать.

Два ведущих исследователя из ФРС начали эту дискуссию, по отдельности заявив, что ФРС следует понизить целевой уровень для безработицы — тот уровень, на котором она начнет повышать ставки в США, — до 5,5%-5,75% с нынешних 6,5%. Во вторник вечером председатель ФРС Бен Бернанке намекнул, что ФРС может включить этот пересмотр в свой «ориентир о будущем курсе политики», сказав, что ставки могут оставаться около нуля «долгое время после» падения уровня безработицы ниже 6,5%.
В этом месяце Европейский центральный банк /ЕЦБ/ также неожиданно объявил о понижении ставки рефинансирования, после чего главный экономист и член правления ЕЦБ Питер Прет заявил Wall Street Journal, что ЕЦБ даже может сделать ставки отрицательными и предпринять покупки активов подобно ФРС.
Лоуренс Саммерс, бывший министр финансов США, которого некоторое время считали возможным преемником Бернанке, создал мегатеорию об этих сдвигах. Выступая на мероприятии Международного валютного фонда /МВФ/, где присутствовали крупнейшие деятели из мира международных финансов, в том числе Бернанке, Саммерс заявил, что экономика США оказалась в ловушке «долговременной стагнации», которая опустила естественную процентную ставку, при которой теоретически достигается полная занятость, намного ниже нуля, возможно до минус 2%-3%. Заявления Саммерса были тепло приветствованы такими влиятельными комментаторами, как Пол Кругман из New York Times и Гэвин Дэвис из Financial Times.
Что все это значит для будущей политики? Как обсуждали Бернанке и Саммерс в ходе обмена мнениями после его выступления, налогово-бюджетная политика была бы идеальным решением. Она может включать немедленный скачок расходов на проекты на развитие инфраструктуры и конец мерам строгой экономии в США и Европе, а также сокращение долгосрочных гособязательств в сфере здравоохранения и соцобеспечения.
Но текущий политический климат исключает такие решения во многих странах. Вместо этого, центральные банки могут пойти на еще более крупные раунды покупок облигаций и, возможно, обдуманную стратегию создания инфляции путем введения целевых уровней для номинального ВВП.
Чтобы понять, что это значит для финансовых рынков, нужно лишь взглянуть на прошедшие пять лет. Будут крупные победители, но будут также и крупные пораженцы.
— Инвесторы фондового рынка возрадуются. Теперь они смогут опровергнуть утверждения, что фондовый рынок приближается к территории мыльного пузыря: обещание «дешевых денег» на долгие годы потребует, чтобы будущие потоки дивидендов учитывались под более низкую ключевую ставку, что означает более высокие котировки.
— Доллар проиграет, равно как и иена и евро, так как избыточная валюта, напечатанная тремя крупнейшими центральными банками, будет направлена в поисках более высоких доходностей на покупку валют развивающихся стран, где более жесткие экономические условия сочетаются с относительно более высокими процентными ставками. Этот приток «горячих денег» возродит «валютные войны», так как центральные банки развивающихся стран будут проводить интервенции с целью понизить курс своих валют, находясь под давлением экспортного лобби.
— Сырьевые товары, особенно золото, оживление спроса на которое обеспечат те, кто считает, что центральные банки обесценивают бумажные деньги, могут снова вырасти в цене. Тем не менее, для промышленных товаров возрастет напряженность между сильным спекулятивным спросом с одной стороны и слабым фундаментальным спросом с другой стороны, так как экономика Китая замедляется и переориентирует экономический рост со строительства на потребительский сектор. Этот конфликт создаст волатильность.
— Продолжат расти цены на жилье в модных, уже сильно застроенных местах. Международные урбанистические центры — Нью-Йорк, Лондон, Гонконг, Шанхай, Сан-Паулу — станут еще дороже, но подорожают и региональные центры второго эшелона во многих странах.
Все это было бы хорошо, если бы только прилив одновременно приподнимал все лодки! Но неизменно мягкая денежно-кредитная политика создаст еще более широкие различия внутри и между экономиками. Будет расти пропасть между теми, кто выигрывает от роста на финансовых рынках, и теми, кто нет.
Как видите, несмотря на неоспоримую слабость инфляции потребительских цен, которая воодушевляет этот призыв к действиям, инфляция на рынке активов — это реальная гуманитарная проблема. Рост цен на жилье в крупных городах не отражается в индексах CPI, но оказывает сильное давление на покупательную способность тех, кто не является собственником жилья, но стремится жить в нем. Собственники же, напротив, наслаждаются «эффектом богатства», но они, как правило, не повышают свои расходы на соответствующую сумму. Это проявление становящегося все шире разрыва в уровне благосостояния в мире, и оно неотделимо от политики «дешевых денег».
В такой среде будет больше политических побед, как у Билла де Блазио, избрание которого в мэры Нью-Йорка, основывалось на сокращение разрыва между «двумя Нью-Йорками». Но если политические решения будут чисто локальными и не будут затрагивать широкие глобальные дисбалансы, которые разжигают великую стагнацию, эта напряженность никуда не уйдет.


 Автор Michael J. Casey, michael.casey @ wsj.com
 

инфляция помешает годами и десятилетиями держать нулевые ставки.
avatar

bumbarash


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP