<HELP> for explanation

Блог им. AGorchakov

"Эпоха перемен"-2 (вторая половина 2007-го)


История одного управления. «Не дай Вам Бог жить в эпоху перемен» (приписывается Конфуцию) (часть вторая, сентябрь-декабрь 2007-го)
 
# 20.04.2011 16:54 Но перемены в моей жизни в этом году не закончились. В августе я принял решение не идти работать в новую компанию. Основной причиной стали разногласия с другими управляющими. Каждый из нас анализировал неудачи 2006-2007-го года и пришел к совершенно разным выводам относительно их причин: 
начальник аналитического отдела считал причиной неудач отсутствие права разработчика на замену своих систем в портфеле в любой момент времени, какой он сочтет таковым;
сотрудник исследовательского отдела считал, что причиной неудач стала внесистемность с плечами и шортами: «шорты и плечи надо либо играть постоянно, либо не играть вообще», а также внесистемный переход от одного способа управления (альфа-) к другому (бета-), также он считал, что портфельный подход при построении систем не нужен, а средства надо либо делить между разработчиками систем поровну, либо поступить с ними так, как в марте;
инвестиционный консультант наоборот считал причиной неудач «упертую системность» и предлагал распределять доли эмитентов исключительно на внесистемных соображениях, а также «поставить человека с тумблером, который переключал бы управление в эмитенте с системного на внесистемное и наоборот, исходя из новостного фона в эмитенте»;
автор данных заметок считал, что причиной неудач стали внесистемное открытие шортов и внесистемный переход на бета-портфель, но, в отличии от сотрудника исследовательского отдела, я считал необходимым наличие портфельного менеджера и не разделял позицию «все или ничего» по отношению к плечам и шортам.

Эти разногласия проявились еще в старой компании, как при создании мартовского альфа-портфеля, так и в еще одном случае. Исходя из своего видения причин неудач, в первой половине 2007-го года я создал фильтр плечей и шортов и предложил включать плечи и шорты по сигналам фильтра, используя в качестве такого фильтра либо мой фильтр, либо среднесрочную систему начальника аналитического отдела. Однако другие разработчики систем подсчитали, что улучшение коэффициентов Шарпа, Сортино и Кальмара на 15-25%%, достигающееся при использовании фильтра, несущественно. «Можно получить гораздо больше, если работать над созданием новых систем, лучше работающих на последних данных с рынка» — таково было высказанное общее мнение других разработчиков. Лично я считал и продолжаю считать такой подход «подгонкой», но это было мнением большинства инвестиционного комитета компании.

В условиях таких разногласий было только два компромиссных решения относительно распределения будущего портфеля новой компании:
— продолжать торговать мартовский портфель, дополнив его правом разработчика на замену систем на своей части в любой момент на его усмотрение, мне дать права риск-менеджера с правом запрета торговли по любой системе из портфеля (так как моих систем в портфеле было мало);
— разделить средства на три равные части между разработчиками, на каждой из которых разработчик будет «сам себе портфельный менеджер».

При этом для представительских функций за мной сохранялась должность «портфельного менеджера компании» (эдакий «портфельный менеджер без портфеля» "Эпоха перемен"-2 (вторая половина 2007-го) ). Оценив оба предлагаемых решения, я понял, что при их реализации буду нести двойной риск:
— финансовый, как участник в уставном капитале новой компании (по иронии судьбы из всех потенциальных управляющих новой компании я был единственным владельцем небольшой доли в ней);
— репутационный, как официальный «портфельный менеджер без портфеля», т. е. человек, с именем которого будут связываться будущие результаты, но при этом не имеющий никаких рычагов влияния на них.

«Один риск – куда ни шло, но два – это перебор» — решил я и заявил коллегам, что буду искать другое место работы. Генеральный директор новой компании (бывший замгенидиректора в старой, отвечавший за привлечение клиентов и «хозблок») выразил сожаление по поводу моего решения, но посчитал, что в сложившихся обстоятельствах так всем будет лучше. Ведь из торгуемого портфеля пропадала лишь небольшая доля систем.

Поиск новой работы происходил по обычной схеме:
— рассылка резюме по размещенным в интернете вакансиям управляющего;
— объявление на Форуме сайта «Как стать трейдером?» о поиске работы;
— размещение резюме на хэндхантере.

Из всех поступивших мне предложений меня привлекло предложение «создать команду, способную управлять несколькими миллиардами рублей методами системного трейдинга». Причем о привлечении клиентов речи не шло – это были средства, которые работодатель готов был передать в управление этой «команде». Почему столь необычное предложение поступило от человека, далекого от системного трейдинга и владевшего совсем другими бизнесами? Дело в том, что свободные средства холдинга размещались на фондовом рынке. Часть из них (большая) была передана в управление одной крупной инвестиционной компании, а другая часть управлялась нанятыми управляющими. Одним из таких управляющих был приверженцем системного трейдинга и его результаты управления создали положительный имидж данных методов у работодателя. Но сам управляющий отказался от решения упомянутой выше задачи и предложил найти для ее решения другого человека. Так в интернете и появилась вакансия, увидев которую, я послал свое резюме. Оказалось, что упомянутый управляющий заочно знал меня по сайту «Как стать трейдером?» и когда ему показали пришедшее резюме, дал мне лучшую из возможных рекомендаций: «это человек, который Вам нужен». И меня пригласили на собеседование, подводя итог которого работодатель сказал: «Как профессионал Вы нам подходите, но окончательное решение мы примем после небольшой проверки Вашей добропорядочности ». Примерно через 10 дней после собеседования мне позвонили и сказали, что по результатам проверки дано положительное заключение и предложили назвать дату выхода на работу. Я ответил, что самой подходящей датой будет понедельник 3 сентября и «на том конце провода» мне ответили, что ждут меня на рабочем месте 3 сентября. В качестве дополнительного «пряника» данной вакансии было обещание, что как только прибыль управления составит 50 млн. руб. эти средства будут направлены в уставной капитал лицензированной управляющей компании, в которой я стану генеральным директором со всеми вытекающими правами и обязанностями. Перспективы у этой вакансии были самыми радужными, но впереди был кризисный 2008-й год. Эх, если б не кризис…. В-общем, требуемую сумму прибыли в 50 млн. руб. на конец первого и второго кварталов 2008-го получить не удалось, а потом в сентябре 2008-го наступило время, в котором уже ничего не зависело от результатов управления. Но «история не терпит сослагательного наклонения». Впрочем, о 2008-м речь пойдет в следующей заметке. А пока «на дворе» август 2007-го. 

Вообще свободный рабочий график в августе 2007-го пришелся мне, как никогда, кстати. Шли собеседования о новой работе, был переезд новой компании в новый офис, в котором я тоже принял участие (несмотря на профессиональные разногласия, личные отношения со всеми сотрудниками компании у меня оставались добрыми и мой отказ идти туда работать – это не повод для прекращения отношений). Но основной моей личной проблемой в то время было решение вопроса о предоставлении мне кредита на покупку квартиры для дочери и внука. Внук появился на свет совсем недавно – в декабре 2006-го и потому в ближайшие годы стал бы вопрос об отдельном жилье для них (до 1,5 лет конечно лучше жить рядом с бабушкой, если есть возможность "Эпоха перемен"-2 (вторая половина 2007-го)). А тут подвернулся весьма бюджетный вариант приобретения хорошей двушки в очень-очень ближнем Подмосковье в новом сданном доме. Но цены на квартиры выросли в последние годы настолько, что средства на моем счете составляли чуть больше половины стоимости 70-ти метровой квартиры. А от сбережений вне рынка после внесения суммы в уставной капитал компании осталась совсем уж небольшая сумма «на черный день», примерно равная текущим расходам моей семьи за три месяца. Упускать выгодное для тех времен предложение не хотелось, но и без кредита было никак не обойтись. На семейном совете было решено выделить на первый взнос 20% стоимости квартиры (примерно 40% счета) и взять кредит на 80% стоимости, а 60% счета оставить на рынке, что компенсировать часть выплат по десятилетнему кредиту со ставкой в 9,9% годовых в рублях за счет получаемой более высокой доходности. Оформлением этого кредита я и занимался весь август и часть сентября (кредит был получен 7 сентября).

К началу сентября компания, в которую я не пошел работать, решила все свои организационные проблемы и остатки моих денег в старой компании стали «бесхозными», так как трейдеры, исполнявшие приказы систем, либо перешли в новую компанию, либо, как и я, ушли в другие компании. И я взял их под свое удаленное управление до конца сентября, а в конце сентября перевел на свой брокерский счет у того же брокера на тех же условиях, как они торговались в «битве роботов»:
— брокерская комиссия – 0,009% от оборота вне зависимости от суммарного оборота;
— плечи и шорты под 14% годовых.
Одновременно на свой брокерский счет я перевел и половину средств, оставшихся после выплаты первого взноса за квартиру, оставив вторую половину на карточке «на случай непредвиденных расходов» (эти средства я перевел на свой брокерский счет в конце марта 2008-го).

Итак, к началу сентября я был отброшен по времени еще дальше назад к 2004-му году. У меня «в загашнике» был портфель моих систем, а из нововведений только фильтр шортов и плечей. Так как в ближайшее время мне предстояло не только торговать, но и заниматься организационно-кадровыми вопросами, я решил «не множить сущностей» и стал управлять переданными мне работодателем средствами посредством портфеля моих систем в режиме «только лонг» с плечом 1:0,2. Своими деньгами в сентябре я управлял посредством такого же портфеля, но, помня о средствах, лежащих на карточке, плечо сделал 1:1. После перехода на управление своим брокерским счетом и довноса денег я уменьшил плечо до 1:0,2. Собственно все приводимые мной результаты управления с 4 октября 2007-го получены на основе подневных изменений моего брокерского счета, очищенных от влияния вводов средств и удерживаемых налогов. Результаты с 3 сентября по 4 октября получены на основе подневных изменений остатков моих средств в старой компании, измененных по формуле d i * 1.2/2, чтобы от плеча 1:1 перейти к плечу 1:0,2, с которым я торговал бы эти средства, если б они составляли 100% средств, принесенных мною на рынок. Результаты управления в сентябре-декабре 2007 представлены на следующем графике

"Эпоха перемен"-2 (вторая половина 2007-го)

Как видите я вернулся к бенчмарку «Купил и держи» торгуемого портфеля, так как этот порфтель стал частью моего управления. Аналитические характеристики управления в этот период даны в следующей таблице:

Показатель Купил и держи управление

средняя доходность* 34.7% 22.6%
риск по Шарпу 1.36% 0.74%
риск по Сортино 0.80% 0.41%
просадка -7.9% -4.4%
коэффициент Шарпа 1.59 1.90
коэффициент Сортино 2.70 3.46
коэффициент Кальмара 4.42 5.16
Бета 1.00 0.39
Альфа* 0.0% 9.3%
*в % годовых

Здесь я хотел бы привести один интересный факт, получающийся при сравнении управлений в разные годы. Если взять периоды июль 2002-январь 2005январь-декабрь 2005 и сентябрь-декабрь 2007, когда управление велось только по моим системам и отличалось лишь плечом, посчитать параметр:

риск по Сортино «Купил и держи»/(риск по Сортино управления/(1+плечо)), 

то мы увидим, что для первого и третьего периодов он составил 2,36, а для второго 2,23, т. е. практически одно и то же значение. Это означает, что мне удалось добиться стационаризации риска управления путем применения системного трейдинга. У внимательного читателя, конечно возникнет вопрос: «А почему сравнение проведено только для риска по Сортино?». На этот вопрос ответить несложно. Мне, например, до сих пор непонятно, почему Шарп в качестве меры риска взял величину, которую увеличивает правый (положительный) «тяжелый хвост». Ведь задача системного трейдинга «только лонг» и состоит в том, чтобы «поймать» как можно больше (по «объему) положительных приращений рынка и уменьшить «ловлю» отрицательных. А потому «тяжесть» правого хвоста приращений эквити управления – это плюс, а не минус. Что касается просадок, то это вообще единичные случаи на рассматриваемом периоде, а для качественной статистической оценки нужно достаточно большое число испытаний. Можно конечно что-то оценивать и в единичных случаях, но только в рамках достаточно специфических моделей. Поэтому из стандартных мер риска, наиболее интересным и показательным является риск по Сортино. Конечно сравнительно новые меры риска, как VAR и CVAR еще более показательны, но их надо брать для распределений приращений эквити за достаточно продолжительный период, а не для дневных приращений. Впрочем, для задачи сравнения рисков управления и рынка достаточно и коэффициента Сортино. Более «тонкие» оценки риска нужны для оценки качества систем и принятия решения об их торговле.

Помесячные результаты управления приведены в следующей таблице:

месяц управление «Купил и держи»

Сентябрь 2007 1.74% 5.26%
Октябрь 2007 3.71% 7.58%
Ноябрь 2007 -1.15% -2.00%
Декабрь 2007 2.94% 0.08%

Но уже в ближайшем будущем торговля этим портфелем систем была невозможна. Дело в том, что одним из условий на моей новой работе было резкое увеличение объема средств под управлением в конце 2007-го. Хорошо еще, что на падении в последние дни года мои системы не докучали мне с сигналами на вход в лонг, так как в эти дни мне приходилось больше отслеживать приход средств на счета, чем следить за рынком. И поэтому, наряду с кадровыми заботами, передо мной «во весь рост» встала и задача построения новых систем.

Но начну я с кадровых забот, так как о них можно рассказать короче. В целях экономии расходов на первом этапе работы я решил отказаться от разделения разработчиков и трейдеров, исполняющих сигналы систем. Для системного трейдинга я считал и считаю подобное разделение безусловно более эффективным, чем случай, когда управляющий сам исполняет сигналы своих систем. Но такую организацию я решил отложить до того времени, когда будет получена прибыль, достаточная для создания обещанной компании. Тем более, что до моего прихода в компании управляющие торговали исключительно сами и эта организация была более понятна руководству. Поэтому я искал управляющих с собственными системами и опытом исполнения сигналов. В качестве места такого поиска был выбран этот сайт. Поочередно я сделал предложения ряду посетителей сайта и двое из них приняли его. У одного управляющего была «в загашнике» весьма симпатичная среднесрочная «портфельная» система очень большой «емкости», что было немаловажно с точки зрения управления теми средствами, которые были заявлены мне на собеседовании. Кроме того, он был системным трейдером «со стажем» и большим опытом работы в финансовых компаниях. Его несомненным плюсом являлось очень хорошее знание программирования, позволявшее ему полностью автоматизировать процессы исполнения сигналов. У второго управляющего были краткосрочные системы с весьма симпатичными месячными доходностями, которые он публиковал на своем сайте. Там же он публиковал свои взгляды на системный трейдинг, которые были весьма и весьма разумны. И наконец третий управляющий сам обратился ко мне с просьбой о работе в Москве, куда он собирался переехать, в связи с отсутствием подобных вакансий в его регионе. Вот с такой «командой» мы и вступили в новый 2008-й год. Правда, не обошлось без «накладок». У второго управляющего не оказалось опыта работы в финансовых компаниях, а «послужной список» третьего чем-то не понравился руководству (там были, в-основном, региональные банки) и потому руководство мягко попросило меня временно ограничить объем средств под управлением этих управляющих определенной суммой. Тем самым я был лишен «поля для маневра» в части перераспределения средств между управляющими в случае их увеличения. Но в конце 2007-го это ограничение было некритично и даже упростило мне задачу распределения средств между управляющими. На первое время я хотел выдержать пропорцию 80% — краткосрочные системы, 20% — среднесрочные и потому из-за ограничений руководства распределение средств получилось:

20% — первый управляющий;
по 10% — второй и третий управляющий;
60% — автор данных заметок.

При этом в случае роста рынка я намеревался увеличить долю первого управляющего за счет приходящих новых средств. Правда, если бы такого роста не было, вопрос с увеличением средств под управлением решить было сложно, но я надеялся, что ограничения со второго и третьего управляющего со временем будут сняты, благодаря полученной прибыли. Не все мои надежды сбылись, но об этом в следующей заметке.

Как уже писал выше, тот объем средств, который должен был попасть под мое управление в 2008-м году, существующим портфелем систем можно было бы торговать в режиме «только лонг без плечей». Почему? Чтобы ответить на этот вопрос я должен сделать одно важное замечание. Во многих книгах по системостроительству я встречал утверждение, что главное при построении систем – это увеличение соотношения «доходность-риск» системы и нет смысла торговать системы с этим соотношением, уступающим лучшей из построенных систем. Но мой опыт показывает, что это утверждение верно лишь в предположении бесконечной ликвидности рынка. В реальности ликвидность рынка далеко не бесконечна. И потому для большого объема средств мы, например, не можем увеличить доходность лучшей системы за счет использования плеча, потому что это резко увеличит проскальзование при исполнении сигналов. А значит, с целью получения более высокой доходности, возникает необходимость брать в портфель системы с худшим соотношением «доходность-риск», но с более высокой доходностью. В этом месте я хотел бы напомнить, что мои системы в предыдущей компании отличались в лучшую сторону от других торговавшихся именно ограничением риска, а не доходностью. А потому мне, «как воздух», нужны были более доходные системы, пусть и с более высоким риском.

В 2004-2005 годах я пытался создать такие системы, путем переноса своих идей кусочно-линейных трендов на более частые тайм-фреймы – часовики и даже 15-ти минутки. Но с проскальзованием 0,2% на операцию (0,4% на сделку) мне таких систем на этом пути найти не удалось. Вот с проскальзованием 0,05% на операцию (0,1% на сделку) получились системы намного лучше торгуемых, если на них навесить аналогичное проскальзование. Но торговать такие системы «на сайзе» не представляется возможным, хотя бы потому, что 0,01% — это комиссия биржи, а ведь еще есть и комиссия брокера и в результате допустимое проскальзование при совершении операций становится совсем уж небольшим — в лучшем случае 0,03%. Но с таким проскальзованием я не могу торговать даже треть собственного счета, что уж говорить об управлении чьими то деньгами. Когда-нибудь, если мне захочется дешевой популярности, я смогу забросить на свой субсчет средства в таком размере, чтобы с плечом 1:3 можно было торговать с проскальзованием 0,03%, и буду хвастаться доходностью с 15-60%% в месяц и отсутствием убыточных месяцев. И неважно, что эту прибыль я не смогу капитализировать, а вынужден буду либо снимать, либо перебрасывать на основной счет с совсем другой доходностью. Но пока я придерживаюсь принципа, что 30% в год от 3 млн. руб. с возможностью капитализации прибыли – это гораздо лучше, чем 30% в месяц от 100 тыс. руб. без возможности капитализации полученной прибыли. Предвижу возражение: «А что делать тому, у кого нет 3 млн. руб.?» Ответ прост: иметь иной источник дохода, кроме дохода от торговли своими деньгами на рынке, и не пытаться сделать эти миллионы на рынке из нескольких десятков тысяч рублей в течении 2-3 лет. Рынок – жестокая вещь: Ваши шансы сделать миллион из 50 тысяч рублей за 2-3 года в лучшем случае 1 к 10 и не верьте тем, кто говорит обратное. И самое плохое, что реализация этого шанса не зависит от Вас, от Ваших навыков и знаний, Вы попадаете в ситуацию, когда «правит балом его величество Случай».

Но вернемся к построению систем. Идея новых систем была навеяна мне системами других разработчиков в предыдущей компании. Наблюдая за уровнями систем сотрудника исследовательского отдела, я увидел в принципах их построения модель кусочно-ступенчатых трендов (хотя сам автор в основе своих систем видел совсем другую модель). Изначально я решил применять эту модель для максимально мелкого тайм-фрейма – минуток. Далее все было просто. Предполагаем, что цены представляют собой случайное блуждание с «отражающими экранами». По n минуткам определяем срединную линию случайного блуждания (n – оптимизируемый параметр, но не меньше 30) и ждем пробоя одного из «экранов», чтобы начать отсчет нового случайного блуждания с отражающими «экранами». Размах между «экранами» определяем по всем историческим данным. Сигналом на переход из аута в лонг является пробой верхнего «экрана» (если пробой верхнего «экрана» произошел при позиции лонг, то это только повод для начала отсчета нового блуждания, но не смены позиции). Сигналом перехода из лонга в аут является пробой нижнего «экрана» (также как и в случае с лонгом, если пробой нижнего «экрана» произошел при позиции аут, то это только повод для начала отсчета нового блуждания, но не смены позиции). Вводим аналог «правила первого часа»: если в первые n минуток дня произошел пробой одного из «экранов» того случайного блуждания, которое было в конце предыдущего (в том числе это может быть за счет гэпа), то позиция не меняется, а это лишь означает, что новый день начался с нового блуждания. Собственно все. Тестирование таких систем на данных 2002-2007 годов показало близость их доходности и риска к доходностям и риску систем сотрудника исследовательского отдела. Отмечу, что если из изложенного убрать «отражающие экраны», «правило первого часа», от минуток перейти к дневкам и сигналы исполнять не по уровням, а по закрытиям, то получим идеологию среднесрочной системы начальника исследовательского отдела, упоминавшуюся в заметке«Экспериментальный» управляющий. Правда, от последней системы моя новая система существенно отличалась критерием на «слом» случайного блуждания, но это, хоть и очень важное, но техническое отличие. Таким образом, у меня «на руках» появился портфель систем, близкий к тому альфа-портфелю, который торговался с 22 декабря по 14 марта в предыдущей компании. Последним «штрихом» будущего управления было использование моего фильтра шортов и плечей для их открытия при торговле по построенным системам.

Здесь я должен сказать, что при построении последних систем я допустил методологическую ошибку, которая едва не стоила мне аномально высокой просадки в 2008-м. От такой просадки меня спас только фильтр плечей и шортов. Частично это были прибыльные шорты в июле-начале августа, но в первую очередь от просадки спасло то, что изредка фильтр вообще «выключал» торговлю в эмитенте и сделал это по большинству торгуемых эмитентов с середины сентября по середину октября 2008-го. В чем же состояла эта ошибка? В расчете размаха между «экранами» по всей истории. При построении систем 2003-года я первоначально в критерии смены тренда использовал оценку волатильности, рассчитанную на предполагаемом участке текущего тренда. Но из-за малого числа точек для расчета волатильности, оценка получалась достаточно грубой, что приводило к «пилению». Чтобы уменьшить число мелких убыточных сделок, для окончательного варианта системы я стал использовать максимум из двух оценок волатильности так, как это описано в моем докладе. При построении новых систем я пошел еще дальше – рассчитал размах между «экранами» на всей истории.

Думаю в этом месте надо напомнить о моем предупреждении по поводу ошибочности моего долгосрочного индикатора, сделанного в самой первой части заметок. Точнее ошибкой был не сам индикатор, а методика его использования. Уровни индикатора, при пробое которых возникал сигнал, были оптимизированы на данных 1995-1997 годов и механически перенесены в будущее без учета того, что с ростом ликвидности волатильность колебаний относительно долгосрочного тренда падает и чем дольше тренд, тем меньше размах колебаний индикатора. И один случайный выброс вниз может выбить из лонга, хотя на самом деле растущий тренд не был сломан, и в этом случае нового входа в лонг не будет до реальной смены долгосрочного растущего тренда на падающий и обратно. В результате получилось, что в ноябре 2003-го эта «система» на индексе RTS дала сигнал на продажу (напомню, что последний сигнал на покупку был в январе 2001-го) и до марта 2009-го пребывала в ауте. Индексу ММВБ10 повезло больше. В ноябре 2003-го индикатор, построенный на нем, не дошел до уровня продажи (вероятней всего из-за меньшей доли ЮКОСа) и остался в лонге до конца июля 2008-го (предыдущий сигнал на покупку тоже был в январе 2001, а следующий тоже в марте 2009-го). При построении новой системы я уже видел эту ошибку, но посчитал, что внутридневная волатильность, использовавшаяся в новых системах, в условиях роста ликвидности более стабильна, чем междневная. Тем более, что тесты на данных 2002-2007 годов указывали на правильность этой гипотезы. Как показало падение 2008-го, это была иллюзия стабильности, связанная с тем, что тесты проводились на участке долгосрочного растущего тренда. Как оказалось, внутридневная волатильность зависит не от ликвидности, а от направления долгосрочного тренда и меняется скачком, когда эта смена становится очевидна большинству.

В октябре 2008-го из-за высоких просадок новых систем я заметил эту ошибку и модифицировал системы. В новых системах я стал использовать два размаха:
— старый размах, построенный по всей истории 2002-2007 годов;
— размах, построенный через волатильность, использовавшуюся мной в системах 2003-го года;
и для открытия новых позиций брать на следующий день в качестве размаха максимум из этих двух размахов. Впрочем, я опять «забежал вперед». А пока на дворе конец декабря 2007-го и наступает новый год, год несбывшихся надежд.

Но что-то я забыл написать…. Ах да, я же не привел годовую доходность управления. Ну и задачка…. Ведь из приведенных помесячных доходностей нельзя получить годовую доходность, которая была получена на хотя бы одном из реально торгуемых счетов. Да и сами доходности получаются разные. Если подсчитать доходность по цифрам не из скобок, то мы получим 20.6%. А если подсчитать доходность, заменив основные цифры на цифры из скобок (там, где они есть), то получим 3,3%. Хороший «разброс» "Эпоха перемен"-2 (вторая половина 2007-го). Наверное, самой объективной цифрой моей доходности в этом году будет цифра, полученная заменой июльской и августовской доходности на цифры из скобок. Ведь прекращение торгов 25 июля было принято под влиянием внешних обстоятельств, не имевших отношение к управлению. И если б этого решения не было, то, по крайней мере, до конца июля продолжилось бы управление по портфелю «RITS Базовый». Возможно падение счетов в конце июля-начале августа в спокойной обстановке и подвигло бы нас на изменения в портфеле, но в то время до этого никому не было дела. Я лишь «по инерции» отслеживал динамику портфеля, но вмешиваться в это управление в связи с предстоящим уходом на новое место работы не считал возможным. А следил ли кто-то еще за этим портфелем, мне неизвестно. Ведь у других управляющих главенствовало мнение, что управляющий должен следить только за своей частью портфеля, а за весь портфель пусть «болит голова» у генерального директора и сэйлзов. И для августа у меня другой цифры реальной доходности нет.

Этот наиболее объективный, но гипотетический годовой результат моего управления выглядит следующим образом:

год Управление индекс ММВБ (с сентября «Купил и держи»)
2007 10.9% 10.2%

И в заключении этой части заметок я расскажу как получилась анонсированная цифра доходности 12.8% для моего счета. До 1 июля мой счет торговался в том пуле счетов, для которых помесячная доходность представляла цифры не из скобок и потому к 1 июля я получил 7.6%. Затем, как я уже писал выше, 90% моего счета остались на обычном управлении, а 10% были переведены на управление по портфелю «RITS Перспективный». На 90% в июле-сентябре было получено 4,4% (до 25 июля), а с 10% творились «веселые вещи». В июльском максимуме на этом счете было чуть больше 333 тыс. руб. (+11% к начальному капиталу), а в начале сентября под мое управление попало чуть больше 257 тыс. (-14.3% к начальному капиталу). В сентябре я отыграл часть убытка и на мой брокерский счет с этого счета было переведено чуть больше 266 тыс.(-11,3% к начальному капиталу). С учетом разделения счета на 90% и 10%, получим, что в июле-сентябре доходность на моем счете составила 2.8%. И, наконец, в октябре на мой брокерский счет вернулось около 35% средств, на которых была получена доходность 5.5% или 1.9% на исходный капитал. Из цифр 7.6%, 2.8% и 1.9% методом сложного процента и получается доходность 12.8%. То, что творилось с моим счетом, как нельзя лучше, характеризует 2007-й, как тяжелый год перемен.

Продолжение следует 

  P. S. Извините, за «кривые» таблицы: скрипт данного сайта неадекватно отображает стандартные теги таблиц и пришлось их убрать. 

P. S. 1. Прошу не включать данный пост в «конкурсную программу».

P. S. 2. Следующая часть будет в понедельник 
 
 

… Рынок – жестокая вещь: Ваши шансы сделать миллион из 50 тысяч рублей за 2-3 года в лучшем случае 1 к 10 и не верьте тем, кто говорит обратное…
Как говорил главный персонаж кинофильма «Тупой еще тупее»,:«Я Вас понял, то есть шанс всё таки ЕСТЬ!!!»))))))
Спасибо, Александр, очень увлекательно!5+
Trader-journal,

1. Если сравнивать с моими возможными альтернативами (си. п. 3), то Да.
2. Да, если продам бОльшую часть недвижимости. На текущие сбережения — вряд ли.
3. Если считать от окончания высшего учебного заведения, то я бы посвятил жизнь тому, где нужен статистический анализ числовых рядов. В России самым прибыльным для таких приложений является финансовый рынок. Так что в этих условиях выбора нет. А стал бы я учится чему-нибудь другому или нет, если б мог начать жизнь сначала, я до сих пор не знаю. С одной стороны мне было интересно учиться, а с другой в «смутные годы» можно было бы больше получить, если б заниматься не тем, что интересно, а другим.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP