<HELP> for explanation

Новости рынков

Новости рынков | Итоги недели: Удар по собственности

МАКСИМ БЛАНТ, экономический обозреватель:
Кандидат в президенты Владимир Путин на съезде РСПП предложил «капитанам бизнеса» раскошелиться и таким образом окончательно закрыть вопрос приватизации 90-х, назвав ее «нечестной».
Следует напомнить, что однажды вопрос приватизации 90-х «закрыт» уже был. Причем именно Владимиром Путиным во время его первой президентской компании 12 лет назад. Тогда назначенный Ельциным «преемник» публично и неоднократно гарантировал неприкосновенность итогов приватизации. Тогда это было принципиальной позицией, условием мирной передачи власти, способом противостоять коммунистам, неизменно требовавшим (и требующим до сих пор) вернуть народную собственность народу.
И не только это. Был еще один аргумент, не менее важный тогда, а в долгосрочной перспективе, пожалуй, и более значимый. Появившийся в России менее чем за 10 лет до того, институт частной собственности был слаб и требовал дополнительных гарантий. Причем гарантий законодательных, вроде закона об амнистии на какую-то дату. Условно говоря, этап первоначального накопления, который во всем мире сопровождался не слишком законными действиями, в России закончен 1 января 2001 года. Отныне все живут по закону, и все перед ним равны.
Однако сделано этого не было. Более того, из уст того же Путина сначала намеки на «нечестность» отдельных сделок 90-х прозвучали в процессе «равноудаления олигархов», а потом, уже более определенно он высказался уже во время «дела ЮКОСа». Слова о том, что честным путем заработать миллиарды невозможно, о том, что крупные собственники в России сродни наемным менеджерам, которым «государство доверило», и которых оно же — государство — в любой момент может лишить доверия стали спусковым крючком, запустившим сразу два процесса.
Первый — ускорился институт разрушения частной собственности, и без того слабый в России. Поставленная под сомнение главой государства легитимность крупной собственности в стране отпугнула многих инвесторов, которые предпочли пусть и менее доходные страны, но те страны, где риск лишиться всего в одночасье несколько меньше.
Второй процесс — пресловутая коррупция, с которой безуспешно пытается бороться тандем. Размытое и абстрактное «государство», которое «дало» и которое может и отнять, имеет вполне реальное воплощение в лице чиновников, которых надо ублажать, чтобы «не утратить доверия». Вместо капитализма, при котором частная собственность является священной и неприкосновенной, в России стала извращенная система взаимоотношений между бизнесом и государством, плоды которой пожинаются сегодня тем же «тандемом», который оказался не в состоянии не только победить коррупцию, но даже замедлить темпы ее роста.
Зачем Путину перед выборами понадобилось снова муссировать тему «нечестной приватизации» 90-х, ставя в очередной раз под сомнение легитимность собственности в стране, понятно. Разочаровавшись в своем традиционном электорате, который почувствовал себя оскорбленным той степенью цинизма, что сопровождала «рокировку в тандеме» и парламентские выборы, Путин пытается получить дополнительную поддержку у той группы электората, которой комфортно считать себя обманутой.
При этом понятно, что раз и навсегда «закрыть проблему 90-х годов» не получится. Во-первых, попросту не существует законного механизма. Сроки давности по приватизационным сделкам давно истекли. Компании, о которых идет речь, зачастую поменяли собственников (интересно было бы посмотреть, как Путин будет требовать денег на «нечестную приватизацию», например, с Кахи Бендукидзе"), стали публичными компаниями со своими миноритарными акционерами, приобретавшими свои доли на рынке по честной, сложившейся на тот момент рыночной цене.
А во-вторых, даже если крупные бизнесмены, владеющие активами, созданными еще во времена СССР, и согласятся заплатить (например, чтобы не разделить судьбу «наемного менеджера» Ходорковского), где гарантия, что лет через несколько кто-то опять не решит, что они и теперь «недоплатили, и с них не „причитается“ еще. Может ли такой гарантией послужить слово Путина?
Повторюсь, все последние действия — и обещание ввести „налог на богатых“, и призыв заставить людей, сколотивших состояния на приватизации 90-х — это разжигание „классовой ненависти“, продиктованное оттянуть часть электората, склонных к левизне оппонентов Путина. Возможно, сейчас эти действия принесут кандидату Путину вожделенную победу на выборах. Но эти же действия самым разрушительным образом сказываются на институциональной среде и инвестиционном климате в России. Более того, в долгосрочном плане они чреваты серьезными проблемами для окружения самого Путина.
Ставя под сомнение легитимность собственности и укрепляя систему личной зависимости бизнесмена от конкретного чиновника, считающего себя олицетворением государства, Путин (который все же не бессмертен) ставит под сомнение ту собственность, что ориентирована на него лично и на людей из его чиновной команды. Судьба же бизнеса, ориентированного на конкретного чиновника высокого ранга после ухода этого чиновника со своего поста уже была весьма наглядно продемонстрирована после отставки московского мэра.
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP