<HELP> for explanation

Новости рынков

Новости рынков | Фронт экономического сопротивления

Ущерб экономики России от ассоциации Украины с Евросоюзом может превысить сотни миллиардов рублей
Во вторник, 26 августа поздней ночью завершились переговоры в Минске между президентами стран Таможенного союза — России, Белоруссии и Казахстана, президентом Украины и представителями Евросоюза. Как заявил в ходе встречи президент Владимир Путин, потери экономики России от реализации соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом могут превысить сотни миллиардов рублей. Потому что после вступления в силу соглашения Украины с ЕС, России придется вынужденно перенастраивать свою экономику, пояснил президент.
«По самым скромным оценкам, совокупный ущерб только экономике России может составить 100 миллиардов рублей. Под ударом окажутся целые сектора нашей промышленности и АПК», — передает слова Путина агентство РИА «Новости». По его словам, потери будут и у Белоруссии, и у Казахстана. Путин подчеркнул, что из-за обнуления Украиной пошлин на импорт из Евросоюза произойдет значительный рост поставок европейских товаров на украинский рынок.

В результате менее конкурентоспособная украинская продукция будет вытесняться на рынок Таможенного союза, и в большей степени на российский рынок. «Нельзя сбрасывать со счетов также риск противозаконного реэкспорта на общий рынок Таможенного союза продукции стран ЕС под видом украинских товаров», — добавил Путин. И Россия в этой ситуации не может бездействовать, и будет вынуждена принять меры для защиты своего рынка от потока дешевых европейских товаров, поставляемых под видом украинских.
При этом Путин заметил, что даже в рамках Таможенного союза — из Белоруссии в Россию поставляется запрещенный к ввозу товар из стран Евросоюза, «но у нас с ними хотя бы есть соглашение, с Украиной этого нет», добавил президент.
Что же ждет нас в скором будущем, и каковы перспективы российской экономики после того, как Украина от нас «откололась»? Об этом «СП» рассказал председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов.
— Главным результатом переговоров в Минске я считаю то, что не состоялся «Минско-Хасавюртовский мир». Это позитивная новость, поскольку свидетельствует, что Кремль ясно понимает — реальный прочный мир в сложившейся ситуации может быть только в двух случаях: либо в случае полной смены режима в Киеве, либо через смену режима в Москве. Никаких других возможностей достичь прочного мира на долгие годы нет. Однако при позитивном осознании Москвой ситуации по Украине, пока не происходит массированного — в десять раз — увеличения помощи Новороссии. Причем, тут только гуманитарной помощью не обойтись. Однако эти переговоры показали, что при полном осознании Кремлем бесперспективности каких-либо договоренностей с Киевом, у Кремля так и не появился стратегический план по Украине.
«СП»: — А каким, по вашему мнению, должен быть этот план?
— Ситуация на Украине является, прежде всего, следствием провала неолиберальной экономической стратегии России. Огромное количество людей на Украине задается вопросом, если нынешняя Россия даже со сверхдоходами от нефти и газа не в состоянии поднимать свои регионы, то каким образом такая Россия поднимет Украину, даже и тот же юго-восток Украины? Россия не демонстрирует принцип и эффекты развития. Да, можно разок 1,5 трлн рублей направить на Сочи и сделать праздник на несколько недель, но даже в этом случае развития не происходит. А миссия и судьба России – это организация планетарного развития и экспорт развития. Простыми словами, куда пришли русские – там должно появляться взрывное процветание и развитие. Мы обречены либо экспортировать развитие, либо прозябать и погибнуть.
«СП»: — Вчера свой первый макроэкономический прогноз представил новый замминистра экономразвития Алексей Ведев, по его оценке, Россию ждут непростые времена. Неужели, скоро нас ждет новая волна экономического кризиса?
— Вполне возможно, если так пойдет дальше. Во-первых, даже если цена на нефть будет удерживаться на прежнем уровне, экономика России не будет расти. Именно об этом сказал президент Владимир Путин, выступая перед правительством — нынешняя российская экономика может расти, только в случае непрерывного роста цен на нефть. Во-вторых, мы видим чрезвычайные трудности с наполнением бюджета – и не только на этот год, но и на ближайшие два года. Уже сегодня имеем скрытый секвестр, то есть, принудительное сокращение расходов в российском федеральном бюджете, а на ближайшие годы принимаются решения о замораживании и сокращении важнейших статей расходов. Плюс к этому прибавьте более двух трлн. рублей задолженности регионов, а также 730 млрд долларов внешнего долга страны, при 470 млрд долларов золотовалютных резервов.
«СП»: — Так что же нам мешает расти, почему так происходит, ведь никакого экономического кризиса пока что нет?
— В России отсутствует национальная промышленная система, которая могла бы наращивать свое производство и создавать сильную внутреннюю экономику независимую от внешних условий, вроде цен на нефть. И это в ситуации, когда цена на нефть пошла вниз, пусть не намного, но вниз. В такой ситуации вообще ничего не гарантировано, потому что абсолютная зависимость российской экономики от цен на нефть делает нас заложниками внешних рынков, где уже сейчас наращивание добычи нефти в США, в совокупности с другими факторами, может в любой день уронить цену на нефть и обрушить нашу экономику.
Сегодня все согласны, что в текущем году российскую экономику ожидает нулевой рост и колоссальная — в 100 млрд долларов — утечка капитала за рубеж. Можно приводить и еще разные параметры с целью показа негативных сторон нашей экономики. Но суть ясна. С тупиковостью сложившейся ситуации согласны все, не спорит ни один представитель политических партий и общественных движений страны, более того, сигнал SOS послал сам Президент.
«СП»: — И что нужно делать руководству страны для изменения этой ситуации?
— Самое главное то, что мы потеряли кредитно-финансовый и технологический суверенитет, а, значит, способность не жить взаймы, создавать новые технологии и производить общественное богатство. Поэтому стране нужна другая экономическая модель и идеология — экономика и идеология развития. Для их реализации требуется и совершенно новое правительство – правительство развития, призванное восстановить национальную промышленную и хозяйственную систему в стране. Отсюда политический лозунг момента очевиден: президенту нужно новое правительство развития и экономика развития.
«СП»: — Чем экономика развития отличается от нынешней, неолиберальной?
— В нынешней неолиберальной экономике вообще отсутствуют отрасли и производительные силы как таковые, все наше хозяйство встроено в чужую и враждебную нам глобальную экономику. А экономика развития, с одной стороны, должна обеспечивать текущее функционирование: здесь необходим валютно-финансовый и кредитный суверенитет, уравнивание условий для реальной и «воздушной» экономики, подчинение торговли промышленному развитию. Однако даже более важны две другие задачи такой экономики.
Первая — восстановить утерянный нами технологический суверенитет, а, следовательно, самодеятельность России во всем мировом хозяйстве. Амбициозная цель экономики развития – организация рывка к технологическому суверенитету и к новому технологическому укладу. Для этого необходимо усилить фундаментальную и прикладную науку, создать с нуля фронтальные инжиниринговые системы по всем направлениям и отраслям.
Вторая – спроектировать и организовать на территории России «очаг планетарного развития» – я считаю, это должна быть Сибирь, где необходимо увеличить рост общественного богатства не на проценты, а в разы – в 10 раз. Поймите, если цена на нефть упадет хотя бы до 60 долларов за баррель, состояние российской экономики станет в 10 – 20 раз хуже, чем состояние экономик Евросоюза и США. А это будет! Поэтому экономика развития должна дать мегарост в 300, 400, 1000 процентов.
«СП»: — Как обеспечить такой экономический рост на тысячу процентов, это реально?
— Чтобы дать рост в 10 раз следует, как я уже сказал, создавать в Сибири «очаг планетарного развития». Мы должны запустить третичную индустриализацию на базе промышленных центров Сибири — Омска, Новокузнецка, Новосибирска. Вторичную индустриализацию, плотно связанную с третичной — в бывшей Советской Средней Азии, Иране, Пакистане, и первичную — в Афганистане. Спасательным кругом станет новый общий рынок Центральной Азии (включая Пакистан, Афганистан и Иран), а также общая инфраструктурная платформа. При этом важно объявить колоссальный призыв самой талантливой молодежи через организацию цепочки молодежных международных городов развития, например, Нового Омска или Циолковского при космодроме Восточный. Если не строить экономику развития, то наши граждане, особенно молодежь, не смогут проявить себя в рамках страны, что приведет, с учетом открытости нынешней России, к окончательному вымыванию из страны образованных и наиболее талантливых людей. При таком раскладе наступит окончательная деградация и колонизация России.
«СП»: — Можно ли воплотить экономику развития в сегодняшней России, ничего не меняя?
— Нельзя. Невозможно. Но без такой экономики стране – смерть. Поэтому необходима революция сверху, смена задач, достижение которых, с одной стороны, кажется невозможным, но нужно научиться их достигать, решать невозможные задачи. Другого пути нет. И тут главный ресурс — идеология развития. Если мы по-прежнему будет приспосабливаться к тому, что у нас есть и что осталось, это приведет к тому, что наша молодежь будет ощущать себя людьми пятого сорта в мире, папуасами, обреченными жить в сырьевой колонии. А страна вместо того, чтобы дать нашей молодежи большое русское дело, бездарно истратит ее таланты и энергию, чем и доконает себя.



svpressa.ru/economy/article/96486/
 
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP