<HELP> for explanation

Новости рынков

Новости рынков | «Ахиллова пята» российской экономики

В условиях санкций наибольшие опасения вызывает отечественное станкостроение
Санкции, вводимые Америкой и Евросоюзом против России, не смогли посеять панику в российском обществе. Многие россияне полагают даже, что эти ограничения могут быть полезны стране: наконец-то Россия из «сырьевого придатка» превратится в самодостаточное государство! Ради этого люди готовы пожертвовать своим комфортом, тем более что на границе идет война, и многое меркнет по сравнению с этим кровопролитием.
Ради исторического реванша россияне готовы пойти на лишения, а агрессия со стороны Запада приведет к неизбежной консолидации российского общества и к еще большему росту патриотических настроений.
При этом российское руководство не предпринимает ничего экстраординарного, делая лишь самые небольшие, вынужденные шаги в тех случаях, когда иного выхода просто нет.
Единственным действительно резким шагом было присоединение Крыма. Но все последующие действия России являются, скорее, вынужденными мерами, чем целенаправленной политикой.

Тем не менее, на Западе многие твердо уверены в том, что российский президент не на шутку одержим имперской идеей. Иностранные СМИ склонны называть его то «царем», то «диктатором», поиск исторических аналогий для сегодняшних событий – излюбленная тема публикаций, и российский лидер не раз удостаивался сравнений с Гитлером или Сталиным как наиболее фанатичными созидателями государственной мощи.
Бывший американский посол в России Макфол высказал достаточно трезвую мысль: «Я не думаю, что Путин сидит и по-детски мечтает о возврате российской империи. Хорошая новость состоит в том, что нет никакой большой стратегии, в рамках которой они сначала захватывают Крым, затем восточную Украину, затем Молдавию, а после этого часть Эстонии. Это реакция на крах власти в Киеве. Но плохая новость состоит в том, что, на мой взгляд, Путин сейчас укрепился в своей точке зрения», — подчеркнул американский дипломат.
Хотя Макфол под «точкой зрения», в которой, по его мнению, утвердился Путин, подразумевает опасения президента быть свергнутым при содействии Госдепа, тем не менее, в общем и целом мысль верная: никакой большой стратегии действительно не было. Потому что в рамках такой стратегии строились бы не олимпийские объекты, а заводы и фабрики, а о поддержке сельского хозяйства заговорили бы не сейчас, когда, по народному выражению, «петух клюнул», а гораздо раньше.
Вероятно, Путину действительно нравилась имперская риторика, но при этом также вполне устраивал уклад экономики, завязанный не на автаркии, а на «глобальном разделении труда», в котором России предоставляется роль поставщика сырья.
И насколько готова Россия, долгие годы делавшая ставку на «глобальное разделение труда» к экономической изоляции? Разговоры о том, что мы останемся без айфонов и прочих потребительских товаров, разумеется, не имеют под собой почвы — наоборот, Запад сделает все, лишь бы продать нам свои товары с высокой долей прибавочной стоимости. Россия – большой и богатый рынок сбыта для Запада, и все его усилия направлены на то, чтобы сохранить это положение как можно дольше.
И долгие годы российская власть этому фактически потворствовала. Так было проще – продавать сырье и закупать за границей все необходимое. Разумеется, многие товары начали производиться и у нас, и Барак Обама, заявивший о том, что «Россия ничего не производит», очевидно, не прав.
Тем не менее, оптимистичные показатели производственного роста российской экономики зачастую скрывают под собой очень жесткое дно.
Типичный пример – фармацевтика. Да, российский фармацевтический рынок растет, и потребности россиян в лекарствах покрываются преимущественно за счет отечественных медикаментов. Но при этом все препараты производятся из импортного сырья.
«Около 80 процентов сырья идет из-за рубежа. Вот, к примеру, наша новая мазь – туба для нее поставлялась из Украины, сейчас мы оттуда ничего не приходит, мы вынуждены покупать ее в Швейцарии или Китае. Все, что находится внутри, тоже завезенное, начиная от немецкого вазелина и заканчивая самим действующим веществом антибиотика, привезенного из Китая. В России подходящего сырья нет вообще. В свое время погубили, развалили отечественные предприятия. Вот сейчас два огромных химзавода пытаются немного встать на ноги: огромное предприятие Усолье-Сибирский химико-фармацевтический завод и Ирбитский химико-фармацевтический завод. Но пока очень тяжело у них получается, нужны очень большие инвестиции, а рентабельность невысокая», — сетует гендиректор фармацевтического предприятия «Татхимфармпрепараты» Тимур Ханнанов в интервью профильному изданию.
Нетрудно представить, что произойдет с отечественной фармацевтикой, если поставки сырья из-за рубежа внезапно прекратятся.
Еще один пример – гражданская авиация, проблемы которой проявились в истории с «Добролетом».
Но, наверное, самая болезненная точка, «ахиллесова пята» российской экономики – это станкостроение и производство различного оборудования. В том числе, и для нужд сырьевых отраслей экономики – запад уже пустил «пробный шар» в этом направлении, запретив экспорт в Россию оборудования для бурения нефти.
И надавив на эту точку, получил немедленную реакцию со стороны российских властей, решившихся, наконец, на ответные санкции.
Производство средств производства, база и фундамент экономического развития, находится в плачевном состоянии. Производство станков снизилось со времен СССР в двадцать раз – если прежде выпускалось около 70 тысяч станков в год, то сейчас этот показатель составляет примерно три тысячи в год. Основными экспортерами промышленного оборудования в Россию являются Германия, Италия, Тайвань и Китай. Доля импорта на российском рынке обрабатывающих станков составляет в последние годы около 90%.
Правительство пыталось выправить ситуацию. Была разработана федеральная целевая программа «Национальная технологическая база», в рамках которой в 2011 году приняли подпрограмму «Развитие отечественного станкостроения и инструментальной промышленности». Общий объем инвестиций по данной программе составил около 50 млрд. рублей. Кое-что удалось спасти. К примеру, петербургский «Киров-Станкомаш» или завод «Саста» в Рязанской области. Но добиться кардинальных перемен в отрасли до сих пор не удалось.
И это, признаться, не удивляет. Для сравнения: бюджет ЧМ-2018 по футболу составляет 664 млрд. рублей. В десять раз больше, чем развитие ключевой отрасли национальной экономики.
Российская власть, вероятно, не понимает, что «империя» — это не пышные спортивные празднества, а устойчивая, самодостаточная экономика.
Между тем, Германия уже приостанавливает поставки станков и оборудования в Россию – даже тех наименований, которые пока не подпадают под санкции. Об этом сообщает немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung. Министерство экономики Германии либо не выдает разрешение на отгрузку выполненной продукции по российским контрактам, либо медлит с оформлением необходимых документов. Продукция, приготовленная к отправке в Россию, лежит на складах, что грозит разорением отдельным предприятиям, но это не останавливает германские власти. Поэтому, нетрудно предположить, что вскоре этот запрет будет «узаконен» в виде нового списка экономических санкций.
Вероятно, России вскоре придется рассчитывать лишь на поставки из Китая и на отечественное станкостроение, которое еще предстоит восстанавливать.
— Вероятно, дело в том, что никто не предполагал, что отношения с другими развитыми странами войдут в такую сложную фазу, как сейчас. Все-таки большинство стран работает на международной арене в режиме глобального разделения труда. И не бывает так, чтобы какая-то страна имела компетенции во всех областях. И стоит учесть, что Россия сильно отстала от других стран в технологиях, — говорит экономист, заместитель генерального директора «Межведомственного аналитического центра» Юрий Симачев.
— Это произошло оттого, что в свое время была сделана ставка на быструю модернизацию производства на конечных предприятиях. Создавались условия для импорта передового оборудования для использования нашими финальными производителями. Это быстрый путь по повышению качества продукции. А вот потом планировалось постепенно добиваться модернизации российского машиностроения.
 
Само по себе машиностроение просто не воспринималось в качестве сектора экономики, необходимого для производства конечной продукции. Производительными всегда считались нефтегазовый сектор и ряд других секторов, работающих на экспорт.
Сейчас ситуация существенно осложнилась, и если на Россию будут наложены дополнительные ограничения, то возможности развития нефтегазового сектора будут существенно ограничены. Не моментально, а в среднесрочной перспективе.
Дело не только в том, что износится то оборудование, что есть на данный момент, проблема еще в том, что есть необходимость ввода новых мощностей, бурения новых скважин.
«СП»: — Как быстро Россия сможет самостоятельно выправить ситуацию в данной сфере?
— Машиностроение – очень болезненная для России тема. Собственно говоря, нужно восстанавливать всю цепочку, начиная от комплектующих, отдельных направлений станкостроения. Восстановить всю цепочку очень сложно, почти невозможно, в любом случае это потребует очень много времени. И, вероятнее всего, без взаимодействия с другими странами обойтись в данном случае не получится.
Но опять же, это будет не самый передовой край технических возможностей, скорее всего, будет определенное отставание.
«СП»: — Можно ли рассчитывать в этом отношении на поставки из Китая?
— Что касается китайских поставок, то, несмотря на то, что Китай сейчас стремительно развивается, пока что он не обладает таким же техническим потенциалом в области станкостроения, как Германия, к примеру. Конечно, в какой-то период можно будет и этими возможностями пользоваться.
Для восстановления же отечественного станкостроения сейчас нет необходимых материалов, оборудования, конструкторских школ, стандартов.
Конечно, возможности импортозамещения все-таки есть. Просто машиностроение – такая отрасль, в которой обычно старались лишь закрывать какие-то критические зоны, где нам не хватало технологических возможностей. Для этого как раз и приобреталось зарубежное оборудование.
Накопившееся отставание России в этом отношении достаточно большое, и его будет очень сложно преодолеть.
Разумеется, всегда остается возможность пользоваться менее эффективным и современным оборудованием. Это скажется на качестве и стоимости конечной продукции. Но при этом конечная продукция все-таки будет производиться, весь вопрос в эффективности и качестве.
Более оптимистической позиции придерживается заместитель председателя комитета Госдумы по промышленности, депутат от фракции КПРФ Павел Дорохин:
 
— Ничего страшного в сложившейся ситуации нет, в 30-е годы у нас не было никаких нефтедолларов, тем не менее, за две пятилетки сумели провести индустриализацию и к войне уже были на равных или даже превосходили индустриального монстра тех лет, Германию.
С технологиями тоже не будет проблем — у нас есть развитая оборонная промышленность, в этом мы вторые после США, а ведь более высокотехнологичной сферы, чем ВПК просто нет. Разумеется, для этого мы начнем, а вернее уже начали переводить в Россию средства, вложенные в государственные казначейские облигации, считает депутат.
 
Очень хотелось бы верить в это, однако оснований для оптимизма не так уж много. Известны методы, с помощью которых в развитых странах осуществляется поддержка важных отраслей экономики – это освобождение от налогового гнета, в первую очередь, и предоставление льготных кредитов. Это очень простые, очевидные меры, но может ли применить их наше государство? Если говорить о налогах, то во всех экономически развитых странах перераспределение налогового веса осуществляется при помощи прогрессивной ставки налогообложения. Это позволяет высвободить возможность для налоговой поддержки молодых предприятий. Но Россия остается одной из немногих стран, в которой действует плоская ставка налогообложения. В этих условиях налоговые льготы для отдельных секторов экономки просто пробьют брешь в государственном бюджете – ведь эти льготы надо как-то компенсировать. Второй фактор – тормозящий развитие экономки — непосильные кредитные ставки. Если в ЕС кредиты выдаются в среднем под 4-6%, то в России – под 15-20%, и если прежде отечественный бизнес мог активно кредитоваться за рубежом, то сейчас он лишен и этой возможности.
А что-то менять в этих направлениях наша власть, судя по всему, не планирует. Любые попытки Госдумы поднять вопрос о введении прогрессивной шкалы налогообложения в России жестко обрываются. Ставки по кредитам тоже лишь растут – недавно Центробанк повысил ставку рефинансирования с 7,5 до 8%, соответственно, кредиты будут только дорожать.
И удастся ли в этих условиях возродить «больные» отрасли – большой вопрос. К сожалению, не исключено, что все закончится просто: вместо качественного и высокотехнологичного германского и итальянского оборудования Россия перейдет на поставки примитивных китайских станков, что еще больше снизит эффективность отечественного производства. 


svpressa.ru/economy/article/95083/
 
 

Спасибо за обзор, интересно.
avatar

lem


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP