<HELP> for explanation

Новости рынков

Новости рынков | Почему девальвации-2014 не избежать?


За январь 2014 года рубль упал на 7,7%. Это больше, чем:
  • за весь предыдущий год (7,4%);
  • спрогнозировано МЭР и подо что рассчитан бюджет (4–6%);
  • разница процентных ставок по рублевым и валютным годовым депозитам в коммерческих банках (5–6%). 
Это неожиданно много. И заставляет действовать. Но чтобы действовать, неплохо бы понять, почему падает рубль. Будет ли это продолжаться и как долго?

Почему падает рубль?

Президент Владимир Путин сказал, что девальвации рубля не будет. Его пресс-секретарь Дмитрий Песков заявил, что это плановые, нормальные колебания рубля. Председатель Центробанка России Эльвира Набиуллина рассказала о свободном плавании рубля. А рубль тем временем все падал.

Президент Сбербанка Герман Греф и экс-министр финансов Алексей Кудрин в унисон заявили, что фундаментальных причин для падения рубля нет. Рубль ответил падением на полпроцента. На следующий день миллиардер Михаил Прохоров сообщил миру, что ждет стабилизации рубля и в кризис не верит. Рубль упал еще на полпроцента.


Рубль смеется над оптимистами.

Вопреки Грефу и Кудрину я вижу как минимум две фундаментальные причины падения рубля.

Первая – это стагнация российской экономики. И один из главных виновников стагнации – «сильный» рубль. 
 
Вот свеженькие цифры. Прирост импорта товаров и услуг в 2013 году составил $28,8 млрд, или около 1 трлн рублей (среднегодовой курс – чуть выше 32 руб./$). Это 1,6% ВВП – больше, чем весь прогнозируемый МЭР прирост ВВП в 2013-м (1,3%). Прирост ВВП в 2013 году был бы вдвое больше, если бы девальвация рубля позволила прекратить рост импорта товаров и услуг. Половину своего роста мы отдали другим странам. И так каждый год. Конечно, это условный расчет (если бы импортные товары и услуги были полностью заменены российскими), но весьма показательный, чтобы понять масштаб проблем.

Сейчас, после 15-процентной девальвации 2013-го и января 2014 года, курс рубля к доллару – на уровне января 2009 года. А инфляция за это время составила более 40%. Таким образом, укрепление рубля за последние 5 лет возложило на российского производителя дополнительный налог в размере 40% к цене. Какой производитель выдержит это без потерь?

Задача стимулирования экономического роста требует девальвации. Если мы хотим получить конкурентоспособность нашего производителя с импортом на уровне января 2009-го, нам нужна еще 1,5-кратная девальвация. Это 50 рублей за доллар.

Вторая фундаментальная причина девальвации – это практическое обнуление счета текущих операций (СТО) платежного баланса. За год профицит СТО упал в 2,2 раза. За II–IV кварталы 2013 года мы имеем худший СТО со времен кризиса 1998 года. Поступления от нефти и газа съедаются дефицитами счетов инвестиционных доходов, услуг и оплаты труда. В 2014 году мы можем получить впервые в этом веке дефицит СТО.

Ситуация усугубляется ускорением оттока капиталов. Чистый вывоз частного капитала в 2013 году составил $63 млрд (год назад – $55 млрд). Замминистра экономического развития Андрей Клепач оценил отток капитала в I квартале 2014 года в $30–35 млрд (при оценке МЭР на весь 2014 год в $25 млрд).
 
Валюты в стране все меньше. Скоро она станет в дефиците – это причина ее удорожания. Так что высокие нефтяные цены больше не основа для сильного рубля, как думают Греф и Кудрин. Этого уже недостаточно.
 
Есть и третья причина девальвации рубля. Она совершенно не фундаментальная, но от этого не менее мощная. Чем дальше, тем она мощнее. Это девальвационная спираль. Ускорившееся падение рубля заставляет людей, компании, банки переводить рублевые активы в валюту. Что увеличивает спрос на нее и ускоряет падение рубля. Которое в свою очередь заставляет все большее число экономических агентов активнее перекладываться в валютные активы и т.д. по расширяющейся спирали.

Ситуация ухудшается поведением иностранцев. Пока ЦБ де-факто гарантировал стабильность, а то и рост курса рубля, вкладываться в рублевые активы было выгодно. 6–8% по ОФЗ (облигациям госзайма) было очень неплохой доходностью. Но девальвация 7–8% превращает эту инвестицию в убыточную. Она подлежит ликвидации. Иностранцы будут скидывать ОФЗ и выводить валюту, что станет мощным ускорителем девальвационной спирали.

Можно, конечно, говорить о спекулянтах и т.д., но надо учитывать, что это логичное, или, как говорят экономисты, «рациональное» поведение экономических агентов. И просто смешно пытаться противостоять ему путем «словесных интервенций», или, говоря попросту, вешая лапшу на уши. 
 
Народная примета: если чиновники заговорили о том, что девальвации не будет – беги скупай валюту.

ЦБ и те же грабли

Как и осенью 2008-го, сейчас чиновники отрицают девальвацию.

Сразу после новогодних праздников ЦБ объявил, что отпускает рубль в «свободное плавание», прекращая плановые интервенции. «Плавание» перешло в «свободное падение». Нервы у экономических властей не выдержали, и на падение рубля они вновь, как в 2008 году, стали реагировать продажей валюты из резервов. За первые 4 дня этой недели ЦБ продал $3,65 млрд – без малого по миллиарду долларов в день. Валютные резервы ЦБ уже упали до трехлетних минимумов.
 
Но, как и в 2008 году, валютные интервенции не в состоянии затормозить падение рубля. Наоборот. Сам факт этих интервенций показывает, что рубль должен падать. И чем больше интервенции, тем большая глубина падения. Продажи валюты только разгоняют девальвационные ожидания рубля, а не снимают их. Реакция рынка прямо обратная тому, на что рассчитывает ЦБ. 
 
Конечно, ЦБ, сам не желая того, разгоняет девальвацию. Тогда, в 2008-м, беззалоговыми кредитами коммерческим банкам, сейчас, в 2014-м, – кредитами под нерыночные активы. 
 
Но тут есть и отличие от 2008 года. Тогда ЦБР был вынужден перейти к выдаче беззалоговых кредитов из-за дефицита ликвидности банков. Он накачивал банки рублями, чтобы избежать банковского кризиса. Рубли обрушивались на валютный рынок и вызывали девальвацию.

Сейчас, в 2014 году, ЦБ выдает кредиты под нерыночные активы в расчете стимулировать экономический рост и преодолеть стагнацию экономики. Банковского кризиса пока нет. 
 
Но в конечном счете это ничего не меняет. Разве что только точку начала отсчета. Тогда это был банковский кризис, для преодоления которого ЦБ выпускал рублевую ликвидность, что спровоцировало девальвацию. А сейчас девальвацию запустил дефицит валюты из-за откровенного провала платежного баланса.
В попытках остановить девальвацию экономические власти уже прошли стадию №1 – словесные интервенции. Не помогло. Сейчас мы на стадии №2 – валютных интервенций. Явно не помогает. Дальше последует переход на стадию №3 – денежного сжатия, рестрикций. Это эффективно: нет рублей – не на что покупать валюту. Рубль в дефиците и дорожает. Это остановило девальвацию в конце января 2009 года. Но это неминуемо приведет к напряжению с рублевой ликвидностью банков, что спровоцирует рост процентной ставки, а возможно, и банковский кризис. ЦБ и так уже отзывает лицензии у банков с завидной скоростью. 
 
Чтобы избежать банковского кризиса, ЦБ вынужден будет отпустить ликвидность, а это вызовет снова девальвацию. В борьбе с девальвацией придется зажать ликвидность – и это вернет нас к банковскому кризису… Помните сказку Владимира Даля про журавля на болоте: «Хвост вытащил – клюв увяз, клюв вытащил – хвост увяз». Вот и наш ЦБ сейчас на таком же болоте.

Тогда, в 2008 году, все было точно так же. И альтернативы – те же. Выход был найден в затяжной (3–4 месяца) мощной девальвации (в 1,6 раза) с продажей почти трети валютных резервов. Собственно, это было вынужденной политикой, а не придуманной заранее, иначе у ЦБ ничего не получалось. Длительность падения рубля и мощность продаж валюты позволили банкам заработать на валютных спекуляциях и сравнительно безболезненно выйти из кризиса. Хотя и тогда разоренных банков, требующих санации на десятки миллиардов рублей, было достаточно.

Сейчас ЦБ имеет два варианта действий:
  1. Реально девальвировать рубль, не зажимая ликвидность и не продавая свои резервы. Минимум процентов на 30, лучше – на 50 (иначе и связываться незачем). Это необходимо для стимулирования экономического роста. А затем резко остановить девальвацию, как в январе 2009-го. После чего скупать валюту в свои резервы, удерживая рубль от укрепления.
  2. Попытаться не допустить девальвации и зажать ликвидность прямо сейчас. Какое-то время пожить с начинающимся банковским кризисом и растущим процентом. Дефицит валюты плюс протесты промышленников и банкиров заставят вновь отпустить ликвидность, которая тут же пойдет на валютный рынок и вызовет новый виток девальвации. В результате по итогам года, вполне возможно, будет такая же девальвация, что и в 1-м случае, только запоздало и вынужденно. На мой взгляд, разумнее был бы 1-й вариант. ЦБ может выбрать 2-й вариант или не выбрать ничего, пытаясь пройти где-то посередине (любимая политика Сергея Игнатьева). Пока ситуация не заставит выбирать. Тогда все пойдет, скорее всего...

  3. … по варианту «бездействия», сценарию осени 2008 – января 2009-го: неконтролируемый разгон девальвации со значительной потерей валютных резервов, резкое торможение ее. И потом (самое плохое в этом сценарии) последующая ревальвация рубля, ликвидирующая все преимущества для экономики, которые она могла бы получить со слабым рублем.

Первый вариант может дать наибольший экономический эффект, но требует от властей решительности и потери некоторого политического капитала. Не характерен. Второй – постоянное перетягивание каната и шарахания из стороны в сторону. Экономический эффект будет крайне мал. Зато политически наиболее приемлем. Но все же требует решения. Третий, вариант «бездействия», кажется мне наиболее вероятным, потому что это путь наименьшего сопротивления и не требует решать что-то прямо сейчас, можно все отложить на потом.

Впрочем, все сценарии имеют одно общее. Крупной девальвации рубля в 2014 году не избежать. Думаю, в любом случае стоит исходить именно из этого.
 

Я помню, как Ельцин тоже говорил, что девальвации не будет ))
avatar

Supertech


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP