<HELP> for explanation

Блог им. vovkarus

Тайны платформы Гребенникова

Тайны платформы Гребенникова


Александр Махов,
М. май, август 2004 г. (2-я редакция)
 Тайны платформы Гребенникова
Открыл книгу В.С.Гребенникова “Мой мир” в поисках описания его летающей платформы, а попал в другой – сказочный мир. Просто на одном дыхании прочел её до последней страницы и понял, что этот мир, мир природы был для автора действительно главным, а не какой-то там летательный аппарат. Аппарат второстепенен, он – лишь транспортное средство доставки в его мир.
Современная жизнь огрубляет чувственное восприятие. Человек, как ему кажется, должен быть рациональным в думах и поступках, а вопиющая бедность заставляет думать о хлебе насущном, а тут жучки, козявки, куколки…
И, тем не менее, только благодаря таким людям, как В.С.Гребенников, у человека пробуждается сознание сопричастности к чему-то очень важному и в то же время – к чему-то глубоко личному, возникает щемящая боль о чём-то безвозвратно утерянном…
А платформа?
Скажу откровенно, что мне не очень хотелось писать эту статью. Для себя я давным-давно разобрался в сути этого ЛА. Пусть другие говорят, что в книге В.С.Гребенникова слишком скудный перечень технических данных, чтобы не только построить такой аппарат, но и поверить в возможность его существования. А по мне, этих сведений более, чем предостаточно. И пусть нужная информация “рассыпана” по всей книге, среди текста, картинок, — но она есть!
Другим побудительным мотивом написания статьи стала необходимость защитить доброе имя В.С. от нападок недобросовестных индивидуумов (не хочется даже употреблять слово “людей”), жрецов от официальной науки, от религии. Это надо же, при РАН создан специальный комитет по т.н. “борьбе с лженаукой”, настоящая научная инквизиция!
Ещё одной из причин, побудивших взяться за перо, стали многочисленные публикации в интернет о так называемых “расшифровках” конструкции летающей платформы, которые к действительности не имеют ни малейшего отношения. Здесь просто решил: и так вокруг вихревых устройств предостаточно дезинформации, нельзя далее терпеть ещё и новые измышления.

1. Платформа Гребенникова и её прототипы
Для тех, кто ещё не успел ознакомиться с этой замечательной книгой, можно напомнить, что Виктор Степанович Гребенников, сибирский энтомолог, занимался изучением эффекта полостных структур у насекомых. Так он назвал таинственное излучение, исходящее от их гнёзд.
В части 5-1 книги он пишет: “У меня осталась лишь горстка старых глиняных комков — обломков тех гнёзд – с многочисленными каморками-ячейками. Ячейки были расположены бок о бок и напоминали маленькие напёрстки, или, скорее, кувшинчики с плавно сужающимися горлышками; я уже знал, что пчёлы эти относятся к виду Галикт четырехпоясковый — по числу светлых колечек на продолговатом брюшке.
На моем рабочем столе, заставленном приборами, жилищами муравьев, кузнечиков, пузырьками с реактивами и всякой иной всячиной, находилась широкая посудина, наполненная этими ноздреватыми комками глины. Потребовалось что-то взять, и я пронёс руку над этими дырчатыми обломками. И случилось чудо: над ними я неожиданно почувствовал тепло… Потрогал комочки рукой — холодные, над ними же — явное ощущение тепла; вдобавок появились в пальцах какие-то неведомые мне раньше толчки, подергивания, «тиканья».
А когда я пододвинул миску с гнёздами на край стола и склонил над нею лицо, ощутил то же, самое, что на Озере: будто голова делается лёгкой и большой-большой, тело проваливается куда-то вниз, в глазах — искроподобные вспышки, во рту — вкус батарейки, лёгкая тошнота...
Я положил сверху картонку — ощущения те же. Крышку от кастрюли — будто её и нет, и это «что-то» пронзает преграду насквозь.
Следовало немедленно изучить феномен. Но, увы, приборы не реагировали на них нисколько: ни точнейшие термометры, ни регистраторы ультразвука, ни электрометры, ни магнитометры.
Зато руки, обычные человеческие руки — и не только мои! — явственно ощущали над гнездовьями то тепло, то как бы холодный ветерок, то мурашки, то тики, то более густую, вроде киселя, среду; у одних рука «тяжелела», у других будто что-то подталкивало её вверх; у некоторых немели пальцы, сводило мышцы предплечья, кружилась голова, обильно выделялась слюна”.
Но, как В.С.Гребенников пришёл к идее своего летательного аппарата?
Читаем дальше: “Летом 1988 года, разглядывая в микроскоп хитиновые покровы насекомых, перистые их усики, тончайшие по структуре чешуйки бабочкиных крыльев, ажурные с радужным переливом крылья златоглазок и прочие Патенты Природы, я заинтересовался необыкновенно ритмичной микроструктурой одной из довольно крупных насекомьих деталей. Это была чрезвычайно упорядоченная, будто выштампованная на каком-то сложном автомате по специальным чертежам и расчётам, композиция. На мой взгляд, эта ни с чем не сравнимая ячеистость явно не требовалась ни для прочности этой детали, ни для её украшения.
Ничего такого, даже отдалённо напоминающего этот непривычный удивительный микроузор, я не наблюдал ни у других насекомых, ни в остальной природе, ни в технике или искусстве; оттого, что он объёмно многомерен, повторить его на плоском рисунке или фото мне до сих пор не удалось. Зачем насекомому такое? Тем более структура эта — низ надкрылий — почти всегда у него спрятана от других глаз, кроме как в полёте, когда её никто и не разглядит.
Я заподозрил: никак это волновой маяк, обладающий «моим» эффектом многополостных структур? В то поистине счастливое лето насекомых этого вида было очень много, и я ловил их вечерами на свет; ни «до», ни «после» я не наблюдал не только такой их массовости, но и единичных особей.
Положил на микроскопный столик эту небольшую вогнутую хитиновую пластинку, чтобы ещё раз рассмотреть её страннозвездчатые ячейки при сильном увеличении. Полюбовался очередным шедевром Природы ювелира, и почти безо всякой цели положил было на неё пинцетом другую точно такую же пластинку с этими необыкновенными ячейками на одной из её сторон.
Но, не тут-то было: деталька вырвалась из пинцета, повисела пару секунд в воздухе над той, что на столике микроскопа, немного повернулась по часовой стрелке, съехала — по воздуху! — вправо, повернулась против часовой стрелки, качнулась, и лишь тогда быстро и резко упала на стол.
Что я пережил в тот миг — читатель может лишь представить...
Придя в себя, я связал несколько панелей проволочкой; это давалось не без труда, и то лишь когда я взял их вертикально. Получился такой многослойный «хитиноблок». Положил его на стол. На него не мог упасть даже такой сравнительно тяжёлый предмет, как большая канцелярская кнопка: что-то как бы отбивало её вверх, а затем в сторону. Я прикрепил кнопку сверху к «блоку» — и тут начались столь несообразные, невероятные вещи (в частности, на какие-то мгновения кнопка начисто исчезла из вида!), что я понял: никакой это не маяк, а совсем, совсем Другое.
И опять у меня захватило дух, и опять от волнения все предметы вокруг меня поплыли как в тумане; но я, хоть с трудом, все-таки взял себя в руки, и часа через два смог продолжить работу...
Вот с этого случая, собственно, все и началось”.

Тайны платформы Гребенникова
Гравитоплан Гребенникова

А через 2 года кропотливой работы появился показанный на фотографии гравитоплан – летательный аппарат с удивительными характеристиками. Он невидим для окружающих, не требует традиционного в нашем понимании двигателя, не имеет ни крыла, ни воздушного винта, бесшумен, элементарно развивает безопасную скорость полёта в 1500 км/час, которая не ощущается пилотом, совершенно отсутствуют инерционные свойства перемещаемого тела, нет ни теплового воздействия на ЛА окружающего воздуха, ни скоростного напора и многие другие качества. И по виду очень простой – стойка с двумя рукоятками, установленная на раскрытом этюднике.
Мысль о возможности создания вихревого летательного аппарата у изобретателя возникла не на пустом месте. Он во многих местах своей книги описывает замечательные свойства надкрылий скарабея, златки и особенно бронзовки. По сути — надкрылья – это несущая система насекомого.
А как приспособить её для нужд человека?
Да, просто. Нужно создать элементарную ячейку, геометрически подобную ячейке насекомого, которая создавала бы тягу, а затем объединить требуемое количество этих ячеек в панели. Вот вам и несущая система ЛА!

Тайны платформы Гребенникова
Скарабей в полёте


Теоретизируя, заметим, что подобный мини-ЛА может иметь ординарную или комбинированную несущую систему. Здесь во всех случаях (вертикальном, горизонтальном полёте, наборе высоты или снижении) используется вихревой движитель, но у насекомых в поступательном полёте используется и крыло. У скарабея и бронзовки оно жёсткое, похожее по конструкции на раскрытый зонтик, не использующее, в отличие от златки, маховые движения. При этом на крыле создается вспомогательная подъёмная сила, а некоторая деформация крыла позволяет насекомому управлять направлением полёта и стабилизировать свое тело в пространстве.
Отсюда, при определении схемы ЛА, конструктор должен сделать выбор о необходимости использования крыла. При этом определяющим фактором будет величина максимальной скорости будущего ЛА.
Здесь, видимо, нужно более подробно остановиться на этом моменте. Все дело в том, что различные части нашего ЛА могут находиться в полёте как в однородной среде, например, — привычной для нас – физической, так и в разнородных средах.
Обычные ЛА осуществляют движение только в физической среде – среде слабых торсионных полей. Но платформа Гребенникова в полёте уже полностью находится в другой среде – среде интенсивных торсионных полей. Почему “полей”, а не “поля” – это будет понятно далее, а пока…
Известно, что интенсивное торсионное поле (ИТП) обладает рядом особенностей: ЛА, находясь в нем, может развивать громаднейшие скорости полёта без оказания на него каких-либо инерционных и тепловых перегрузок; ЛА, окруженный таким полем, может на большой скорости резко менять направление своего движения, без какого-либо ущерба для конструкции и экипажа. Тело, находящееся в ИТП, приобретает качества невидимости его для наблюдателя. Сквозь это поле не может проникнуть вовнутрь вещество, но, вместе с тем, проходит воздух и электромагнитное поле как высоких, так и низких частот, включая свет и электромагнитное поле Земли. ИТП сопровождается электромагнитным излучением сверхвысокой частоты, засвечивая фотопленку, разряжая аккумулирующие источники электрической энергии и пагубно влияя на биологические клетки организма. В качестве сопутствующего явления можно отметить особое воздействие на минералы, содержащие кварц. Так у В.С.Гребенникова в полёте разрушались и “прожигались” стеклянные пробирки, он отмечает случаи появления оплавленных по краям отверстий в оконных стеклах. Сюда же можно отнести так называемые мегалитические “загадки”, связанные с перемещением-подъёмом в древности массивных каменных столбов, статуй, блоков, по которым до сих пор рождаются самые невероятные гипотезы – все, кроме верной. А разгадка – в тетраэдронной структуре кристаллов кварца, которые легко возбуждаются от внешнего торсионного источника, превращаясь в мини-ЛА, и камень – теряет вес!
Крыло ЛА, выступая за границу ИТП, находится в обычной воздушной среде, где испытывает все известные нагрузки: скоростной напор, инерционные силы, тепловое и электростатическое воздействие.
Что происходит на границе двух сред – сегодня неизвестно, но то, что конструкция остается жизнеспособной – об этом свидетельствует полёт наших добрых знакомых жуков – скарабея и бронзовки. Значит, основной вывод, такие аппараты имеют право на жизнь, их можно строить!

Тайны платформы Гребенникова
Крыло и надкрылье бронзовки


2. Несущая система
Несущая система представляет собой, по сути, движитель платформы.
Сразу заметим, что движитель – вихревой, пассивного типа. Это означает, что в основе создания тяги лежит электромагнитный вихрь, и только вихрь, формируемый конструкцией несущей системы ЛА. Пассивный тип движителя, в отличие от активного, подразумевает, что для создания вихревой “тяги” не требуется внутренний источник энергии – эта “тяга” создается лишь за счёт энергии окружающей среды.
Несущая система состоит из нескольких панелей. Количество панелей, в зависимости от конструкции ЛА, может быть вариируемым, но может быть в нем и только одна панель. Например, в платформе В.С.Гребенникова их 4, но он в книге упоминал и о своих раздумьях – ставить 3 или 4 панели.
Общие требования к количеству панелей:
· они должны обеспечить необходимую величину общей тяги, как в вертикальном, так и в горизонтальном полёте ЛА;
· при отсутствии специальных (дополнительных) элементов ЛА – обеспечить условия устойчивости и управляемости аппарата (стабилизация и изменение положения в пространстве).
К конструктивным вариантам исполнения панелей мы ещё подойдем, сейчас же рассмотрим устройство элементарной вихревой воронки (ячейки).

Тайны платформы Гребенникова
“Несущая система” златки (вид надкрылья снизу — увеличено)


3. Вихревая ячейка
Вихревая ячейка – это первичный элемент несущей панели, мини-движитель. Как всякое вихревое устройство, этот движитель имеет формирователь, резонатор, ионизатор и сток (см. “Вихрь – оружие богов”).
В качестве формирователя вихря служит воронкообразная полость, работающая в паре с магнитным полем Земли. Для того, чтобы мог родиться и функционировать вихрь, он должен быть настроен на одну из гармоник магнитного поля планеты. Эта функция реализуется резонатором – той же воронкой, но имеющей строго определенные размеры (см. ту же работу). Отсюда следует, что геометрические размеры воронок образуют ступенчатый ряд, где промежуточным значениям нет места. Таким образом проявляется собственная космическая частота (СКЧ) нашей планеты (см. “Почему Земля вращается?”).

Тайны платформы Гребенникова
Вид ячеек со стороны раструба


Ионизируемой средой является воздух, и не требуется применения искусственной его ионизации в жаркий летний день. Об этом упоминает, кстати, и В.С.Гребенников.
Подогрев воздуха для его ионизации использует и скарабей, поедая перед полётом шарик конского навоза, тем самым, поднимая температуру своего тела, как приводится в одном из источников, с 27 до 41оС. Сравните с нашими действиями в дачной теплице: для интенсивного подогрева весенней почвы мы обязательно закладываем нижний слой навоза, желательно конского, тем самым используем его высокую теплотворную способность.
Кстати, великий Фабр, не один десяток лет посвятивший изучению скарабеев, только в конце своей длинной жизни установил, что своё грушевидное гнездо для вывода потомства скарабей устраивает из ОВЕЧЬЕГО навоза, а не КОНСКОГО. Скептики – что скажете на это?
Но, вернёмся к ионизации. В других случаях может применяться и искусственная ионизация воздуха, проще всего выполнить такой ионизатор электроискровым (например, обыкновенная пьезоэлектрическая зажигалка для газовых плит). Зачастую искусственная ионизация требуется только в момент запуска вихревого устройства, и только для одной ячейки панели. Остальные ячейки уже запустятся от работающей. В дальнейшем, на земле и в полёте, необходимый уровень ионизации поддерживается автоматически, за счёт трения воздушных частиц вихря между собой и о стенки воронки. Этому способствует и увеличение электростатического потенциала вихря, опять же за счёт “подсоса” статического электричества по шнуру вихря из атмосферы (помните – изменение электрического потенциала поля Земли ~130в/м?).
При ионизации среды рабочим “телом” вихря являются положительные ионы, образующиеся при расщеплении молекул воздуха.
А куда деваются отрицательные ионы?
Они скапливаются на внутренних стенках воронки, стекая к краям её широкого раструба. И, если не обеспечить их сток, то воронка просто “захлебнется”, получив отрицательный заряд, и перестанет работать. Элементы стока можно наблюдать у того же скарабея – в виде тонких волосков. Устройства стока показаны и в изображениях ЛА иноцивилизаций древности. Оперение птиц – это тоже устройство стока. Головной убор из перьев у индейцев Америки – отголосок их связей с “богами” этих цивилизаций. Подозреваю, что волосяной покров людей и животных – это забота природы об избавлении биоорганизма от избытка статического электричества.
Попробуем определиться с энергетическими возможностями элементарной ячейки. В.С.Гребенников пишет о своих 75 кг, которые нужно было поднять в воздух, плюс вес аппарата. Корректируя эту цифру с учётом запаса на уменьшение тяги с увеличением высоты полёта, а также на возможность выполнения поступательного полёта, установим расчётную планку тяги на цифре в 100 кг.
На его платформе было установлено 4 угловых панели, и, по моим прикидкам, каждая из панелей имела по 16-20 ячеек. Всего же их получается 64-80 штук.
Тогда удельная тяга каждой ячейки должна находиться в диапазоне 1,60 – 1,25 кгяч. Это важный показатель, который потребуется при изготовлении собственных панелей.
Вторую цифру энерговооруженности ячейки можно примерно определить, исходя из статистических данных удельной тяги различных вертолётов, соотнеся располагаемую мощность двигателей к максимальному полётному весу. Ориентировочно она составит ~150 вт/кг.
Тогда на 100 кг полётного веса общую мощность, развиваемую несущей системой платформы, можно определить примерно в 15 квт, а удельная мощность элементарной ячейки будет ориентировочно равной 200 вт/яч.
Эти цифры дают наглядное представление, какую электрическую мощность (в виде переменного или постоянного тока) можно снять с вихревой несущей системы, используя её полностью или частично в качестве источника энергии (например, для питания бортового оборудования).
Тайны платформы Гребенникова 
Конструкция ячейки.
Конструктивно ячейка представляет собой воронкообразную полость, образованную внутренними стенками воронки и отражающей поверхностью. Воронка, естественно, имеет некоторую толщину стенок – она минимальна и определяется из прочностных соображений. Характерные сечения воронки – раструб (широкая часть) и “глаз” (узкое горло). По наружной поверхности воронка имеет спиральную обмотку из металлических проводников.
Расчёт параметров ячейки. Как уже упоминалось ранее, геометрия и методика расчёта ячейки изложена в работе “Вихрь – оружие богов”, она проста, и повторяться не имеет смысла. Необходимо лишь отметить, что базовым параметром является частота 1-й гармоники магнитного поля Земли. По разным источникам цифры отличаются: по одним она составляет 7,50гц, по другим – 7,83гц.
Определение оптимальных размеров ячейки.
Выберем в качестве исходного теоретического типоразмера диаметр D (верхняя строка) из приведенной таблицы. Далее в диапазоне 10,55…11,02 с некоторым запасом назначим ряд испытуемых размеров, например, с шагом 0,1мм (10,45; 10,55; 10,65; 10,75; 10,85; 10,95; 11,05; 11,15). Величина Δ практически не изменится и будет равна для всего ряда 0,07. Для определения величины R0 необходимо использовать ранее приведенную формулу соотношения между этими параметрами D = 2(R0 + Δ).
Если ячейки с этими размерами не будут самовозбуждаться, придётся последовательно переходить к строкам 2,3 и 4 таблицы. Следует помнить, что чем крупнее ячейка, тем меньше её способность к самовозбуждению. Но мелкие ячейки сложнее создавать, отсюда – необходимость найти максимально возможный больший её размер.
Испытания ячейки.
Основным направлением испытаний является определение величины удельной тяги ячейки. В качестве дополнительного параметра можно определить величину момента разворота ячейки от элементарного вихря.
В основе испытательной установки применяются элементарные весы. Здесь все отдается на откуп испытательской фантазии. Отметим лишь, что ячейка должна быть подвешена вертикально, своим “глазом” вверх. Провод стока ячейки подключаем к заземляющему контуру. Для уменьшения торсионного загрязнения помещения ось вихря должна быть направлена внутрь отрезка заземленной металлической трубы. Обеспечивается возможность подвески к корпусу ячейки чашки весов с разновесами. Если чашка расположена непосредственно под ячейкой, то она должна иметь центральное отверстие для прохода оси вихря в заземляющую трубу.
И последнее. У подвешенной ячейки должны быть отобраны степени свободы по боковым смещениям и осевому вращению.
Установив измерительное устройство в нулевое положение (естественно, с учётом веса самой ячейки), ионизируем ячейку в плоскости её раструба с помощью упоминаемой газовой зажигалки. Ячейка должна запуститься, что сразу же покажут весы.
Примечание: если ячейка самовозбуждается, то для её выключения на подготовительных этапах необходимо снять отражающую поверхность.
Уравнивая весы с помощью разновесов до момента баланса, тем самым определяем величину удельной тяги для данного типоразмера ячейки.
Повторив испытания для остальных типоразмеров ряда, из ряда самовозбуждающихся при нормальных условиях ячеек найдем ячейку с максимальной удельной тягой. Её геометрическая характеристика и есть оптимальный типоразмер ячейки.

4. Конфигурация панели и принцип управления полной тягой
Конфигурация панели может быть различной: треугольной, прямоугольной, дуговой и т.п. Её выбор всецело зависит от схемы несущей системы ЛА.
Но есть общие требования, из которых первые 2 носят рекомендательный характер, а последнее – обязательный:
· количество ячеек N должно удовлетворять приведенной формуле чётности строк и столбцов;
· каждая панель должна иметь равное количество ячеек с вихрями левого и правого вращения;
· управление общей тягой несущей системы ЛА должно осуществляться таким образом, чтобы при любом положении органа управления не возникал разворачивающий реактивный момент от работающих ячеек всех панелей.
Отсюда понятен и принцип управления полной тягой – включение и выключение части ячеек несущей системы.

5. Эскиз (плаз) синхронизации
Есть несколько моментов, которые не могут одолеть многие современные изобретатели вихревой техники:
· непонимание важности стока, и, как результат, ячейка запускается, а затем перестает работать;
· неосведомленность о ступенчатости геометрических размеров ячеек, незнание идеальной формы и размеров вихревой ячейки, т.е. её математики;
· неинформированность о размерном парадоксе, когда ячейки малых размеров хорошо работают, а с некоторого порога при увеличении размеров перестают самовозбуждаться. Это даже привело к некоторому скепсису в изобретательской среде, вот, мол, вихревая техника годится только для моделей или игрушек, промышленные же образцы работать не могут. Отвечаю им утвердительно: да, это как раз тот момент, когда ячейку нужно переводить с режима самовозбуждения в режим внешней ионизации;
· пока ни у кого (во всяком случае, в открытых интернет-источниках) не удалось прочесть о попытке заставить самовозбужденные или малые ячейки работать параллельно, объединяя свои мощности в одну – для решения единой задачи. Тем более, ни у кого нет даже постановки проблемы компенсации реактивных моментов элементарных вихрей.
Последнюю задачу с успехом решил В.С.Гребенников, честь и слава ему! А ведь он не электронщик, не технарь, а задачку-то решил… Напрямую у В.С. о синхронизации нет ни слова, но рисуночек-то есть…
И только Гребенников заново переоткрыл истинную ценность скарабея, про которую нас дурят во всех источниках уже несколько тысяч лет. Видите ли, говорят, скарабей обожествлен за ту аллегорию Вселенной, которую символизировал этот жук, когда катил свой навозный шарик. Почитайте о скарабеях Египта, и вы не найдёте там иного мнения. А ведь первые фараоны и их жрецы прекрасно знали истину, и нынешние жрецы её тоже знают, но помалкивают!

Тайны платформы Гребенникова
Священный скарабей


6. Изготовление панелей
Из-за двух определяющих факторов – конкретного направления вращения каждого вихря и синхронизации частот вращения вихрей, осуществляемых электрическим способом, в качестве выбранного материала ячеек не может быть использован металл.
Эти факторы были определены ранее, сейчас же попытаемся сформулировать требования к панели.
Очевидно, что должна быть обеспечена жёсткость и лёгкость конструкции, должна отсутствовать пористость. Внутренняя поверхность воронки должна иметь хорошую аэродинамику, а материал — хорошо работать в электромагнитных полях СВЧ.
Всем перечисленным свойствам хорошо отвечает пластмасса, вот с ней и будем оперировать.
1. Из листовой пластмассы, толщиной 0,3-0,5мм, используя технологии её обработки (формы, давление, термообработку и т.п.), изготовим сотовую панель заданной конфигурации. В подробности не вдаюсь, любознательный изобретатель легко найдёт требуемые сведения в той же интернет-сети.
2. С внешней стороны ячеек, строго соблюдая эскиз схемы синхронизации, начальную фазировку, порядок проводов и экспоненциальный характер шага витков, приклеить отрезки проводов синхронизации. Провод – медный, в лаковой изоляции, не допускается межпроводное замыкание. Диаметр провода – удобный для монтажа и обеспечивающий достаточную прочность на разрыв при некотором короблении конструкции.
3. Теперь конструкцию панели можно слегка усилить, залив поверхность ячеек со стороны проводов тонким слоем какого-либо прозрачного компаунда. Затем заключим панель в силовую (неметаллическую) рамку, с помощью которой она будет установлена в конструкцию несущей системы ЛА.
4. Опять же со стороны слоя компаунда, опасаясь повредить провода синхронизации, вокруг раструба каждой ячейки сверлим по несколько отверстий. Отверстия — возможно малого диаметра, через них будут пропущены волоски стока из воронок.
5. Снова усиливаем панель, увеличивая слой компаунда на поверхности ячеек до толщины 1,0-1,5мм, а в углублениях между ними – чуть больше. В момент отвердевания нового слоя на поверхность воронок вставляем в компаунд по несколько биоволосков для каждой ячейки (сток с наружной поверхности). Принимаем все меры по недопущению коробления конструкции.
6. Со стороны воронок ячеек заново пройтись сверлом по имеющимся отметкам залитых отверстий. В каждое отверстие вставить по несколько биоволосков для обеспечения стока с внутренней поверхности воронок.
7. Веерно распределить и приклеить кончики биоволосков к раструбам воронок.
8. По нерабочей длине силовой рамки (не попадающей под плоскость диска-обтюратора) приклеить бахрому жгута проводов стока. Этот жгут нам послужит для заземления панели при испытаниях. В окончательном состоянии вместо проводов на рамку тоже должна быть наклеена бахрома из биоволосков.
Панель готова к испытаниям.

7. Управление полётом ЛА
Управление полной тягой ЛА – обеспечивает вертикальный полёт и полёт в режимах набора высоты и снижения. Принцип управления полной тягой мы рассмотрели, он обеспечивается поворотом диска-обтюратора (у В.С.Гребенникова – общим поворотом веерных элементов жалюзи). Необходимо заметить, что в описываемой здесь конструкции желательно обеспечить не плавное, а ступенчатое изменение угла поворота обтюратора. Это позволит исключить какую-либо неопределенность в работе ячеек.
Продольное и поперечное управление – обеспечивает поступательный полёт соответственно вперёд-назад или влево-вправо, а также разворот.
У В.С.Гребенникова вопрос решается, как я понял, с помощью отгиба веерных элементов жалюзи (за счёт изменения зазора между плоскостью веера и плоскостью подошв воронок).
Здесь же предлагается иное решение: установить комплект панелей вместе с обтюратором вовнутрь двухрамочного карданного подвеса. Тогда поворот одной рамки вызовет наклон несущей системы в одном, например, в продольном направлении, а поворот другой – в другом, в данном примере, — в поперечном направлении.
Продольно-поперечное управление в этой конструкции легко совместить с единственной ручкой управления (по типу вертолётной, истребительной, джойстика). При отклонении такой ручки в промежуточных направлениях отклонятся сразу обе рамки подвеса, произойдёт разворот полного вектора тяги в требуемом направлении. Возможно, после лётных испытаний, пригодится опыт строительства вертолётов, когда для обеспечения независимого управления пришлось несколько развернуть узел карданного подвеса по азимуту.
Примечание: подозреваю, что, неожиданно для себя, В.С.Гребенников мог использовать собственное тело для осуществления разворота ЛА, отнимая от стойки управления ту или иную руку.
Понятно, что любое воздействие на органы продольно-поперечного управления вызовет уменьшение подъёмной силы, которое можно скомпенсировать воздействием на органы управления полной тягой – точная аналогия ЛА физической среды.
Заметим, что углы отклонения рамок исчисляются несколькими единицами градусов. Чрезмерное отклонение – это высокая скорость, что может оказаться небезопасным. В связи с этим, на рамки подвеса можно установить ограничители отклонений. Если в продольном отношении цепь управления должна фиксироваться в полёте в промежуточном (не нейтральном) положении, то для поперечного управления характерен режим его кратковременного использования – для установки или коррекции курса. В связи с этим, цепь поперечного управления может фиксироваться в нейтрали с помощью двух встречно напряженных пружин. При желании такие же пружины, но управляемые (эффект триммера), можно поставить и в цепи продольного управления.
Для повышения устойчивости ЛА, как вариант, панели и обтюратор могут быть выполнены объёмно-выпуклыми, — по аналогии с формой надкрылий насекомых.

8. Вопросы безопасности
Лётная безопасность – обеспечивается, прежде всего, надёжностью и простотой конструкции ЛА. Вторым определяющим фактором является максимальная скорость полёта, – этот и все другие факторы являются неисследованными.
В.С.Гребенников также приводит в качестве одной из мер обеспечения безопасности полёта – строгое соблюдение чистоты платформы ЛА. Оно и понятно: раз ИТП не пропускает вещество вовнутрь себя, то оно должно препятствовать и его выбросу наружу. И куда же ему деваться? А только в соты ячеек, – а это их разрушение, и, значит, – катастрофа. Понятно, что это касается не только мелких частиц, но и попыток выброса наружу какого-либо предмета.
Полёт на вихревом ЛА таит в себе и огромную биологическую опасность, что В.С.Гребенников испытал на себе. Это, прежде всего, воздействие на организм СВЧ-излучений. Так что, летать на таком аппарате все равно, что находиться под лучом стоящей рядом антенны РЛС, либо по несколько часов проводить под рентгеновским излучением, либо пройтись в зоне взорвавшегося реактора Чернобыля.
В силу этих причин, лучше всего использовать такой аппарат в беспилотном режиме. Но это уже несколько другая тема.
 

Чо тока не напостят))))))))))))))))
ПРОПАЛ Калабуховский дом

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP