<HELP> for explanation

Блог им. Nikodim_333

11 VS 22 (продолжение)

Перси Снайк работал в АНБ уже четвертый год. Не сказать, что работа ему очень нравилась. Когда в 1993 году он закончил колледж, отец, старый вояка, вызвал его на разговор. Сынок пришло время определится. Я знаю, что ты уже начал рассылать свои предложения о работе по банкам, в Бэнк оф Америка даже ездил на собеседование.  Но послушай, все это чушь. Банкиры не раз предавали и твоего отца и твоего деда, который приехал строить эту страну как мечту о свободном человеке.   Твой дед бежал в эту свободную страну от нацистов, которых, кстати, банкиры сами же и вскормили. Твой дед знал, что такое свобода. Но помяни мое слово, когда-нибудь эти гребенные банкиры превратят и эту страну в государство, из которого нужно будет бежать в новые свободные от их власти земли.  Не сейчас, так в будущем. Поэтому нет ничего лучше, чем служить своей стране, а не кучке людей, возомнивших себя страной. Сын моего  старого друг еще по войне во Вьетнаме, майора Симса, Арни Симс сейчас руководит службой финансовой разведки толи при Пентагоне, толи при ФБР черт их там разберет. Так вот мы встречались на прошлой неделе, говорили о тебе, а сегодня он позвонил, сказал, есть вакансия на должность финансового аналитика. Вот что я скажу тебе сынок, лучше быть финансовым экспертом на благо своей страны, чем на благо банкиров.  Причем полное пенсионное и налоговое обеспечение. Зарплату положат адекватную.
Работа Перси заключалась в отслеживании финансовых сделок граждан подозреваемых в терроризме.  Как известно террористический акт легче предотвратить на подготовительной стадии. В поле зрения мировых разведок всегда крутится несколько  десятков тысяч потенциальных террористов, поэтому задача Перси как и его коллег была отслеживать, не занимаются ли компании этих людей или сами они подозрительными сделками, к примеру, закупками больших партий удобрений или стрелкового оружия, химических компонентов, короче всего-то из чего можно создать орудия смерти.  Никогда до этого дня руководство не просило Перси проследить деятельность настолько крупной публичной компании как BCH holding. Впрочем, BCH holding хоть и была крупной, но не была публичной компанией.  Информации в открытых источниках о деятельности этой фирмы было скудно мало.  Ясно было только что ноги компании растут из Силиконовой долины еще с 70-х годов, когда в Калифорнии приступили к разработкам первых компьютерных систем.  Ходил слух, что именно тогда были придуманы все основные алгоритмы для биржевой торговли, которые применяются по сей день. Якобы даже на самых современных биржах Токио, Лондона и Нью-Йорка в торговле применяются алгоритмы открытые  еще в 70-х годах.  Причем секрет этих алгоритмов стоит десятков и сотен других секретов, таких как пытается упрятать подальше от глаз компания Кока-Кола или Пфайзер с ее Виагрой или этот новый выскочка Брэнсон со своим водородным двигателем.  Да все эти Пфайзеры и Кока колы сегодня стоят в тысячу раз  меньше чем алгоритм биржевой торговли, думал Перси, сидя в своем рабочем офисе, пытаясь понять как сотрудники BCH holding могут быть связаны с нападением на граждан США в Москве.
Расследование длилось уже практически год, но ясности не было никакой. Никто из работников BCH holding ни сном, ни духом не знал, зачем Стив Малрон поехал в Москву. Глава совета директоров Анджи Борг шел на встречу АНБ по любому вопросу, но никакой новой информации предоставить не мог. Да наверное и не до того ему было. Как буд-то какой-то злой рок обрушился на весь финансовый мир после московских событий, буквально в первый же рабочий день после взрыва в филиале посольства, в понедельник 1 сентября, паника, начавшаяся еще 29 августа накрыла азиатские мировые площадки и биржи государств Восточной Европы. В Москве, творилось тоже не ладное. Инвесторы распродавали любое количество акционерного капитала любых компаний по любой цене, цены падали ежедневно, разорялись все, кто в 90-е годы успел создать хоть какой-то капитал. Клиенты финансового сектора осаждали головные офисы с вопросами – когда же это прекратиться. Что это за кризис такой, что его никак не остановить. В бытность студентом Перси защищал свой диплом по классу Финансовые рынки и знал, что экономика циклична. Правда в самих США последний цикл развития начался так давно, что Перси тогда еще не знал, что значит заглядывать одноклассницам под юбки.  Циклы развития в последние десятилетия стали какими-то размытыми – не жизнь, а сплошной повышающийся уровень благосостояния.  Причем то, что творилось в странах Азии и государствах Восточной Европы ни как не отражалось на самих США. Фондовый рынок S&P 500 продолжал идти в гору.  Кризис бушевал где-то там.
Да и еще странным делом оказался сам взрыв на «Маяке», как называли явку оперативные агенты. Анализ на месте показал, что при взрыве не было использовано ни одного известного взрывного вещества. В анализах значились только компоненты доступные в природной среде. Конечно, гипотетически эти компоненты можно было совместить таким образом, что произошел бы взрыв, как говориться если за пишущую машинку посадить 10 000 обезьян, то через какое-то время они смогут написать роман Война и мир, тупо клацая по клавишам. Теория вероятности – будь она не ладна. Но случайности в деле не было. Малрона пытались убить еще по дороге на Маяк, видимо, чтобы не допустить встречи.  В обуглившемся грузовике не нашли ни тела ни каких-либо других следов, способных вывести на исполнителей или заказчиков преступления. Вообще грузовик банально угнали уже после того как самолет Малрона сел в Москве. Угнали со строительной площадки рядом с аэропортом. Как будто преступление и не было запланировано, а свершилось тут же экспромтом. Чтож это за любители такие, все время размышлял Перси, а может и не любители, а профессионалы высокого класса, просто в цейтноте, действовали по ситуации?
Еще как назло единственно выживший после взрыва капитан Андре Рамон не приходил в сознание. Капитана эвакуировали из Москвы через немецкую базу Рамштайн на авиабазу Эндрюс, поместив в военный госпиталь.  Весь этот год капитан, словно овощ лежал подключенный к аппарату искусственного дыхания, и врачи безуспешно пытались вывести его из комы.  Это направление расследования для Перси и его коллег было закрыто. 
Была и еще одна странность. Оказывается что за Якобом Зелински, погибшим при взрыве на Маяке, была установлена слежка еще несколько лет назад по высшему приоритету. Отчет о деятельности Зелинского имел право видеть только глава начальников объединенных штабов разведок  адмирал Ридли Стам. Под командованием адмирала работали все разведки США, как внутренние, так и внешние, в том числе и военные. Фактически адмирал не просто координировал деятельность разных служб, но был главным уполномоченным по их деятельности. Конечно, каждая разведка была независима и сферы их влияния были разделены, но вся информация и командование оставались за адмиралом Ридли Стамом. Адмирал не был обязан отчитываться перед подчиненными, почему он установил слежку за Зелинским, тем более по мимо Зелински в  «досье  Адмирала» как его называл глава отдела Перси Арни Симс, были и сотни других персоналий, разбросанных по всему миру.  Мало ли почему в список затесался Зелински,  фигура судя по всему была видная.
На следующую неделю после взрыва Перси и его коллеги прошли весь путь Стива  Малрона от утра 28 агуста когда его посетил Фред  Манчински.
Единственно до чего удалось докопаться, так это что телеграмма о срочном вызове Стива Малрона  была отправлена посольства США в Москве  в Вашингтон с пометкой – код 5 и код красный. Тоесть сразу с двумя пометками, чего ранее никогда не случалось. По протоколу, сообщающему, что в опасности одновременно и судьба президента Соединенных Штатов Америки, а также есть  глобальная угроза военного конфликта.  Первый заместитель посла (сам посол в этот момент находился в ежегодном запланированном отпуске и его не было в Москве) лично отправил телеграмму. Встреча на явке Маяка была назначена из-за уверенности в отсутствии на ней прослушивающих средств, чего не могла обещать встреча в самом посольстве, которое постоянно находилось в поле зрения русских разведчиков. Лишние уши были не к чему.
Перси вместе с командой специалистов, приписанных к делу, даже прошел весь путь Стива Малрона, от его дома в Вашингтоне до Москвы с остановкой в Риге.  В Риге были допрошены все, с кем контактировал  Малрон. Сотрудники BCH holding были сами не свои, мало тог, что погиб руководитель подразделения по финансовым операциям в Восточной Европе, так еще на бирже творилась свистопляска.  АНБ прибыло в Ригу только 5 сентября и все это время офис пытался сдержать наплыв продавцов. Фактически весь запас наличности на счетах компании в Балтии испарился в течение первых трех торговых дней. Не имея других инструкций, офис наращивал покупки акций в течение 1-го 2 и 3 сентября. Но лоты  на продажу выставлялись чудовищные. К пятому сентября обескровленный BCH holding сдался – акции были в свободном падении, инвесторы, связанные с фирмой просто смотрели, как испаряются их капиталы. Такое происходило не только в Риге. Биржи Таллинна, Вильнюса, Варшавы, Праги, Софии, Киева, Москвы  и другие столицы стран и республик бывшего Совета экономической взаимопомощи также подверглись распродажам невиданного масштаба.  Самые богатые люди этих регионов теряли свои состояния.  Деньги, которые продавцы выводили из этих стран разлетались по миру через сеть «Гидры», как величал ее Стив. Названия «Гидра»  он придумал сам, опираясь на древнегреческую мифологию о многоголовом чудовище, отрубив голову которому, можно было увидеть три головы, выросшие на отрубленном месте.  Причем все операции были законны. Никому не запрещено продавать или покупать доли капиталов компаний, да и продавцы, судя по расследованию, были вполне реальными. До селе никто из них не был известен в финансовом мире, но и злого умысла в их действиях углядеть было не возможно. Глава одного из зарегистрированных на Кайманах фонда – некто  Серж Ларнэ так и заявил Перси, что его фонд продает все, так как инвесторы паникуют.
Единственная зацепка прозвучала на опросе случайного свидетеля  латвийского гражданина Сергея Васильева, который был в офисе Рижской фондовой биржи в момент, когда туда приехал Стив Малрон.  Якобы именно тогда начались распродажи акций и Стив сказал что-то типа – нас атакуют, значит вот почему Москва. Тоесть каким-то образом Малрон связал начавшиеся 29 августа распродажи со срочной встречей на Маяке.  Или может быть ему так показалось и это простое совпадение?
Прошло время, а дело, остававшееся на контроле в отделе Перси, лежало рядом с другими, такими как отслеживание путей денег семьи Саддама Хуссейна или Ясира Арафата.  Пока Хуссейн откусывал деньги от государственной казны Ирака – переводя то 3 то 5 % ежегодных доходов от продажи нефти на личные счета в банках Швейцарии, АНБ просто вела бухгалтерию – кто, сколько чего и комму. Пока в этом деле не было особого криминала. Если бы Хусейн захотел использовать эти деньги для покупок оружия массового поражения или пустить на перевооружение армии, то скорей всего Вашингтон отдал бы приказ об аресте счетов. Швейцарские гномы не смогли бы противится нажиму, Саддам бы потерял свои капиталы. Но пока такого приказа не было и Перси и его команда под руководством  Арни Симса продолжали мониторинг. 
***
Сергей Васильев весь 1998 год провел, продолжая свою основную деятельность – рекламного специалиста.  Благодаря крупнейшему поставщику алкоголя, офис которого располагался в Риге, ему удалось встретиться с брэнд менеджером французского коньячного дома Camus и получить заказ на рекламное сопровождение Camus в среде русскоязычной аудитории в Балтии. Увидел он в воочию и главу Camus – 70-летнего  отпрыска семейства Камю. На первой же встрече  старый  мастер коньячного дела заявил, что прилетел в Ригу один без своего сына, так как по правилам компании – они никогда не летают одновременно. Мало того, когда старый Камю едет в далекую командировку, молодой наследник обязательно должен находиться под охраной в фамильном замке и наоборот. Случись что – семейное древо не должно прерваться.
Параллельно с продвижением Пиаркомпании французского коньяка, Сергей отслеживал события происходящие на мировых биржах, добрым словом поминая седого тяжеловесного мужчину, который в первый приход  Серея на Рижскую фондовую биржу посоветовал ему ничего не покупать, а ждать. Цены на акции падали ежедневно, и капитал Сергея в размере уже 30 000 долларов США – рос не вероятно.  Конечно, его отложенные 30 000 так и оставались всего-лишь 30 000, но сегодня он мог купить на них уже в 10 раз акций больше чем год назад. Фактически по ценам 1997 года он был миллионером. Оставалось только ждать, когда этот виртуальный миллион станет реальным.  Через неделю после первого посещения биржи ему позвонили из Полиции Безопасности Латвийской республики и попросили о встрече. Было конечно стремно соглашаться на встречу, ПБ – наследница всемогущего КГБ, внушала не то чтоб страх, а какую-то неприязнь. Темное прошлое конторы, как будто несло на себе печать, полученную еще во времена НКВД. К счастью вместо наследников  Дзержинского, на встречу пришли приятные молодые люди из посольства США. Говорили по русски и по английски. Сергей довольно сносно объяснялся на факультативном английском, поэтому переводчик посольства, как правило, молчал.  Речь как, оказалось, шла, о том самом господине, которые помог Сергею не купить акции в конце августа. Оказывается господина звали Стив и он погиб при невыясненных обстоятельствах. Сотрудники посольства расследуют это дело и будут признательны всякой информации.  Стив рассказал о всем, что помнил. Поблагодарив за встречу, американцы откланялись, один из них Перси Снайк,  дал Сергею сою визитку с телефоном и электронной почтой.  Если что вспомнит – можно связываться в любое время суток.
Однажды, дождливой  осенью, 1998 года, Сергей сидел в своем рабочем кабинете, размышляя, чем русские Эстонии отличаются от русских Латвии. Готовы ли они воспринять  рекламную компанию коньяка также как рижане? Или нужно им подбросить более яростной  русскости? Ведь Рига это фактически русский город дэ факто, более 50% населения русские по паспорту почти весь город русскоязычный. Только обособленная национальная элита не хочет  этого замечать. В Эстонии же русские живут в отведенных им анклавах, по типу негритянских анклавов ЮАР – значит и подход к ним нужен другой. Как к более зажатым и находящими под давлением. Может быть меньше вкуса, больше горечи в рекламном слогане? Нет, это уже какая-то перцовка, а не коньяк получится.
Под эти размышления Сергей решил посмотреть какой-нибудь фильм. Из лицензионной коллекции видеокассет он выбрал фильм Терминатор 2, который, конечно же смотрел раньше, и который так хорошо будет пересмотреть под настроение в такую погоду. 
Уже в середине фильма Сергей включил в себе новое видение, которое теперь не покинет его никогда.  29 августа 1997 года Скайнет нанесет ядерный удар по территории России, сказал Терминатор. Почему именно по России спросил Джон Коннор? Она слаба? Нет, просто к 29 августа, Скайнет осознает себя как единую сеть.
Что за ерунда подумал Сергей, фильм то сняли еще в 1991 году, откуда они знали про кризис/ Стоп, причем тут кризис они же говорят про войну. Но ведь числа совпадают. Числа. Интересно. А что если это взаправду? Если это взаправду, то должны быть еще подтверждающие числа.  Уже через минуту Сергей звонил своему старому приятелю Толику Кузнецову, который еще со студенческих времен прослыл компьютерным ботаником, еще, когда 286 IBM были неслыханно дорогими игрушками, Толик имел два компьютера Спектрум – один для программирования, второй на запчасти. Толик, а если тебе дать ряд цифр и направляющие, ты можешь найти закономерность? К примеру, если одни цифр в направлении больше, а других меньше? 
Не вопрос,  сказал Толик– присылай свои цифры через модем.
Сергей зашел на сайт Рижской фондовой биржи и скачал архив торгов с 1995 года по октябрь 1998. Сергей в тот момент еще не знал, что стал последним человеком, кому удалось завладеть архивами и потенциальными кодами к могуществу, которое и не снилось всем акционерам компаний не только стран Восточной Европе, но и компаний  из Топ-500 S&P.
11 октября 1998 года, руководство региональных бирж стран Восточной Европы получили приказ о ротации. Главы офисов были переведены на другие должности, рядовые сотрудники распущены. В письме за подписью Анджи Борга сообщалось, что реструктуризация проводится по результатам Азиатской тихоокеанского кризиса и сокращению деятельности компании.  В тот же день в офисном здании компании  в Софии произошел взрыв магистрального газового трубопровода.  Погибли только два охранника фирмы, но урон подсчитать было не возможно. Взрыв уничтожил все архивы биржевой торговли акциями стран Восточной Европы с 1995 по 1998 год. Теперь никто даже бы если бы очень захотел, не смог увидеть историю торгов ни одной акции, ни одного предприятия на протяжении этого времени. Все региональные архивы стали недоступны. Система обнулилась. 
В феврале 1999 года, когда два ящика дорого презентационного коньяка Camus V.S.O.P. перекочевали в берлогу, так Толик Кузнецов величал свою двухкомнатную  квартиру  с высокими потолками на улице Бривибас, Толику  наконец удалось найти закономерность в цифрах которые ему переслал Сергей. Друзья сидели возле компьютера, где одна часть торгов до 29 августа 1997 года была окрашена в синий цвет, а другая после 29 августа в желтый.  И что это, спросил Сергей. Смотри до 29 августа основное число, если сложить все цифры системе Пифагора, на которое заканчивались торги, было число 11, оно выпадало в 9.9009 случаях торгов, что само по себе очень много – оно не могло быть случайным числом, скорей всего это какая-то направляющая, указывающая направление торгов – тоесть вверх. А 29 августа эти цифры изменились. Частота  появление знаковой цифры осталось той же – 9.9.009 процента, но число было уже не 11, а 22. Кто-то поменял направляющие коды и система стала  работать по-другому. Не знаю, кто это и зачем сделал, но результаты перед тобой.
Перси Снайк получил электронное  письмо из Риги в марте. Парень, с которым он когда-то встречался в Латвии сообщил ему, что появились дополнительная и очень важная информация по делу и особенно она будет интересна в отделе финансового терроризма АНБ.  Так как в данный момент Сергей не может воспользоваться этой информацией, он готов продать ее правительству США за  100 000 долларов США.  Что такого мог узнать рижский клиент? Перси был в замешательстве. Обсудив с начальником отдела письмо, Перси получил добро к доступу к специальному денежному фонду Агентства для таких случаев.  100 000 была сумма сравнительно небольшая, иногда за информацию платили и больше.  И все же выплатить деньги полагалось только в том случае, если Перси лично удостоверится в ценности данных.  Вылетал в Ригу в сопровождение двух агентов,  Перси на следующий день.
Встречу назначили в кафе Черный кот на небольшой площади в Старой Риге.  Сергей и Толик пришли на встречу вместе. Толик держал в руках переносной ноутбук Toshiba. Один из агентов встал недалеко от входа в кафе, закурив сигарету, второй вместе с Перси подсел к столику Сергея. Здравствуйте, давно не виделись, начал разговор Сергей.  И в этот момент, сидящий ближе к окну Толик исчез. Точней исчез не весь.  Исчезло его тело, голова с удивленными, застывшими в немом вопросе глазами,  на какой-то момент подвисла в воздухе, а потом шлепнулась кровавым ошметком к сползающим под стол ногам. Испарилось не только тело, Анатолия, но и стекло которое выходило на улицу. Ничего не понимающий Сергей увидел что на площади рядом с кафе стоит какой-то странный человек, даже в общем-то и не похожий на обычного человека, какой-то не такой. Не такой, каких Сергей привык обычно видеть на улицах своего города. В руках у него было  оружие, массивный предмет, излучающий голубой свет. Челове сделав два шага вперед нажав на спуск еще раз. За секунду до этого пришедший с Перси Снайком агент уже сбил Сергея на  землю, видимо поэтому заряд прошел мимо, оттяпав руки с подносом у проходившего мимо официанта. Официант так и стоял рядом со столиком, два бокала кровавой мэрии, которые он нес дамам в дальнем углу, испарились вместе с подносом и руками выше локтей. Официант закрутился на месте. Обливая кровавым фонтаном стойку бара, а затем беззвучно осел на пол. Специально разработанный для секретных агентов Глок с удлиненным на 20 патронов магазинов, выплеснул свой заряд за долю секунды. Агент стоявший на улице всадил всю обойму в нападавшего, но тот только заискрился голубим светом, словно пули попали в какое-то энергетическое поле и поглотились  им.  Нападавший повел оружием в сторону агента и голова того пропала, бросив бездыханное тело ко входу в кафе. Перси и спасший Сергея агент вскочили на колени и не имея перед собой преград в идее испарившегося окна стреляли в нападавшего практически в упор. Но тот только вспыхивал синим мерцанием. Развернув к себе оружие нападавшей стал нажимать боковые кнопки на большой панели.  И тут сверху на него упал  дом. Это позже Сергей понял, что никакой дом на нападавшего не падал, просто в короткий промежуток времени мозг Сергея не справился с обработкой информации, и он расценил упавший объект как дом. Удар  смял нападавшего в лепешку, видимо кинетическую мощь удара не смог сдержать и его защитное поле  На самом деле у кафе совершила  жесткую посадку боевая машина  арктурцев. Сброшенная с околоземной орбиты по спутниковому наведению. Позже Перси Снайк согласится, что такой нетривиальный способ обороны был единственно возможным в тот момент.
Из открывшегося люка боевой машины выскочил десантник в форм полковника морской пехоты США только в руках он держал не классическую винтовку М-16, а точно такое же орудие, которые за несколько секунд до этого было в руках у нападавшего.  Немедленно в машину, прокричал он, если хотите жить. Код  Бирюзовый.  Перси знал, что Бирюзовый код был установлен Арни Симсом еще при начале операции, если что пойдет не  так, то это позывной одобренный высшим руководством, поэтому оставшаяся  в живых троица бросилась к люку странной машины.  В следующий миг машина уже больше походила на современный вертолет, над ее крышей появились лопасти и она грузно ими урча поднялась в верх. Территорию сейчас очистят – группа уже выехала, будут через минуту -  бросив взгляд в низ через лобовое стекло, будто сам себе сообщил полковник.  Позже местные газеты напишут, что во время криминальной разборки в центре Риги полиции пришлось даже применять вертолет. Впрочем, это сообщение кануло в лету, как и многие другие подобные, часто пестрящие на лентах  новостных агентств.
Простите господа, по-вашему меня зовут Натан Мерков  представился полковник. Только не пугайтесь, я из тех, кто обеспечивает прогресс на планете Земля уже более 100 лет.  Сейчас мы летим на нашу базу.  
 

много букв :)
суть в чём?
букв много, но осилил,
написано немного сумбурно, но прикольно.
avatar

smb


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP