<HELP> for explanation

Блог им. bear1702

CNBC- Убив добычу сланцевой нефти в США, Саудовская Аравия сама занялась гидроразрывом

по материалам CNBC

 FIG.1

 Рецепт эпического бума на рынке энергоносителей прост: создать технологии, которые позволят добывать нефть и газ из уже открытых геодезистами месторождений: под землей, под водой, в пластах породы. Наиболее яркий пример — активное использование метода гидроразрыва в США. А японцы, изголодавшиеся по энергоносителям, научились добывать гидрата метана с морского дна и получать из него газ — это еще один перспективный кандидат на звание технологии будущего. Возможно, пришло время и Саудовской Аравии перейти на современные способы добычи, чтобы добраться до своих огромных залежей нефти и газа. Готовится к запуску небольшой пилотный проект, который, если все сложится удачно, обещает стать настоящим прорывом на рынке энергоносителей, своеобразным нефтедобываюющим эквивалентом запуска ракеты на луну. Во всяком случае, он приблизит Саудовскую Аравию к собственному расцвету технологии гидроразыва.

Во всем мире существуют естественные залежи углеводородов в резервуарах трещинного типа — в так называемых карбонатных пластах. Однако вряд ли на земле найдется место, где нефти и газа в подобных карбонатных пластах больше, чем на Ближнем Востоке. Карбонаты — это осадочные породы, например, известняк, с большим количеством внутренних природных трещин. По некоторым оценкам, в таких пластах содержится 60% мировых залежей нефти и 40% — газа. На Ближнем Востоке по данным компании Schlumberger, гиганта нефтегазосервисного сектора, около 70% месторождений нефти и 90% газа скрывается в трещинах карбонатов. Технология гидравлического разрыва пласта, или гидроразрыва, подразумевает закачку в скважину воды и прочих химических соединений под давлением. Таким образом, неориентированное давление жидкости, фактически, «вскрывает» землю.

До недавнего времени добыча углеводородов, скрытых в крабонатных пластах, велась при помощи так называемой интенсификации. В скважину закачивали раствор соляной кислоты (примерно 85%-ный), который затем просачивался в глубь пласта и разветвлялся подобно корням деревьев, оставляя в нем вытравленные следы. Однако традиционный подход сопряжен с рядом значительных проблем. Нет никаких гарантий, что кислота доберется до области породы, которую нужно растворить, чтобы выпустить наружу скрытую там нефть или газ. В некоторых случаях жидкость и вовсе просто плещется внутри скважины и не воздействует на породу.

Затраты ниже, производительность скважины выше

Знакомьтесь с  Fishbones, норвежской нефтяной сервисной компанией, основанной Руном Фрейеро, бывшим руководителем Schlumberger, который по праву считается техническим гением нефтяного бизнеса. «Рун — гений», — делится своим мнением Ричард Спеарс, вице-президент Spears and Associates, консалтинговой компании в нефтегазосервисной отрасли. «У него за плечами богатейший опыт разработки действительно потрясающих технологий разработки нефтяных месторождений». В ближайшие полгода компания Fishbones планирует завершить развертывание своих технологий в Саудовской Аравии для клиента, имя которого не раскрывается. По оценкам нефтяной сервисной компании Baker Hughes, по объемам извлекаемых залежей газа Саудовская Аравия находится на пятом месте в мире. Большая его часть скрыта в карбонатных пластах. Однако для технологии гидроразрыва нужно много воды, которой у Саудовской Аравии не в избытке. Зато Fishbones предлагает метод добычи нефти и газа из крабонатных пластов, требующий на 95% меньше жидкости. По словам Эммы Ричардс, аналитика по нефти и газу в лондонской исследовательской компании BMI Research, Саудовская Аравия отчаянно нуждается в газе. Они хотят переключиться на использование газовых источников энергии, чтобы пустить больше нефти на экспорт. В этом контексте газовые месторождения в карбонатных пластах являются объектом повышенного внимания. Последние несколько лет страна активно инвестирует в исследования и разработки различных технологий гидроразрыва.

Между тем, проблемы добычи газа в Саудовской Аравии во многом созвучны с проблемами разработки сланцевых месторождений в США: низкая цена продажи не окупает высокие затраты. Таким образом, технологии, подобные тем, которые предлагает компания Fishbones, возможно, позволят увеличить производительность скважин и объемы добычи без существенных затрат, что благоприятно отразится на рентабельности. «В этой отрасли много азартных игроков и спекулянты. Но мы ориентируемся на долгосрочные перспективы. Мы делаем что-то и потом ждем год или два, смотрим, что из этого вышло. Для всего есть свой рынок, просто пока сложно сказать, насколько он будет масштабным», — Ричард Спеарс, вице-президент Spears and Associates. Саудовский проект, безусловно, самый интригующий, но компания Fishbones также работает на дополнительных объектах в Норвегии и Техасе. «Подобные месторождения есть по всему миру», — комментирует Кевин Райс, управляющий Fishbones в северо-американском регионе. В Норвегии компания работает  непосредственно на нефтегазовый гигант Statoil, который также является инвестором Fishbones. «Норвегия и Ближний Восток всегда впереди, когда речь заходит о продвижении новых тенхнологий», — отмечают в Spears.

В 2014 году, при поддержке датской группы  Joint Chalk Research, в Техасе стартовал пилотный проект по развертыванию технологии на месторождении Остин Чок (Austin Chalk). В эту группу вошли такие компании как BP, ConocoPhillips, Danish North Sea Fund, датская государственная нефтяная компания Dong, Hess, Maersk, Royal Dutch Shell, Statoil и Total. По методу Fishbones, трубы со встроенными иглами устанавливаются в горизонтальные и вертикальные скважины и монтируются в единую систему. Когда в нее закачивается раствор кислоты, давление жидкости выталкивает иглы вглубь породы. Эти иглы, вонзающиеся в формацию на 12 метров в четырех направлениях от основной скважины, создают в породе крошечные туннели, известные как боковые стволы. 

Примерно через пять часов закачка кислотного раствора заканчивается, а под землей, помимо основной скважины, через которую будет выкачиваться нефть или газ, остается  большая сеть боковых стволов. Собственно, поэтому компания называется Fishbones — рыбья кость. То, что получается в результате описанных манипуляций, напоминает скелет рыбы, где основная скважина — это позвоночник, а боковые стволы — это реберные кости. Проталкивая жидкость вглубь карбонатного пласта при формировании боковых туннелей, Fishbones обеспечивает контакт кислоты с большим количеством естественных трещин внутри породы. «Создание боковых стволов — это инновация», — отмечает Райс. «Подобная технология гораздо проще, она позволяет добраться до залежей внутри пласта с гораздо меньшими затратами и усилиями. Кроме того, она точнее, потому что мы контролируем направление давления жидкости».

Нечто фундаментально новое, но многообещающее 

Добьется ли Fishbones успеха на рынке? Об этом пока рано судить. Компания была основана восемь лет назад, но начала процесс коммерческого использования своих технологий только сейчас, развернув несколько пилотных систем в 2013 году (в Индонезии) и в 2014 году (проект Остин Чок в Техасе). Однако знающие люди, знающие о гидрозрыве не понаслышке, считают, что у Fishbones многообещающий подход. «Можно добраться до естественных фракций, которые не связаны с основной скважиной. Это то, что нужно современной добывающей отрасли, чтобы оптимизировать затраты и повысить эффективность», — отмечает Джон МакЛеннан, профессор на химико-инженерном факультете в Университете Юты. «Вы концентрируете усилия и не расходуете понапрасну реактивы. В конечном счете, нечто подобное должно сработать». По словам Спеарса, американские и канадские компании, занимающиеся добычей сланцевой нефти, со своей технологией гидроразрыва, по сути, стреляют из пушки по воробьям. «Нужно переместить большое количество породы и вскрыть множество трещин глубоко под землей, гораздо ниже основной скважины. Этот подход не годится для насыщенных месторождений, где требуется более точный подход». Подход Fishbones к естественным разрывам и проницаемости породы — это нечто фундаментально новое для отрасли. Несмотря на то, что нефтегазовый бизнес сопряжен с высокой долей риска, подобные инновации требуют времени и не всегда обретают популярность. «Мы не говорим прощай гидроразрыву. Просто на рынке есть ниша, где эта технология более эффективна».

  • Ключевые слова:
  • CNBC
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP