<HELP> for explanation

Блог им. sem5990135

МВФ и мифы его обслуживающие!

МВФ и мифы его обслуживающие!

Сергей Александрович Яременко родился 22 ноября 1948 г. в Кривом Роге. С конца 1996 г. по июнь 2004 г. занимал должность директора департамента валютного регулирования Нацбанка. В декабре 2004 г. после возвращения в НБУ Владимира Стельмаха вернулся и господин Яременко. 25 февраля 2005 г. он был повышен до заместителя председателя НБУ и стал курировать не только валютную, но и кредитно-денежную политику. После апрельской 2005 г. ревальвации гривни Сергей Яременко, приверженец фиксированного обменного курса, начал конфликтовать со своим шефом и в середине августа подал в отставку. Сейчас — советник министра экономики.
Если деньги — это кровь экономики, а центральный банк — сердце, то в Украине оно заменено на аппарат искусственного кровообращения. При этом кнопка дистанционного управления этим аппаратом находится у МВФ.


МВФ и мифы его обслуживающие!


Меир Ротшильд (1744-1812), основатель легендарной династии банкиров, сказал: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы». Это высказывание стало настоящим кредо для всего семейства Ротшильдов, им они руководствовались и продолжают руководствоваться вот уже два с половиной столетия. Гейне, перефразируя известную формулу ислама, говорил: «Деньги — это Бог нашего времени, а Ротшильд — его пророк».

Этот тезис успешно реализован во всех странах третьего мира и СНГ. Делается это «цивилизованно» путем предоставления финансовой и методологической помощи через международные организации вроде МВФ и Всемирного банка. Напрямую на суверенность денежной системы страны никто не посягает. Делается это незаметно, без противостояния. Как всегда — через подмену понятий.

Идеологической основой превращения денежной системы в управляемую извне является формирование у общества и власти ложного убеждения, что основным финансовым рычагом управления экономикой является не монетарный орган — центробанк, а бюджет. И все экономические неудачи связаны с его ложным использованием правительством.

Есть основная цель — акцентировать внимание правительства на последствиях, а не на причинах. Дальше — просто. Сосредоточившись на бюджете и будучи отстраненным от эмиссионного центра, правительство лишается реальных ресурсных рычагов влияния на экономику и втягивается в бесконечную борьбу с неизбежными проблемами.

При этом оно не замечает, что в рамках фискального инструментария эти проблемы никогда не могут быть решены. Другой вариант — «мы не виноваты, потому центробанк не сделал это и это». Виновных нет, а экономика разрушается. Более того, внедряется мысль, что правительство по своей природе не имеет права вмешиваться в сферу ответственности центрального банка. Одновременно примитивизируется роль ЦБ с возведением его функций к «печатному станку». Эмиссия денег связывается только с гиперинфляцией, а значит, она становится очень опасным инструментом, использовать который самостоятельно нельзя.

Когда мнение сформировано и марионетки расставлены, цель достигнута. Центробанк уединенный и недоступен для власти страны. Однако во избежание недоразумений в будущем автономность необходимо закрепить законодательно.

Якобы Центробанк должен быть утвержден в статусе независимого национального, а не государственного органа. В условиях экономических преобразований всегда будут противоречия между центробанком и правительством. Тем более, если им ставить взаимоисключающие цели. Правительству — экономический рост, а центральному банку — борьбу с инфляцией. Разделяй и властвуй.

В такой ситуации нужен арбитр. В стране его нет. Значит, нужен международный. Он есть, это МВФ.

Процесс «удаления» центрального банка не прекращается. Особенно ярко это проявляется в кризисные периоды, что и происходит сейчас в Украине. Страна максимально покладистая, находясь в долговой петле и бюджетных тисках. Рекомендуемые МВФ изменения в закон о Нацбанке снимают с него всю ответственность за развитие экономики и лишают самостоятельности в принятии решений. Превращают центробанк в ретранслятор указаний МВФ правительству. Все делается по кальке статуса ФРС в США. Частный орган, абсолютно независимый от государства, «печатает» деньги под процент правительству и всей экономике.Там — хоть на благо собственной страны. В нашем случае автономизация центробанков нужна для легализации этого механизма в других странах. Объясняется это международной функцией денег, и поэтому Нацбанк якобы должен больше контролироваться МВФ, чем правительством. Впрочем, это только подготовка институциональной базы, а нужен работающий механизм. Для этого привносится наработанная веками модель развития.

Догма базируется на нескольких мифах, но она должна восприниматься экономической властью как единственно правильное направление функционирования финансового рынка страны. Реализация этих мифов складывается в разрушительный и управляемый механизм. Для внутреннего рынка этот механизм разрушительный, так как он способствует развитию внешнего рынка. Эмиссионный доход через ссудный процент уходит из страны. Вопрос лишь в том, пока экономика будет генерировать положительный результат. Дальше — дефолты, смена власти.

Миф первый. Основа экономического устройства переходных экономик, а особенно монетарного, должна быть копией монетарных режимов развитых стран. Со всеми рыночными механизмами, за исключением, казалось бы, незначительных и логических особенностей валютной политики центрального банка.Особенность же в осуществлении «независимой» денежной политики заключается в том, что эмиссия национальной валюты возможна только через выкуп иностранной и накопление ее в резервах центрального банка. Процесс становится управляемым, поскольку нехватка валюты есть всегда, а взять ее можно только в долг на внешнем рынке на определенных условиях. Механизм стартует: центробанк де-факто теряет статус национального и приобретает статус филиала центробанка страны-метрополии, выполняя простые обменные функции. Роль метрополии выполняет МВФ в интересах стран-обладательниц СКВ. Президент может уволить управляющего банком, но он не способен разрушить действующий механизм. Теперь рост денежной массы внутри страны определяется величиной займа от МВФ, а также положительным сальдо платежного баланса. И есть эквивалент валютных резервов. То есть объем кредитной возможности банковской системы, процентная ставка и доступность займов для реального сектора определяют не правительство и центробанк, а МВФ. В экономическом смысле такая система только камуфлирует использование национальной валюты вместо иностранной. «Печать» своих денег под обеспечение чужих выглядит как простая замена банкнот в фиксированном соотношении.Для системы валютного комитета обычно характерен недостаток денежной массы внутри страны. При побеге внешнего капитала, ввиду отсутствия компенсаторных действий центробанка, экономика чахнет от недостатка оборотных средств у предприятий вследствие недоступности кредитов и их дороговизны.Если деньги — это кровь экономики, а центральный банк — сердце, то в Украине оно заменено на аппарат искусственного кровообращения. При этом кнопка дистанционного управления этим аппаратом находится в МВФ.

Миф второй. Развитие экономики возможно только за счет внешних инвестиций.Негативные последствия этого тезиса трудно переоценить. В действительности развитие экономики и ее структура зависят от желания или нежелания международных корпораций разместить свое производство в стране или от конъюнктуры рынков капитала. Тоесть формировать структуру экономики согласно собственным планам в таких условиях невозможно. Также утверждается, что создание инструментов «длинных» денег — не задача центробанка и правительства, поскольку относится к инвестиционной деятельности и не является функцией ЦБ. Эта ошибочная догма принимается либералами как аксиома. А то, что инвестиционные институты в этих условиях никогда не сформируются, объяснится отсутствием реформ.Выжидательная позиция власти выливается в мечты о собственных инвестиционных проектах и деградацию промышленности, которая не может работать на «коротких» ресурсах. Цель достигнута: ребенок умирает, но родители и далее следуют указаниям врача. А указание одно: одолжи деньги и залатай ними бюджетные дыры и умерь денежный голод в экономике.Тем временем отменяются все ограничения на свободное вхождение в страну спекулятивных, «горячих», денег, что особенно опасно для курсовой стабильности.

Миф третий  — о положительной процентной ставке центробанка по инфляции. Опять причина заменена следствием. На самом деле экономической сутью этой догмы является сохранение «ножниц» цен между ставкой ФРС или ЕЦБ и ставкой, например, НБУ. Чем больше разница, тем больший доход для иностранного «инвестора».

Миф четвертый  — о случайном возникновении оффшорных зон. Ущерб для стран с неустойчивой валютой заключается не столько в потере налогов и переносе прибыли за границу, сколько в демонетизации экономики через долларизацию ресурсов олигархов за пределами собственных денежных систем, что является источником для кредитования этих же стран.

Миф пятый. Абсурдный тезис рыночного фундаментализма: рынок сам все отрегулирует. В результате, государство не имеет ни стратегии развития, ни институтов и инструментов влияния на базовые процессы. Вроде бы из-за отсутствия денег не создан Банк развития, настоящий Эксимбанк, инвестиционные структуры, институты фондового рынка.

Миф шестой. Рынок — это свободная конкуренция. Украина обеспечила полную открытость своей экономики при разрухе и низкой конкурентоспособности своего производителя. О каком равенстве условий можно говорить, если цена кредита и его доступность там и здесь различается на порядок? Сработало правило: равенство для неравных — это неравенство. Однако власть и дальше героически борется за получение статуса зоны свободной торговли с ЕС.

Неудивительно, что модель «периферийного» капитализма в Украине успешно реализуется. Отдельные инъекции внешнего капитала в узком спектре технологий сознательно выносятся за пределы стран-доноров на фоне деградации экономики в целом. Приоритеты развития отечественной экономики уже давно определяет не украинское правительство, потому стоны про сырьевой придаток следует прекратить. Иначе случиться не могло.

Мир жесток: Украине оставляют лишь то, что является ее естественной монополией.Соблюдение модели, основанной на этих мифах, приводит к ситуации, когда уже и правительство, находясь в безвыходном положении, попадает в зависимость от внешних долгов и теряет возможность самостоятельно разрабатывать программу развития экономики. Реализуется это через отработанный механизм — программы и меморандумы с МВФ.

В каких условиях Украина ведет переговоры о получении нового транша? Предыдущее правительство полностью использовало все возможности экономики Украины по выживанию. Исчерпаны возможности внутренних и внешних заимствований, авансом изъяты налоговые поступления, использованный Пенсионный фонд, не возвращен НДС, инвестирование в основные фонды предприятий нулевое, к тому же, невозможно привлекать оборотный капитал, поскольку банковская система не кредитует реальный сектор. В стране — кризис государственных финансов, экономический спад, кризис банковской системы и зачатков фондового рынка, падение занятости. По сути, ситуация характеризуется как системный кризис на фоне развития стагфляции. Это критическая ситуация. И что делает НБУ?

Не стоит анализировать его действия в 2007-2009 годах по доведению экономической ситуации до нынешнего состояния. Однако даже неспециалисту понятно, что лечить денежным голодом ситуацию с лишними ресурсами и их отсутствием в экономике — это не абсурд и не отсутствие профессионализма, а выполнение чьих указаний. Диагноз МВФ в 2007-2008 годах - «перегрев экономики», а не «перегрев спроса» — привел к политике денежного голода в отношении национальных производителей, а не к подавлению спроса населения, что и стало основной причиной финансово-экономического кризиса. Однако это была не борьба с инфляцией, а борьба за ссудный процент. Обычный прием: накачивание внешним ресурсом потребительского рынка страны. В результате, доходы иностранных корпораций плюс проценты по выданным кредитам — это прибыль корпоративного сектора. Потом — резкий отток капитала, погашения долгов через займы ЦБ и правительства, прибыль МВФ и ФРС и полная долговая зависимость.Чтобы не остановить этот механизм во время кризиса, центробанк ориентируется не на решение проблем экономического роста и занятости, а на «борьбу» с инфляцией — опять же методом «денежного голода».

Для законодательного закрепления этого процесса инициированы изменения в закон о НБУ. Их принятие снимет с него всякую ответственность не только за процентную политику, курс и рост цен. Он будет настолько независим и неприкосновенен, что не будет составлять свой базовый документ — Основы денежно-кредитной политики на следующий год.

Может общественный орган — Совет НБУ — подменить огромный аппарат профессионалов НБУ и выполнить эту работу? Нет. Рокировка нужна для того, чтобы это делал МВФ, чего он и добивался. Теперь меморандум и основные принципы ничем не отличаться. В меморандуме нет отраслей, в нем есть блоки, проблемы экономики и направления, которые требуют решения. Параметры документа такие, чтобы долговая нагрузка росла до величины, которая позволяет ее обслуживать. Вот и весь секрет. Меморандум не нужно читать весь. Полсотни пунктов и множество хитроумных таблиц — только камуфляж для нескольких ключевых условий: борьба с инфляцией через «денежный голод», повышение учетной ставки, отсутствия рефинансирования, плавающий курс.

И еще несколько критериев — денежных агрегатов, резервов, активов банков, займов ЦБ правительства. Вот суть документа, который определяет развитие экономики. Выполнение условий предполагает падение технологических отраслей. Сырьевые секторы одолжат на внешних рынках. И снова НБУ ни при чем, а виновато правительство. МВФ — герой и лучший друг. Никто не одолжил, а он дал деньги под низкий процент. Манипулирование сознанием позволяет обманывать украинских чиновников. Некоторые сожалеют, что дают положительное заключение о сотрудничестве на этих условиях, но кресло дороже. Власть не подозревает, насколько широкий спектр возможностей имеет НБУ на финансовом рынке.

«Руководство» Нацбанка не способно и не желает изменить подходы к роли учреждения в экономическом развитии страны, поэтому его необходимо срочно менять. Времени мало.Власть в целом не понимает, какие огромные экономические потери закладываются в экономику от бездействия НБУ. Власть ошибочно считает, что те незначительные уступки руководителя регулятора, которых она добивается, вполне весомы, что и останавливает ее от решительных действий.
  • Ключевые слова:
  • МВФ
 

Какие же они тупые — украинские чиновники.
Наши — совсем не такие. И Центральный Банк у нас — государственный.
Я про Беларусь, если что.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP