<HELP> for explanation

Блог им. Kelevra

Исламский банкинг - как финансовый инструмент

Исламский банкинг - как финансовый инструмент




 Жанна Игошина


Изображение


Финансовый кризис последних лет обострил проблемы мировой финансовой системы и привлёк к ней внимание не только специалистов, но и простых обывателей. С течением лет деньги в условиях инфляционных и девальвационных процессов теряют своё значение как объект накопления. На текущем этапе дензнаки всё больше обретают характеристики марксовского «Капитала», когда банкноты ценны лишь как энергия, размер которой определяется покупательской способностью, тающей со временем. Другими словами, если деньги не находятся в обороте, их энергия тает, и единственный способ сохранить их – пустить в оборот. Таким образом, вопросом выгодного и безопасного вложения наличных средств сейчас озадачены не только профессионалы, но и рядовые граждане, желающие скопить. В этой ситуации привлекают внимание банки мусульманских стран, практически не пострадавшие от финансового кризиса. Речь идёт о финансовых учреждениях, осуществляющих свою деятельность в соответствии с нормами исламского права – шариата, получившую название «исламский банкинг». Хотя современные банки оказывают разнообразные финансовые услуги, в классическом понимании банк – это, в первую очередь, коллективный ростовщик. Но если учесть, что ислам, равно как и христианство, ростовщичество категорически запрещает, это означает, что исламские банки осуществляют деятельность по особым правилам, позволяющим говорить о них как о принципиально отличающемся способе организации финансовой деятельности. В основе её лежит запрет на неправедное и неестественное обогащение, к которым относятся «риба», т.е. передача денег в рост, и «маисир», т.е. спекуляция, к которой относится, в т.ч., игра на бирже и заключение фьючерсных сделок. Кроме того, на банковское дело распространяются общие правила шариата, как, например, запрет на получение прибыли от производства и торговли алкоголем и не халяльным мясом, от проституции и порнографии. Такие ограничения привели к ситуации, когда в середине XX в. арабский мир оказался вне процессов стремительной глобализации мировых финансов. Западные банки, работавшие в регионе, в основном обслуживали клиринговые отношения во внешней торговле и вынужденно использовались местными компаниями для открытия текущих счетов с целью осуществления безналичных расчётов на внутренних рынках. И если финансы королевских семей Саудовской Аравии и Кувейта уже многие годы благополучно «работают» на западном рынке, то большинство мусульман решительно отвергало традиционный банкинг как харам по причине его противоречащей шариату природы. Первая современная попытка объединения банковской деятельности и ислама была предпринята Ахмадом Эль-Наджаром в египетском городе Мит Гамр в 1963 г. Исламская природа банка не афишировалась ввиду риска подвергнуться гонению со стороны государства, пресекавшего любые проявления исламизма во всех сферах жизни общества. Проект существовал до 1967 г. К этому моменту в стране работало уже девять банков, не взимавших плату за пользование кредитными средствами и не привлекавшими средства в качестве традиционных депозитных вкладов. 70-е гг. прошлого столетия ознаменовались учреждением многих банков, основанных на шариате, успешно работающих и сейчас, как, например, «Исламский банк Дубая» (l975), «Исламский банк Фейсал» в Судане (l977), «Исламский банк Фейсал» в Египте (l977), «Исламский банк Бахрейна» (l979)… Не остался в стороне и Азиатско-Тихоокеанский регион, где, например, в 1973 г. специальным распоряжением правительства был создан филиппинский «Аманах банк». В Малайзии первым исламским финансовым институтом стала основанная в 1963 г. «Корпорация сбережений мусульманских паломников», известная также как «Табунг Хаджи». Эта организация была создана в помощь паломникам в Мекку и Медину и, хотя и не была по своей сути банком, но дала толчок развитию банковского сектора страны, ориентированного на мусульманского клиента.


Исламские банки вышли и на европейский рынок. Так, в 1978 г. в Люксембурге открылся первый исламский банк в Западном мире – «Исламский финансовый дом». Сейчас и в других странах Европы, в Австралии, США и России существуют банки, работающие в соответствии с шариатом или открывшие т.н. «халяльные окна» для обслуживания клиентов-мусульман.

В последние годы исламский банкинг вошёл в стадию активного развития. Уже в 2009 г., по информации Standart and Poors, его совокупные активы по всему миру достигли 500 млрд. долл. В мае 2010 г. Захер аль Матери — зять тогдашнего президента Туниса бен-Али — открыл крупнейший в Магрибе исламский банк «Зейтуна», который в перспективе имел потенциальную возможность перетянуть на себя все финансовые потоки региона, превратив Тунис в крупнейший «финансовый порт» Северной Африки…

В чём же специфика исламского банкинга? Как и было сказано ранее, его отличительной чертой является отказ от выдачи процентных ссуд и платных кредитов, но банковские операции при этом отнюдь не превращаются в благотворительность. При предоставлении потребительских кредитов, в которых должником является физическое лицо, а назначение выделяемых средств не подразумевает их использование в предпринимательской деятельности, банк сам приобретает желаемый товар или услугу (недвижимость, бытовую технику, обучение или лечение), а потом перепродаёт клиенту. При этом банку допустимо получить наценку в размере, равному затратам, понесённым им на осуществлении операции. При таком оформлении сделки банк выступает не кредитором, а продавцом товара или услуги, клиент является не заёмщиком, а покупателем, получившим право на рассрочку.

Иным образом решён и вопрос с предоставлением кредитной помощи юридическим лицам и предпринимателям. Человек, желающий открыть своё дело, заручившись неимущественным поручительством местного имама, приходит со своей идеей в банк, где предложенный бизнес-план изучают и предоставляют необходимую сумму на партнёрских началах. Другими словами, банк выступает не кредитором, а компаньоном, соучредителем или акционером, обладающим всеми надлежащими правами на участие в управлении бизнесом и получение прибыли от предпринимательской деятельности в оговорённом процентном соотношении в зависимости от финансовых результатов деятельности. В данном случае важно то, что банк разделяет риски предпринимательской деятельности наравне с кредитором, и в случае банкротства не претендует на возврат вложенных средств.
С другой стороны, клиенты банка по тому же принципу не могут передать собственные деньги в рост банку, положив их под проценты на депозит. Вместо этого банки предлагают клиенту партнёрские отношения, в которых любой желающий может принять финансовое участие в финансовых операциях банка, точно так же разделив прибыль или риски невозврата средств в случае неудачной операции. При этом банк подробно информирует вкладчика о проводимых им операциях, и в случае неудачи клиент имеет право обжаловать в суде непрофессионализм банковских служащих, приведших к проведению убыточной банковской операции.
Таким образом, исламские банки вступают с клиентами в партнёрские отношения, основанные на равноправии сторон, взаимном разделении прибыли и рисков, что абсолютно непривычно для традиционного банкинга и откровенно подкупает потенциальных клиентов. Что же говорить о мусульманах, которые предпочтут такие банки ещё и в силу их «идеологической выдержанности».

Следует отметить, что процент невозвратов ссуд в исламских банках стремится к нулю, что объясняется как характером взаимоотношений между банком и клиентом, так и морально-этической составляющей, заключающейся в стремлении заёмщика вернуть долг как можно скорее. Данный фактор оказал существенное влияние на показатель стрессоустойчивости банковской системы, работающей по нормам шариата, в период кризиса.

Ещё одним таким стабилизирующим фактором является отказ исламского банкинга от участия во фьючерсных операциях, весьма распространённых в современном деловом мире. Фьючерсные сделки подразумевают торговлю товарами, которые ещё не произведены. Исламские банки, следуя политике отказа от маисира, не имеют дело с фьючерсами, поскольку считают неправильной торговлю воздухом. Так, они не покупают и не продают урожай будущего года, поскольку неизвестно, будет ли год урожайным или нет. Таким образом, фьючерсная сделка относится к разряду чистых спекуляций, а её прибыльность зависит не от труда человека, а от случая, что не может относиться к халяльному заработку. Низкие риски кредитных операций, концентрация на реальной экономике и отказ от «мыльных пузырей» фьючерсов делают исламский банкинг оазисом безопасности и стабильности в финансовом мире.

После «арабской весны» перед исламским банкингом открылся весь Ближний Восток, поскольку правительства стран стали лояльнее относиться к проявлению религиозности в различных сферах жизни общества, в то время как при Мубараке в Египте жёстко действовала политика безусловной секуляризации, не допускавшая, к примеру, действия в стране организации «Братья-мусульмане», с целью недопущения исламизации общества. Сейчас же, когда эти преграды сняты, исламский банкинг будет стремительно развиваться.

В пользу данного тезиса свидетельствует тот факт, что повышенное внимание исламскому банкингу стали уделять не только страны Персидского залива, для которых исламская банковская система является традиционной, но и те арабские страны, где исламский банкинг составлял ничтожно малую долю банковской индустрии. Речь идет о постреволюционных Египте и Ливии, проявляющих значительный интерес к развитию исламской финансовой отрасли. Так, по информации агентства AlBawaba, «Братья-мусульмане» намереваются придерживаться концепции исламских финансов для вывода египетской экономики из кризиса, создав государственный фонд закята. Средства, собранные фондом, предполагается использовать для оказания помощи малоимущим и улучшения социальной инфраструктуры. Помимо этого, египетское правительство заявило о намерении выпустить первую партию исламских облигаций (сукук) для восполнения дефицита валютных резервов, сократившихся наполовину после начала «арабской весны», и привлечения сбережений египтян, проживающих за рубежом. В течение 2012 г. египетские власти планируют выпустить исламские облигации несколькими сериями на общую сумму около 2 млрд. долл., разработав с этой целью специальный законопроект. В настоящее время в Египте функционируют два полноценных исламских банка — «Исламский банк Фейсал» и «Аль-Барака банк».

Все чаще египетские банки обращаются за лицензией на открытие филиалов, предоставляющих услуги по исламскому банкингу. Ожидается, что доля исламских банков в Египте в ближайшем будущем увеличится до 20% от общего объема банковских услуг. На данный момент, по разным данным, доля исламских банков в Египте составляет 4-5%, что является самым высоким показателем по сравнению с другими странами Северной Африки.

О желании присоединиться к исламской банковской системе заявил в октябре 2011 г. глава Национального переходного совета Ливии Мустафа Абдель Джалиль. С этого момента, по словам главы ливийского Центрального банка Садека Омара Аль-Кабира, началось внесение поправок в банковское законодательство, направленное на создание благоприятного инвестиционного климата. На сегодняшний день «Джумхурия банк», осуществляющий государственное кредитование и предоставляющий услуги по исламскому банкингу в трех филиалах, не в состоянии справиться с возросшим спросом на данные услуги, что, по мнению многих экспертов, доказывает перспективность исламского банковского сектора.

Наряду с соседним Египтом, в Ливии также планируется выпуск исламских облигаций, что, безусловно, будет способствовать вхождению страны в исламскую банковскую систему более динамичными темпами. В то же время исламские банки стран Персидского залива, следящие за возрождением исламского банкинга в странах Северной Африки, не спешат открывать свои представительства в Ливии из-за сохраняющейся политической нестабильности.

Не отстает от своего соседа и Тунис, где постреволюционное правительство всерьез занялось вопросом создания правовой основы для регулирования исламской экономики, сформировав для этого специальную рабочую группу. В ее состав вошли как представители центрального банка Туниса, так и представители частного сектора, например, бахрейнской «Аль-Барака Банкинг Групп». Премьер-министр Туниса Хамади Джебали, представляющий интересы победившей на парламентских выборах партии «Ан-Нахда», заявил о том, что Тунис должен стать региональным исламским финансовым центром, для чего стране необходима сумма в размере 35-45 млрд. долл., чтобы в 5-летний срок добиться намеченной цели. В ходе визита в Тунис президента Верховного совета исламских банков (CSBI) доктора Хассана Хамида Хассани, состоявшегося в конце апреля с.г., было объявлено о том, что CSBI согласен финансировать несколько проектов и работать с тунисским правительством. А главный исполнительный директор «Аль-Барака Банкинг Групп» Аднан Ахмед Юсеф подтвердил информацию о намерении правительства Туниса выпустить первые исламские облигации в этом году.

Победа на парламентских выборах в Марокко в ноябре 2011 г. исламистской «Партии справедливости и развития» не только принесла ее лидеру Абделиле Бенкирану кресло премьер-министра страны, но и вызвала интерес к исламской системе финансирования. Примечательно, что в развитии исламского банкинга в Марокко пожелал участвовать Катар. В декабре 2011 г. председатель Международного исламского банка Катара (QIIB) шейх Халид бин Тани Ат-Тани встретился с премьер-министром Марокко Бенкираном для обсуждения создания совместного исламского банка.

Безусловными лидерами по динамике развития исламского банкинга остаются страны, входящие в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), а именно Саудовская Аравия, ОАЭ и Катар. Согласно отчету британской аудиторской компании Ernst & Young, доля исламских банков в странах ССАГПЗ составляет более 25%. При этом эксперты Ernst & Youngпредсказывают дальнейший рост исламского банковского сектора, связывая его с такими макроэкономическими факторами как быстрый рост населения, высокие запасы нефти и природного газа и устойчивый экономический рост. Впрочем, сохраняющаяся нестабильность в Бахрейне все же влияет на ситуацию в стране и на исламские банки. Так, расходы правительства Бахрейна после начала «арабской весны» увеличились на 22%, а выпуск исламских облигаций, запланированный на начало этого года на сумму в 1 млрд. долл., в связи с продолжающимися протестами, был отложен.
Отдельного внимания заслуживает развитие исламского банкинга в Омане. До недавнего времени в Омане, в отличие от других стран, входящих в ССАГПЗ, не было ни одного исламского банка. Долгое время исламский банкинг в среде оманских банкиров считался неконкурентоспособным, однако в мае 2011 г. султан Кабус бен Саид издал указ, разрешивший создание первого автономного исламского банка в стране. Многие эксперты связывают это событие с «арабской весной», а также с ростом интереса к исламскому банкингу среди молодежи Омана.
Показательно, что исламский банкинг является одним из немногих связующих элементов, объединяющих раздираемый внутренними противоречиями мусульманский мир, ведь это социально-экономическое явление транснационально по своей природе, функционирующее не по этническому, а по религиозному принципу. Таким образом, исламский банкинг является инструментом проповеди ислама во всём мире, вне зависимости от того, в городе какой страны находится главный офис конкретного банка.

Когда средний, религиозно нейтральный европеец видит, что его сосед-мусульманин, получив халяльную беспроцентную ссуду, покупает новый дом, европеец хочет такую же ссуду, но узнаёт, что такие условия распространяются только на мусульманскую общину. Хотя, если мусульманин выступит поручителем, то и немусульманин сможет приобщиться к небывалому миру исламского банкинга, который является живым образцом того, как нерушимо исполняются положения шариата даже в финансовых вопросах. При этом европейцу всё равно, иранский это банк или катарский, суннитский или шиитский. Он будет видеть лишь живое воплощение справедливости, которую несёт ислам. Какова вероятность того, что европейцу разъяснят тезис христианства о нестяжательстве, норму о запрете ростовщичества?

Важно отметить, что абсолютным лидером этого особого банковского сектора на мировом рынке банковских услуг является Иран. Согласно данным авторитетного исследовательского центра TheAsian Banking, по состоянию на конец 2011 г., пять иранских банков входят в семёрку крупнейших исламских банков мира, что значит, что Иран является главным экспортёром ислама с использованием такого инструмента, как банкинг.

В то же время, в текущей ситуации иранские банки подвергаются гонению со стороны стран Запада. Так, введя санкции в отношении Исламской Республики Иран, правительство США призвало «усилить бдительность» в отношении крупнейших мировых исламских банков, расположенных в Иране – банков «Мелли» и «Садерат», что породило новую версию у сторонников теорий заговоров, объединивших данный факт с тем фактом, что буквально на следующий день после свержения Бен Али банк «Зейтуна» был поглощён Центральным банком Туниса, принадлежащим известнейшей семье финансистов мирового масштаба, что полагается как одно из доказательств внешней инспирации «арабской весны».
Как бы там ни было, исламский банкинг будет и дальше наращивать свои обороты как в арабском мире, так и вне его, прекрасно проявив себя в период финансового кризиса. А если учесть, что, по прогнозам, прирост мусульманского населения к 2030 г. составит 35%, то будущее исламского банкинга представляется вполне безоблачным.


Источник          


 

" В данном случае важно то, что банк разделяет риски предпринимательской деятельности наравне с кредитором, и в случае банкротства не претендует на возврат вложенных средств."
Вот это по нашему, им бы Российские проекты финансировать, желательно б глобальные — разворот сибирских рек, освоение целины, БАМ еще один можно построить, Диснейленд в тайге в паре тыс км от ближайшего райцентра ;)
Хотя иногда мне кажется, что распил бюджета РФ тоже по законам шариата происходит — проеб… деньги, ну и ладно, больше так не делайте…
Sergio Fedosoni, суровая правда:)
А теперь послушаем другое мнение:

Тема исламского банкинга сегодня набрала невиданную популярность, несмотря на то, что в европейских странах среди жителей, исповедующих ислам, его популярность не превышает 10%. Кроме того, внедрение банковского обслуживания «по нормам шариата» требует серьезного изменения в банковском законодательстве. Первой европейской страной, сделавшей такой шаг, стала Великобритания. В результате английские банки стали невольниками обслуживания клиентов, не выдерживающих проверок на финансирование терроризма.
Серьезным достижением «европейского» (или, называя по аналогии, христианского банкинга) стало повышение прозрачности банковской деятельности. Исламские банки абсолютно непрозрачны, и не стоит ожидать от них движений в эту сторону.
Кроме того, обслуживание в этих кредитных организациях построено таким образом, что большая часть кредитных и финансовых рисков переложена на клиента. А ведь клиент-физ.лицо совершенно не обязан быть финансово грамотным.
Ну, и обращаясь к историческому опыту, следует упомянуть, что похожие нормы финансовой деятельности действовали в Западной Европе до XV века, а в России — до середины XXVIII. Исламские банковские продукты, если их изучить глубоко, не являются инновациями по своей сути. Процент там завуалирован, прикрыт и назван по-иному. Пройдет время и нескоро, но исламское финансовое право проделает тот же путь, что европейское.
© Ассоциация Российских Банков
voronnorov, спасибо за мнение, но вы путаете ростовщичество и исламский банкинг

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP