<HELP> for explanation

Блог им. consortium

Анализ: опыт Германии не поможет периферии

euro crash 5Большинство людей рассматривает экономический кризис в Европе как череду хороших и плохих политических решений: финансово благоразумные страны, такие как Германия, остаются стабильными, а безрассудные, таких как Греция, не могут выбраться из рецессии. Аналитики часто заявляют, что Европа должна «стать немецкой», именно это должно помочь выйти из кризиса. Если бы периферийная Европа пошла по немецким стопам, то будущее Европейского Союза и его единой валюты стало стабильнее. Но проблема заключается не в том, что политика Германии «правильная», а периферии – «неправильная». Вопрос в том, сможет ли немецкий опыт привести к положительным результатам в различных экономических и политических условиях. Давайте отойдем от Греции, а проведем сравнительный анализ Германии и Болгарии.

Подобно Германии, Болгария в течение нескольких лет до начала финансового кризиса в 2008 году принимала рациональный бюджет и проводила экономические реформы, направленные на повышение конкурентоспособности. Обе страны пытались побороть внезапное увеличение бюджетных дефицитов. Им это удалось. В феврале дефицит бюджета Болгарии составил 0,7 процента от валового внутреннего продукта, в соответствии с данными Министерства финансов. Государственный долг составил 16 процентов от ВВП.

 
В обеих странах экономический рост был положительным во время кризиса (за исключением 2009 года). Средний годовой ВВП Германии на душу населения составлял 2,1 процента в 2010-2012 годах. В Болгарии этот показатель находился на отметке 1,7 процента. Денежно-кредитная политика двух стран также была практически одинаковой. Болгария не является членом евро, но её валюта (лев) привязана к евро, и её центральному банку запрещается кредитование коммерческих банков. В действительности денежно-кредитная политика устанавливается Европейским центральным банком во Франкфурте.
 
Канцлер Германии Ангела Меркель несколько раз хвалила Болгарию, и ставила её в пример другим европейским странам. Несмотря на все это, в феврале спокойная и тихая Болгария была потрясена уличными протестами по поводу роста цен на электроэнергию, что вызвало отставку правительства. Почему? Потому что обычные болгары не могут смириться с немецкой политикой.
 
Германия является одной из самых богатых стран ЕС и, безусловно, самой влиятельной. Болгария является самой бедной страной ЕС, а также одной из наименее влиятельных. Болгары в 2.5 раза беднее немцев при более низком уровне занятости.
 
Речь идет не о симпатии или антипатии к ЕС. Обе страны находятся на первом месте в плане доверия, правда по разным причинам: немцы — потому что они доверяют своему правительству и способности Германии влиять на ЕС, а болгары — потому что они этого не делают. По данным опроса Eurobarometer, 70 процентов немцев считают, что национальные институты учитывают их голоса при принятии решений, по сравнению с 37 процентами в Болгарии.
 
И тут возникает вопрос: почему финансово благоразумная политика приводит к разным результатам в этих двух странах? Финансовый консерватизм в институционально функциональной Германии гарантирует населению, что «завтра» не будет сильно отличаться от «сегодня». В бедной, неблагополучной Болгарии, та же политика привела к тому, что люди боятся «завтра», поскольку думают, что оно будет еще хуже, чем «сегодня». Они злятся, потому что их «неправильный» образ жизни не меняется. Поэтому рост цен на электроэнергию стал последней каплей.
 
В течение многих десятилетий формула интеграции ЕС заключалась в каком-то особенном сочетании политики и экономики. ЕС — это наиболее впечатляющий механизм в мире. Но почему интеграция политики угрожает разрушить этот механизм?
 
За последние 15 лет в Германии и Болгарии произошли важные экономические реформы, но политическая основа для их проведения была различной. Две крупнейшие политические партии Германии, Социал-демократическая партия и Христианско-демократический союз поддержали реформы бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера, известные как «Повестка 2010». По инициативе политической элиты страны, изменения были широко (не сказать что с энтузиазмом) одобрены избирателями. В Болгарии сложилась прямо противоположная ситуация. После распада советского союза в 1989 году, избиратели постоянно требовали перемен, но независимо от смены лидеров, политика оставалась макро-экономической.
 
Если экономические преобразования в Германии – это классический случай политически мотивированных реформ, то опыт Болгарии – это пример доктрины под названием «отсутствие альтернативы». В настоящее время то же самое предлагается Греции, Италии и другим периферийным странам еврозоны. Болгарские политики один за другим оправдывали свое лояльное отношение к фискальному консерватизму. Они утверждали, что это всего лишь предварительное условие для вступления в ЕС. Подавляющее большинство болгар согласились с этим в 2007 году.
 
Схожая политика привела к противоположным результатам в Германии и Болгарии. Это в очередной раз доказывает, что Европе не обязательно становится «немецкой». То есть Европейскому союзу и евро угрожает вовсе не «разная политика», а различный уровень богатства и институциональной эффективности.
 
Перевод Мясниковой Александры
 
www.tradersroom.ru/translation/40312-2013-04-08-05-47-51.html
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP