<HELP> for explanation

rss

Профиль компании

Финансовые компании

Блог компании ITInvest | ИНТЕРВЬЮ. Глава ITinvest информационному агентству Финмаркет.


Тренд увода клиентов с биржевых торгов продолжится




 
Идея создания в России международного финансового центра продолжает набирать обороты. Из плоскости поручений президента она перешла в фазу реализации, причем принимаемые решения зачастую носят политический характер. В этом месяце принят закон о центральном депозитарии, который обсуждался 15 лет, а 19 декабря в России перестанет существовать вторая крупнейшая биржа — РТС, она присоединится к первой крупнейшей — ММВБ. Своим мнением о том, насколько эффективны происходящие изменения, и что все-таки нужно отечественному рынку, с агентством «Интерфакс АФИ» поделился председатель правления брокерской компании ITinvest Владимир Твардовский.
 
— Российские власти активно реализуют программу создания МФЦ. На рынке начинают происходить необратимые кардинальные изменения, в частности, к концу года объединятся ММВБ и РТС. Насколько такие изменения эффективны?

 
— Давайте начнем с того, что хотя сделка по объединению ММВБ и РТС и одобрена на самом верху, но к построению международного финансового центра (и об этом в мае публично заявил замминистра финансов Алексей Саватюгин) не имеет никакого отношения. Как говорил известный персонаж «Кавказской пленницы»: «Ты своих баранов с государственными не путай».
 
Что касается эффективности, то я очень скептически отношусь к возможности ее увеличения в ближайшем будущем. Насколько я могу судить, сейчас полным ходом идет процесс поглощения биржи ММВБ биржей РТС. Забавная ситуация, когда маленькая и агрессивная компания поглощает большую за ее же деньги. Думаю, еще где-то год займет процесс поглощения и переваривания, прежде чем менеджмент РТС, простите, менеджмент уже объединенной биржи, сможет всерьез заняться развитием бизнеса.
 
Когда-то я был сторонником объединения бирж, поскольку на одной площадке работать более выгодно с точки зрения снижения костов. Но в конфигурации, которую нам предлагают, бенефиции для участников торгов отложены на светлое будущее. Пока же есть потеря темпов развития и потраченные ресурсы, но нет повышения эффективности за счет сокращения дублирующих функций подразделений. Более того, после ликвидации дублирующих секторов еще и обороты снизятся.
 
 
— Почему снизятся обороты?
 
— Потому что сейчас существует достаточно большой процент арбитражного оборота между площадками. К примеру, трейдеры делают арбитраж между тремя рынками: акциями на RTS Standard, фьючерсами по этим акциям на FORTS и этими же акциями на ММВБ. Поэтому если, например, выключить из торгов площадку RTS Standard, то уйдет арбитражный оборот, и снизятся общие обороты как на FORTS, так и на споте ММВБ. Но это потенциальные угрозы. Пока же для брокеров особо ничего не поменялось. Торгуем, как торговали.
 
— Какая доля оборотов приходится на арбитраж?
 
— По моим оценкам, это 10-15%. Для биржи это будет существенная потеря в преддверии планов по выходу на IPO.
 
Что касается самой сделки, то мнения участников торгов, когда готовили эту мега-сделку, особо никто не спрашивал, хотя брокеры и банки в массе своей были настроены негативно. Участникам торгов ведь нужна не просто одна биржа, нужен единый клиринг и депозитарий, как воздух нужна правильно организованная торговля акциями на T+3, а также однотипный биржевой шлюз на все рынки, а не сегодняшний зоопарк. Кроме того, нужна современная биржевая торговая система с нормальной производительностью, с возможностью масштабирования и внедрения новых решений, по которым Запад нас уже обогнал. Это требует существенных материальных и интеллектуальных затрат, которые сейчас отвлечены на решение других задач.
 
— На Фондовой бирже ММВБ за полгода произошло уже три технических сбоя. Нет ли у вас опасений в стабильности инфраструктуры торгов, особенно в преддверии исчезновения РТС?
 
— Опасений за надежность и стабильность инфраструктуры ММВБ у меня нет. Во-первых, субъективно, с точки зрения пользователей, торговая платформа ММВБ работает надежнее и стабильнее, чем торговая платформа другой биржи. Числа нареканий клиентов несравненно меньше. Во время последнего сбоя трейдеры даже шутили, что, дескать, ММВБ заразилась от РТС техническими сбоями.
 
Во-вторых, насколько я знаю, самым актуальным вопросом повестки дня ближайшего будущего будет вопрос выбора торговой платформы для объединенной биржи. Среди прочих вариантов обсуждаются и варианты построения новой системы с более высокой производительностью и надежностью.
 
— Разве не очевидно, что для объединенной биржи будет выбрана торговая платформа ММВБ?
 
— Для меня совершенно не очевидно. Та последовательность событий, которая произошла, не позволяет сделать такой вывод. В частности, на одном из совместных заседаний комитетов по срочному рынку РТС и ММВБ было рекомендовано дирекции ММВБ не вводить больше срочные контракты с новыми сроками исполнения. Практически это означает искусственное убиение срочного рынка ММВБ, в результате чего весь срочный рынок объединенной биржи будет находиться на торговой платформе РТС. Это значительно уменьшит шансы торговой платформы ММВБ остаться в объединенной бирже. Хотя, как я уже говорил, платформа ММВБ намного лучше.
 
— Ваша компания работает с массовым клиентом. Насколько ритейл-брокеридж рентабелен в России?
 
— Ритейл-брокеридж в России низкомаржинален. Очень мало частных мелких клиентов, очень мало денег на фондовом рынке, очень велика конкуренция, административный пресс и доля расходов на персонал.
 
Поэтому брокеры вынуждены либо быть планово-убыточными, как в крупных холдингах, где расходы на брокеридж покрываются доходами от смежных направлений, либо самим заниматься смежными вещами, предлагая услуги доверительного управления, либо инвестиционного консалтинга, либо открывая у себя Forex-кухни. Нас, например, дополнительно кормят маркет-мейкерские услуги, которые мы оказываем биржам, и арбитражные операции.
 
— Вы будете предлагать клиентам Forex?
 
— Мы надеемся на то, что ФСФР отрегулирует рынок CFD (contract for difference, контракт на разнице цен — прим. ИФ-АФИ). Как только это будет сделано, этот сегмент рынка мы также предложим нашим клиентам.
 
— В России всего несколько лет назад появилась алгоритмическая торговля, за это время ее доля в обороте биржевых торгов, по разным оценкам, выросла с нуля до 40-50%. Не несет ли алгоритмическая торговля дополнительные риски системе?
 
— Алго-трейдинг и высокочастотный трейдинг, развившиеся последние два-три года у нас в стране, представляют просто еще одну группу участников торгов, которой не было раньше. И как всякая другая группа торговцев, они выполняют на рынке свои собственные определенные функции, за выполнение которых и вознаграждаются рынком.
 
В первую очередь — это обеспечение эффективного рынка и справедливых цен для всех прочих участников. Фактически каждый высокочастотный трейдер — это арбитражер, пытающийся установить справедливые цены. Вторая функция, которую они могли бы выполнять — это обеспечение ликвидности. Но тут не все так просто. Есть такие алго-трейдеры, которые скорее забирают ликвидность из стакана, чем приносят ее на рынок. Они, конечно, делают сделки и создают биржевой оборот, но это пустой спекулятивный оборот, не имеющий для прочих участников экономического смысла. Потому как ликвидность и оборот — вещи, хотя и близкие по смыслу, но не тождественные.
 
И вот тут у нас есть большие проблемы. Вымывание ликвидности с рынка акций ММВБ и рост оборотов на фоне отсутствия достаточной ликвидности на срочном рынке РТС.
 
— Совместные комитеты ММВБ и РТС обсуждали возможность введения особого регулирования для биржевых роботов, в том числе и через тарифы. Вы согласитесь с дополнительными биржевыми комиссиями?
 
— Дело не в дополнительных комиссиях. Алго-трейдеры не должны мешать работать остальным участникам. В связи с этим и возникает вопрос регулирования или контроля. Я разговаривал с алго-трейдерами, и они не против определенной дозы контроля. Вопрос в мере необходимости и достаточности. Идеи типа «давайте контролировать их на уровне используемых ими алгоритмов» звучат достаточно глупо. Это все равно, что пытаться контролировать их мысли. Никто свой алгоритм на «сертификацию» в регулирующий орган не понесет. Биржа не может контролировать, какая «машинка», с какой начинкой работает на стороне клиента и посылает приказы. Более того, ей это не выгодно: алго-трейдер — золотой клиент для биржи.
 
— Как можно регулировать алго-трейдеров?
 
— Для контроля и регулировки достаточно чисто технических и экономических ограничений количества транзакций в единицу времени; введение минимального времени удержания одной заявки в стакане, прежде чем ее можно снять, и введение разной тарификации за транзакции различного типа. За сделки, прошедшие по заявкам, доставляющим ликвидность на биржу, плату нужно снизить. А за сделки, забирающие ликвидность, — наоборот, поднять.
 
На самом деле, у бирж очень большой арсенал незадействованных средств для стимулирования или наоборот подавления торговой активности любых участников торгов, но биржи пока не хотят по определенным причинам применять эти арсеналы.
 
— Можно ли использовать алгоритмическую торговлю для манипулирования рынком?
 
— Любой человек, выставляющий заявку в биржевой стакан, уже манипулирует рынком, поскольку его заявка влияет на действия всех прочих участников, а значит, влияет и на биржевые цены. Возьмем официального маркет-мейкера, представляющего из себя типичный образец алго-трейдера, практически он занимается манипулированием рынком в процессе поддержания котировок. Поэтому ответ на ваш вопрос такой: да, алго-трейдеры, так же, как и все другие участники торгов, безусловно, могут манипулировать рынком.
 
Но это не значит, что они манипулируют. Я утверждаю, что ни один вменяемый алго-трейдер не будет заниматься манипуляциями, потому что ему это экономически не выгодно. У него другой бизнес — он ищет рыночные неэффективности и зарабатывает на тех сделках, которые ведут к уменьшению этих неэффективностей. А манипулирование — это, наоборот, действия, направленные на увеличение отклонений цен от их справедливых или равновесных значений. Такие действия требуют денежных затрат, поскольку приводят к необходимости игры против всего рынка. У среднего алго-трейдера таких ресурсов нет. Его просто «порвут», если он встанет против рынка. Один человек с обычными ресурсами не может двинуть рынок против всех других участников, даже если он вооружен новейшим роботом и лучшим торговым алгоритмом.
 
Рынок — достаточно сложный саморегулирующийся организм, который большую часть времени находится в более или менее равновесном состоянии, постольку, поскольку разные группы участников на рынке имеют разные временные горизонты инвестирования и компенсируют влияние друг друга.
 
— Недавно ваша компания объявила о новом проекте по интернет-трейдингу на Украине. Есть ли планы по охвату других стран, например, в США и Великобритании?
 
— Речь идет об украинском брокере «Укранет», в котором в сентябре этого года группа «Русские фонды» получила 50% акций. В счет этой доли мы перевели в компанию технический центр, а также клиентов нашего украинского брокера «Проспект-Инвестментс Украина». Новый брокер будет работать под торговой маркой Itrader, в ближайшее время его клиенты получат доступ на российский рынок.
 
Что касается планов выхода в Британию и США, то их на данный момент нет. При желании мы можем любому нашему крупному клиенту предоставить такой доступ через аффилированную структуру.
 
— Сколько вы зарабатываете за счет клиентов?
 
— У нас доходы от брокерских и маржинальных операций составляют более 85% доходной части нашего бюджета, остальное мы зарабатываем сами. При этом из доходов от обслуживания клиентов, к сожалению, 60% мы получаем от комиссий, остальное на маржинальном кредитовании. Наш клиент в основном зарабатывает внутри дня на спекуляциях и предпочитает не кредитоваться на ночь.
 
— Какие будут финансовые итоги компании в этом году?
 
— Прибыль будет меньше, чем в прошлом году. Сделок заключается больше, но их объем меньше, что проводит к уменьшению брокерских комиссий, которые в основном взимаются в виде процентов от суммы сделки. Снижение доходов от брокерских комиссии является мировой тенденцией.
 
— Брокерские компании уходят с рынка?
 
— Насколько я понимаю, в августе часть брокерских компании закрывалась, на рынке внезапно появилось большое предложение сотрудников с аттестатами ФСФР. Это неизвестные широкой публике компании, они не на слуху и по большей своей части работали в качестве субброкера.
 
В 2008 году многие брокерские компании заработали убытки, кризис был купирован вливанием значительных средств со стороны властей, в результате многие акционеры брокерских компании приняли решение продолжать бизнес в расчете на рост экономики. Однако в августе этого года, когда раздался новый стук в дверь, стало ясно, что золотого дождя не будет, и эти владельцы поняли, что пришло время фиксировать убытки и закрывать бизнес.
 
— Как себя чувствуют оставшиеся брокеры?
 
— Тенденция сейчас такова: брокер понимает, что биржа получает очень большие комиссионные, существенно больше, чем сам брокер, чего быть не должно на нормальном рынке. Брокеры будут делать все возможное, чтобы переломить эту ситуацию, перетянув на себя эти комиссионные.
 
По этому пути уже идут БКС и «Финам» и очень близок к этому брокер «Открытие». «Финам» предлагает заключать сделки CFD (contract for difference) и Forex всем клиентам с мелкими деньгами, при этом эти сделки на биржу не выводятся, а торгуются внутри компании. Договоры с такими клиентами заключаются с кипрскими «дочками», плечи по контрактам предлагаются существенно больше. Предлагается даже такой инструмент, как CFD на фьючерс на индекс РТС с плечом 1 к 20, в то время как мы можем предложить торговать фьючерсом на индекс РТС на бирже только с плечом 1 к 5 или 1 к 7 в зависимости от волатильности рынка.
 
Практически этот тренд увода клиентов с биржевых торгов продолжится.
 
— Это проблема только российских брокеров?
 
— В Европе существует механизм интернализации мелких сделок. Когда идет большой поток клиентских сделок, брокер может часть сделок соединить внутри в себя, взяв первоначально их на свою позицию. Наше законодательство запрещает это делать.
 
— И какой же выход из ситуации вы видите?
 
— Или биржи примут решение отдавать часть тарифов брокерам, которые приводят клиентов, например, в зависимости от оборотов, или необходимо развивать новые рынки и альтернативные площадки. Первое вряд ли случится, бирже сейчас надо показать хорошие финансовые показатели, если она хочет выйти на запланированное IPO в 2013 году.
 
Что касается новых рынков, то речь в первую очередь идет о товарных рынках. Россия, все-таки, как ни крути — сырьевая страна, нам необходимы поставочные срочные контракты на товары. Срочный товарный рынок — это совсем другие категории участников торгов и другой уровень вознаграждения. Надеюсь, это в ближайшие годы будет развиваться на объединенной товарной бирже.
 
Во вторую очередь, по значимости (но, возможно, в первую по реализации) следует упомянуть создание новых внебиржевых торговых площадок для реализации dark pool и ETF. Необходимость этого назрела давно, в эту сторону мы тоже смотрим и даже работаем. И это все не ритейл-сегмент. Это крупные хеджеры и алго-трейдеры.
 
— Создание единой товарной биржи обсуждается в рамках НП РТС?
 
— Есть понимание, что рынку нужна одна биржевая платформа, единые клиринг и расчеты, один шлюз. В России есть «Национальная товарная биржа» (входит в группу ММВБ), «Санкт-Петербургская товарно-сырьевая биржа», а также биржа «Санкт-Петербург» и «Московская энергетическая биржа». В последних двух НП РТС владеет пакетами акций. Если нам удастся договориться о создании единой товарной биржи, то возникнет такой синергетический эффект, которому позавидует наша объединенная биржа «ММВБ-РТС».
 
Это просто необходимость для страны — иметь большую мощную объединенную товарную биржу по всем срочным контрактам с единым клирингом и возможностью продавать наши биржевые товары иностранцам за рубли. Вот эти планы по созданию объединенной товарной биржи, хотя и не значащиеся в правительственных директивах, могут дать больше пользы для построения МФЦ, чем объединение ММВБ и РТС.
 
— Конкретные шаги по созданию единой товарной биржи уже сделаны?
 
— Пока мы только обсуждаем эту возможность. Конкретные шаги начнутся, когда НП РТС будут переведены средства, о которых была достигнута договоренность в рамках подготовки сделки об объединении бирж ММВБ и РТС.
 
— На какие направления развития будет ориентироваться компания в ближайший год?
 
— Предложение альтернативных торговых площадок и возможностей, в том числе торги на западных площадках для квалифицированных инвесторов.
 
Сейчас делаем большой инфраструктурный проект, которым занимаемся уже почти год. Надеюсь, что завершим его к концу марта 2012 года. Это будет новая брокерская торговая система, которая даст возможность осуществлять клиентам многие вещи, которые сейчас невозможны в любой другой системе, в том числе в QUIK, «Альфа-Директ» и NetInvestor. Пока не могу рассказать о ней подробнее, скажу только, что в качестве поставщика технических решений мы выбрали компанию IBM.
 
/Финмаркет/ 
 

Это ж мой начальник )))

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP