<HELP> for explanation

Новости рынков

Новости рынков | «Дипломированные лоботрясы, от которых работодатель не может избавиться, стали угрожать нашей экономике»

Шумные, с выходом на Красную площадь, протесты заемщиков валютной ипотеки породили национальную дискуссию о пределах помощи государства своим гражданам.


«Город 812» поговорил об этой проблеме с Ниной Беломестновой, кандидатом психологических наук, руководителем лаборатории фундаментальных проблем психологии и антропологии Санкт-Петербургского союза ученых.

– Что показало поведение валютных заемщиков?
– Что это только малая часть огромной проблемы. 25 лет мы строим общество, предполагая: российское государство будет более эффективным в социальной защите, чем СССР. И многое делается. Но то ли под давлением электората, то ли от излишнего усердия вполне грамотных чиновников чрезмерная поддержка населения может стать деструктивным деянием для общества в целом.

– Потому что поддержка перерождается в патернализм?
– В веру в царя-батюшку или собственного батюшку, который решит все проблемы. Начну с высшего образования. В советское время людей с высшим образованием было 5%, в поздние 80-е годы – 10%. Сейчас мест в вузах столько же, сколько выпускников школ. В итоге дипломы получают и те, кто не имеет ни способностей, ни трудолюбия. Их профессиональный уровень – никакой.

– Но их в итоге просто не возьмут на работу.
– Ошибаетесь. Выпускники требуют обеспечить их рабочими местами по специальности. И это вторая ветвь патернализма – защитные меры по отношению к молодежи. Европа давно это прошла: дипломированные лоботрясы, от которых работодатель не может избавиться. Патернализм стал угрожать экономике. Мы повторяем эти же ошибки.

– И что делать?
– Располовинить высшее образование на профессиональное и общедоступное. Давно придуманы на Западе колледжи для будущих жен состоятельных мужчин и дочек богатых родителей, которые никогда не будут работать.

– По каким профессиям создавать общедоступные вузы?
– Куда больше всего ломятся лоботрясы? В экономику, в юриспруденцию, в психологию. Им кажется, что юристами, экономистами, психологами они станут легко. Их берут на работу, потом переводят в секретари и пытаются выдавить.

– На Западе проблема – люди, живущие на пособия и не стремящиеся работать. У нас такого же нет.
– В начале девяностых годов закрылся институт, где я работала, пришлось зарегистрироваться на бирже труда. Там встретила маргиналов, согласных жить на пособие и на любую случайную помощь. Например, инженеры категорически отказывались переучиваться. Они считали, что государство им должно.

– Разве это не так – не должно?
– Государство должно определить границы, после которых наступает полная личная ответственность человека за свою судьбу.

Очень тонкий и сложный вопрос – этнопатернализм. Еще более сложная проблема – помещение ребенка-инвалида в обычный класс. Это заканчивается для таких детей тяжелыми неврозами.

– А нам говорят, что, наоборот, обучение в обычной школе помогает в адаптации, в социализации...
– Послушайте специалиста с 35-летним стажем практической работы. Ребенок-инвалид в локальной семейной обстановке чувствует себя комфортно. Но когда он видит, что он такой один в классе, возникает глубокий дискомфорт. Не говоря о том, что внимание учителя сосредоточено на таком ученике в ущерб всем остальным.

– Опять заводить спецшколы?
– Не знаю, как насчет целых школ, но инвалидам необходимо индивидуальное обучение. Но идея их широкой социализации при такой индивидуальной программе – продуктивна.

Наконец, экономический патернализм, стыдливо называемый экономической защитой. Массированная реклама кредитов воздействует на высоковнушаемую часть населения, и оно берет взаймы, не думая о том, как будет возвращать.

– И сколько таких, кредитовнушаемых?
– Много. Моя очень грубая оценка: 10% – невнушаемые, у 30% сильная внушаемость, их надо как-то предохранять силами государства. Остаются 60% – внушаемые в той или иной степени, они рано или поздно покупаются на обещания сладкой жизни в долг. И бегут за кредитами.

– Значит, государство должно контролировать процессы кредитования.
–У меня нет уверенности, что существует нетоталитарный механизм регулирования кредитования. Но экономическое просвещение и воспитание личной ответственности за себя должно начинаться в школе.

– Как государство должно вести себя в истории с валютной ипотекой?
– Здесь более сложно. Одно дело – взять потребительский кредит на дачу или на дорогой автомобиль. Другое – взять кредит на единственное жилье. Государство должно вмешиваться в такие процессы в кризисных ситуациях. Экономический патернализм я вижу в законе о банкротстве физических лиц. Государство, безусловно, обязано поддерживать малый и средний бизнес. Но и граждане должны понимать, что мы живем в XXI веке и для занятия бизнесом мало здравого смысла и советов окружающих. Нужны специальные знания. А закон позволяет, особо не задумываясь, открыть дело, если что – обанкротиться, сбросить долги, открыть новое и т.д.

– В своих исследованиях, говоря о последствиях патернализма, вы используете понятия параобразовательных, парамедицинских и т.д. служб поддержки. Что это такое?
– Алкоголиков надо лечить? Надо. Но чем больше алкоголиков, тем больше финансирования получит учреждение. Денег тратится все больше, эффективность лечения не растет.

Социальных работников, призванных помогать старикам, воспитывать трудных подростков из трудных семей и т.д., становится все больше. Но результаты их работы не пропорциональны ни штатам, ни вкладываемым средствам. Зарплаты там скромные, но устойчивые.

Ювенальная юстиция на Западе стала кормушкой для парасоциальных служб: чем больше наших действий, тем выше наши доходы.

Надеюсь, у нас этот институт будет иметь разумные формы.

– Значит, параобразование – это неэффективные вузы?
– Сегодня нет объективных критериев оценки эффективности вузов. Главным критерием должен стать объективный контроль результата – качества усвоенных знаний выпускника и успешная карьера дипломника в течение нескольких следующих лет.

Но работа вуза, его финансирование завязано на количество обучающихся студентов. Отчислять студентов экономически невыгодно. Вузы пытаются удалить двоечников, получив с них все деньги, на стадии диплома.

– Где выход?
– Введение ЕГЭ для вузов как механизма универсального внешнего контроля качества образования. Ввести единую систему контроля базовых знаний по специальностям, изучаемым в вузах, следует, и это должен быть внешний контроль, а не ситуация, когда сам вуз выставляет себе оценку.

Вадим ШУВАЛОВ

www.online812.ru/2015/06/10/013/

 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP