<HELP> for explanation

Новости рынков

Новости рынков | Кто остался на трубе?

Европа, как главный покупатель Российского газа, – в цифрах и лицах


В ходе украинского кризиса не раз поднимался газовый вопрос. В США схлестнулись сторонники и противники экспорта американского сланцевого газа в сжиженном виде, медиа и эксперты постоянно обсуждали энергетическую зависимость Старого Света от России, а теперь мы являемся свидетелями раскола европейских элит вокруг законодательной базы строительства «Южного Потока». Наверное, вряд ли кто-то станет отрицать, что Европа ищет способы решения вопроса энергетической зависимости от нашей страны – точно так же, как Россия через контракт с Китаем старается диверсифицировать свой сбыт и сбалансировать риски. И все же давнее энергетическое сотрудничество Европы и России давно уже является чем-то большим, чем «только бизнес». Наш сегодняшний автор, экономический обозреватель Дмитрий Петровскийсчитает, что деятельность Газпрома в Старом Свете стала мощным инструментом «мягкой силы».
* * *
Русский газ в Европе – это не только часть нового российского мифа, но и часть повседневной жизни Старого Света.
 
Еще пару лет назад в европейских ресторанах, когда я интересовался, можно ли платить карточкой, мне не раз отвечали: «карточкой, нефтью, газом, или что там у вас – принимаем все!». Нормальный ответ русскому.
 
Весь Евросоюз в настоящий момент добывает около 160 милиардов кубометров газа в год. Россия 670 миллиардов, причем это количество теоретически можно значительно увеличить к 2030 году. Запасы газа в ЕС идут на убыль, и эксперты прогнозируют, что к 2030 добыча составит только
90 миллиардов кубов. Автономно обогреваются только Голландия и Дания[1], Великобритания добывает 53% процента от необходимого объема, Германия – 14%,  Португалия, Испания и Франция – вообще около 1%, остальные 99% импортируются. Болгария, Словакия, Финляндия и Польша импортируют газ исключительно из России.
 
«Gazprom Germania» принадлежат контрольные пакеты акций Wingas, компании, контролирующей 16% всего немецкого газового трафика, Vermex (12% трафика чешского) и еще нескольких более мелких структур в Швейцарии, Австрии и даже Турции.
 
Газпром является генеральным спонсором немецкого футбольного клуба Schalke 04. В Германии футбол – национальный вид спорта, во время чемпионата мира в школах на законодательном уровне (!) переносят занятия, чтобы учеба, не дай Бог, не помешала детям посмотреть игру их любимой сборной. Подавляющее большинство жителей страны смотрит не только ЧМ, но и все местные игры – и постоянно видят газпромовскую «зажигалку» на майках игроков одной из команд.
 
Постройка Europa-Park, самого большой тематического детского парка в Германии и второго после парижского Диснейленда в Европе, также спонсировалась «Газпромом». Парк разбит на секторы, каждый из которых представляет одну европейскую страну. Россия, с огромным аттракционом, изображающим орбитальную станцию «Мир», на правах европейской страны там тоже есть, а в исландском секторе есть Gazprom Hall, где детям объясняют, почему газ так важен для мальчиков и девочек, мам и пап.
 
По сути, «Gazprom Germania» выполняет функции посольства и осуществляет политику soft power – представляет нашу культуру и вербует друзей среди европейцев. И это не случайно.


Друзья
 
В 2008 году я присутствовал на ежегодном балу в российском посольстве в Берлине, организованном тогдашним послом Владимиром Котеневым. Котенева по праву считали тогда самым светским дипломатом Берлина, а проводимые им балы были действительно великолепны – ему удавалось собрать представителей бизнеса (Porsche, Mercedes, Volkswagen, BASF), аристократии (принцесса фон Гогенцоллерн, принц фон Закс, графиня фон Турн унд Таксис и другие), интеллектуальной элиты, русских классических музыкантов из числа звезд первой величины, балетных танцоров и даже богемных эксцентриков вроде г-на Макарова, известного в узком кругу как организатора тараканьих бегов. Все это было смешано в идеальной пропорции, так что получался действительно бал, в том смысле, в каком это мероприятие понимали во времена графа Толстого.
 
В 2010 году господин Котенев оставил свой пост, и традиция организовывать в посольстве балы сошла на нет. Однако сам он не покинул столицу Германии, а стал CEO «Gazprom Germania» и продолжил то, что так хорошо умел делать: завоевывать друзей среди представителей европейских элит. Какие друзья есть сейчас у нашей энергетики? Давайте посмотрим…


1. Герхард Шредер
 
Это, бесспорно, друг номер 1 российской энергетики. Бывший канцлер, закадычный друг Владимира Путина, фанат «Зенита», ныне – председатель наблюдательного совета ТНК-BP, российско-британской топливной компании, председатель наблюдательного совета компании Nordstream AG, эксплуатирующей трубопровод «Северный поток» (51% акций – «Газпром» остальное – E.on и BASF). Он также является юристом-консультантом концерна RAG, крупнейшей в Европе компании по добыче и переработке угля. А еще он член совета директоров Rotschild-Investmentbank, и не только – легче перечислить компании, к которым Шредер не имеет отношения.
 
В списке его заслуг – поручительство при выдаче кредита «Газпрому» от Deutsche Bank и Kfw в размере 1 миллиарда евро, посредничество при слиянии ТНК и BP, а главное – активное привлечение к сотрудничеству c Россией всемогущего немецкого индустриального лобби.
 
Прежде всего, именно ему мы обязаны тем, что российская и европейская энергетика, финансы и промышленность срослись так, что порой и не сразу поймешь, где чьи.


2. Доктор Курт Бок
 
Легендарный немецкий предприниматель, глава химического гиганта BASF, постоянный гость вечеров в российском посольстве эпохи Котенева (вина для этих вечеров, кстати, поставлял именно он, «из погребов компании») и посиделок в «экономическом совете ХДС», фонда, осуществляющего лоббированние интересов немецкого бизнеса в правительстве.


BASF принадлежит энергетическая компания Wintershall AG, крупнейшая нефтегазовая компания Германии. У Wintershall доля 20% в «северном потоке» и 15% – в южном. Если кто заинтересован кровно в стабильном сотрудничестве с Россией, то это доктор Бок. В 2012 году доктор Бок назначил старшим советником компании Wintershall Александра Рара, известного журналиста, советника президента Германо-Российской внешнеторговой палаты и друга Владимира Путина.


3. Зигмар Габриэль и Гюнтер Эттингер


Габриэль – лидер партии СДПГ, откуда родом Герхард Шредер, а по совместительству – действующий министр экономики и энергетики Германии.
 
Эттингер – еврокомиссар по энергетике, то есть оба – люди, для интересов России в этой области ключевые. В задачи обоих входит подготовка Европы и Германии к «Energy Transition», то есть, к переходу на альтернативные источники энергии. Оба также работают над диверсификацией газового импорта Европы, то есть ищут, откуда еще, если не из России, можно качать газ. Оба в последние месяцы, с самого начала крымского кризиса, позволяли себе в адрес России резкие высказывания. Так почему друзья?
 
Дело в том, что Габриэль – член фонда поддержки угольного бизнеса, организованного RAG. Да-да, той самой RAG, самой большой угледобывающей компании Германии, в которой Шредер состоит юристконсультантом.


Габриэль, помимо того, что он друг и преемник Шредера в кресле председателя СДПГ, еще и лоббист традиционных видов энергии, получивший прозвище «Угольный Архангел». Это сразу же объясняет ряд «странностей», связанных с работой министра, а именно очень вялую работу по подготовке перехода на альтернативные источники энергии, которую многие комментаторы называли просто саботажем. 22 мая Брюссель даже пригрозил Берлину санкциями за невыполнение обязательств по «энергетическому переходу» перед ЕС. Да, назначать покровителя угольных магнатов реформатором энергетической системы – не лучшая идея, но в Германии такое сплошь и рядом бывает.
 
До 2009 года Габриэль возглавлял другое министерство – министерство экологии, и там показал себя сверхэффективным борцом с атомными электростанциями.
 
Учитывая то, что большинство электростанций в Германии работает на угле, картинка складывается совершенно логичная – избавляться от атомных станций в пользу угольных «Архангел» будет с удовольствием, а вот со строительством ветряков и солнечных батарей можно и погодить. Другу же Герхарда Шредера и стороннику традиционной энергетики совершенно незачем ссориться с Россией.
 
Габриэль во время очередных дебатов на энергетическом форуме в Оснабрюке заявил:
«Альтернатив Российскому газу сейчас нет. И делать вид, что есть какие-то иные варианты, неверно».


Гюнтер Эттингер, главный по энергетике в ЕС – в прошлом завсегдатай балов Котенева, закадычный друг Габриэля и соучастник скандала, связанного с лоббированием обоими интересов компании «Фольксваген». Напомним, в прошлом году она объявила российский рынок приоритетным направлением, а Россию – своим главным партнером.
 
Роль господина Эттингера в обретении Европой энергетической независимости – это исполнение постоянной арии «надо, но не сейчас», «необходимо, но со временем». Одновременно Эттингер вычеркивает из доклада еврокомиссии параграфы, в которых говорится о необходимости инвестиций в обновляемые источники энергии, и все пока сходит ему с рук.
 
Список можно продолжать, но главное ясно – интересы российской энергетики среди европейской, и особенно немецкой элиты, представлены очень основательно. Это любовь, которую не разорвать. Могущественное индустриальное лобби Германии – наше. Значит, «диверсификации» и прочих пужалок можно совсем не бояться? К сожалению, нет.


Противники


1. Ангела Меркель
Причины антагонизма Меркель и Путина порой кажутся совершенно иррациональными. Для понимания природы непростых отношений лидеров двух стран, а также канцлера и элит ее собственной страны, надо помнить одну вещь. Меркель – восточная немка, «осси».


В Германии до сих пор действует неписаное правило, согласно которому путь в большую политику восточным немцам закрыт. Путь же в истеблишмент для «осси» был один – через энергетику. Большинство нынешних топ-менеджеров, родившихся по ту сторону стены, в прошлом так или иначе имели отношение к В/О «Зарубежгаз», предшественнице «Газпрома».


Меркель же удалось совершить невозможное попасть в большую политику в обход трубы. Тут свою роль сыграл ряд факторов. То, что Ангела все же родилась в Гамбурге, а на Восток переехала уже потом. То, что ее отец был священником, и для ХДС, «Христианско-Демократического союза», это играет не последнюю роль. Плюс покровительство Гельмута Коля, который очень помогал ей на первых порах. И еще – продуманная позиция по отношению к США.
 
В 2003 году, когда Шредер (тогда еще канцлер) осудил американское вторжение в Ирак и совместно с французским президентом Шираком разрабатывал доктрину «независимой Европы» (независимой от Америки), Меркель на страницах «Вашингтон Пост» осудила своих коллег, выразила благодарность Америке «за дружбу и поддержку», и войну в Ираке однозначно поддержала. С самого начала она посылала за океан недвусмысленные сигналы о том, что готова к сотрудничеству. Связи Меркель с Америкой – это материал для отдельной статьи, так что пока просто возьмем это за исходную точку. Меркель – человек, Вашингтону как минимум активно дружественный.
 
Так или иначе, если Шредер был и остается для большого немецкого и европейского бизнеса стопроцентно своим, Меркель – чужая. Она пришла из другой среды и другого мира, она понимает, что поддерживать отношения с индустриально-энергетическим лобби надо, но делает это через силу. И если для Шредера при решении любых вопросов учитывать интересы немецкой индустрии, станового хребта всего ЕС, является второй натурой, Меркель эту необходимость только понимает. Но не чувствует.
 
С другой стороны, партия ХДС, которая посадила Меркель на трон, как раз традиционно поддерживает крупный бизнес. «Экономический совет ХДС», мощнейшая лоббистская организация, негласным членом которой является все тот же доктор Бок, имеет предостаточно способов надавить на фрау канцлера.
 
Поэтому то, что сейчас исполняет Ангела – это очень рискованный акробатический трюк, шпагат между интересами местного капитала и заокеанских советников, а ее собственное прошлое ситуацию никак не упрощает.


2. Дональд Туск
 
Премьер-министр Польши. Требует от Европы, и в частности от Германии, немедленных действий по снижению зависимости от российского газа. Ирония в том, что сама Польша газа импортирует 60%, и все шестьдесят – из России. Однако, даже при таких объемах, русским в Польше не удалось того, что так хорошо удалось в Германии – удачно зацепиться с местной элитой.
Поэтому действовать Туску никто не мешает: в прошлом году поляки позвали к себе компанию Exxon провести пробное бурение на предмет поиска сланцевого газа. Бурение результата не дало, Польша не стала «балтийским Кувейтом», однако Туск не оставил своих метаний и мечтаний. Сейчас в Свиноу́йсьце государственной компанией PGNiG строится терминал для приема танкеров со сжиженным газом. Теоретически, если строительство действительно закончится успешно, Польша сможет не только снизить собственную зависимость от российской трубы, но и экспортировать газ соседям.
3. Антони Перис
Руководитель ассоциации газовых компаний Испании, инициатор строительства 190-километрового трубопровода MIDCAT через Пиренеи, который должен связать Испанию и Францию где-то между 2017 и 2020 годами.


Испания одна из немногих стран Европы, не получающая газ из России. Газ идет туда по трубе из Норвегии и Алжира, и в сжиженном виде из Катара и Малайзии, причем сжиженный газ составляет 50% всего объема потребления. Мечта поляков тут давно стала былью.
 
В последние несколько лет Испания страдает, как ни странно это звучит, от переизбытка газа. Потребление в связи с экономическим кризисом снизилось, однако поставки по долгосрочным контрактам продолжаются в прежнем объеме. И у Переса родилась идея постройки трубопровода и экспорта газа во Францию и далее в Европу. MIDCAT, по некоторым расчетам, сможет снизить зависимость Европы от российского газа на 10% – цифра, в сумме с другими возможными игроками, весьма существенная. А может, учитывая прогнозируемое к 2030 году падение добычи газа в Европе, оказаться «то на то».


Что дальше?
 
Список противников и союзников можно продолжать до бесконечности – много и тех, и других. Но даже имеющаяся небольшая выборка показательна: Россия как главный экспортер газа смогла очень прочно закрепиться в Германии, неплохо в Великобритании и Чехии. Страны, в которых это получилось хуже, ищут иных путей и находят их, и там диверсификация поставок газа может стать реальностью. Германия – флагман ЕС, но Ангела Меркель нам если не прямой враг, то и не союзник.
 
Ответ диверсификацией на диверсификацию, в нашем случае – контракт с Китаем, в свете грядущих перемен, был решением мудрым, даже безотносительно не очень выгодных для России условий этого контракта и крымского кризиса, который в итоге не очень повлиял на картину наших с Европой отношений.
 
Все европейские эксперты, впрочем, сходятся во мнении, что совсем перекрыть трубу между Россией и Европой невозможно. Но вот будет ли спад экспорта – большой вопрос.



[1] Разумеется, «автономно обогревается» и Норвегия, являющаяся крупнейшим экспортером газа в Европе. Однако эта страна не является членом Европейского Союза ― граждане этой страны на референдумах дважды отказывались вступать в ЕС.  www.terra-america.ru/kto-ostalsa-na-trybe.aspx

 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP