<HELP> for explanation

Новости рынков

Новости рынков | Россия вошла в мобилизационно-кризисный режим

амглавы Минэкономразвития Андрей Клепач демонстрирует министру финансов Антону Силуанову признаки экономического оживления. Фото РИА Новости
Февральская статистика дала нашим чиновникам неожиданный повод для оптимизма. Минэкономразвития (МЭР) сообщает, что в феврале российская экономика выросла на 0,3% после январского спада на 0,6% и нулевой динамики в декабре. Однако радоваться, похоже, еще рано. Из-за угрозы санкций страна установила абсолютный рекорд по оттоку капитала и дефициту региональных бюджетов. Экономика переходит в мобилизационно-кризисный режим, считают экономисты. Теперь главным – если не единственным – инвестором будет правительство, для которого первым приоритетом остается оборонно-промышленный комплекс. Остальным же секторам экономики останется подсчитывать потери от санкций и ожидаемого снижения кредитных рейтингов.
Вчера Минфин сообщил об очередном антирекорде российской экономики. В прошлом году Россия продемонстрировала самый высокий дефицит бюджетов регионов за последнее время – 642 млрд руб. «Не было никогда таких дефицитов. Как правило, дефицит был порядка 50–100 млрд руб., – сказал министр финансов Антон Силуанов. – Если посмотрим на ближайшую перспективу, то особых изменений не предвидится».


Еще один антирекорд российской экономики – стремительный отток капитала из страны. За один квартал он может достичь таких показателей, которые раньше Россия демонстрировала по итогам всего года. Так, по оценкам МЭР, в первом квартале этого года чистый отток капитала из РФ может составить 65–70 млрд долл. Негативным фактором для экономического роста и движения капиталов стало, как уточнил замглавы МЭР Андрей Клепач, охлаждение отношений России с Западом.
Казалось бы, макроэкономическая статистика февраля дает небольшой повод для оптимизма. Как заявил Клепач, в феврале российский ВВП с очисткой от сезонности вырос на 0,3% после январского спада на 0,6% и нулевой динамики в декабре. Однако этого все равно слишком мало. «Пока о переломе экономических тенденций, о выходе из стагнации говорить рано. Это все очень неустойчивые изменения», – указал замминистра.
Экономическая неопределенность и ухудшение положения РФ на международной арене заставили российскую власть запустить так называемый мобилизационно-кризисный режим управления экономикой. «Внешнеполитический тектонический сдвиг, включая присоединение Крыма к России, резкое ухудшение отношений с США и ЕС, похоже, стали катализатором, ускорившим переход российской экономики в своеобразный мобилизационно-кризисный режим. Безусловно, многие из этих процессов начались раньше, но теперь их скорость и интенсивность кратно возросли», – сообщают специалисты Высшей школы экономики (ВШЭ).
Директор Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова перечислила признаки такого режима. Во-первых, государство все больше вкладывается в оборонку. «Впервые за два месяца начала года было профинансировано более трети годовых назначений по разделу «Национальная оборона», что заморозило огромные денежные ресурсы на банковских счетах предприятий ОПК», – отмечает Акиндинова.
Во-вторых, ужесточается чистка рынка от частных банков с одновременным усилением роли госбанков. «В период ослабления экономики и резкого подорожания зарубежных займов, перед лицом возможных санкций со стороны Запада, доступ к государственной поддержке у госбанков заметно выше, чем у прочих. И вот уже министр экономики Алексей Улюкаев предлагает рефинансировать их зарубежные обязательства за счет средств Банка России», – поясняет экономист.
В-третьих, не сумев или не захотев простимулировать деловую активность бизнеса, государство делает основную ставку на собственные инвестпроекты. «Перспектива развертывания кредитования таких проектов под низкие ставки за счет средств Центробанка, которая еще недавно считалась экстравагантной идеей, сейчас всерьез обсуждается», – указывает Акиндинова.

 
«Происходящее на наших глазах переформатирование экономической политики повлияет на будущую динамику российской экономики намного сильнее, чем дополнительные расходы на финансирование пенсий, зарплат и инфраструктуры в Крыму», – делают вывод специалисты ВШЭ.
Не все опрошенные эксперты поддержали тезис о запуске в России мобилизационно-кризисного режима. «Есть объективные процессы развития страны, происходящие в условиях серьезного обострения на геополитической арене», – уточнила формулировку замдиректора аналитического департамента компании «Альпари» Дарья Желаннова. По оценкам эксперта, в этом году у российской экономики есть все шансы показать рост на 2,5–3%.
«Дополнительные затраты в связи с присоединением Крыма, конечно, у страны появятся. В то же время я считаю, что каких-то фундаментальных проблем в российской экономике не добавилось, поскольку все экономические санкции в отношении нашей страны в связи с последними событиями, на мой взгляд, носят опереточный характер», – полагает гендиректор «ФинЭкспертизы» Агван Микаелян.
Однако часть экспертов согласны с определением нового экономического режима в России как мобилизационного и кризисного одновременно. «При мобилизационно-кризисном режиме приоритет получают внутренние проекты, что не может не радовать. Но отток капитала и отсутствие внешних инвестиций могут свести на нет позитивные моменты, – предупреждает финансовый аналитик Lionstone Investment Services Яна Трубникова. – Ключевая подобных экономических режимов – переход на ручное управление и распределение ресурсов, четкое нормирование. Это позволяет максимально плотно контролировать любые процессы, но идет вразрез с понятием свободного рынка». Долго существовать в таком режиме будет сложно.
«Вреда российской экономике будет больше, чем пользы. Заимствования за рубежом станут дороже и менее доступны, кредитование бизнеса снизится еще больше», – ожидает директор департамента аудита компании «Уральский союз» Александр Миронов. Причем, как замечает эксперт, не стоит надеяться, что охлаждение отношений с Западом станет живительным стимулом для отечественного производителя. Ведь изоляция страны скорее всего будет неполной, а значит, импортозамещения в полной мере не случится: Россия просто начнет больше закупать у азиатских стран вместо западных. И в любом случае, промышленность пока не в состоянии совершить рывок, который выведет страну на самообеспечение.
«Основным положительным влиянием мобилизационно-кризисного режима можно считать постепенное репатриирование российского капитала из-за рубежа», – говорит аналитик финансовой компании AForex Нарек Авакян. Эти средства могли бы заменить отсутствующие иностранные инвестиции, однако положительный эффект от возвращения капитала из офшоров будет виден не сразу – через 3–5 лет. «А в краткосрочной перспективе у российской экономики все не так хорошо, как хотелось бы. В лучшем случае рост ВВП даже в условиях пресловутого мобилизационно-кризисного режима достигнет 2%», – полагает Авакян.
По его мнению, перед страной нет угрозы дефолта. Однако эксперт не исключает, что Россия может столкнуться с существенным удорожанием внешних займов. Охлаждение отношений с Западом вполне может привести к снижению позиций России в международных рейтингах кредитоспособности на одну-две позиции и, как следствие, к росту процентной ставки по внешним кредитам до 10–11% годовых. Напомним, в 2013 году Россия занимала на внешнем рынке 7 млрд долл. в зависимости от срока погашения под 3,7–6,05% годовых. И даже если Россия откажется в неблагоприятный момент от внешних заимствований, о чем, кстати, уже сообщали в Минфине, все равно рост ставки по внешним кредитам обернется для страны новыми расходами. Ведь вместе со ставкой вырастут и платежи по уже имеющимся долгам, их обслуживание станет дороже. Цена присоединенного к России Крыма и мобилизационно-кризисного режима может достигать 50 млрд долл. в год.

 www.ng.ru/economics/2014-03-26/1_crisis.html
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP