<HELP> for explanation

Новости рынков

Новости рынков | Презентация непопулярных мер

http://svpressa.ru/economy/article/73555/с
Сокращая соцпрограммы, Россия копирует неудачный опыт европейских стран
В воскресенье, 1 сентября президент Владимир Путин, выступая перед преподавателями и студентами Дальневосточного федерального университета, заявил, что России необходимо сокращать бюджетные расходы. При этом глава государства не уточнил, какие именно статьи расходов попадут под сокращения — этим вопросом займется правительство страны. Большинство экспертов восприняли слова главы государства, как «презентацию» принятия непопулярных мер, о которых говорило правительство на протяжении последних недель.
Мировая экономика «припала», и российская падает вслед за ней – так объяснил свое решение Путин. Дескать, правительство рассчитывало, что страна будет расти одними темпами, но растем другими. Однако еще тремя днями раньше во Владивостоке экс-министр экономического развития, а ныне помощник президента Андрей Белоусов уверенно заявлял, что по сравнению с прежними оценками министерства «мировая экономика, за исключением Китая, не демонстрирует никакого ухудшения». Поэтому ожидать падения показателей России, по крайне мере — в 2014-2016 годах, вовсе не стоит. Прогноз экономического роста страны «может быть только увеличен в связи с принятием дополнительных мер». Так к чьим же советам прислушивается президент?

В конце августа Минфин оценил снижение доходов российского бюджета в 2014-2016 годах в астрономическую сумму — 1,6 трлн рублей. Но она выглядит пугающе только на первый взгляд, так как этот показатель превышает дефицит доходов, который уже был заложен в трехлетний проект федерального бюджета, всего лишь примерно на 100 млрд рублей. Не такие уж большие деньги, учитывая хотя бы размер хищений бюджетных средств на олимпийских стройках, в Сколково и при госзакупках, которые вместе составляют триллионы рублей.
«Минфин нервничает из-за отсутствия привычных сверхдоходов, но в целом ситуация нормальна, и оснований для истерик, урезания социальных расходов и внеправового финансового давления на регионы и бизнес нет никаких, — считает директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук Михаил Делягин. Не стоит забывать и того, что неиспользуемые остатки средств на счетах бюджета выросли за семь месяцев ровно на 1 трлн, и сейчас превышают 7 трлн рублей — это более половины годовых расходов».
К слову, об общемировом экономическом спаде. Европейская экономика в конце лета демонстрировала все больше положительные результаты, а ВВП США показывала уверенный рост. И мировые цены на нефть – основной источников нефтедолларов в бюджете, последние недели держатся на уровне 112 долларов за баррель, чего не наблюдалось аж с предкризисных годов. Да и курс рубля к доллару и евро за лето был плавно снижен Центробанком, что позволило заметно прибавить в бюджете рублевую составляющую от нефтедолларов. Так о каком же «припадании» экономики России говорит президент Путин, и главное, какие статьи расходов он собирается сокращать?
 
Госрасходы: торг уместен
Главная причина всей этой правительственной кампании в печати заключается в том, что кабинет министров приступает к составлению бюджета на следующий год и ближайшую трехлетку. И начинается «большой торг» за распределение бюджетных денег.
В связи с этим министр финансов Антон Силуанов уже неоднократно выступал с шокирующими заявлениями в СМИ. Например, предлагал отменить материнский капитал, который действует по указу правительства до 2016 года, и заменить его на «адресную помощь» бедным семьям. Правда, потом премьер-министр Дмитрий Медведев несколько смягчил его заявления, пояснив, что решение по материнскому капиталу еще не принято. Но суть остается прежней – рано или поздно выдачу материнского капитала за рождение второго ребенка, которая реально стимулировала рост рождаемости в стране, скорее всего, прекратят.
 
Начиная с апреля, независимые экономисты, по поручению Путина, вместе с Минфином занимались оценкой эффективности бюджетных расходов, чтобы сделать их «максимально производительными». А проще говоря – анализировали, какие статьи бюджетных расходов пойдут «под нож» в первую очередь.
«Был выбор, либо идти по пути бюджетного маневра, и перераспределять средства от менее приоритетных направлений к более приоритетным, либо найти источники экономии во всех разделах, — рассказывала «Интерфаксу» по итогам этой работы директор Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова. — Среди первых назывались здравоохранение, образование, среди вторых — расходы на оборону, правоохранительную деятельность, субсидии предприятиям. В итоге возобладала вторая концепция».
По словам Акиндиновой, тезис о необходимости увеличить расходы на образование и здравоохранение на 4% ВВП, при одновременном сокращении прочих расходов на 2% ВВП, содержался еще в выводах программы «Стратегия-2020». И нынешние меры экономии, которые сейчас предлагают чиновники Минфина, в большей степени коснулись как раз этих приоритетов.
«С одной стороны, оптимистичные экономические прогнозы, которые были заложены, не оправдываются, а с другой — есть желание осуществлять мегапроекты: строительство высокоскоростных магистралей, продолжение «Транссиба» и так далее, – поясняет Акиндинова, участвовавшая в разработке доклада. – Если все делать одновременно, бюджет будет сильно разбалансирован. Поэтому президент поставил задачу сокращения расходов, и эта работа была проделана. Но, на мой взгляд, доклад получился несколько однобокий — он больше о сокращении расходов, чем о налоговых поступлениях. Есть два подхода. Первый — сократить расходы, где только возможно, а второй – понять, что у нас структура расходов неправильная: продуктивные расходы сокращаются, непродуктивные растут. К сожалению, пошли по первому пути, искали в каждом разделе, что бы порезать».
И в итоге, как всегда, решили резать по «живой» экономике. «Мы идем против мировой тенденции, при этом не скажу, что жизнь у нас одна из самых безопасных, — заявил «Коммерсанту»научный руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. — Для поддержки роста полезно увеличить инвестиции в инфраструктуру и человеческий капитал — образование и здравоохранение. Нейтральны или вредны для роста социальные расходы, расходы на оборону».
Конечно, либеральные экономисты обычно приветствуют намерения правительства экономить на сокращении военных расходов, но судя по последним заявлениям Путина, военные расходы будут только расти. А значит, остается экономить на социалке? Хотя, все возможно, считает главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин: «Если ситуация будет развиваться не так радужно, как заложено в бюджетных прогнозах, то под нож пойдут и оборонные расходы. Я думаю, что это вполне реальный вариант развития событий, потому, что в нынешней ситуации такие траты — непозволительная роскошь».
На самом деле, сокращение бюджетных расходов, в том числе и социальных, вовсе не стимулирует экономического роста. Об этом говорит печальный опыт дефолтных стран Европы, которые по требованию руководства Евросоюза занимались сокращением социальных расходов, что резко снизило потребление и еще больше затормозило промпроизводство. И плоды таких действий европейские страны расхлебывают до сих пор. Напротив, правительство США, несмотря на 16-триллионный госдолг, вовсе не сокращало затраты на социальные программы, и в итоге получило хоть и небольшой, но все же реальный рост экономики.
К тому же, одна из главных причин «виртуального» дефицита российского бюджета (который, на самом деле, до сих пор профицитный) вовсе не в больших расходах, а в том, что деньги бегут из России из-за слабых гарантий собственности и постоянно меняющихся «правил игры», в результате чего экономика снижается. Кроме того, из-за больших расходных обязательств федерального и региональных бюджетов по выполнению предвыборных обещаний Путина о повышении зарплат, многие регионы вынуждены сократить инвестпрограммы, способные в будущем дать дополнительные доходы и рабочие места. Что тоже не прибавляет экономике роста. И первыми пострадают инвестиции в дальневосточный регион, которые наверняка тоже «урежут», следом за отставкой его главы.
Напомним: Виктор Ишаев был назначен министром по развитию Дальнего Востока и полпредом президента России в ДФО только в мае 2012 года. Кроме того, он является соавтором Федеральной целевой программы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период на период 2005-2010 годов». Случилось наводнение, нанесшее ущерб региону свыше 30 млрд рублей, и первым «под нож» пустили Ишаева. Но вряд ли его отставка что-то изменит.
 

«а в том, что деньги бегут из России из-за слабых гарантий собственности и постоянно меняющихся «правил игры», в результате чего экономика снижается.»

Бред, деньги бегут из всех стран БРИК, поскольку начался глобальный переток денег из развивающихся экономик и в развитые.
Да и потом что, до 2011 года был приток, а потом вдруг у нас типа все стало в одночасье плохо и пошли выводы?
avatar

deffocus

deffocus, в 2012, вроде как, выборы Президента были. Надежды не оправдались, все такое. И вообще, по-моему, Вы причину со следствием скрестили. Запутываете аудиторию.:)
Станислав Иванов, думаешь кому нибудь интересен твой коммент?

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP