<HELP> for explanation

Блог им. hak

Виды Рыночных Манипуляций

МОНСТРЫ ПРОТИВ ПЛАНКТОНА
В целом, конечно, основная технология заключается в том, что бы испугать мелких спекулянтов и заставить их продавать по низким ценам, а затем — покупать по высоким, хотя можно и наоборот — сначала, как выражаются некоторые спекулянты «загнать в папир», а затем опустить цену и «вытрясти спекулянтов». Монстры, конечно, не могут просто опускать цены, продавая активы, особенно в условиях благоприятного новостного фона. Аналогичная ситуация с подъёмом цен — на подъём цены нужны деньги. В связи с этим используются методы (приёмы) психологического воздействия на внутридневных спекулянтов, которые являются практически основной ценодвижущей силой на рынках.
 
«Удержание высоты».
Так называется приём, когда крупный игрок удерживает за собой какую-либо психологически значимую цену. То есть если монстру требуется двинуть цену вниз, на психологически значимой отметке почти постоянно будет стоять заявка на продажу, а если крупному игроку требуется двинуть цену вверх — на значимом уровне будет стоять заявка на покупку. Например, это будут цифры 1500, 1510, 1515, 1520 и т. д., Естественно, чем больше нулей в конце числа, тем большее значение имеет этот уровень. Такая цена довольно легко запоминается внутридневными спекулянтами, которые часто поглядывают в биржевой стакан, и когда они видят, что какой-то уровень никак не пробивается, это оказывает на них психологическое давление. Поддавшись такому давлению, мелкий спекулянт начнёт играть на стороне монстра. Так сила хедж-фонда может удвоиться, утроиться или даже увеличиться многократно — тут всё зависит от того, насколько большим суммарным капиталом управляют на бирже мелкие спекулянты. Если вы когда-нибудь смотрели в биржевой стакан, вы могли заметить, что цена почти всегда двигается рывками от одной психологически значимой отметки до другой. Это происходит потому что монстр, видя снижение интенсивности атак на удерживаемую цену переходит к захвату и удержанию следующего значимого уровня. Иногда, правда, переход на следующий уровень происходит не при снижении, а наоборот, при увеличении интенсивности атаки. Это делается с целью «сбить волну».
 
«Перевёртыш»
Этот приём используется для обмана мелких спекулянтов, что бы они думали, что все продают, когда все покупают (или наоборот). То есть картина ставится с ног на голову, поэтому такое название. Возьмём, к примеру, вариант, когда хедж-фонд играет на понижение на очень положительном новостном фоне. Мелкие спекулянты кинулись покупать и надо их срочно остановить, что б они продали фонду всё, что у них есть, потому что он не успел закупиться.
Для того, что бы скрыть истинное положение дел, ближайшие десять заявок на продажу в стакане выставляются малого калибра объёмами в разы меньшими, чем заявки на покупку. Заявок на покупку в таких условиях много, они большие, потому что все мелкие спекулянты кинулись покупать. Но цена вверх не двигается. Не двигается она потому, что на ценовых уровнях с маленькими заявками на продажу стоят большие условные заявки (тоже на продажу), которых не видно в стакане, то есть они скрыты до тех пор, пока на этом ценовом уровне не пройдёт хоть одна сделка. Эти скрытые условные заявки ставятся приказами «по рынку», то есть они не появляются в стакане, когда цена до них дошла, а пробивают цену вниз. Какую картину видит мелкий спекулянт? Сверху стоят маленькие заявки на продажу, то есть сопротивление росту минимальное, снизу стоят большие заявки на покупку, новостной фон хороший, и чего бы рынку не расти? Но большие заявки снизу постепенно пробиваются, а вверх цена не идёт, и даже мало того, она идёт вниз. Спекулянт психует, думая, что крупные игроки, видимо, знают что-то, чего не знает он, и сливает всё, что недавно купил парой процентов выше текущей цены. За счёт таких спекулянтов фонды устраивают обвал, в результате которого они восстанавливают свои позиции в бумагах, выкупая всё, что продали и сверх того, и всё по низким ценам.
 
«Водосброс»
Этот приём заключается в том, что бы покупать активы незаметненько, малыми порциями, очень постепенно, в течение длительного времени, стараясь оказать минимальное влияние на рынок, а потом, когда рынок подрос — резко сбросить все бумаги. Это приводит к снижению цен, особенно если резкий сброс производится от какого-то одного и того же уровня, обозначенного крупными спекулянтами как некий «уровень сопротивления». Аналогичным образом можно играть и наверх.
 
«Прокол»
Это резкое и очень сильное (5 — 15 или даже больше процентов) движение в какую-либо сторону с быстрым последующим восстановлением. С помощью проколов монстры убивают сразу двух зайцев: во-первых, они выносят мелких спекулянтов кого на стоп-лоссы, кого на маржин-колы, а во-вторых, они показывают мелким спекулянтам, куда может сходить цена. Это позволяет расширить психологически приемлемый для мелких игроков диапазон движения цены. Проколы используются обычно тогда, когда основная масса игроков уже не верит, что цена на ту или иную бумагу может двинуться за пределы некоего психологически значимого уровня, и все как один начинают покупать (или продавать) при подходе цены к данному значению. На прокол монстры иногда тратят просто огромные объёмы денег (или других активов), иногда играя себе в убыток, но расширение возможного диапазона колебаний цены в глазах общественности в результате всё равно окупается — ведь самые большие деньги зарабатываются монстрами именно на самых больших колебаниях цены. Да и представьте себе человека, который после «прокола», скажем, вниз на 15%, думает о покупке пакетика этого актива. Ведь покупать на 15% выше цены, которая была ещё вчера, очень трудно психологически. Таким образом, монстры с помощью таких вот «проколов» отбивают у мелких игроков желание войти в позицию.
 
«Впереди паровоза»
Это один из методов остановки движения. Представьте себе паровоз, движущийся по заснеженным путям. Если снега немного, паровоз его разгребает, даже не замечая. Но если мы, двигаясь впереди паровоза, будем собирать тонкий слой снега в большие кучи, то наш паровоз будет сильно терять в скорости на каждом таком препятствии. Тут главное, что бы паровоз не успевал разгоняться до прежней скорости, двигаясь по очищенным рельсам от одной кучи до другой. Примерно так же можно действовать и в биржевом стакане, выкупая на росте все мелкие заявки ниже определённого уровня, на котором мы выставляем свою большую заявку на продажу (при движении рынка наверх). Особенно легко таким образом остановить рынок, если открыть его с хорошим разрывом вверх, и продолжить восхождение. Спекулянты не любят покупать при открытии с разрывом наверх. Если же всё таки находятся желающие купить, то против них используется метод «впереди паровоза». Аналогичным образом можно останавливать движение вниз. Данный метод хорош ещё и тем, что на таком движении впереди толпы монстры постоянно зарабатывают деньги.
 
«Стиральная доска»
Это метод вытряхивания спекулянтов из их позиций путём резких, сильных, непредсказуемых и часто необъяснимых скачков цены вверх-вниз. Когда цена на бумажку начинает хаотично дёргаться, спекулянты начинают нервничать и уходят из этого актива, закрывая свои позиции. Находятся, конечно, и те, которые пытаются заработать на этих скачках цены, но чаще всего они проигрывают, поскольку хедж-фонды действуют с учётом реакции рынка, и если после очередного провала цены на их бумагу нашлось много покупателей, то цена проваливается ещё ниже, что бы в другой раз было неповадно ловить «дно». Если же метод сработал, и народ позакрывал свои позиции, тогда цена поднимается, и держится наверху до тех пор, пока народ не поверит в продолжение роста, а когда народ поверил, ему сливают всю бумагу подороже и снова прижимают цены к земле. Иногда этот метод используется не для того, что бы вытрясти спекулянтов из бумаги и потом поднять её повыше, а что бы инициировать распродажи и обвалить цены. Что будут делать монстры в каждом конкретном случае понять невозможно, только угадать, и это обычная рулетка. Выиграть у монстров можно, только если вы выбились из стада.
 
«Ускоритель»
Те, кто когда-нибудь смотрел в биржевой стакан, могли заметить такую странную на первый взгляд картину: в стакане стоит большая (или очень большая) заявка, скажем, на покупку. Цена постепенно приближается к ней, и заявка удовлетворяется (пробивается). Но, как только её пробили, на том же ценовом уровне появляется такая же точно заявка, но только уже не на покупку, а на продажу. Сначала трудно было понять, зачем выкупать, а потом продавать бумаги по одной и той же цене, ведь это не приносит абсолютно никаких выгод, и даже может приносить потери, если тариф хозяина заявки предполагает выплату комиссионных за сделку. Однако монстры обычно либо сами имеют брокерскую лицензию, и могут не платить никаких комиссионных, выплачивая бирже фиксированную абонентскую плату, либо они имеют специальный договор с брокером, по которому они опять же не платят комиссионных. Значит, эти заявки ставят монстры. Зачем же им в таком случае эти бессмысленные на первый взгляд сделки? Ответ прост. Если стадо мелких спекулянтов не удаётся остановить и повернуть вспять крупной заявкой, то их пытаются наоборот ускорить в их движении такой же крупной заявкой но с обратным знаком. Это один из методов раскачивания цен на бирже. Мелких спекулянтов в среде брокеров и крупных игроков называют мясом, кстати.
 
«Противоход»
Противоход — это метод, с помощью которого действуют крупнейшие из хедж-фондов — фонды хедж-фондов (ФХФ). При этом методе хедж-фонду требуется контролировать сразу два рынка: рынок основного актива (например нефти) и рынок, который зависит от данного основного актива (например — российский рынок акций, который зависит от цен на нефть). Будем рассматривать именно рынок нефти и российский рынок акций. Метод заключается в следующем: на низких ценовых уровнях рынка акций хедж-фонды устраивают рост цен на нефть и на фоне растущих цен на нефть обваливают рынок акций, сливая свои бумаги довольно дёшево. Естественно, мелкие спекулянты на таком падении акций закупаются, поскольку цены на нефть растут и рынок акций, если следовать нормальной логике, тоже должен расти, но не тут-то было. Рынок акций валят насколько это возможно при текущих условиях, а после этого начинают валить нефть. Тут-то мелкие спекулянты и понимают, как их жестоко обманули, и в спешке закрывают свои позиции пока ещё дальше не упало. После того, как монстры закупились, бумаги снова идут в рост, но теперь на падающей нефти. Ничего не понимающий биржевой планктон ищет в новостях объяснение такому странному росту и, не найдя его, входит в короткие позиции (ведь нефть падает, значит и рынок должен упасть). Тут мелкоту опять ждёт жёстокий облом, поскольку чем больше монстрам продают, тем выше они задирают цены, потому что иначе они не смогут заработать. После нескольких дней (или недель) необъяснимого роста на рынках ценных бумаг, начинает расти нефть, и тут биржевой планктон начинает второпях закупаться уже сильно переоцененной бумагой, надеясь, что рынок отыграет очередной скачок нефти. Но он не отыграет, потому что чем больше у монстров покупают, тем ниже они опускают цены на бумаги, иначе им никогда не заработать свои миллиарды.
В целом работа хедж-фондов именно на противоходе и основана — покупать, когда все продают, и продавать, когда все покупают. Только у хедж-фондов есть одно очень большое преимущество: когда они покупают, они могут выкупить всю бумагу с рынка. Когда они продают — мало найдётся фондов, способных выкупить всё, что может продать хедж-фонд, поэтому хедж-фондам удаётся довольно легко обвалить рынки, хотя работать на понижение всегда несравненно труднее, чем играть на повышение, ибо бумаги всегда ограниченное количество, ведь её не больше, чем выпущено эмитентом, а свободно обращающейся на фондовых рынках даже гораздо меньше, а вот денег у хедж-фондов, в общем, условно неограниченный объём, то есть они покупают на тех уровнях, на которых они в состоянии выкупить всю свободно обращающуюся бумагу с рынка.
 
«Свободное падение»
Об этом методе есть известная поговорка биржевых игроков: «Для роста цен нужны деньги. Падать же цены могут под собственным весом». Естественно, что цены падают не под собственным весом, а в связи с тем, что каждая сделка отнимает у спекулятивного капитала процент в виде комиссии, которая идёт брокерам и биржам. В результате объём всех денег, которые присутствуют на бирже, постоянно уменьшается. Причём, чем выше ликвидность актива, тем быстрее снижается масса средств, которыми оперируют спекулянты. По мере того, как денег на рынке становится всё меньше, изменяется соотношение объёма обращающихся на рынке бумаг и денег, то есть по текущим ценам денег на все бумаги уже не хватает. В этом случае цены на высоколиквидные активы постоянно снижаются, медленно, но верно.
Хедж-фонды при этом могут использовать относительно небольшие объёмы средств (сравнимые с дневным оборотом по данному активу) для увеличения волатильности, что увеличивает ликвидность и ускоряет выкачивание денег из мелких спекулянтов, особенно если хедж-фонды при этом потихоньку зарабатывают «по мелочи». Тут, правда, получается уже не совсем свободное падение, а ускоренное.
 
«Укачивание»
Это движения цен то вверх, то вниз с растущей амплитудой. Чем-то сродни методу «Стиральная доска», но тут решается противоположенная задача — не вытрясти спекулянтов из всех их позиций, а наоборот, заставить их войти в позиции и перестать реагировать на движения рынка. Суть метода в следующем: он основан на учении о том, что спекулянт, чтобы не проиграть слишком много, должен всегда ставить заявки, закрывающие его позицию, если убыточность этой позиции достигла определённого уровня. В среде спекулянтов эти заявки называются «стоп-лосс», образованное от английских слов «stop» и «loss» — остановить потери. Часто спекулянты называют эти заявки просто «стопы». С этими «стопами» есть такой фокус: очень трудно бывает выбрать, на каком уровне их поставить. Некоторые спекулянты ставят их на определённое количество процентов ниже покупки (или выше продажи), некоторые спекулянты ставят их исходя из амплитуды внутридневных движений актива, некоторые пытаются отслеживать так называемые «уровни поддержки» и «уровни сопротивления» и т. д. Общего алгоритма правильного выставления «стопа» нет. Вывод цены на уровни, на которых гарантированно сработают большинство «стопов» выставленных биржевым планктоном, называется у крупных игроков «свозить на стопы». После того, как у массы спекулянтов несколько раз подряд срабатывают «стопы» с последующим возвратом цены к той тенденции, на которую рассчитывали спекулянты, они отодвигают свои «стопы» дальше от цены входа в рынок. Если очередная волна «туда-назад» не приводит монстров к цели, то есть не вызывает массового выноса мелкоты на «стопы», амплитуда движения увеличивается. Спекулянты снова оказываются в проигрыше, и снова отодвигают стопы, но чем дальше они отодвигают стопы, тем больше они на них теряют, а хедж-фонды всё больше выигрывают. Это «укачивание» рынка продолжается до тех пор, пока мелкота не займёт выжидательную позицию с целью понять, куда же пойдёт рынок. Если мелкота выходит из игры, хедж-фонды сдвигают цену в какую-либо сторону (по обстоятельствам), но уже очень существенно, что бы снова раззадорить биржевой планктон, который получает от монстров вектор, куда играть, и снова входит в позиции. Тогда картинка повторяется.
Надо заметить, что часть мелких спекулянтов после «укачивания» остаётся в своих позициях вообще снимая стопы, что бы их не вытрясли, как это уже бывало, и не раз. В этом случае существенный сдвиг цены осуществляется хедж-фондами именно в сторону против основной массы находящихся в позициях игроков, после чего снова начинается «укачивание», естественно действующее на нервы тем, кто сидит в позиции с большими потерями. Это приводит к тому, что большая часть этих игроков фиксируют немалые убытки.
Как хедж-фонды узнают, куда играет основная масса биржевого планктона? По оценкам специалистов примерно половина всех сделок на рынках всего мира приходится на хедж-фонды. Таким образом, если у них стало заметно меньше бумаги, значит планктон сейчас сидит в длинных позициях, если бумаги у монстров стало больше, значит мелкота понаоткрывала коротких позиций. Таким образом, всегда двигая цену в сторону, максимально выгодную для себя, хедж-фонды автоматически играют против основной массы мелких спекулянтов.
 
«Ловля на жадность»
Это один из основных методов «обувания» биржевого планктона (наряду с методом «Противоход»), но ещё более основополагающий. Основой существования индустрии биржевой игры является именно человеческая жадность. Конечно, хорошо, если спекулянту удаётся заработать несколько процентов на вложенные в бумаги деньги, но ведь жадного спекулянта всегда гложет мысль о том, сколько он мог бы заработать, будь у него немножко больше денег. А если бы он мог зарабатывать не только на росте, но и на падении, то он мог бы и ещё больше заработать… И спекулянт уже представляет себе сладкую жизнь, яхты, машины, пляжи и дорогие гостиницы… А тут и брокер суетится: «Я дам вам взаймы столько же денег, сколько есть у вас на счету» — и спекулянт уже на крючке. А брокер готов предложить взаймы не только деньги, но и бумагу, а ещё — кредитную карту с лимитом в размере, скажем, половины счёта… Спекулянту, особенно начинающему, который пришёл на биржу по объявлению в газете или в метро, невдомёк, что брокер никогда не теряет свои деньги. Как только сумма на счету спекулянта упадёт ниже заранее оговоренного уровня, следует жёсткое автоматическое закрытие всех позиций спекулянта, вплоть до полного обнуления счёта (это и называется «маржин-колл», то есть отзыв займа), а брокер всё равно возьмёт и все свои деньги, и все свои бумаги и даже проценты. Именно потому, что счёт клиента всегда находится под контролем брокера, брокер всегда готов, абсолютно ничем не рискуя, предоставить своему клиенту самые разные кредиты и всегда с удовольствием это делает, потому что иначе клиента бывает очень трудно развести на биржевом рынке. Например, как заставить спекулянтов покупать невероятно задранную бумагу? Очень просто. Надо создать биржевому планктону условия, при которых он начнёт открывать по данной бумаге короткие позиции, то есть дать народу возможность брать бумагу взаймы, что бы он её продал, и пустить плохую новость про данного эмитента. Взаймы здесь является ключевым словом. Если человек взял взаймы, то он уже должен, а раз должен — значит, он будет нервничать, если его долг вдруг начнёт расти. А рост долга не заставит себя ждать, потому что помимо процентов за займ, цена самой бумаги может пойти в рост. Что вынужден делать человек? Он вынужден фиксировать убытки. В случае с короткой позицией это означает не что иное, как покупка бумаги по ценам ещё более невразумительным, чем те, по которой спекулянт эту бумагу продавал. Аналогичная ситуация с игрой хедж-фондов вниз. Бумагу, купленную по смешной цене с хорошим плечом (то есть на все свои плюс на займ от брокера), спекулянт будет вынужден продать по ещё более смешной цене. И чем смешнее цена покупки с кредитным плечом, тем смешнее потом цена продажи. Именно таким образом хедж-фонды ухитряются двигать голубые фишки на уровни, выходящие далеко за рамки здравого смысла, и других способов выйти на эти уровни не существует, поскольку ни один здравомыслящий инвестор не станет продавать бумагу в несколько раз ниже её реальной цены и покупать бумагу в несколько раз выше обоснованных уровней. Люди способны на такое только тогда, когда их к этому принуждают, и делается это через кредитное плечо и взятую взаймы бумагу (или, говоря на биржевом сленге, через «маржинальную позицию»). Поэтому, если вы никогда не пользуетесь плечом и короткими позициями, если вы покупаете только по ценам значительно ниже обоснованных, у вас гораздо больше шансов выжить на этом рынке и даже заработать в этом казино. К сожалению, монстры практически всегда держат цены на все бумаги значительно выше обоснованных уровней, то есть биржи всего мира практически всё время находятся в состоянии надутого пузыря, и ниже обоснованных уровней цены опускаются только в моменты так называемых кризисов, которые часто тоже рукотворны, и покупка какой-нибудь «голубой фишки» в такой момент является единственной гарантированной возможностью хорошо заработать на бирже. Главное — не брать взаймы у брокера, никогда не открывать «коротких» позиций, и быть терпеливыми, тогда вас невозможно будет вытрясти из купленной по смешной цене бумаги по ещё более смешным ценам. Однако, возможность купить бумаги действительно дёшево предоставляется нам лишь раз в несколько лет, зато купив по действительно низкой цене можно абсолютно не напрягаясь получить несколько сот процентов прибыли за один — два — три года. Как быстро вы получите прибыль, зависит от серьёзности кризиса, от которого, в свою очередь, зависит скорость восстановления рынков.
 
Иногда, при недостатке мелкой рыбёшки на рынках (это бывает в периоды кризисов, когда всю мелочь уже распугали), хедж-фонды не прочь разыграть партеечку со своими прямыми конкурентами, и это очень увлекательное зрелище.
 
БИТВЫ ТИТАНОВ
Здесь мы рассмотрим вопросы о том, почему в одной бумаге может быть только один монстр, как монстры вышибают друг друга с рынка, какие они используют друг против друга приёмы и контрприёмы, и почему иногда более мелкий монстр может выбить из игры более крупного.
Что может один хедж-фонд противопоставить другому хедж-фонду? Естественно, любой игрок скажет, что играющий на понижение может использовать только имеющуюся у него и у его брокера бумагу, а играющий на повышение — деньги. Причём, надо учитывать, что в общем случае (вцелом, в мире) денег всегда больше, поскольку объёмы бумаги всегда ограничены, соответственно, играть на повышение всегда легче. Именно поэтому так легко надуваются пузыри на самых разных рынках. Однако, можно представить себе ситуацию, когда какому-то даже сравнительно небольшому хедж-фонду (назовём его фонд М) стало известно, что удерживая цены от падения другой хедж-фонд (назовём его фонд Б) израсходовал уже весь свой денежный запас, и основную часть кредитного плеча, которую ему могли предоставить банки? Ведь эта информация означает, что данный хедж-фонд израсходовал свой запас прочности. В этом случае наш относительно небольшой хедж-фонд М может неплохо заработать, если сыграет на понижение против большого и гораздо более сильного хедж-фонда, ослабленного огромным весом биржевых активов. Наш небольшой хедж-фонд М получает преимущество, если он уже имеет достаточно большой объём того актива, который пытается удержать от падения фонд Б, поскольку фонд М может попытаться «пробить» фонд Б путём простого сброса всей своей бумаги. Максимум, что он потеряет — это разница в цене между более высокой ценой покупки и более низкой ценой продажи. Несколько процентов. Если на бирже в это время разыгрался некий кризис, такие потери легко объяснить своим инвесторам, зато если удастся «пробить» большого монстра, можно очень неслабо подняться. Но тут возникает дополнительный вопрос: что будут делать мелкие спекулянты? От них тоже многое зависит.
За мелких спекулянтов берутся оба фонда. И каждый из фондов старается привлечь спекулянтов на свою сторону. Однако, если в отсутствии крупных конкурентов применять описанные алгоритмы манипулирования биржей относительно легко, то применять эти же алгоритмы в присутствии крупных конкурентов очень трудно, поскольку каждый из противников старается спутать карты другому.
Кроме того, начинает играть роль то, какие алгоритмы заложены в биржевого робота, и предусматривают ли эти алгоритмы наличие аналогичного противника. Например, если один из двух противоборствующих роботов более тормозной, то другой, более шустрый, может успеть пробить цену в нужную ему сторону, вытрясти часть мелких спекулянтов и восстановить свои позиции в активе, получив при этом прибыль. Чтобы не позволить противоборствующей стороне проводить такие вот фокусы, другой робот должен успевать откупать появившиеся при пробитии цены заявки с такой скоростью, что бы опережать своего соперника. Тут надо понимать также, что выигрывающая в продвижении цены сторона постоянно получает прибыль, и соответственно, может наращивать свои маржинальные позиции. Правда, чем больше кредиты, тем более критичным будет положение хедж-фонда в случае движения цены в обратную сторону.
 

А теперь пожалуйста также красочно и подробно расскажите как сотня этих монстров договаривается между собой о таких действиях, затем осуществляет, а потом проводит клиринг (!) прибылей-убытков этих операций?
Я вот представил себе, как они еженощно в режиме строжайшей секретности собираются на шабаш, раскладывают графики всех (!) рынков и решают, где какой и когда ложный выход они устроят, кто какими объемами будет действовать, а также разбирают прошедшие вчера манипуляции рынка, кто и сколько на них нарезал, а значит кто и сколько кому теперь должен, ведут общий баланс и изредка сводят его встречными платежами.
Большего бреда придумать трудно…
Бред, конспирологический:)
avatar

MikeVD

MikeVD, бред конспирологический — это теханализ с каналами и фибоначи. А это реальный рынок и действия реальных крупных игроков. Вижу это каждый день в ленте и в стакане.
Alex Hurko, Вам уже популярно постом выше объяснили «искуственность» подобных рассуждений:)
У автора великолепная фантазия.
avatar

Sir Humphrey

Интересно!
все проще
рыбак рыбака видит из далека
avatar

andry194

Интересно.Благодарю!
avatar

Михаил

Занимательно для анализа общей картины.
Все так и есть. Только правда НИКОМУ не нужна. Ее будут хаить, скрывать, обзывать ересью, лишь бы покорные толпы не сменили «вшитый» в них шаблон.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP