<HELP> for explanation

Блог им. artimix

Экономическое наследие, оставленное послевоенным поколением ведет к обострению конфликта отцов и детей.

Не успели мы оправиться от одного экономического кризиса, а на горизонте уже маячит новый — на этот раз у него старческое, морщинистое лицо. Попытки удовлетворить законные потребности стареющего поколения людей, рожденных в период послевоенного бейби бума грозят задавить экономический рост на корню. По мере прояснения природы и масштабов проблемы будет нарастать неизбежный конфликт поколений. После окончания Второй мировой войны рождаемость резко выросла во всем мире. И Великобритания, и Германия, и Япония, все наслаждались бейби бумом, хотя пик в этих странах пришелся на разные годы. Но Америка обошла всех. К 1964 году число людей, рожденных после войны, составляло 41% от общей численности населения; они стали поколением с собственной экономической и политической силой притяжения. Им все удавалось, они казались неуязвимыми, а по уровню доходов легко превосходили все предыдущие поколения на каждом возрастном этапе. Один только масштаб поколения приносил солидные демографические дивиденды: рост рабочей силы, усиленный, благодаря увеличению числа работающих женщин. Последовали и социальные изменения: домохозяйства стали меньше, работающих людей в семье стало больше, а детей меньше. Более того, послеволенное поколение американцев получило статус самого образованного, как раз в то время, когда образование давало неоспоримые преимущества.


Однако эти экономические преимущества оказались одноразовыми. Люди, рожденные в период бума, выходят на пенсию, обескровливая рабочую силу, а молодое поколение уже не сможет воспользоваться преимуществом увеличения числа работающих женщин. Есть возможность повысить уровень образования, но при этом гораздо проще сделать университетскую степень нормой для хороших студентов, чем улучшать долю неблагополучных, как это было после войны. Иными словами, рост доходов послевоенного поколения основан на одноразовых выгодах. Сегодня молодежь не может рассчитывать на то, что стоимость активов будет расти десятилетиями. Чжен Лью и Марк Шпигель, экономисты из отделения ФРС в Сан-Франциско, в 2011 году пришли к выводу, что коэффициент цена-прибыль (РЕ) на фондовом рынке тесно связан с соотношением работников среднего и пожилого возраста. Это значит, что  РЕ в ближайшее время продолжит падать. Послевоенное поколение жило в период потрясающего медвежьего рынка, но теперь оно выходит на пенсию и распродает свои активы, что усиливает давление на фондовый рынок и лишает молодых возможности легко и быстро повысить свое благосостояние. Рожденные в период бума неплохо перенесли экономический кризис. Благодаря быстрому восстановлению на фондовом рынке, чистое снижение благосостояния людей в возрасте от 53 до 58 лет за период с 2006 по 2010 годы не превысило 2.8%.

Более того, этому поколению, судя по всему, удалось использовать свои масштабы, чтобы добиться выгодной для себя политики. В 1980-х правительства снижали налоговые ставки, чтобы оживить экономики, как раз эти годы стали периодом максимального роста доходов. Средний федеральный налог для среднестатистического американского домохозяйства, включая налог на доход и заработную плату, упал с 18% в 1981 году до 11% в 2011 году. Однако налоговые реформы принесли меньше выгоды, чем щедрые пособия, которые продвигало для себя послевоенное поколение, в частности, пособие на лекарства, отпускаемые по рецепту вкупе с неадекватными премиями. Дефициты стремительно росли. По мнению Эрика Эшкера, экономиста из Гумбольдского государственного университета, каждый американец, рожденный в 1945 году, за свою жизнь получает от государства почти 2.2 млн. долларов чистых выплат, что намного больше, чем любое другое поколение.

Молодым далеко до их способности пожить за чужой счет. По данным исследования, проведенного Международным валютным фондом в 2011 году, в рамках которого проводилось сравнение налогов, выплаченных людьми этого поколения за всю жизнь с размером пособий, которые они должны получить. Так, послевоенное поколение оставляет потомкам солидный счет. Те, кому исполнилось 65 в 2010 году, очевидно, получат на 333 млрд. долларов больше, чем они выплатил в виде налогов. Это в 17 раз больше, чем, вероятно, оставят после себя те, кому сейчас 25 лет. Эта простая арифметика не оставляет нам простых решений. Быстрый рост экономики помог бы исправить ситуацию, но долги, оставленные нашими родителями, тянут нас вниз, усиливая негативные последствия сокращения рабочей силы. По оценкам Гарвардских экономистов Кармен Рейнхарт и Кеннета Рогоффа, государственный долг выше 90% от ВВП сокращает средние темпы роста более чем на 1%. Между тем, когда послевоенное поколение было в расцвете сил, государственные инвестиции в Америке сокращались. Ежегодные расходы на инфраструктуру в процентном отношении к ВВП снизилось с 3% в начале 1960-х до 1% в 2007 году. Еще один вариант — фискальная консолидация, но она должна быть масштабной и продолжительной. По оценкам МВФ, чтобы скорректировать фискальные дисбалансы Америки, потребуется сократить трансфертные платежи на 35% и повысить все налоги на 35% — навряд ли шаткая и скрипучая политическая система США сможет это вынести. Фискальные дисбалансы растут вместе с увеличением числа людей старше 65 лет. Печальная новость для Америки, где доля людей старше 65 лет от общего числа граждан, имеющих право голоса, к 2030 году вырастет до 26% по сравнению с текущим значением 17%.

Остается третья, последняя возможность — инфляция. Послевоенная инфляция помогла сократить долг Америки по отношению к ВВП на 35%. Кроме того, у роста инфляционного давления есть и другие экономические выгоды. Так, по словам Рогоффа, несколько лет роста цен на 5% помогли бы домохозяйствам быстрее выплатить свои долги. Другие экономисты, включая некоторых членов ФРС, участвующих в формировании монетарной политики, уверены, что при нулевом уровне ставки по федеральным фондам Центробанку следует закрыть глаза на рост инфляции, чтобы стимулировать восстановление экономики. Но раскол  между поколениями осложняет реализацию этого плана. У молодых, как правило, больше долгов, поэтому они выиграют от роста инфляции, снижающей реальные процентные ставки. Людям постарше с внушительными накоплениями это не нравится по той же причине. Отчет, опубликованный недавно ФРБ Сент-Луиса, показал, что по мере старения населения, терпимость к инфляции снижается. По мнению авторов, центральному банку следует использовать инфляцию для перераспределения благ между поколениями. Однако давление на ФРС растет, от ЦБ требуют отказаться от экспансионистской политики. Во главе этого движения — Республиканцы, защищающие интересы послевоенного поколения, чья политическая власть по-прежнему непоколебима. Но и ему рано, или поздно придется покориться цифрам.

Подготовлено по материалам The Economist Источник: Forexpf.Ru
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP