<HELP> for explanation

Блог им. Nikodim_333

11 VS 22 (начало)

11 VS 22  (Часть первая)
Осколки империи
29 августа 1997 года, Сергей Васильев стоял на центральной Домской площади города Риги. Одна из бывших столиц Ганзейского пути встречала утро этого дня, не заглядывая далеко  вперед.  Впрочем, в последние годы Рига как будто действительно забыла о своем предназначении – быть  точкой, в которой начинаются события.  А ведь когда-то в 1905 году,  да даже и еще совсем недавно в 1991 году  именно здесь в Риге случились события, определившие судьбу России и Запада на протяжении практически целого века.  Говорят, есть города, построенные на сплетении энергетических путей Земли и действия которые произошли здесь, словно по кровеносным сосудам растекаются по другим точкам планеты, неся информацию о том, что было и что будет и словно камень, брошенный по воде в одном месте, поднимает волны на другом берегу.  Именно отсюда в 1905 году началась революция, которая свергла царя, прошлась освободительным народным движением  до Владивостока, вызвав бурю событий в Австро-Венгрии, кайзеровской Германии, да и, в общем-то,  в США.  Где-то эти события аукнулись также как и в России, падением монархии, где-то трагическим приходом к власти ультра национальных сил, а где-то осознанием, что народные массы не всегда идут в ту сторону, в которую желала бы история.

Конечно, Сергей не верил в эту изотерическую лабуду, да и некогда было верить. Налетевший после 1991 вихрь революции заставлял жить здесь и сейчас. Уже несколько лет страна оказалась в экономической блокаде, в которую она сама себя и посадила.  В этой ненависти ко всему русскому, к своей прежней жизни и к своим прежним наивным идеалам, Рига и вместе с ней вся Латвия, вступила на путь самоуничтожения.  Много позже – 21 апреля 2011, когда Скайнет нанес  по территории России и Восточной Европы второй удар Сергей  знал, что национальность не просто прибежище трусов.  Национальный вопрос  краеугольный камень построения мира, но есть нечто – сильней отдельной  национальности – вопрос  выживаемости человеческого рода. 
Но 29 августа 1997 года Сергей Васильев всего этого еще не знал.  На Рижскую фондовую биржу его вел путь денег.  Страна лежала в руинах, безработица достигала  80% от трудоспособного населения. Рига – центр промышленности российской империи, а позже Советского союза,  к  1997 году была полностью разграблена.  В отличии от военный действий, когда на территорию города-государста вступает враг, в мирное время геноцид происходит тихо. Нет залпового огня, стирающего кварталы, нет криков и стонов. Только сухие цифры статистики – первое место по самоубийствам в мире.  Переполненные труповозки, снующие по городу, заполненные сотнями тел год за годом  морги. Когда попавшие  в анклав и окруженные в 1940 году французы сидели на своих кухнях  Марселя, Бурно, Ниццы  у них была надежда на войска союзников. «Через год-два, да пускай три англичане, американцы или русские будут здесь и принесут свободу и жизнь», – витало в воздухе под аромат красного вина. Главное держаться. Но у жителей Латвии не было той французской надежды, год проходил за годом и запертые своими властителями в многотысячных микрорайонах и центрах городов, жители страны добровольно покидали бренную землю.  Без права на жизнь, без оккупационных продовольственных  карточек, без права на работу, но с обязательством оплаты за услугу проживания на данной территории – они не смогли существовать. В течение нескольких лет население страны уменьшилось с  2.660 млн до 1.9 млн. человек.  Еслибы такое горе постигло, к примеру, Соединенные Штаты Америки, то население этой страны сократилось бы примерно с 300 миллионов человек до 200. Страна за несколько лет  потеряла бы  100 миллионов человек.
Каждый выживал, как мог. Сергей к этому времени освоил одну из нескольких востребованных на тот момент профессий —  специалиста в области рекламы. Можно сказать ему повезло.  Жизнь дала шанс, который не дала другим.  Быть при деле в середине 90-х в Риге означало примерно то же, что работать музыкантом в Бухенвальде – стоять в стороне,   с продовольственной карточкой в кармане, держа в руках скрипку или гармошку,  подальше от  страшной длинной очереди обреченных, бредущих к топочным печам. Востребованная профессия это сила.  
К августу 1997 году Сергею удалось сколотить настоящий капитал 20 000 долларов США.  Причем сам он считал, что его капитал праведный. В отличии от остальных счастливцев,  сделавших в основном деньги на  разграблении остатков государственной собственности – фактически мародерстве, Сергей делал праведные деньги.  Конечно, при этом он пытался всячески отвадить от себя это чувство смертельного греха – гордыни, за то, что не такой как другие. Не распиливал современные станки и корабли  на металлолом, не строил финансовую пирамиду МММ и сотни других пирамид, обкрадывая наивных соотечественников, которых низвергнутая партия учила верить всему что говорят с высоких трибун, не был в конце концом банальным  рэкетиром, трясущим последних бизнесменов. Сложно не впасть в гордыню, когда ты лучше и справедливей чем другие.  И все же он также знал, что гордыня его просто грех и обязан он счастливому случаю своей избранности не божественному проведению, а  японской  компании Фуджи, которая зашла на рынок Латвии в начале 90-х со своими машинами по моментальной проявке и печати фотографий.  Фуджи принесла глоток свободы – сделав доступной фотографии для большинства жителей страны. Эти красочные прямоугольники размером  10x 13 подарили многим людям столько улыбок и радости, сколько они не видели уже многие годы.  Продвигать Фуджи в Латвии было просто, не стоило быть даже гением от рекламы, люди сами бросились за мечтой, выстраиваясь в очереди к открывшимся в городах фотосалонам компании. Деньги текли рекой. Конечно, все относительно. Где-то в Москве, а верней даже в Лондоне, бизнесмен средней руки даже бы не понял, что это деньги. Но для Риги в ее тогдашней ситуации это были целые состояния. Люди платили за то, чтобы увидеть свою мечту на картинке и платили иного.
Когда-то давно, еще в детстве Сергей посмотрел  фильм – Сказка странствий, о том как некий мальчик имел дар – чувствовать золото закопанное в земле.  Говорят в мире есть люди, которые чувствуют деньги, словно видят энергетические потоки, исходящие от них.  Вряд ли они видят эти потоки воочию, но что то такое есть в этих людях,  когда они срываясь с места двигают и открывают места, позже названные Клондайком, Индией или Сибирью.  Авантюристы, первопроходцы, торговцы, Сергей бы назвал их люди денег. Иногда конечно среди людей денег, особенно в старые века, встречались завоеватели.  Александр Великий не был человеком денег – он был воином.  А вот Колумб уже был скорей человеком денег, чем завоевателем.  Кстати когда мы говорим о людях денег не нужно путать их с людьми на своем (или не на своем) месте.  Политик или чиновник тоже вроде может быть охоч до звонкой монеты, особенно когда запускает лапу в государственную казну, но ведет его туда не инстинкт первопроходца или авантюриста, а просто возможность. В другое время и в другом месте  этот же человек запустил бы руку не в государственную казну, а в бак с отходами на ближайшей помойке.
Так или иначе, в середине 90-х только одно место генерировало вибрацию денег. И Сергей почувствовал эту вибрацию на расстоянии. Это была вибрация Рижской фондовой биржи.  В стране тогда еще фактически не было интернета. Монополией на распространение интернета владел  Государственный Латвийский  Университет, который обеспечивал подключение государственных же структур. Биржа не принимала заявки на торги через электронную отдаленную систему, заявки подавались или через основные банки устно по телефону или на месте на территории биржи.  Туда Сергей и направился. 29 августа 1997 года, миновав Домскую площадь, он зашел на территорию величественного здания, построенного шведскими королями на заре ганзейских дней.
Скайнет наносит удар
Стив  Малрон прибыл на РФБ в 12 часов дня к разгару торгов, сегодня вечером его ждал самолет до Москвы.  Русский смотрящий назначил встречу на завтра.  Очень странно, что его вызвали так внезапно, причем, не объяснив даже причину встречи. Мало того, сигнал о встрече пришел не по обычному каналу инвестиционного подразделения BCH holding, через аналитический центр обработки информации в Софии, а через службу безопасности  Белого Дома.  Глава службы безопасности президента просто лично заявился на порог дома Стива в посольском районе Вашингтона поздно  вечером в четверг 28 августа и сообщил о запланированной встрече и  что встреча в интересах акционеров BCH holding,  пройдет  под  патронажем посольства США в Москве, показал свое удостоверение и отказался предоставить телеграмму от российского смотрящего.  Стив  знал Фреда Манчински в лицо – его как-то на встрече инвесторов, на которой присутствовал президент, представил один из тогдашних директоров  Джипи Морган, потом они еще пару раз пересекались на важных мероприятиях, поэтому не верить странному объявлению смысла не было.  О чем Манчински попросил так это не ставить остальных акционеров компании в известность  о поездке.  Тут ворчать долго не пришлось. Кто владеет информацией, тот владеет миром. Поэтому Малрон  не стал звонить председателю совета директоров Анджи Боргу о созыве собрания, а позвонил в офис Бритиш Айрвейс  — предстоял дальний перелет.  Жене объявил, что не будет дома несколько дней, поэтому она может провести выходные с подругами.  Впрочем, она не расстроилась.  С возрастом не обязательно быть всегда друг с другом вместе.  
Лететь решил с пересадкой в Риге, центральный Балтийский офис давно звал в гости. И в этом был смысл. Хотя центр по обслуживанию клиентов Восточной Европы находился в Софии, акционеры давно думали перенести его то-ли в Варшаву то ли в Ригу,  а направление по Южной Европе отслеживать из Стамбула, тем более пара было обратить взгляд не только на страны бывшего коммунистического блока, но и на арабский мир.  Понятно, что Стив по любому останется контролировать офис в Восточной Европе, к туркам  он не поедет,  итак столько сил ушло на обучение русскому языку, на восточные турецкий или арабский уже сил не осталось.
По любому сейчас время позволяло посмотреть на месте,  чем  живет главный город Балтийского региона.  В Ригу Малрон прибыл один, люди из посольства  должны будут встретить его завтра в Москве.  Домская площадь была не многолюдна, а в сторону биржи шел вообще только один человек. Молодой парень в футболке Фуджи фильм. Зайдя в здание и Малрон и молодой человек зашагали параллельно друг-другу в центральный офис.  Быстро вбежав вверх по ступенькам, молодой человек обогнал Стива и когда тот добрался до офиса на третьем этаже,  в канторе уже полным ходом шел разговор. Акции Латвийского универсального банка? Да вполне хорошая покупка – сейчас смотрю на монитор – 11 латов – примерно 20 долларов за акцию.  У них в акционерах все руководители страны считай, так что фишка надежная. Если вы говорите у вас и счет ценных бумаг  в этом банке открыт, то сделаем так, мы сейчас позвоним вашему менеджеру в  Унибанка и он оформит покупку на заявку и по нижней цене продажи мы вам зачислим акции на счет.  Ну вот подумал Малрон – все как всегда – рабочие моменты – дела идут в гору если даже клиенты с улицы в простых майках Фуджи фильм приносят деньги на покупку акций. Хотя система и не для таких парней с улицы, система вообще для других целей построена.  Ну да ладно – каждый новый  доллар лишним не бывает, да и парень может, заработает с нами денег.
 
И тут случилось неожиданное. Клерки сидевшие в дальнем углу офиса за 14-дюймовыми мониторами Zenith,  знаменитой американской фирмы, кстати, в которой  часть накоплений держала и Жена Стива Лора, загудели. Один вскочил с места и бросился видимо к управляющему, который так любезно беседовал с парнем  в футболке.  Кто-то продает наши акции, с волнением сказал клерк. Этого Стиву было достаточно, чтобы оценить ситуацию. Сухо  представившись, он ринулся к терминалам. На компьютерах творилась что-то не  вообразимое. Поступающие в режиме реального времени заявки по системе Ezernet-Latnet сообщали, что кто-то выставляет на продажу акции самых популярных компаний Латвии. Этого не может быть, пробормотал Стив. Нас продают. И уже громче, так что расслышали все  «Но это не возможно…». Если только… Они нас атакуют.  Значит вот почему Москва».
«Скажите мы можем прервать торги» – Обратился Стив к главному менеджеру. Нет ответил тот – заявки пойдут на внебиржевом рынке, что вызовет еще большую панику, тем более остановить котировки по латвийским законам может только Комиссия по рынку Капитала – так быстро никто из их руководства доступен не будет.  Хорошо – сколько у нас доступных средств? Мы можем выкупить эти продажи? «Да денег у нас достаточно», — ответил глава офиса. Мы можем 20% всех акций в обращении по номиналу выкупить хоть сейчас, правда котировки завышены – некоторые в 4-5 раз от номинала, но все равно деньги на счетах есть и сальдо притока от клиентов у нас положительное. Хорошо – покупайте, дал команду Стив. Если продажи продолжаться – покупайте – в понедельник я с вами свяжусь после визита в Москву, там станет ясно, что происходит. 
Выходя из офиса Стив автоматически повернулся к парню в футболке – послушай пока не покупай ничего – посмотри недельку как пойдет.
«Что-то совсем подобрел», -  подумал Стив позже сидя в самолете на Москву,  — «Хотя ладно, парень все видел, да и вообще надо когда-то и бесплатно людям помогать, может, зачтут на том свете».
В Москву прибыл ночью. В ВИП зоне зала ожидания его встречали два представителя посольства. Таких представителей Стив видел  раньше только у входа в закрытый посольский сектор – коротко стриженные высокие морские пехотинцы. За версту отличишь от сотрудника протокольной службы. Стив не разу не слышал, чтобы навстречу из посольства присылали не дипкурьеров, а морских котиков.  Видимо плохи дела, может лучше было остаться в Вашингтоне и вообще пускай бы совет директоров решал бы, что там происходит. Хотя,  нет,  мы теряем деньги,  нужно срочно разобраться. 
Капитан  Андре Рамон, представился один из встречавших –  заместитель главы безопасности дипмисии США в России.  Ваш человек  попросил немедленную встречу по прибытию. Сейчас едем  в наш филиал за кольцевой дорогой. Там ждут.
 Тяжелый бронированный  Мерседес  S-600 с посольскими номерами несся по трассе прочь от аэропорта. Стив Малрон перебирал варианты встречи.  Смотрящего за российским финансовым рынком он не знал лично, данные в аналитический центр в Софии присылались по кодированному каналу интернет связи. Еженедельные отчеты – простая рутина. Иногда раз в квартал или раз в полгода проскакивали интереснее сообщения  о готовящихся слияниях в российской экономике, об инвестициях в определенные отрасли о политических раскладах. Смотрящий также контролировал создание Российской фондовой биржи, согласовывал с акционерами BCH holding  персоналии, которые продвигали интересы компании на этом направлении. В общем если бы Стив был помоложе он и сам бы с радостью ухватился за такую должность, но теперь, когда он научился управлять деньгами, должность смотрящего была в его глазах, хоть и важной, но не столь ценной. Если бы не Фред  Манчински с его просьбой, смотрящего нужно было ждать в Вашингтоне, а не нестись  к нему срочным порядком в Москву.  Стив еще не знал, что он так никогда и не успеет переговорить со смотрящем лично, не знал, что он  Стив, один из основных акционеров компании, которая держала в своих финансовых руках половину мира и в старом и новом свете, был обречен еще в далеком 1991 году, когда в фильме Терминатор 2, Скайнет объявил о начале войны 29 августа 1997 года.
Уже на кольцевой у объездного моста  шофер машины понял, что грузовик в правом ряду слишком быстро едет даже для ночной Москвы. С посольскими номерами нарушить дозволялось, но грузовик, то был обыкновенным Вольво, с российскими номерами. Вряд ли водитель хотел получить штраф от сотрудников дорожной милиции. Нажав на педаль скорости, десантник понял что опоздал, грузовик сделал резкий поворот в лево через среднюю полосу.  В последний момент форсированный  двигатель Мерседеса дал скорости, и удар пришелся не  в середину машины, а в ее заднюю часть, оторвав багажник. На дорогу полетели хронившееся в задней части Мерседеса автоматические винтовки M-16, светошумовые гранаты, бронежелеты…  Грузовик не снижая скорости, ухнул за разделительную полосу, слетев с кольцевой дороги куда-то в темноту, наткнувшись  через секунду на бетонные опоры объездного моста. Мерседес крутило  и било о боковые дорожные отбойники, но лопнувшее заднее колесо моментально заполнилось выплеснувшимся под давлением и  застывшим в моменте каучуком, подушки безопасности снизили урон пассажиров до минимума.  Левая рука шофера была сломана  в запястье – удар руля был настолько сильным, что не справилось  тренированное тело десантника.  Оглушенный капитан Рамон выхватил рабочую Моторолу. Переносная станция позволяла держать радиус переговоров в зоне 20 километров, поэтому в посольстве откликнулись  сразу.  Код Браво – груз в опасности, готовьте план эвакуации. Рамон бросил взгляд через плечо. Стив Мелрон приходил в себя – помогла старая вашингтонская привычка – пристегиваться ремнями безопасности.
«Вы можете двигаться дальше?»– последовал вопрос из центрального посольства. Раненный водитель кивнул – Мерседес  уже набирал скорость. Продвигайтесь к месту встречи – код красный – на месте группа Альфа они выдвигаются к вам на двух машинах сопровождения. На базе вас ждет глава службы электронного слежения  посольства. Через пять километров две BMW, миновав разделительную полосу, пристроились  сзади и спереди Мерседеса.
 Филиал посольства представлял собой обыкновенную партийную дачу.  Еще той старой компартии. Пару лет назад, дачу выкупили на подставную фирму, официально к посольству она отношения не имела.  Преимуществом объекта был большой участок земли почти  5.2 гектар, что было важно, чтобы любопытные соседи не заглядывали на территорию.  Ремонта после покупки так и еще и не начали – объект стоял фактически законсервированным последний год.
Когда машины подъехали их встретил охранник с укороченным  АК-47 на перевес.   Стива Малрона ждут,  остальным рассыпаться по периметру, приказал Рамон.  Раненого нужно доставить в посольство – на нашем объекте отсутствует врач – сообщил охранник с АК-47.  «Я отправляюсь в посольство сам» ответил Рамон, доставлю раненого, нужно еще машину побыстрей загнать в гараж к техникам пока газетчики  не пронюхали.
Малрон  уже заходил в дом, когда увидел припаркованный рядом грузовик DHL. Ничего себе здесь  машины у наружки подумал Стив.  В комнате заставленном компьютерами, сидело пять человек, глава службы электронного слежения,  первый и второй заместитель посла,  секретарь посольства, а также странный человек с вытянутым носом, немножко похожий на рептилию, он был одет в клетчатый пиджак – это, наверное, смотрящий подумал Стив, вспоминая аналитическую записку, которую когда-то видел в Софии.  Только он питал любовь к клетчатым пиджакам.  Стив скажите, обратился к нему секретарь посольства, зачем BCH holding вместе с вами прислал все это оборудования через  DHL? Стив не успел ответить. Огромной силы взрыв, зародившийся в недрах почтового грузовика, озарил небо яркой вспышкой.  
Позже те кому будет положено по статусу узнают, что в тот миг взорвался килограмм натирия. Вещества до селе официально неизвестного на планете Земля. Вещества, добыть которое можно во многих световых годах от Земли, в созвездии Альфа Центавра.
Огненный смерч  выжег все в радиусе километра,  испепелив и филиал посольства и всех людей,  также и другие формы жизни как находившихся в нутрии, так и снаружи. Единственный кому удалось выжить, когда огонь в буквальном смысле упал с небес,  был капитан Рамон. Бронированный, покореженный Мерседес  только миновал границу филиала, когда невидимая сила оторвала его от земли, бросив высоко через проселочную боковую дорогу, на склонившиеся от ударной волны сосны. Пролетев  более 20 метров, Мерседес  застрял среди обломков поваленных  сосен. К тому времени шофер-десантник со сломанной рукой, дремавший на заднем сидении после принятия обезболивающего,  уже был мертв  — машина подвела его еще раз. Андре Рамон был жив. И помнил, что перед тем как потерять сознание он обещал себе найти тех, кто убил его людей. 
 
Из аналитической записки Агентства национальной безопасности США
31 августа 1997 года.
Потери персонала при взрыве на объекте Маяк составили 16 человек. В числе них, помимо непосредственно сотрудников посольства  и служащих системы безопасности, два гражданских гостя Стив Малрон – совладелец  компании BCH holding  и Якоб Зелински  – консультант посольства по финансовым вопросам.  Разведка считает, что территория США подвергалась нападению со стороны недружественных сил, которые на данный момент невозможно идентифицировать.  Предлагаю начать расследование с  опроса акционеров  компании BCH holding.  К делу подключите не только оперативных сотрудников, но и аналитиков Агентства национальной безопасности, отвечающих за направление – финансовый терроризм.
Директор АНБ. Райтс
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP