<HELP> for explanation

Блог им. Invisible

Англо-Саксонская Миссия

Интервью свидетеля записанное в Январе, 2010 года

БИЛЛ РАЙАН (Б): Я хочу поблагодарить вас за то что вы выступили вперёд с тем, что было сразу ясно для меня, когда я читал ваш письменный доклад, что у вас есть некоторая весьма важная информация, которую должны узнать все. Наша работа в проекте «Камелот» как раз заключаетса в том чтобы помочь вам связаться с людьми, которые уже знают достаточно чтобы понять о чём вы говорите и почему это так важно; и иметь это в виду при рассмотре другой информации, которой они могут распологать.
 
Для представления всего этого, могли бы вы подметить, что вы готовы рассказать с занесением в протокол о ваших данных, о вашей истории… в общем только по вашему усмотрению… о том как вы действительно находились на должности позволяющей вам ухватить информацию, которую вы собираетесь доложить.
 
СВИДЕТЕЛЬ (С): Хорошо. В общем, информация, с которой я с вами уже поделился, я не считаю из ряда вон выходящей. У меня такое чувство, что это то, что многие люди уже поняли особенно с тем количеством информации, которoe уже имеетса в интернете.
 

Если есть какая-либо уникальность среди этой информации которую я вам предоставляю, то я считаю что ей надо обязателно поделитса; это информация из первых рук так сказать, и свободно раздаётса для тех, кто хочет использовать её и информировать себя и друг друга. Это моя позиция по этому вопросу.
 
По поводу себя, я провел долгое время в армии, а затем держал старшую должность в Лондон Сити, и в обоих учреждениях я стал очень близок с событиями, которые именно производятся — тайно, скрытно, от имени определенной группы людей — я не могу сказать, что это делаетса от имени какова либо государства или сообщества, поскольку это безусловно не так — но это безусловно делается группой людей, интересы которых лежат в себе и том, что они делают чтобы воплотить кое какую серию событий.
 
Оглядываясь назад с высоты прошедших лет, я вижу совершенно ясно что они пользуютса успехом в том что они делают. И мои знания мне подсказывают, что у этих людей осталось мало времени.
 
Таким образом, график времени, который я буду описывать… и это на самом деле подходящий заголовок, потому что график начинается где-то и заканчивается где-то, и эти люди очень хорошо об этом знают.
 
Мы подходим к критическому сроку времени, который всеми сейчас обсуждаетса. Я очень хорошо это понимаю. Но информация, которую я привез может наростить на костях мясо так сказать.
 
А что касается достоверности, я могу лишь сказать что собираюсь доложить вам правдивую информацию, хотя многие люди могут подумать что это просто восприятие. Я вполне доволен и этим. Это был мой опыт, и именно им я и собираюсь поделиться.
 
Б: Да. Что было бы здорово, если бы вы указали на различение информации которая пришла к вам из первых рук, когда вы были физически на встречах с некоторыми из этих людей, а так же другой информации, которую вы получили за счет более субъективных средств, но в которой вы очень уверенны. Важно выделить происхождение информации. Конечно же для вас, как и для многих других, которые будут это читать, фактически образуeтса целостная картинa.
Правильно?
С: Да. Я думаю, это очень важно. Всё подобное должно быть последовательным. И, конечно же, здесь есть элемент субъективности и я не буду этого отрицать. Но, вы знаете, все это можно было бы рассматривать с субъективной стороны, но это ведь так же с точки зрения свидетеля, которым лично являюсь. Будем надеяться, что люди смогут видеть сквозь мои любые субъективные ощущения из того как я буду описывать, и добраться до сути того, что происходит.
 
Б: Да. Теперь, могли бы вы рассказать по-подробнее о группе, которую вы упомянули. Имеет ли эта группа какое-то имя, которым они себя называют? Смогут ли люди распознать эту группу когда будут сопоставлять информацию?
 
С: Мне самому себе трудно было описать этих людeй. Я назвал их «Братья по Оружию». Я также назвал их «сверх-правительство». Я мог бы назвать их и другими именами, некоторые из них были бы оскорбительными, и это было бы заслуженно. [смеётся] Но я думаю, что лучший способ, самый разумный способ описать этих людей, чтобы все смогли понять — они действуют над правительством, потому что именно это они делают.
 
Б: Вы говорите о британской группе, или о международной?
 
С: Совещание, на которое я буду позже ссылаться, все это было британское, и некоторые из них очень известные персонажи, которых люди в Соединенном Королевстве немедленно узнают. Международным читателям возможно придется навести справки об етих персонажах. Но они являютса национальными деятелями, некоторые из них.
 
Б: Являются ли они политическими деятелями? Или же все они фигуры «благородных классов», так сказать?
 
С: Да, там есть немного аристократии, а некоторые из них вполне аристократического происхождения. Один из них, которого я узнал на этом совещании, является старшим политическим деятелем. Двое других были старшие должностные лица из полиции, и один из военных сил. Оба они известны на национальном уровне и оба являются ключевыми фигурами по консультации нынешнего правительства — и в нынешнее время.
 
Б: А поскольку существует политическое составляющее этого, распространяется ли этот политический компонент по обеим сторонам?
 
С: Нет, это старший политический компонент относится к правой партии в Великобритании, Консервативной партии.
 
Б: Хорошо. В интересах американских читателей, это было бы эквивалентно республиканцaм.
 
С: Да.
 
Б: Хорошо. Таким образом, это внутренняя группа, которая функционирует  в Великобритании; многие американские читатели этой стенограммы признают по аналогии — это как американское секретное правительство. Вы говорите про политиков за кулисами сцены, которые всё еще весьма влиятельны, связаны с полицией, и с военными силами. Существуют ли также связи с американскими военными силами?
 
С: Да.
 
Б: Хорошо.
 
С: Один значительный военный деятель, сейчас правда на пенсии, но активно консультирует правительство.
 
Б: Хорошо. Знаете ли вы, или может слышали любое обсуждение какого-либо участия церковных властей или Ватикана или любой из других религий мира? Было ли это упомянуто как часть стратегического планирования всего этого?
 
С: Нет, совсем нет, но я знаю что Англиканская Церковь, в частности, является соучастником во всем, что происходит, обсолютным соучастником.
 
Б: Хорошо. И вы знаете это из-за тесных связей между высокопоставленными представителями англиканской церкви и группой с которой вы встретились в Лондоне?
 
С: Совершенно верно. Вам не нужен судебно-медицинский эксперт, чтобы об этом узнать. Это совершенно открыто.
 
Б: Хорошо. Это все принципиально Масонское?
 
С: Совершенно верно. В этом нет сомнений. Все праходят аттестацию в рамках этого процесса, в рамках Масонского процесса, а затем они встречяютса друг с другом.
 
Это то, что люди должны понять. В масонстве существуют различные уровни. Вы знаете, большинство масонов не знают вообще ничего, они делают хорошую работу по большей части и получают выгоду от прибывания в своего рода «клубе». Но это проходит через различные уровни. Некоторые люди называют это «степени», или как-то еще. Но это Кто есть Кто так сказать. То есть — кому можно доверять, которые из них могут быть объединены, кто держит власть, и кто скорее всего сможет разшырить сферу власти.
 
Эти люди привлекают друг друга и собираются вместе, поскольку все они имеют одну основу. Но вы понимаете что это не столько масонская основа. Это то, что может быть причастно, но не то же самое.
 
Б: Не могли бы вы объяснить немного яснее?
 
С: Ну, я думаю, наилучший способ объяснить это: Масонство, насколько мне известно, это всего лишь средство для этих людей. Это дает им возможность собраться вместе тихо, тайно, за закрытыми дверями, лучше узнать друг друга, чувствовать себя в безопасности, с уверенностью зная, что разговоры на этих встречах не выходят за рамки совещаний. Так что, существует масонский элемент, но в целом это уходит на совершенно другой уровень.
 
Теперь, совещание о котором я говорю, я даже не считаю уровень участников этого совещания значительным — достаточно значительным для меня в то время — но они обсуждали вещи, которые уже были согласованы, запланированы и продиктованы. Они действительно собирались вместе, чтобы поделиться информацией, чтобы выяснить, насколько хорошо всё идет, и что нужно предпринять, чтобы сохранить всё в нужном русле.
 
Б: Значит вещи были уже решены на более высоком уровне. Это то, что вы говорите?
 
С: Это было очень четко заметно. Из того, что я слышал, они не являлись группой принятия решений. Они были похожи на группу действий. Это были люди, которые собирались вместе время от времени, чтобы совместно обсудить, что нужно сделать, что получлось сделать, и что должно получитса сделать. После этого они разходились, возвращались обратно к себе и делали то, что им необходимо было делать по выводам из этих встреч.
 
Б: Хорошо. И вы приняли участие в одном из этих заседаний?
 
С: Только в одном.
 
Б: А в качестве кого вы присутствовали на этом заседании? 
 
С: Совершенно случайно! Я думал, что это обычное трех-месячное заседание, потому что я посмотрел на список адресов электронной почты, на котором были знакомые имена, и моё имя было в списке. Но к тому времени, из-за моей старшей позиции в городе, я просто подумал, что это вполне нормально для меня быть приглашенным на такого рода встречу.
 
Когда я пошел на встречу, она происходила не в том же месте, как прежде. Это было в одной из ливреи компаний, что было довольно необычно, но не слишком необычнo чтобы задаться вопросом, почему. Я пошел на это совещание, но это окозалось не тем совещанием которое я ожидал. Я считаю, я был приглашен… Именно из-за позиции на которой находился и потому что они считали, что, как и они сами, я был одним из них.
 
Б: Значит вы были включены в список, поскольку они уже знали вас. Вы рассматривались в качестве надежных рук.
 
С: Совершенно верно. Да. Я был надежными руками. Я был исполнителем. Я был одним из тех, кто, на моём уровне в рамках организации, доводил дело до конца.
 
Б: Хорошо.
 
С: Я считался именно таким. Многие знали меня в течение некоторого времени, даже самые старшие фигури среди них. Все друг друга называли по имени. И я также регулярно был приглашён на различные мероприятия, социальные мероприятия, и так далее, где я познакомился с некоторыми из них и некоторые из них стали очень знакомы со мной.
 
Все было легко на подъём, вполне профессионально, ничего необычного, хотя колокольчики начали звонить о том что они делали и какие виды решений принимали, на которые по большому счету, я не обращал внимания. Это кажется необычным, но часть меня хотела игнорировать то, что происходило.
 
Б: Вы хотите сказать, что на данном заседании о котором мы говорим, люди, которые приняли участие в совещании в основном были вам знакомы, и вы присутствовали на других встречах с ними до этого, но это была встреча с разницой, потому что она была в другом месте и с другой повесткой дня, хотя делегаты на заседании были в основном той же группы? Это то, что вы говорите? 
 
С: Нет, не совсем так. Я знал, большую часть посетителей на заседании, но не всех. Было около 25 или 30 человек на совещании. И это выглядело весьма неформально, вы знаете, участники повторно ознакамливались друг с другом как люди обычно это делают. В этом не было ничего необычного. Мое удивление начало возрастать о предметах обсуждения и о том что говорилось.
 
Б: Проходило ли это как официальное заседание под председательством вокруг стола, с заметками и стаканами с водои, и такого рода вещами?
 
С: Нет. Никаких записей — ничего. Это действительно была встреча за закрытыми дверями, люди пытались переговорить друг с другом; некоторые лица, овладевая аудиторией четко излогали свои опасения, и обсуждали темы, которые по их мнению, представляли для них интересы.
 
Описывая, я могу назвать это только как «Хронология Событий», чего они ожидали для поддержки курса к цели; так же было много беспокойства, поскольку события не происходили. Что должно было произойти на временной шкале, что не произошло, и какие меры будут приняты, для того чтобы события произошли.
 
Это как раз то где всё началo становиться довольно сюрреалистичным — потому что я никогда не находился в компании таких людей которые обсуждали подобные темы подобным образом.
 
Теперь, группа людей, с которой я больше всего знаком по работе на Город, она принадлежит различным известным финансовым комитетами, а некоторые из них — весьма разнообразным комитетам, но все они принадлежат той же организации. Это люди, которых не видно, большинство людей даже не знают, кто они. Я знаю их. Я знаю их в лицо, по именам. Я знаю их по тому, что они делают.
 
Вот другие личности которые там были меня удивили. В частности, трое других. Там были такие которые находились на их типа уровне, которых я не мог определить, но эти трое были таки доволно значимые, конечно.
 
Б: Хорошо, теперь, когда была эта встреча? Давайте дадим ей дату.
 
С: Хорошо. Мы говорим о 2005 году. Это было после майских всеобщих выборов — это когда Блэр был избран обратно. Эта встреча состоялась определенно в июне 2005-го.
 
Б: Ничего если мы засвидетельствуем что это было в июне?
 
С: Июнь 2005 года. Да.
 
Б: Хорошо. Теперь, меня интересует если бы вы могли конкретно сформулировать так сказать по буквам, что именно обсуждалось на этой встрече.
 
С: Ну, как я уже говорил, я был весьма удивлен увидев количество пресудствуящих там людей. Заседание варьирувалось среди нескольких тем, охватывая несколько предметов или вещей которые происходили в мире в то время; там была довольно большая дискуссия по поводу безопасности в стране. И одно из этих трех ключевых лиц в этой стране в настоящее время взяло на себя эту роль… Он там сейчас. Он на этой позиции прямо сейчас.
 
Болшой темой в то время был Ирак. Это было на их повестке дня, но, на удивление, было много разговоров и об Иране. И что меня удивило и действительно подняло брови это открытое упоминание… им было удобно говорить друг с другом, не спорить, не кричать — а комфортно говорить об израильском нежелании ударить и спровоцировать Иран на вооруженные действия. Это было то что действительно поднялo волосы на затылке.
 
И казалось что правительство Израиля было привязана к тому что здесь происходило и что они играли определенную роль за пределами границ Израиля. Год спустя, Израиль атаковал базы Хезболлы в Ливане которые поддержывал Иран.
 
И вторая вещь, которую я достаточно четко запомнил о нежелании Японии создать хаос внутри Китайского финансового сектора.
 
Я действительно не мог понять, почему они говорили об этом и почему это имело столь важное значение. То, что я понял из этого — японское правительство или те в Японии были приказаны сделать что-нибудь, что бы сорвать или замедлить рост Китайской финансовой власти.
 
Было отмечено, что Китай развивался слишком быстро, и основным лицом извлекающим выгоду этого роста являетса Китайская армия, которая получала модернизацию, в основном за счет денег, которые они получали от мирового рынка.
 
И так же вещи… и здесь я не могу не быть субъективным, Билл. Потому что в то время я напомню я начал чувствовать себя плохо из за того о чём они говорили, и я был этим очень обеспокоен.
 
Я был на периферии этого заседания, и я чувствовал, как тревога поднимается только внутри меня, потому что этот материал оговаривался экспромтом. Никто ничего не объявлял. Это было то, о чём они уже знали.
 
Так же там открыто говорилось о применении биологического оружия, где и когда они будут использованы, и сроки. И похоже что сроки всегда имели решающее значение.
 
Потом проводились разговоры о том что Иран должен быть вовлечен в военные действия с целью провокации желаемого военного ответа из Китая.
 
Существовало четкое ожидание подстрекательства Ирана в какой нибудь вооруженный конфликт с Западом, в то время как Китай придет на помощь Ирану. Благодаря этой провокации, Китай или Иран использует тактическое ядерное оружие.
 
И, как я уже говорил, эти люди не принимали решений. Они обсуждали то, что уже было запланировано, поэтому они просто обменивались информацией между сoбой. И из этих дискуссий стал ясeн их центральный вопрос — когда шары начнут подниматься и когда всё это произойдет.
 
Другие разговоры были сконцентрированы на работе с финансами, ресурсами, защита имущества, а также контроль над этими ресурсами и привлечения отдаленного имущества. И я могу пройти эту цепочку событий, сейчас с вами, Билл, если хотите.
 
Б: Я был бы счастлив уйти в подробности, по вашему усмотрению, как можете.
 
С: Хорошо. Сейчас, как я уже упоминал ранее, им необходимо зделать либо китайцев либо иранцев виновными в использовании ядерного оружия первыми для того, чтобы оправдать следующий этап действий.
 
Теперь, я уже добавил, и это анекдотично, поэтому это не может быть подтверждено. Но у меня есть информация, поступившая из этого заседания и из других источников, которая определенно указывает на то что иранцы действительно имеют тактическое ядерное оружие прямо сейчас. Они не развивают его. Оно уже есть.
 
Б: Некоторые говорят, что они, возможно, получили его от русских, может быть. У вас есть представление об этом?
 
С: Я считаю, что это от китайцев.
 
Б: От китайцев… хорошо.
 
С: Это потому, что китайские технологии на протяжении многих лет были использованы в их ракетных системах. Они получают ракетные технологии и от русских, но это в основном ракетные системы классa «земля-воздух», такого плана вещи — оборонительное оружие. Тактическое ракетное вооружение — эта технология идёт через Китай.
 
Б: У вас есть некоторый опыт в этом вопросе из вашего собственного военного прошлого?
 
С: Да.
 
Б: Итак, это означает, что на этой встрече, где вы слышали эту информацию, по скольку вы сами носили военную шляпу, то вы смогли понять, стратегически и тактически, что именно они говорят и почему.
 
С: Да, безусловно. Я мог бы даже вмешaтсa и исправить их терминологию, потому что я считаю, что они использовали её не правильно, в общем они просто называли всё как могли.
 
Б: Да.
 
С: Так что, вот так, у меня есть достаточно глубокие знания о таких видах оружия и оружейных систем в целом.
 
Б: Оружейных систем в целом; конечно. Ладно, о том что мы только что обсуждали, вы сделали маленькую сноску, говоря что вы чувствовали анекдотично, но в то же время уверены в том мнении, что Иран на самом деле имеет ядерные возможности.
 
С: Да, Билл, до того как это ускользнёт от меня… это анекдотично в том смысле, что обсуждения не упоминали того что Иран их не имеет. Если бы обсуждение было наклонено к тому что имеет ли Иран этот тип оружия или нет, я думаю, что различия были бы сделаны — если они не имеют его. Не упоминалось того, что они его не имеют. Разговор наклонился к тому что оружие уже есть.
 
Б: Я понимаю. Теперь, я не хочу выбить вас из колеи, но есть потенциальные аналогии с иракской ситуацией, когда западные правительства и военные, действительно ли они знали правду или нет, но конечно же говорили публике что иракский военный потенциал составлял намного больше, чем это было на самом деле. Возможно ли, что существует некоторое заблуждение по поводу возможностей Ирана? Или вы думаете, они действительно знали что иранцы могут сделать?
 
С: Делая сравнении с Ираком это естественно. Однако в этом контексте, я думаю, можно войти в заблуждение.
 
Поддержку, которую получил Ирак во время ирано-иракской войны в основном была западной. И, конечно же в «западную» мы должны включить Израиль, так что вероятность Ирака получения ядерного оружия которое они не выпустили сами a импортировали, будет крайне низкой.
 
Теперь, другой стороной монетки является Иран. Теперь Иран находится в процессе постоянной поддержки со стороны Китая и затем Русских; а также других стран. Военный рынок довольно открыт, и в это мы даже можем включить французов, которые вполне самостоятельно экспортируют свои вооружения, где и как они могут.
 
Б: Да.
 
С: Даже в нарушение конвенций по продаже оружия за рубеж. Но это даже выходит за рамки этого. Мы говорим о стране, которая довольно хорошо используется другой страной на протяжении всего поворотного периода — где она была воспринята как враг всех западных странах, а также стран Персидского залива.
 
Б: Значит, вы имеете в виду Иран, используемый Китаем?
 
Б: Китай. Да. Они оба используют друг друга, конечно. Экономика Китая стремительно растёт. Я не знаю, достигла ли она в настоящее время свою плате или нет, и я говорю не об этом. Но количество оружия и уровень технических знаний, которые Иран получает от китайских военных — это было бы просто невероятнo, что ядерное оружие не было включено в любой из пакетов; находится ли оно под непосредственным контролем Иранской революционной гвардии или совместно Ирана и Китая — в этом ни кто не может быть уверен.
 
Но я вернусь к тому что я сказал ранее, что на этой встрече, было предположение и это было совершенно ясно, что иранцы такое оружие имеют, потому что не было упомянуто о противиположном. 
Б: Понятно. И вы собираетесь говорить о том как это сотрудничество между Ираном и Китаем будет использоваться как способ раздражения Китая — потому что Китай это основная цель. Так ли это?
 
С: Совершенно верно. Китай был главным объектом по крайней мере с середины 70-х — и опять таки, эта информация от третьих лиц, поэтому я не могу дать вам прямое доказательство этого — но им всегда был Китай. Им всегда был Китай, который должен съиграть большую роль на этой шкале времени.
 
Б:  Мм Xмм.
 
С: Сейчас вся погоня за Китаем, это связано с тем, как заставить и создать сценарии такого рода — ну, это будет война, Билл, там будет война — как это может быть реализовано и как она может быть приподнесена правдоподобно всем живущим здесь на Западе?
 
И как это будет сделано надежно… государство как Иран используется как приманка в целях перебранки.
 
Б: И все оправдания этого, в целях втянуть Китай в войну, с какой стати, какой в этом смысл?
 
С: Китай прийдет на помощь Ирану очень быстро. И о чем мы сейчас гoвoрим это о «Дороге в Иерусалим», как это было раньше. И это никого не должно удивлять, что Kитай имеет свою собственную «Дорогу в Иерусалим», так сказать, потому что там масло — их артерия жизни, когда их власть может быть распространена гораздо шыре, чем где она находится на данный момент.
 
Б: Я не понимаю, что вы имели в виду о Иерусалиме. Это была метафора, при разговоре об Иране?
 
С: Да. Это была моя метафора. Хотя я не упоминал её вам раньше, вы знаете, они говорят о «Дороге в Иерусалим». Такие люди, как Биньямин Нетаньяху использовал её довольно часто. Обама использовал её. Китайский президент фактически использовал её, я полагаю, тоже. Ху Цзиньтао, его зовут. Они десйствительно использовали эту метафору.
 
Б: Я не знал об этом.
 
С: Да, это так. Это то куда лежит эта дорога. Лежит ли она через Тегеран, идя в одну сторону? Лежит ли она через Тегеран в обратную сторону?
 
Б: Итак, вы используете эту метафору в основном в качестве желаемой цели, чего достигли и добились.
 
С: Совершенно верно.
 
Б: Хорошо. Итак, вы говорите что существует долгосрочный план, который был создан некоторое время назад, чтобы создать ситуацию, создать доску, глобальную шахматную доску так, что бы была война с Китаем. Это то, что вы говорите.
 
С: Да, в двух словах. Вы правилно поняли. Это целый ряд событий, и многие из них реализовались. И опять, я могу только подчеркнуть, что время остается критическим.
 
Б: Что уже призошло, и что еще должно произойти, каков в конечном итоге план, что они хотят чтобы произошло?
 
С: Ну, план таков что на Ближнем Востоке должен быть подожжен фитиль так сказать, но таким образом, что предыдущие конфликты на Ближнем Востоке будут выглядеть как детская площадка.
 
Он будет включать в себя использование ядерного оружия и, опять же, это создаст атмосферу хаоса и крайнего страха, не только на Западе, но и во всем мире, чтобы, как я уже упоминал установить единое тоталитарное правительство Западных стран, а для этого Китай должен быть убран политически и социально, чтобы это получилось.
 
Б: Так что же они делают здесь, они убивают двух зайцев одним выстрелом. Они используют это как оправдание, чтобы создать то, что многие в интернете называют Однополярным Правительством (одно правительство на весь мир), только не включая Китай. Вы говорите о закрытом альянсе западных стран против этой новой угрозы.
 
С: Это именно альянс западных стран, но я думаю, мы также должны включить в это Японию.
 
Б: А как насчет России? Какая позиция России? 
 
С: Я считаю, что Россия является игроком, но у меня нет доказательств. По той или иной причине Россия не получила здесь внимания, и это всего лишь мое предположение что теперешнее русское правительство в данный момент идут рука об руку с контролирующими игроками, которые находятся здесь на Западе.
 
Б: Хм. Итак, вы сказали это поскольку на этом заседании Россия не была упомянута в качестве важного фактора.
 
С: Совсем нет. Было упомянуто что вся идея заключается в создании состояния хаоса во всем мире. Это означает последующее использование биологического оружия, повсеместная нехватка продовольствия и все это  будет влиять на уязвимые страны по всему миру, а затем последует массовый голод и болезни.
 
Скажу лишь, что Россия упоминаетса со странностями, которые я не могу объяснить, но, возможно кто-то другой может. Я не могу cложить свою голову вокруг этого. B рамках этого совещания было отмечено: «вызвать военную атаку востока России китайскими войсками». Я не могу сказать, что и почему это было отмечено на совещании — я просто не знаю.
 
Б: Хорошо. Давайте вернемся к тому, что я упоминул минуту назад, о двух птицах одним камнем. Значит одна цель здесь заключается в создании единого альянса западных стран с каким-то тоталитарным «военным положением — чрезвычайной ситуациией», с аспектом сильного контроля. И другой аспект фактически разжечь огонь войны, которая приведет к различным видам хаосa и, предположительно, смерть огромного количества людей где-то.
 
С: Да.
 
Б: Китайское население? Или все люди на планете? Это часть плана сокращения населения? Что они сказали?
 
С: Ну, речь шла о биологических веществах, как описано похожим на грипп который будет распространяться как лесной пожар. Теперь, они не упомянули следующее в этой встрече, но теперь я знаю, что грипп будет отаковать людей генетически, не всех сразу. Каким образом это будет происходить… Я не генетик, я действительно не знаю. Можно только предположить, что это связано с ДНК, в некотором роде.
 
Б: Мм Хмм.
 
С: И различиями, которые встречаются в ДНК. Эти различия были выявлены и вирусы могут быть сделаны так что бы убить человека и сделать это достаточно быстро.
 
Б: Значит такие вирусы генетически направлены, вы это говорите?
 
С: Да.
 
Б: Генетически целенаправленные по расовому типу, или даже более конкретнее чем это?
 
С: Расовый тип. Я совершенно определен на этот счет. Они говорили о вымирании целой части человеческой расы, делая это генетически.
 
Б: Да? Они говорили этими словами на заседании?
 
С: Не совсем так. Таковы мои термины. То как это было упомянуто, это мой отзыв и как я истолковал информацию.
 
Б: Хорошо.
 
С: Наиболее определенные ссылки были именно на это.
 
B: Говорили ли они об уборки китайцев с пути, потому что они затруднительная группa которая не играeт в мяч с глобальными планами? Или они говорили об этом в качестве предлога для истощения количества населения всего мира, в том числе в западных странах?
 
С: Ну, это очень хороший вопрос, и, насколько я могу судить, то гипотетичный. Опять же, я не могу дать вам на это ответ. С личной точки зрения, безусловно, как мне представляется, истончение населения всего мира, установить его на управляемых для этого правительства размерах, которое собирается прийти к власти, с тем чтобы они имели желанный контроль. В противном случае, они не смогут его иметь.
 
Мне даже противно об этом сейчас говорить, действително противно. Это претит меня без конца, что они бы ресшились сделать такую вещь, что такие вещи действительно оговаривались. Они хотят понизить количество населения до, как они хладнокровно считают, «приемлемого уровня».
 
Б: Можете ли вы вспоминая об этой встрече на которой вы присутствовали сослатся на уровни, или числа, или проценты, или что-нибудь материальное, что вы можете вспомнить?
 
С: Да. Они говорили о половине.
 
Б: Вот это да. Это же много людей.
 
С: Да. Это так.
 
Б: Хорошо.
 
С: Понизить число населения в два раза.
 
Б: Значит в это включены не только китайцы. Это отвечает на тот вопрос, не правда ли?
 
С: Ну, при обмене ядерными ударами — и я считаю, будет ограниченный обмен ядерными ударами — потом будет какого-то плана прекращение огня. Об этом говорилось, они ожидали быстрого прекращения огня, но после того того как миллионы уже погибли, в основном на Ближнем Востоке.
 
Таким образом, мы, наверное, говорим здесь об Израиле, численность населения в Израиле будет принесена в жертву. Кроме того такие места как Сирия, Ливан, возможно, Ирак, безусловно, Иран, вы знаете, мелкие и крупные города, электростанции и так далее. А потом временное прекращение огня до того как все начнётса но уже по крупному.
 
Б: Прекращение ...? Вот это да. Извините, я вас перебью, я извиняюсь. Соглашение о прекращении огня до того как всё достигнет высшей степени?
 
С: Да, это как своего рода игра в покер, где они уже знают какие карты были розданы. Они знают, что будет роздано. Они знают, что сценарий можна раскрутить и что сценарий можно снова остановить прекращением огня. Так что придёт прекращение огня, и как раз в это время прекращения огня события начнут реально отрыватса.
 
Б: Вы знаете, как?
 
С: Да. В это время будет использовано биологическое оружие.
 
Б: Ой ...
 
С: Это создаст условия, когда биологическое оружие может быть применено. И здесь вы должны представить себе мир, в настоящее время пост-ядерной войны, или ограниченной ядерной войны, хаос, финансовый крах, приход тоталитарныx правительств в  к власти.
 
Б: И большой ущерб инфраструктуре.
 
С: Люди, живущие в полном страхе и панике — это то, что произойдет дальше. Вот вам такой сценарий… и это снова обговаривалось, и я могу уйти в некоторые подробности о том, как люди станут более управляемыми. Никто не будет находитса в раздоре с тем, что произойдет, так как их собственная безопасность теперь прочно кладётса в руки тех, кто говорит что смогут защитить её лучше всех.
 
И именно в этом хаосе последующего после обмена ядерными ударами, это биологическое оружие будет развернуто в таким способом, где не будет ни структуры, ни сетей безопасности для борьбы с этим типом биологического нападения.
 
И следует отметить, для тех, кто не знает, что биологическое оружие столь же эффективно, как и ядерное, оно просто занимает немного дольше — вот и всё.
 
Б: Да. Теперь, использование биологического оружия после прекращения огня, развернётса ли это так, как что-то происходящее скрытно, как вдруг люди начнут силно заболевать и никто не будет знать откуда всё это? Или это будет открытым использованием оружия, которое было бы очень заметно?
 
С: Я не думаю, что это будет открыто, потому что китайский народ будет страдать от гриппа! Так что будет ли эпидемия гриппа во всем мире, возможно, в такой стране как Китай — или сам Китай, поскольку Китай как упоминалось — пострадает в наибольшей степени.
 
Б: Хорошо. Теперь, если бы вы были командующим китайских военных сил, что бы вы сделали в этой ситуации? Вероятно, у вас будет желание мстить.
 
С: Да, действительно. Тип мести, которую китайские вооруженные силы могут нанести не такой же самый как тот который Запад может себе позволить. Тип оружия который Запад может развернуть очень, очень быстро, значительно превышает всё, что в рамках технологического понятия китайских вооруженных сил на данный момент — хотя они становятса все лучше и лучше с течением времени.
 
Но когда я говорю о Китае, мы говорим о Народно-Освободительной Армии, Народной Армии, собирающейся вместе довольно быстро, о массовых перемещениях войск в зоны, где они могут вступать в бой со своим противником.
 
И это тот тип обмена, который станет ядерным… Вот почему я уже упоминал прямо в самом начале… Сначала будет обычная война а потом быстро перейдёт к ядерной, либо Иран либо Китайцы будут спровоцированы первыми использовать ядерное оружие потому что они не будут в состоянии защитить себя должным образом против того, что Запад может приподнести без использования ядерного оружия в первую очередь.
 
Б: Хорошо. Таким образом, китайцы будут вынуждены пойти на преимущественный удар.
 
С: Да, у них не будет другого выбора… весь их выбор будет отнят у них довольно быстро, и у них даже не будет времени восстановиться.
 
Б: Хорошо, теперь, значит вы сейчас описывали ситуацию до прекращения огня, когда Китай будет спровоцировали на применение ядерного оружия.
 
С: Я думаю, что лучше смотреть на это как несколько этапов. Значит мы говорим о войне обычного типа; и эта война вовлекает использование ядерного оружия, либо китайцами либо иранцами.
 
Б: Хорошо.
 
С: Более вероятно со стороны Ирана, чтобы остановить движение дальше. Так же мы говорим об обмене ударами, а затем о прекращении огня, до того как это перестанет ограничиватся определенной географической областью.

Часть 2

Источник: проект Камелот ©
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP